Проломить стену, не разбив голову. Ч. 7

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 7Подготовка к Летнему наступлению 1917 г. привела к тому, что русские войска в техническом (особенно артиллерийском) отношении оказались на высоте. 

Норма расчета для этой операции применительно к Юго-Западному фронту — 1 дивизия в первой линии на 2 км фронта, а также 60 орудий (из них половина – легкие орудия и треть – гаубицы) и 16 минометов на километр фронта. Траншейные орудия — 8 на дивизию. 

Т. к. боеспособность большинства русских соединений в революционных условиях стремилась к нулю, командованию Юго-Западного фронта пришлось поднимать дееспособность войск – из лучших солдат и офицеров формировались ударные части, войска насыщались техникой. Фактически впервые за войну объем боеприпасов не был лимитирован — и на артиллерию ложился широкий круг боевых задач. 

Русским войскам удалось добиться тактического прорыва.

Э. фон Людендорф отмечал значительный объем боеприпасов, применяемых русскими в ходе наступления в Восточной Галиции [Людендорф Э. Указ. соч. С. 434]. Так, на фронте содействующей наступлению Юго-Западного фронта 10-й армии Западного фронта «Производимые разрушения были весьма основательны. Сильно повреждены окопы 1 и 2 линий; частью разрушены, частью завалены многие блиндажи и пулеметные гнезда, как за окопами, так и в узлах и позади них. Слабее было разрушение фланкирующих фасов» [См. Артиллерийский эталон. Часть 1 ; Артиллерийский эталон. Часть 2 ; Артиллерийский эталон. Часть 3]. Для разрушения более прочных узлов обороны, начальники артиллерийских групп присоединяли к работающим батареям другие, массируя иногда огонь до 4-х батарей на одном участке. Батареи, выполнившие свои задачи, получали новые. Легкая артиллерия расчищала и расширяла проходы, проделанные в проволочных заграждениях.

М. Гофман писал о боях с войсками русского Западного фронта, что германскому командованию пришлось поволноваться, когда около Крево русские прорвали германский фронт. Сильным артогнем удалось задержать русские войска, уже проникшие на германские позиции, и затем вынудить их сдать занятые окопы. Русская армия из-за революции утратила значительную часть моральной стойкости — раньше положение стало бы более тяжелым [Гофман М. Война упущенных возможностей. С. 153]. 

Так, по словам русского солдата-фронтовика, артиллерийская подготовка была проведена блестяще. Германские проволочные заграждения были сметены, и полк с небольшими потерями ворвался в 1-ю линию полуразрушенных вражеских окопов. 2-я и 3-я линии германской обороны брались с боем, а потом была отбита германская контратака – и около 200 немецких трупов осталось лежать, уткнувшись в землю. Но за 3-й линией русские цепи залегли, потребовав смены — на митинге было обещано, что гвардия проведет смену, как только германские линии обороны будут прорваны. 6-й Финляндский полк далее наступать отказался – он ждал на смену гвардейцев. Но когда полковой комитет отправил делегацию в Гвардейский корпус, выяснилось, что солдаты последнего и не собирались наступать — фактически корпусом руководил большевистски настроенный комитет, который был против наступления [История Гражданской войны в СССР. Т. 1 М., 1935. С. 140]. 

Летнее наступление 1917 г. показательно тщательностью его подготовки. 

Проводилась инженерная разведка, строились пехотные и артиллерийские позиции, корпусные и армейские артиллерийские склады, тяжелые блиндажи и наблюдательные пункты, грунтовые и шоссейные дороги, широко- и узкоколейные железнодорожные ветки. 

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 7

Строились ложные батареи, широко применялась маскировка артиллерийских позиций — и ни одна из замаскированных батарей до открытия ими огня не была обнаружена. Лишь в день боя — по блеску выстрелов – противник смог установить русские батареи. 

Батареи снабжались плетнями для установки перед орудиями — чтобы уменьшить эффект пыли от выстрелов, особенно демаскирующей артиллерию в сухое время года. Специально для смачивания плетней водой на батареях строились колодцы. Батареи затягивались проволочными сетями (под цвет местности) – и затем все красилось в тон окружающей среды. Некоторые батареи вместо сеток применяли деревянные щиты, которые посыпались землей и окрашивались. 

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 7

Замаскированная 152-мм гаубичная батарея. Лес Радиотын, Юго-Западный фронт, июнь 1917 г.

Например, 4-орудийная батарея 9-го мортирного артиллерийского дивизиона была замаскирована с помощью сеток с вплетением в них живых ветвей — это маскировочное покрытие было окрашено в зеленый цвет, также как и землянки личного состава батареи и ее наблюдательный пункт. При маскировке 2-й тяжелой батареи литеры Ж извлеченную землю окрашивали, а для уничтожения теней укладывали хворост, который также поливался раствором краски. После окончания установки батареи, в защитный цвет выкрасили два больших полотнища, из которых сделали 2 палатки, установленные над орудиями. 

При маскировке активно использовали перекрытия из хвороста. Брустверы и хворост были окрашены в коричневый цвет с зелеными пятнами (имитируя цвет покрытого травой вспаханного поля). Земляные насыпи окрашивались в зеленый цвет.

1-я отдельная тяжелая батарея литеры Ж и 2-я батарея 12-го осадного парка у дер. Тросцьянца, находившиеся на меловой почве, были замаскированы белым полотном, для чего над каждым орудием был устроен каркас и натянуто полотно, а извлеченную белую землю, разбросанную небольшими участками, местами окрашивали в темно-коричневый цвет. Благодаря этому получилось впечатление вспаханного поля с белыми пятнами (последние были похожи на крыши землянок, сооруженных в этом районе весной 1917 г.).

Использовался как подручный, так и заготовленный материал – шпалы, маты, щиты, маски, сети и пр. Мосты красились под цвет воды, артиллерийские погреба – под цвет лугов, рельсы и шпалы – под цвет шоссе и т. д. Было израсходовано на данные работы до 3 тонн красок, 1,2 тонны сажи, 256 кг нафтола, 672 кг мела, 288 кг извести и до 9 тонн цемента.

Разведывательная работа также дала большие результаты. К началу операции было пристреляно до 70% батарей противника. Позиции вражеских батарей удалось выяснить либо посредством системы засечек звукометрическими методами или же путем наблюдения с привязных аэростатов. Была налажена качественная связь — от каждого наблюдательного пункта к батарее тянулось не менее 2-3 линий связи.

План боепитания артиллерии был составлен заблаговременно. Разумной была и методика применения артиллерии. После окончания пристрелки артиллерия каждого корпуса переходила к стрельбе на разрушение закрепленных за ними участков позиций противника и к разрушению проволочных заграждений. Кроме артиллерии работали и минометы.

Во время артиллерийской подготовки артиллерия каждого корпуса несколько раз производила ложные переносы огня — немцы открывали заградительный огонь и тем обнаруживали или подтверждали места нахождения своих батарей. Наступающая русская пехота сопровождалась заградительным огнем, схемы которого были розданы командному составу — до командиров рот включительно.

Летнее наступление 1917 г. — лишний пример того, что техника не может компенсировать отсутствие боевого духа и воли к победе. 

Австро-германские войска локализовали русское наступление. 

Во многом этому способствовало то, что в 1917 г. они применили новый тактический прием – т. н. «контратаки из глубины»: значительные пехотные массы наносили удар по прорвавшемуся противнику из глубины обороны (5-8 км от переднего края), действуя под защитой артиллерии второй линии. Русские войска (и так в значительной мере утратившие боеспособность в период «углубления революции»), прорвавшиеся сквозь первую линию, контратаковались раньше, чем успевали закрепиться и подтянуть свою артиллерию.

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 7

Атака

В итоге, оперативно-тактическая доктрина русской армии в период позиционной войны в 1917 г. базировалась на следующих основных элементах: укрепленная полоса состоит из ряда укрепленных стрелковых позиций, связанных между собой ходами сообщений, и артиллерийских позиций; число стрелковых позиций – не менее 3-х, но в зависимости от глубины обороны их может быть и больше; расстояние между 1-й и 2-й линиями обороны — примерно 300 шагов, между 2-й и 3-й — 500-1000 шагов; глубина укрепленной полосы при 3-х стрелковых линиях — до километра; кроме главной укрепленной полосы в ближайшем тылу (километрах в 6-8) находилась тыловая укрепленная полоса; стрелковые позиции представляли собой ряд расположенных в шахматном порядке опорных пунктов, обнесенных 2-3 полосами искусственных препятствий и связанных между собой приспособленными к обороне ходами сообщений; ширина фронта прорыва зависит от поставленной цели, наличных сил и средств, свойств местности — для наибольшей силы удара нужен сравнительно небольшой участок (длина по фронту 1,5-2 км), но расширяемый в стороны флангов как минимум на 3-4 км (лучше 7-8 км) в каждую сторону; соответственно общая ширина фронта атакуемого участка — 10-20 км; все расчеты, усилия и средства атакующего, в том числе и артиллерийская подготовка, должны быть направлены к тому, чтобы прорвать сразу всю укрепленную полосу противника — желательно одним безостановочным наступлением; для успеха прорыва на каждый километр прорываемого участка должна быть назначена дивизия пехоты, на каждый километр соседнего с прорывом участка — не менее полка пехоты и в ближайшем тылу для развития удара – 1-2 дивизии (т. о., для прорыва на фронте 8 — 10 км нужно 2-3 корпуса из 5-6 дивизий, а на фронте 15-20 км – 3-4 корпуса из 7-8 дивизий); на 1 км фронта прорыва необходимо — 40 легких и 20 тяжелых орудий, а на 1 км соседних атакованных участков – 15-20 легких орудий.

Окончание следует…

http://wpristav.com/publ/istorija/prolomit_stenu_ne_razbiv_golovu_ch_7/4-1-0-479

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий