ПЕРЕВОДЧИК. Глава 7. Часть 5.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 7. Часть 5.   В движении Олег начал чувствовать нарастающие удары крови в висках. В ногах появилась какая-то ватная дрожь. Они шли по ночному лесу, раздвигая в стороны кусты, ветки. Кроны деревьев раскачивались от порывов ветра, луна исчезла.
   Вдруг начал накрапывать дождик. Появился шум капель по листьям, что скрывало шорохи при передвижении. Группа шла в ночь. В неизвестность.
   Олегу вспомнилось: "Шумел сурово брянский лес…". Историческая параллель напрашивалась сама собой…
   Олег усмехнулся: только в стихах рассказано про партизан, он — егерь. Борец с партизанским движением…
   -Подходим, — тихо сказал Романов и, связавшись с Луниным, несколько минут перебрасывался с группником фразами, уточняя порядок действий.
   Олег чувствовал, как сильно билось сердце. Руки мелко дрожали, дыхание стало прерывистым. Ему казалось, что сердце бьется так громко, что сидящие в дозоре боевики его обязательно должны услышать…
   -Приготовиться… — сказал Романов.
   Олег увидел, что командир переложил бесшумный пистолет за пояс, а "вал" взял под руку так, что автомат не было видно со стороны, но им можно было воспользоваться в любой момент… укороченный Калашников с трассирующими патронами он повесил на спину.
   Нартов вынул из-под разгрузки АПСБ и загнал патрон в ствол. Поставил пистолет на предохранитель и, так же как и командир, заткнул его за пояс. Толкнул стволом араба: иди, мол…
   Олег посмотрел в спину араба и вдруг подумал, что война не столько убивает тела, как убивает души человеческие. Ради сохранения своей жизни араб, по блатному говоря, сейчас "ссучивался", "сдавал" своих. Тех, кто был ему другом, а может и братом… ох война, война, нагородила ты беды… и своим и чужим…
   По рации Лунин сообщил, что группа Романова прошла мимо него. Романов подал своим сигнал.
   -До дозора метров сто. Всем внимание. Начинаем!!!
   Олег обернулся к Иванову:
   -Сколько время?
   -Ноль два разделить на сорок два, — отозвался Глеб, посмотрев на табло электронных часов.
   -Чего? — не понял Олег.
   -У меня так на часах написано… — усмехнулся Иванов и показал Олегу свои часы.
   Шутка за минуту до возможной смерти Нартова не развеселила.
   Абусаида начало трясти.
   -Как бы он нам ничего не испортил… — выразил сомнение Самойлов.
   -Олег, — дал указание Романов. — Если что, Абусаида сразу к Аллаху…
   -Понял… — кивнул Олег.
   Они шли по тропе. Если тропа заминирована — мгновенная смерть всей группе…
   Справа в кустах раздался шорох.
   -Это я, — хрипло, на арабском, сказал Нартов. — Умар…
   -Стой, — довольно громко приказали сверху по-русски.
   Олег, как ни в чем не бывало, продолжал движение, толкнул Абусаида, чтобы тот не останавливался.
   -Стой! — повторили сверху.
   -Это я, Умар, — сказал снова Олег.
   Его уже трясло так, что он боялся упасть от страха в обморок.
   -Со мной Абусаид, моджахеды…
   -Муслим с вами? — спросили сверху.
   -Нет, — хрипло ответил Романов.
   -А ты кто?
   -Ибрагим…
   -А где Муслим?
   Романов сжал рацию в руке — если нет в природе никакого Муслима, и их только проверяют, то духов уже надо мочить, ибо через минуту и сам можешь уже лежать с пробитой головой…
   -Который из них? — нашелся Романов.
   -Кульчиев.
   -Не знаю… иди, помоги нам, у нас двое еле идут.
   -Сколько вас?
   -Слышь, ты кто, я тебя не узнаю по голосу? Иди, помоги, что ты резину тянешь?
   -Идите прямо, там вас встретят…
   -Хорошо…
   Человек вверху замолчал. Потом было слышно, как он связался с кем-то по рации. Что он говорил, распознать было невозможно. Потом, вслед, он крикнул:
   -Идите, вас ждут…
   Абусаид шел первым. За ним Олег. За Олегом Романов, Серебров и Иванов. Замыкал шествие Самойлов с ручным пулеметом.
   Впереди показалось одинокое дерево. Абусаид шел, еле переставляя ноги и низко опустив голову.
   -Если не сможешь стрелять, — сказал Олегу подполковник, — сразу падай на землю. Понял?
   -Понял… — отозвался Олег. Он оценил, как Романов дипломатично назвал возможный приступ парализующего страха — "не сможешь стрелять"…
   -А теперь зови Бислана…
   Олег вынул из-за пояса пистолет и снял его с предохранителя.
   -Бислан! Бислан!
   Под деревом появилась какая-то фигура.
   -Бислан! — повторил Олег.
   Под деревом показалось еще несколько человек, и они все двинулись к группе Романова.
   Пальцы сжали рукоятку пистолета. Наверное, пальцы на рукоятке побелели…
   Олегу вдруг захотелось взвыть от приступа волнения, от понимания последствий предстоящей бойни.
   Боевики приближались. Группа Романова тоже медленно шла к дереву.
   Нужно было выделить среди показавшихся духов одного…
   Иванов шагнул в сторону от Олега, Романов в другую. Развернулись в боевой порядок, чтобы не мешать друг другу в бою. Нартов как будто видел в темноте, как Самойлов опустился на колено, поднимая пулемет на идущих…
   -Бислан! — снова позвал Олег.
   Никто не ответил. Абусаид тоже молчал.
   Остановились.
   -Мне нужен Бислан, — твердо сказал Олег.
   -Нет его… — наконец-то отозвался кто-то из боевиков.
   Абусаид вдруг опустился на колени. Совсем не кстати…
   Наступила напряженная пауза. Абусаид обхватил голову руками и чуть слышно начал молиться:
   -Бисмилла хи ррахмани…
   Олег понял, что момент настал. Через мгновение Романов в рацию сказал Володину:
   -По кустам. Огонь…
   Исполнительная команда была для всех. Сзади справа оглушительно ударил пулемет Самойлова. Раз нет Бислана, так и таиться не было больше смысла…
   Олег присел, спрятавшись за спину сидящего Абусаида, и несколько раз выстрелил в сторону группы боевиков, потом, засунув пистолет под разгрузку, открыл огонь из автомата.
   АКМС привычно ударил в руку, и Олег зажал откинутый приклад подмышкой. Люди стояли всего в нескольких метрах, и промахнуться с такого расстояния было просто не мыслимо.
   С противоположного берега по кустам ударили несколько "Шмелей".
   -А-а! — кто-то крикнул коротко, но тут же крик захлебнулся, потонув в грохоте стрельбы…
   Боевики пытались огрызаться, но их сопротивление было быстро подавлено. Романов, Иванов и Серебров, надев на головы приборы ночного видения "Квакер", шагнули в темноту, откуда время от времени раздавались приглушенные выстрелы их "валов" и "винторезов". Через пять минут все было кончено.
   А дождь шел все сильнее и сильнее…
   Олег в ходе боя оставался возле Абусаида и сразу после окончания стрельбы положил араба на мокрую землю. Спросил подошедшего Романова:
   -Валить его?
   -Зачем? Мы же обещали его отдать кровнику…

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_7_chast_5/4-1-0-1637

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий