Проломить стену, не разбив голову. Ч. 5

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 5Продолжаем исследовать специфику наступления в обстановке позиционной войны на Русском фронте Первой мировой.

Новым словом в преодолении позиционного тупика мировой войны стало Наступление Юго-Западного фронта 1916 г. 

В состав фронта входило 573307 штыков, 60000 сабель, 1770 легких и 168 тяжелых орудий. Юго-Западный фронт, занимая 35% общего протяжения австро-германского фронта, в своем составе имел 27% пехотных, 32% кавалерийских дивизий и до 29% общего числа орудий русской Действующей армии. Противник располагал 448 тысяч штыков и 27 тысяч сабель, 1300 легкими и 545 тяжелыми орудиями. 

Перевес в пользу наступающего 1 к 3, как этого требует военная теория, не соблюдался. По огневой мощи противник превосходил русские войска – за счет тяжелой артиллерии.

Надежды на успех основывались на тщательной подготовке операции и новой методике прорыва. Юго-Западному фронту предстояло преодолеть мощнейшие оборонительные позиции, включавшие 2-4 укрепленные полосы. Каждая из последних включала 2-3 линии окопов полного профиля, усиленные мощными узлами сопротивления (блиндажи и др. убежища, пулеметные гнезда, лисьи норы и др.), находившимися на 5 – 10-км расстоянии друг от друга. Основу позиции составляли опорные узлы, в промежутках – траншеи. Подступы к последним находились под фланговым огнем. На господствующих высотах были построены доты. От ряда узлов сопротивления вглубь шли отсечные позиции — и при прорыве наступающие оказывались в «мешке». 

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 5

Окопы противника были оснащены козырьками, убежищами. Последние были врыты глубоко в землю, имели железобетонные своды и деревоземляные перекрытия толщиной до 2-х м — способные выдержать даже тяжелые снаряды. 

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 5

Пулеметы устанавливались в железобетонные колпаки. Между линиями окопов создавались искусственные препятствия — волчьи ямы, рогатки, засеки. Проволочные заграждения (иногда под электрическим напряжением) в 19-21 рядов кольев прикрывались фугасами. Противник был настолько уверен в неприступности оборонительных рубежей, что организовал в Вене выставку – снимки и макеты оборонительных сооружений позиционировались как вершина развития фортификации, а германский кайзер, посетив боевой участок Южной германской армии, заявил, что не видел таких позиций даже на Западном фронте.

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 5

Русские войска тщательно подготовились к предстоящей операции. Район позиций противника был хорошо изучен войсковой, агентурной, армейской и авиационной разведкой. Командный состав был снабжен планами участков атаки. Когда в каждой армии был определен ударный участок, скрытно подтягивались войска, заранее (во втором эшелоне) натренированные в преодолении препятствий. Были изготовлены макеты вражеских позиций, для подготовки войск сооружены учебные городки. Отрабатывалось взаимодействие родов войск. 

Были созданы инженерно-штурмовые плацдармы – позволявшие подтянуть пехотные части к исходным рубежам максимально близко (200-300 шагов от противника) и снимавшие вопрос о длительном перемещении пехоты по простреливаемой местности. Артиллерия была хорошо замаскирована и заранее пристреляла цели. Каждая батарея получила свой сектор обстрела — причем с перспективой фланкирования атакуемых участков. Были составлены перспективные чертежи неприятельских позиций, а цели пронумерованы (копии чертежей выданы командирам рот и батальонов). 

Еще до начала артиллерийской подготовки легкими батареями была осуществлена пристрелка — причем орудия пристреливались отдельно. Производились расчеты необходимого количества боеприпасов — для уничтожения проволочных заграждений и для организации огневого вала. Строились ложные батареи. 

Для сохранения военной тайны даже отпуска продолжали предоставляться в обычном режиме. Производить разведку крупными группами начальствующих лиц запрещалось. 

Все это принесло соответствующие результаты.
В первые 3 дня боев, с 22-го мая 1916 г., армии Юго-Западного фронта прорвали оборону противника и продвинулись в ее глубину в среднем на 25-35 км (темпы, на тот момент недостижимые для союзников по Антанте), захватив большое количество пленных и военного имущества. Уже к полудню 24-го мая было пленено 900 офицеров, более 40000 нижних чинов, захвачено 77 орудий, 134 пулемета и 49 бомбометов; к 27-му мая — 1240 офицеров, более 71000 нижних чинов и захвачено 94 орудия, 179 пулеметов, 53 бомбомета и миномета. 

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 5

Свои теоретические и практические взгляды на организацию прорыва позиционного фронта противника А. А. Брусилов старался внедрить в повседневную практику вверенных ему войск. Так, командующий Особой армией В. И. Гурко отмечал, что на фронте его армии каждому командиру корпуса было предложено выделить небольшой участок — предпочтительно такой, на котором позиции противника находились бы от русских позиций на расстоянии не более ста шагов, и время от времени провоцировать на нем ближние бои в окопах — с применением минометов и бомбометов вместо артиллерии и ручных гранат вместо штыков. Эти участки должны были также служить дивизиям корпусов чем-то вроде полигонов для обучения рукопашному бою.

Огромная подготовительная работа всех командных инстанций Юго-Западного фронта, грамотное взаимодействие родов войск, тактическая внезапность — главные причины успешного взлома глубокоэшелонированной обороны противника.

Но в дальнейшем операция заглохла. Следующие причины повлияли на отрицательный результат операций Юго-Западного фронта после первых успехов:

1. Возросшая обороноспособность противника. Подтянутые германские резервы настолько усилили австрийский фронт, что он приобрел достаточную устойчивость.
2. Большие потери Юго-Западного фронта, под влиянием которых активность его войск неуклонно понижалась. 
3. Главным операционным направлением стало ковельское — войска фронта вновь столкнулись с мощной обороной противника в ситуации, когда уже в значительной степени исчерпали наступательный потенциал.

Сыграли свою роль и тактические ошибки, допущенные командованием разного уровня. Особенно заметными они были у командования русского Западного фронта, содействовавшего наступлению соседа. 

Так, во время наступательной операции у Барановичей главной причиной неудачи русских войск была недостаточная разведка дислокации германских батарей, вначале молчавших, но затем мощным огнем парализовавших русский прорыв. Русская артиллерия оказалась бессильна предотвратить расстрел своей пехоты, ведя эффективную контрбатарейную борьбу – из-за неизвестности местонахождения батарей противника. Местность сказалась и на подготовке инженерно-штурмового плацдарма — окопы русских и немцев находились на взаимном удалении от 0,5 до 1 км, а на некоторых участках до 3 км, т. к. противников разделяла заболоченная р. Шара. Соответственно, если штурмовые плацдармы на Юго-Западном фронте располагались не далее 300 шагов от окопов противника, то на Западном — в среднем в километре и более. Не был подготовлен участок прорыва, исходные позиции начали готовить за несколько дней до наступления (до этого подготовка к наступлению велась на виленском направлении). Ходов сообщения создано не было — и германская артиллерия, расположенная на обратных скатах высот, расстреливала русские резервы, перемещающиеся по открытой местности. В результате артиллерия противника не только сумела воспрепятствовать подходу русских резервов, но и расстреливать раненых солдат и офицеров, двигающихся в тыл. Артиллерия русской 4-й армии ставилась наспех, почти без пристрелки. Причем часть батарей устанавливалась уже в ходе развернувшегося сражения. 

Недостаточная инженерная и разведывательная подготовка операции лишила русские войска возможности достигнуть оперативного успеха — несмотря на их высочайшую доблесть и мужество. 

В успешности наступательных операций весны-лета 1916 г. огромное значение сыграло накопление собственного боевого опыта, полученного в результате операций на Стрыпе и у Нарочи, а также заимствование позитивного опыта позиционной борьбы на фронтах союзников (миссии В. Г. Яковлева, М. Н. Ермолаева). 

По результатам Наступления 1916 г. русское командование аккумулировало новейший опыт борьбы в условиях позиционных боевых действий, сформулировав его в соответствующих наставлениях. 

Важнейшие новеллы применительно к организации наступления, исходя из анализа наставлений Ставки и командования Особой армии, были следующими: 1) особая роль придавалась воздушной разведке и аэрофотосъемке; 2) ударные корпуса – главная движущая сила операции прорыва; 3) тщательная подготовка к операции предполагает не только разведывательные и организационно-технические мероприятия, но и подбор лиц командного состава; 4) тайна операции должна поддерживаться всеми доступными средствами, а нарушители режима секретности должны беспощадно наказываться; 5) предварительное сближение с противником осуществляется на широком фронте – чтобы не выдать направления главного удара; 6) при выборе участка прорыва приоритет отдается выпуклостям в сторону русских позиций (это позволяет фланкировать фланги боевого участка противника); 7) согласование действий всех родов войск и командований всех уровней, отработка боевых задач – залог успеха наступательной операции; 8) подчиненность артиллерии (создание артиллерийских и минометных групп, введение должности инспектора артиллерии армии и фронта) и ее качественное применение (грамотное распределение в зависимости от типов целей; большая часть тяжелой и гаубичной артиллерии со второстепенных боевых участков используется при прорыве; привлекаются бомбометы и все минометы резервных частей и т. д.); 9) необходима доскональная проработка вопросов боепитания; 10) места для пробивки проходов в искусственных препятствиях намечаются по заявкам общевойсковых начальников (на каждую роту – 2-4 прохода шириной 8,5 – 10,5 м каждый); 11) количество боекомплектов, расстреливаемых на единицу площади должно быть тщательно просчитано и обосновано (выкладки в зависимости от калибра орудий и типа целей в наставлениях имелись); 12) учитывая, что наиболее опасными для каждого ударного корпуса являются батареи противника, расположенные вне участка данного корпуса и обстреливающие его фланговым огнем, в каждом ударном корпусе и каждом фланговом второстепенном участке образовать по одной противобатарейной группе, особенно тесно связанной со своим или ближайшим корпусом; 13) целесообразным является грамотное сочетание всех видов артиллерийского огня (заградительный, сопровождения, методический, ураганный, «огневые пробки» для ходов сообщения и др.).

Считалось целесообразным, что наступающая пехота должна состоять из волн цепей, приспособленных к быстрому смыканию и размыканию строя при прохождении через проходы в проволочных заграждениях. По мере расширения проходов гренадерами и предыдущими стрелковыми цепями, расстояние между волнами должно уменьшаться.

Расстояния между волнами зависят от количества, ширины, глубины и чистоты проходов. Во главе первой цепи идут подрывники, резчики проволоки и гренадеры.

Нормативы устанавливали количество гранат системы Новицкого, которые потребуются для проделывания проходов длиной и шириной 6,4 м в зависимости от типа искусственного препятствия. Для проволочной сети требовалось 20-36, засеки и кольев – по 4-6, рогаток и ежей – 8-10, досок с гвоздями – 6-8 гранат.

Артиллерия за 5 — 10 минут до пехотной атаки доводит силу своего огня до наивысшего напряжения — чтобы заставить солдат противника покинуть окопы и спрятаться в убежищах. Тяжелые и гаубичные батареи бьют по окопам, убежищам и их ходам сообщений. Минометы расстреливают первую линию окопов.

С приближением наступающей пехоты к объекту атаки, артиллерия постепенно переносит огонь на ближайший тыл противника – формируя заградительный огонь. Но перенос огня должен быть осуществлен незаметно для противника, без перерывов и понижения интенсивности – чтобы не указать укрывающемуся в убежищах или во второй линии неприятелю на начало пехотной атаки. Особое значение придавалось контрбатарейной борьбе. 

Такова была общая схема наступательной операции. 

После неудачного развития перспективного прорыва 46-й пехотной дивизии 25-го армейского корпуса в операции у Барановичей русское командование стало уделять должное внимание и мерам для развития локальных прорывов.

Проломить стену, не разбив голову. Ч. 5

Русский инженерно-штурмовой плацдарм в операции у Барановичей, 1916 г.

Начальник инженерной службы Юго-Западного фронта инженер-генерал К. И. Величко, ознакомившись с системой позиций австрийцев, захваченных во время брусиловского наступления, сформулировал следующие выводы, посвященные организации позиционной обороны:

1) При укреплении каждой из полос оборонительной позиции особое внимание необходимо уделить организации сильных узлов сопротивления и перекрестной обороне подступов к промежуткам между ними; необходимо наличие линий окопов, допускающих взаимное фланкирование частей позиции винтовочно-пулеметным огнем; искусственные препятствия должны простреливаться не только фронтальным, но и продольным огнем; необходимо наличие отсечных позиций.

2) При наличии не менее чем 3-х линий окопов основная тяжесть обороны лежит на второй линии, расположенной не ближе 150-ти шагов от первой, хорошо замаскированной, с сильными искусственными препятствиями.

3) Перед первой линией обязательно наличие сильных естественных препятствий, подступы к которым должны обстреливаться перекрестным артиллерийским огнем. Первая линия должна выдержать первый удар противника, дальнейшее развитие которого останавливает оборона второй линии. В 1-й линии следует держать лишь дежурные части и возможно больше пулеметов.

4) Третья линия обороны должна состоять из совокупности групповых опорных пунктов, расположенных в 400-1000 шагах за второй линией.

Продолжение следует…

http://wpristav.com/publ/istorija/prolomit_stenu_ne_razbiv_golovu_ch_5/4-1-0-477

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий