Ревизор 007. Часть 14

Беллетристика

Глава 32

В квартире взятого в разработку объекта ничего подозрительного найдено не было. Вообще ничего. Квартира была стерильна, как запаянный в пленку одноразовый шприц.

Что было нормально для проживавшего в ней бизнесмена Сашка.

При ограблении объект не использовал приемы рукопашного боя. Отбивался абы как, трусил, позволял себя бить. Что соответствовало образу мирного бизнесмена. Во время пыток в гараже орал благим матом, плакал, молил о пощаде и даже обмочил штаны.

Что и должен был делать среднестатистический Сашок. Слежка за объектом ничего не дала. Объект вел типичную жизнь на радостях запившего бизнесмена.

То есть объект совершенно соответствовал своему образу.

Образу бизнесмена Сашка.

Но!..

Бизнесмена Сашка в природе не существовало! В принципе не существовало! Был Александр Тимофеевич Зипунов, доныне здравствующий слесарь-сантехник ЖЭУ-3 города Подозерска, семь месяцев назад потерявший паспорт. Что подтвердил запрос, отправленный по месту выдачи данного удостоверения личности.

Интересно получается, по документам бизнесмена Сашка нет, а на самом деле он каждый день с приятелями водку жрет!

Конечно, поддельный паспорт еще ничего не доказывает.

Мало ли бизнесменов в стране имеют поддельные паспорта. Теперь модно иметь несколько паспортов.

Но если бы только паспорт…

Ведь, кроме него, было еще два покушения, из которых лоховатый на вид объект вышел целым и невредимым. А нападающая сторона не вышла…

Но самое интересное не это. Самое интересное, что беспаспортный бизнесмен Сашок объявился в городе примерно в то время, когда стали погибать знакомые Будницкого.

И что бизнесмен Сашок, точно так же, как до него Будницкий, пришел к «чучелу»!

Отчего стерильно пустая квартира внушает подозрение большее, чем если бы там обнаружили ведро симпатических чернил.

Нет, не прост тот Сашок!

Может, конечно, и прост, но лучше считать, что не прост.

Потому что был Будницкий, был тот, сиганувший из больничной палаты неизвестный и, по идее, должен был быть кто-то еще. Кто-то, пришедший доделать их дело.

Не исключено, что это он — бизнесмен Сашок.

Хотя бы потому, что за последние два месяца никто подозрительный возле «чучела» не объявлялся. Никто, кроме него. Бизнесмена Сашка.

И по всему, выходит…

Капкан захлопнулся.

Рядовой телохранитель периферийного руководителя заштатного Региона, сам того не понимая и сам того не желая, вычислил, пожалуй, самую секретную спецслужбу страны. Вычислил Контору!

Поймал в расставленную на мелких интриганов ловушку крупную дичь. Самую крупную дичь. Вначале Резидента. А теперь посланного на его поиски Ревизора.

Поймал по-глупому. Не заслуженно.

Но поймал!

Глава 33

— В ходе исследований было опрошено в общей сложности шесть тысяч сто девяносто пять человек, что составляет 0,4 процента от числа выборно-активного контингента. Из них: 3 процента — рабочие и служащие, 11,5 — учащиеся и аспиранты, 9,9 — бизнесмены и частные предприниматели, 10,7 — пенсионеры, 6,0 — работники МВД и военнослужащие, 4,1 — безработные… и 5,0 процентов прочие категории населения.

Разброс возрастов респондентов колеблется в пределах 18–90 лет. Из них 65 процентов проживают в городах и 35 — в сельской местности…

Использованный метод статистической обработки материала позволяет прогнозировать выбор различных социокультурных групп населения с погрешностью, не превышающей 3–5 процентов по шкале…

— Техническую сторону можно опустить. Если возможно, по существу.

— В целом прослеживается тенденция к повышению рейтинга как власти в целом, так и отдельных ее лидеров. В частности, за последние две недели популярность первых лиц региональной администрации выросла на полтора процента…

— Так мало?

— Это не мало. Если рассматривать данный процент не как таковой, а в совокупности с имевшими место ранее…

— Пожалуйста, дальше.

— При сохранении существующей тенденции можно прогнозировать преодоление 50-процентного барьера доверия уже к исходу текущего месяца.

Пятьдесят процентов было мало.

— Что можно сделать для повышения рейтинга?

— Десять-пятнадцать процентов дополнительно могут дать избирательные комиссии на местах.

— А если без приписок?

— Тогда следует сконцентрировать пропагандистские усилия на людях пенсионных и предпенсионных возрастов. Как наиболее активной в волеизъявлении категории населения…

Надо пообещать им прибавку к пенсиям. Нет, пообещать мало. Надо дать. Сколько это будет? Миллиарда полтора. Много. Но любовь социально активной части населения стоит того. Стоит большего.

Можно еще устроить праздник ветеранам с раздачей сахара, колбасы и водки. Это копейки…

— Спасибо, — поблагодарил Глава областной администрации. — Я приму ваше сообщение к сведению.

«Куда ему еще процентов? — недоумевали политтехнологи, покидая кабинет. — С таким рейтингом проиграть нельзя. Можно только выиграть. Больше процентов это уже не выборы, это избиение лежачих».

Политтехнологи были правы. С точки зрения своего дела.

Но они не знали, что их дело, это не целое дело. Что только четверть дела. И что речь идет не о выборах, потому что в выборах Глава администрации проиграть не мог…

— Пригласите ко мне Степанова.

Официально Степанов был советником Первого по орг-вопросам. Неофициально — Сценаристом. Он знал больше политтехнологов, но знал тоже не все.

— Ну?

— Нет. Пока не складывается. Мы проверили все варианты на машине и…

— И что?

— Белые проигрывают.

В этой партии белыми играл Глава администрации. Все остальные — черными. И снова, как уже много раз, черные выигрывали.

— Почему они выигрывают?

— Общий перевес возможностей.

— Прошлый раз вы утверждали, что нейтрализация правоохранительных органов может изменить расклад сил.

— Мы ввели эту составляющую. К сожалению, одной ее оказалось недостаточно.

— Что вам мешает еще?

— ФСБ.

— Покажите.

Сценарист откинул крышку ноутбука. Запустил программу. На экране высветились, выстроились в пирамиду власти сотни мелких квадратиков, обозначенных цифровыми и буквенными индексами.

— Виртуальная модель. Начинают белые.

В углу экрана появились часы, побежали цифры. На первой минуте из пирамиды начали выпадать отдельные квадраты. Через двадцать пять часов пирамида выглядела объеденным со всех сторон кукурузным початком. Но стояла.

— Теперь ход черных.

Осыпавшиеся квадраты перемещались влево, соединялись вместе, срастались, выстраивая вертикаль. Тоже пирамиду но почти неузнаваемую, дырявую, как решето.

— Снова белые.

Пирамида белых разделилась на два дубля. Один быстро захирел и рассыпался. Другой, обрастая квадратами, превратился в монолит.

— Черные.

Черная пирамида латала дыры.

На часах истекал восемьдесят шестой час. Белые били черных. Безоговорочно били. И, наверное, добили бы, если бы не один маленький квадрат. Квадратик, обозначавший местную службу безопасности.

— Обратите внимание…

— Я вижу.

Маленький квадратик каким-то образом стал влиять на борьбу пирамид. Стал расти, выбрасывать в стороны шупальца ромбов и кружков, вытягивать из белой пирамиды квадраты… На экране не отображались действия, только их графические последствия.

На сто двадцать девятом часу черная пирамида начала укрепляться. В том числе за счет квадратов, отпадающих от белой.

— Они не успевают, видите?

Белые действительно не успевали. В том числе из-за квадрата, обозначавшего ФСБ. Или, может быть, только из-за него.

— Через двести часов они проиграют окончательно, — сказал Сценарист.

— Что-то можно изменить?

— Можно. Если нейтрализовать тот квадрат.

Значит, надо нейтрализовать. Только как?

Раньше Первый обратился бы за советом к своему телохранителю. Но теперь… Теперь на него рассчитывать было нельзя. С недавних пор главный телохранитель вышел из доверия.

Надо думать самому. Думать, как свалить гэбэшников, которые сами могут свалить кого угодно.

Снять их своей властью не выйдет. Эфэсбэшники особая номенклатура, распоряжаться которой местная власть не имеет права.

Такое правило.

Но из всякого правила случаются исключения. Особенно в той стране, где главным правилом стало отсутствие всяких правил. Где личные связи стоят выше закона.

Есть такие связи?

Найдутся!

Но нужен повод. Потому что за просто так даже сторожей не снимают. Необходимо найти какую-то формальную, но вескую причину.

Что может опорочить местное ФСБ в глазах московского начальства?

Очередное убийство?

Нет просто убийства будет мало. За расследование уголовных преступлений отвечает МВД. Компетенция ФСБ — преступления, угрожающие интересам государства: шпионаж, измена Родине, политические заговоры, хищения стратегического сырья и особокрупных размерах…

Нет, это все не подходит. Нужно что-то менее масштабное, но более скандальное. Чтобы некомпетентность гэбэшников стала очевидна всем, а не только членам закрытой ведомственной комиссии. Что-то такое, что нельзя замять.

Например, громкий террористический акт. Подрыв жилого дома, захват самолета…

Нет, преступление такого рода бросит тень не только на ФСБ, но и на руководство области. А руководство должно остаться в стороне. А еще лучше пострадать в результате непродуманных действий местных комитетчиков.

Пострадать?.. Вот именно — пострадать! Что позволит убить двух зайцев — убрать вставших поперек дороги эфэсбэшников и поднять рейтинг популярности на пару десятков недостающих пунктов.

Пусть теракт будет локальным, пусть это будет не дом и не самолет, а, например, отдельный человек. Один человек. Но очень значимый человек — Глава областной администрации.

Если они проморгают покушение на Главу администрации, этого будет вполне достаточно для серьезных оргвыводов. Первые лица слетят. Останутся вторые, которые временно займут их кресла. Вторые, в отличие от первых, на рожон не полезут. Они прикормлены. Они почти свои. Потом, конечно, Москва пришлет новых начальников, но в том-то и дело, что потом, не сразу. И если не тянуть резину, можно будет успеть…

Только все должно быть натурально и должно быть страшно. В шутейное покушение никто не поверит. Нужна кровь, Нужны жертвы. Нужны громкие жертвы. Номенклатурные. На уровне первых замов.

А что, если… Если погибнет не зам, а начальник службы безопасности. Это более убедительно. Во время покушения на охраняемое лицо, выполняя свой долг, прикрыл своим телом… Эта история очень понравится обывателю. И очень понравится Москве.

И тогда вместо двух убитых зайцев будет три. Третий — смерть начальника службы безопасности, который стал много на себя брать и, значит, стал опасен! Чистая смерть, которая не вызовет ни у кого вопросов.

Три зайца одним выстрелом — это очень хороший результат. Снайперский результат…

Только кто возьмет на себя выполнение акции? Работники службы безопасности на своего шефа руку не поднимут. Уголовников не наймешь, здесь требуется профессиональная работа.

Остается…

Глава администрации набрал известный ему номер:

— Передайте Александру, что его искал Михаил. Срочно искал.

Он не знал, куда звонил, не представлял, кто ему отвечает и как он передаст информацию адресату. Но был уверен, что тот объявится в самое ближайшее время.

Человек, поднявший трубку и молча выслушавший сообщение, оделся, спустился на улицу, дошел до ближайшего телефона-автомата и, набрав известный ему номер, повторил услышанную фразу про Михаила, срочно разыскивающего Александра. Он тоже не знал, куда и кому звонит. И не знал, кто звонил ему. Но зато знал, что завтра или послезавтра ему придет почтовый перевод на сумму, эквивалентную двадцати пяти долларам.

Александр позвонил через полтора часа.

— Вы мне нужны, — коротко сказал Глава администрации.

— Хорошо. Сегодня в 24.15.

В 24.15 Первый приоткрыл окно своего домашнего кабинета и спустил вниз тонкий провод. К свободному концу подключил небольшие наушники и микрофон. Незнакомец предпочитал проводную связь всем прочим, так как ее прослушать труднее.

Провод чуть дернулся.

— Что у вас? — спросил голос в наушниках.

— Работа. На этот раз чуть более сложная, чем обычно. Мне необходимо организовать покушение. Вы это можете?

— На кого?

— На Главу администрации. Лжепокушение. При этом надо сделать так, чтобы погиб Начальник службы безопасности.

— Сколько?

— В два раза больше, чем в последний раз.

— В два раза — мало.

— Хорошо. В три.

Пауза.

— Я предлагаю другой расчет.

— Но втрое это предел.

— Я имел в виду не деньги.

— А что тогда?

— Назначение. Меня на освободившееся место.

— На какое место?.. — не понял Первый.

— На освободившееся. На место Начальника вашей службы безопасности.

Вот это поворот!

— Но послушайте…

— Это моя цена. Окончательная цена.

— Но это невозможно. Я вас не знаю.

— Вы меня знаете довольно давно. Я выполнял ваши поручения и выполнял хорошо. Без нареканий с вашей стороны.

Оспаривать это было трудно. Действительно, выполнял. И действительно, очень хорошо…

За глотку берет незнакомец. Ну ничего, лишь бы дело сделал, а потом можно будет обойтись без него. И даже не кинуть, даже гонорар выплатить, хоть вчетверо….Но потом, когда деньги ничего значить уже не будут. А если не согласится, то… Но тоже потом. Все потом…

— Я жду вашего ответа.

— Это так неожиданно. Я не готов… Давайте вернемся к этому вопросу после. После дела. И я обещаю, что мы договоримся.

— Хорошо. После дела.

— А как же…

— Я свяжусь с вами завтра и назначу время и место, где вы должны быть. С Начальником службы безопасности. Только не опаздывайте.

Телефон замолчал. Очень многозначительно замолчал. Впервые незнакомец изменил схему взаимоотношений. Впервые потребовал что-то, кроме денег. И напомнил о своих сомнительных заслугах.

Какой-то абсурд! Совершенно незнакомый человек требует себе должность главного телохранителя Региона. Как это ему в голову могло прийти?! Неизвестно кто, непонятно откуда взялся, а туда же, права качать!

Послать бы его!..

Но нет, не послать. Теперь не послать. Раньше надо было. Когда он впервые появился.

А теперь отыгрывать назад поздно. И, наверное, глупо…

Незнакомец появился около полугода назад. Он позвонил по телефону и предложил свои услуги.

— Кто вы такой?

— Это неважно. Можете называть меня доброжелатель.

— Что вы хотите?

— Помочь вам.

— Чем?

— Решить ваши проблемы, которые могу решить только я. У вас есть враги?

— Враги есть у всех.

— У вас — не будет. Теперь не будет.

— Перестаньте меня морочить!.. — заорал в трубку Глава администрации, прикидывая в уме, как собеседник мог узнать номер прямого телефона и кого и по какое число взгреть за допущенное разгильдяйство.

— Только не надо бросать трубку. У меня выгодное предложение. Я предлагаю избавить вас от недоброжелателей за вполне умеренную плату…

— Вы или псих или…

— Я не псих, я нужный вам человек. Деловой человек. Не бросающий слов на ветер. Вы можете убедиться в этом. Завтра. Если посмотрите милицейские сводки и свой школьный альбом…

Ну точно псих. Полный псих!

— Я перезвоню завтра.

— Не надо мне звонить. У меня нет времени разговаривать с сумасшедшими…

Глава администрации бросил трубку, сказал: «Идиот!» и тут же забыл о странном разговоре…

Но вспомнил. На следующий день. Когда ему позвонил начальник горотдела милиции:

— У нас ЧП.

— Какое?

— Убийство.

Удивить убийством человека, который имел доступ к крытой уголовной статистике, было мудрено.

— Тройное убийство.

Тройное убийство было серьезней просто убийства. Xoтя по нынешним беспредельным временам, тоже не сенсация.

— Спасибо за информацию. У вас что-то еще?

— Нет. То есть да. Там одно обстоятельство… Поэтому решил позвонить сразу вам…

— Какое обстоятельство? Что вы мямлите?

— Дело в том, что этот потерпевший ваш знакомый.

— Мой знакомый? С чего вы взяли?

— Он ваш одноклассник.

— Как его фамилия?.

— Селиверстов.

Да кажется, был такой. В выпускном классе. Сидел на соседней парте. Был то ли шахматист, то ли хулиган. Но откуда об этом узнала милиция?

— Как вы узнали, что мы из одного класса?

— На месте происшествия была найдена выпускная школьная фотография. Селиверстов и, простите, вы были обведены черным фломастером, а рядом нарисован череп с костями.

— А другие?

— Другие — нет.

Что за чертовщина!

— Как погиб Селиверстов?

— Проникающая черепно-мозговая травма. И у жены тоже черепно-мозговая.

— А кто третий?

— Их ребенок. Мальчик двенадцати лет.

— У него тоже?..

— Нет, мальчика задушили. Подушкой.

— Какие мотивы убийства?

— Пока не понятно. Из вещей ничего не пропало. Деньги и ценности на месте. Бизнесом Селиверстов не занимался, врагов у него не было.

— Может, это маньяк?

— Тоже не похоже. Следов насилия или издевательств нет. Он просто убил их. Маньяки действуют иначе. Более спонтанно, оставляют следы.

— А этот?

— Этот не оставил. Ни одного. Дверь вскрыта ключом или отмычкой. Отпечатков пальцев и других следов не обнаружено. Все ручки, полированные поверхности, орудие убийства тщательно протерты. Собака след не взяла… Такое впечатление, что действовал профессионал высокого уровня. Только непонятно, с какой целью профессионалу убивать простых людей…

Глава администрации слушал внимательно. И одновременно рассеянно. Потому что думал о своем. О вчерашнем звонке…

Неужели он?..

Неужели это тот псих, который звонил и предлагал свои услуги? И просил обратить внимание на милицейские сводки, посмотреть школьный альбом. Выпускную фотографию. На которой там, на месте убийства, черный фломастер обвел два портрета и нарисовал рядом череп и кости…

Не может быть! Ну не может…

Вот так запросто, ради доказательства своих возможностей убить трех человек, в том числе женщину и мальчика-подростка!

Это каким надо быть!..

Или он такой и есть? Готовый на все псих…

Нет, не псих. Псих бы наследил. А этот нет. И даже милицейской собаке никаких шансов не оставил. Наверное, он действительно профессионал. И когда звонил — не шутил. И чтобы подтвердить, что не шутил, представил три трупа.

Что, конечно, доказательство. Страшное, кровавое, выходящее за рамки, но… доказательство! Наглядное свидетельство уровня профессиональной подготовки и готовности убивать. Нормальная реклама. Буклет, написанный кровью. Что впечатляет. И доказывает серьезность фирмы…

А раз так… Когда вечером раздался звонок прямого телефона, Первый был к нему готов.

— Хочу выразить вам свои соболезнования по поводу безвременной кончины вашего друга детства и одноклассника. Вы уже, конечно, знаете?

— Знаю.

— Тогда я хочу вернуться к нашему недавнему разговору. Надеюсь, вы убедились в серьезности моего предложения?

— У меня есть некоторые сомнения…

— Я вас понимаю. Вы можете посчитать это случайностью. Там, на столе, должна быть фотография. И в ней выделены два портрета. Вы знаете, какие.

— Знаю.

— Я мог узнать о них только в одном случае. В том случае, если я там был. Я там был.

— Можно задать вопрос?

— Слушаю.

— Вы занимались подобной практикой раньше?

— Занимался. В других регионах.

В «других регионах» прозвучало многозначительно. И зловеще. Как будто это работа такая — ездить по стране, звонить первым руководителям и вручать им верительные грамоты в виде тел убитых одноклассников. Как коммивояжер. Торгующий смертью.

А может, действительно ездит?

— Если вам нужны еще доказательства?..

— Нет! — быстро ответил Глава администрации, вспомнив свою выпускную фотографию. — Я верю вам. И готов с вами сотрудничать.

— Тогда до встречи.

— Но как я смогу?..

— Я найду вас. Сам.

Контракт был подписан. Стороны проставили свои росписи. Не чернилами. Кровью ни в чем не повинных жертв. Сделка состоялась. Сделка Главы региональной администрации с дьяволом…

Продолжение следует…

http://wpristav.com/publ/belletristika/revizor_007_chast_14/7-1-0-1615

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий