ПЕРЕВОДЧИК. Глава 5. Часть 6.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 5. Часть 6.   Ни о чем не хотелось думать. Ничего не хотелось делать. Он просто лежал. Он лежал и наслаждался своим положением. Никто никуда его не поднимал. Никуда ему не надо было спешить. И не надо было готовиться к очередной операции в чеченских горах… просто лежи и отдыхай. За тебя другие сейчас ходят по горам. Другие подставляют свои головы под бандитские пули…
   -Олег, — нарушил покой Жора.
   -Чего? — Нартов приподнялся на локте.
   -Ты заканчивал военное училище?
   -Нет. Гражданский институт.
   -Оно и видно, что "пиджак". В военном училище тебя бы научили любить женский пол, так, как это должен уметь настоящий офицер, — Жора криво усмехнулся. — А как в армию попал? По собственному желанию?
   -Не очень.
   -Это как?
   -Как война началась, меня призвали как специалиста на два года. По распределению попал в разведку.
   -А сюда по желанию или как?
   -Сюда по желанию. Деньги на свадьбу нужны…
   -На свадьбу?
   -Ну, я жениться собираюсь, как вернусь отсюда…
   -Отсюда еще вернуться надо… — философски заметил Николай.
   -Вернусь, — уверенно отозвался Олег. — Я в это твердо верю.
   -Тут не скажи, — усмехнулся Жора. — А как твоя любимая отреагировала, что ты сюда едешь?
   -Нормально…
   -Что, вот так взяла и отпустила?
   -Ну, да… — кивнул Олег. — Деньги на свадьбу ведь нужны…
   -Ну и дурак ты.
   -П…почему? — Олег приподнялся.
   -Ты свою невесту любишь?
   -Ну.
   -Баранки гну. А она тебя?
   -Конечно.
   -А вот моя жена ни за какие коврижки меня сюда отпускать не хотела. Потому что она меня любит.
   -Не понял…
   Жора усмехнулся и пояснил:
   -Потом сам поймешь. У тебя все еще впереди… а я не хочу влезать в твою личную жизнь.
   -Да уж продолжай, если начал…
   -Ладно, расскажу, если ты такой настырный. Перед тем, как я поступил в военное училище, мне довелось отслужить срочную службу в морской пехоте. Так вот, когда я уходил в армию, одна знакомая сказала моей матери: "смотри, таким ты его видишь последний раз". В армии действительно я так изменился, что вернувшись домой, уже не мог жить по-прежнему. Подруга меня ждала, а когда я вернулся, она не смогла жить со мной… это мой тебе ответ.
   -Ты хочешь сказать, что когда я вернусь назад, я буду уже другим?
   -Да. Так что не забивай себе голову своей невестой. Человек меняется, а тем более на войне…
   -Это как еще рассудить…
   -Хоть как. А все оттого, что здесь у тебя появились другие ценности в жизни…
   -В смысле?
   -Да что же ты такой непонятливый… — усмехнулся Жора.
   Олег обратил внимание, что за их разговором в той или иной степени прислушиваются все, кто находился в палатке.
   -Я хочу правильно тебя понять, потому такой непонятливый, а вернее просто любопытный.
   -Хорошо, объясняю: в бою ты о чем думаешь?
   -О разном… — Олег пожал плечами. — О том, чтобы свою башку под пулю не подставить…
   -Вот-вот. У меня был момент, когда в Грозном духи нас прижали в тупике, и давай мины сыпать. Я упал в канаву, камни от взрывов сверху на спину сыпятся, осколки поют, парни раненые орут, понимаю, что через пять минут придет нам всем конец, лежу и почему-то вспоминаю, как мы дома с женой ругались, кому за хлебом в киоск топать. Вспомнил и думаю: Боже мой, какие у меня тогда были проблемы! Мины рвутся, сдохну сию минуту, и вдруг понимаю, что вот сейчас у меня действительно "проблемы". А тогда, когда спорили с женой, кому идти, думали, что именно то и есть жизненные проблемы. Ведь не знал еще, какие они на самом деле бывают… только я вернусь с этим пониманием, а у нее такого понимания никогда не будет.
   -И у меня такое было, — сказал Сергей. — В бой идешь и совсем другие жизненные ценности в голове. На гражданской жизни никогда такого не бывает…
   Олег кивнул:
   -Было и у меня что-то подобное. Согласен…
   -Ну, что и требовалось доказать. Но, — Жора улыбнулся: — Это совсем не значит, что нужно забыть невесту. Просто всему свое время…
   После обеда Олег направился на процедуры, после чего завалился спать. После ужина он пошел к палаткам хирургии, желая увидеть Свету, но не встретил её нигде. Походив вокруг жилой палатки и выкурив сигарету, Олег все же набрался смелости и заглянул вовнутрь. Свету и Ирину он увидел сразу. Они спали как убитые в своих койках. На столе кипел электрический чайник. Остальные койки были пусты.
   -У вас чайник сейчас выкипит, — сказал громко Олег, но молодые женщины никак на его замечание не отреагировали.
   Они спали. Нартов шагнул в палатку и, подойдя к чайнику, отключил его от сети. Бульканье в чайнике затихло. Олег свернул провод и положил его на тумбочку.
   Света шевельнулась во сне, но не проснулась.
   Олег стоял прямо над ней и не решался разбудить её.
   Только вот для чего её будить? Проснется она, смертельно уставшая, и увидит одного из десятков своих знакомых из отряда специального назначения, одного из своих десятков и сотен раненых. И что она спросит? Что она скажет? Сейчас, когда она пришла после нескольких операций и готова умереть от усталости… и кто он для неё такой?
   На мгновение Олег потянулся к Свете, желая поправить одеяло, но вдруг одернул руку. Совсем мальчик умом тронулся. Дома Оля ждет, а он тут чужим женщинам одеяла поправляет…
   Олег выскочил из палатки, чуть не сбив входящую медсестру.
   -Извините…
   Медсестра проводила его удивленным взглядом.
   Вернувшись к себе в палатку, Олег не знал, куда себя деть. Поступил как мальчишка. Вот кто заставил его туда идти?
   -Ты чего? — спросил Жора.
   -Да так…
   Василий собирал свои вещи.
   -Все, выписываюсь из этого дурдома! — радовался он. — И поеду я домой! Прощай госпиталь, прощай Чечня, прощай проклятая "бригада бешенных псов"!
   -Ты еще скажи "прощай оружие", Хемингуэй хренов… — рассмеялся Жора.
   -А вот так и скажу…
   Майор выглядел довольным. Для него война закончилась, и он отправлялся домой. Перед тем как уйти он пожал руку всем, кто был в палатке. К Олегу подошел в последнюю очередь и, пожимая ладонь, сказал:
   -Удачи тебе, лейтенант, с твоей вдовой…
   Мужики заулыбались. Олег чуть не выругался вслух, но сдержался. Сейчас ему было не до уходящего с войны майора.
   Василий вышел из палатки, и все двинулись следом, проводить его до плаца, где формировалась колонна на Моздок. Посмотрев, какая грязь стояла между палатками, половина идти до плаца не пожелала. Олег посмотрел вслед уходящему счастливцу и вернулся на койку.
   Нартов ворочался до вечера и не знал, куда себя деть.
   Утром, после завтрака Олег вместе с Жорой вышли покурить. Не успели перекинуться и парой фраз, как над их головами прошел вертолет Ми-8мт. Олег поднял голову и с удивлением увидел, что это была та машина, на которой и он сам прилетел в госпиталь. Об этом свидетельствовал бортовой номер вертолета. Нартов знал, что с его отрядом постоянно работали только два экипажа, и у него в душе что-то перевернулось:
   -Кого-то из наших привезли…
   Выбросив только что начатую сигарету, утопая по колено в грязи, и не обращая на грязь никакого внимания, Олег побежал к посадочной площадке. Если вертолетчики так и работали с отрядом Романова, значит… значит, привезли кого-то из своих…
   Из своих…
   На пункте приема и сортировки раненых, он мельком заметил Свету. Она о чем-то разговаривала с принимающим врачом.
   Вертолет, сделав вираж, приземлился на площадке. Там уже стояли бойцы с носилками.
   Олег поскользнулся и упал в грязь, а когда поднялся, увидел, как из приземлившегося вертолета первым выпрыгнул капитан Кириллов. Увидев отрядного начмеда, сердце замерло — подозрения оправдались. Привезли кого-то из своих…
   Олег подбежал к вертолету. Не хотелось верить, что кто-то из разведчиков попал в беду. Кровь мощными толчками билась в висках. Только один вопрос забивал сознание: кого?
   Из вертолета подали носилки. Олег тронул за плечо Кириллова:
   -Саша, кого?
   Кириллов обернулся и, увидев Нартова, хрипло отозвался:
   -Витя Данилов снова нарвался на засаду. Его тяжело, Май-оол убит.
   Носилки из вертолета подавали ногами вперед. Это был сержант Май-оол. Вертолетчик посмотрел на Олега и отвернулся. Бойцы-санитары поставили носилки в грязь. Над телом склонился принимающий врач, которому хватило для вынесения своего вердикта нескольких секунд:
   -В морг…
   Носилки тут же подхватили и понесли куда-то в сторону. Из вертолета подали вторые носилки. Это был лейтенант Витя Данилов.
   Врач взял его за запястье, проверяя пульс. Посмотрел зрачки. Покачал головой:
   -В госпитальное отделение…
   Олег не понял, что это значит, и поэтому не отреагировал. Санитары подхватили носилки и понесли, но вдруг Кириллов вытащил из-под разгрузки пистолет и, ткнув стволом в лоб врачу, бешено крикнул:
   -В операционную! Данилова в операционную, живо! Его еще можно спасти!
   Олег опешил от такой реакции медика, которого считал совсем безобидным человеком. Врач отшатнулся назад — Саша стволом "Стечкина" разбил ему бровь.
   -Живо его на стол!!!
   Врач с круглыми от страха глазами, прохрипел:
   -Если мне каждый стволом тыкать будет, то кто вас, дебилов, лечить будет? Какая тут к черту хирургия?
   -Я сам врач! — коротко бросил Кириллов.
   Он был одет в американский горный камуфляж, китайский разгрузочный жилет, одна его ладонь была перевязана бинтом, на второй была беспалая перчатка, на коленях штаны были порваны… в общем, на врача он мало был похож…
   -Ну, и что же у него? — усмехнулся из-под ствола пистолета, врач.
   Кириллов со злостью посмотрел на коллегу:
   -Смотрите ему голову — два касательных пулевых и слепое осколочное. Осколок выбил глаз, глазницу я затампонировал. Ввел реополиглюкин. Анатоксин. Вставил воздуховод — его рвет. Он жив! Жив! Его еще можно спасти!
   Врач повернулся и крикнул остановившимся санитарам:
   -В операционную! В первую очередь!
   Кириллов опустил пистолет, и врач поспешил уйти в сторону. Из вертолета выскочил Авдей с перебинтованными руками. Увидев Нартова, боец кивнул.
   -Что у тебя? — спросил разведчика Олег.
   На лице бойца еще не высохли слезы.
   -Нарвались на чеченов. Еле ноги унесли…
   Авдеева трясло, видимо бой был совсем недавно. Из вертолета вышли еще несколько раненых бойцов. Нартов повернулся в Кириллову:
   -Что случилось?
   Начмед уже направился в сторону палаток нейрохирургии, и по пути стал рассказывать:
   -Романов прознал, что где-то в горах есть большой схрон с оружием и боеприпасами, и выслал две группы на его поиски. Одна группа обнаружила чеченов, и обе группы отошли. Это было вчера. Сегодня пошли туда силами пяти групп и двух бронегрупп. Витя шел в первой группе. Я был с Ивановым. Мы были выше по хребту, Данилов ниже. Только вошли в район, слышим снизу стрельба. Да такая, будто сотня стволов бьёт… Сразу спускаться не стали — прошли чуть дальше. Вниз сунулись, Авдей вышел на троих духов. Они к нему спиной были. Двоих он завалил, а третий успел дать по нему очередь и обе руки ему прострелил. Пока я этого духа добивал, внизу все стихло. Лунин доложил по рации, что Витина группа на него вышла без командира и трех бойцов. Романов вертолеты навел, те район накрыли. Мы по низине назад пошли и нашли наших. Двое раненых бойцов за деревьями прятались от духов. Май-оол на себе гранату взорвал и двух духов с собой забрал, а Витьке голову прострелили… — Саша посмотрел на часы: — Это было час назад…
   Олег посмотрел на Сашу:
   -А чего ты сам в горы поперся?
   -Что?
   -Зачем, спрашиваю, ты туда пошел с группой?
   -Сам не знаю…
   Раненых бойцов медики начали готовить к операции — им нужно было просто обработать легкие раны. Олег ходил вместе с Кирилловым по разным отделениям госпиталя, наблюдая состояние своих раненых. В нейрохирургию их не пустили. Когда Саша собрался возвращаться в отряд, Олег, неожиданно для самого себя, попросил:
   -Саша, забери меня отсюда…
   -Ты что? — удивился Кириллов. — Тебе что, здесь плохо?
   -Мне здесь очень даже хорошо, но мне все это противно, когда там, в отряде, такие дела происходят… я тут с такой легкой раной, аж противно…
   -Дурак ты, и не лечишься…
   Кириллов улетел обратно. Олег следил за вертолетом, пока тот не скрылся из виду, а потом медленно побрел в свою палатку. На душе было тяжело. Он тут балдеет, а там, где-то в горах под Элистанжи дрались и погибали его сослуживцы. Они там свои жизни клали, а он здесь. В госпитале. С детским ранением… какой позор…
   Олег прошел к моргу. Моргом служила обыкновенная палатка с той лишь разницей, что в ней не было печки. Внутрь его не пустил здоровенный, как медведь, боец-санитар:
   -Куда прешь? Сюда нельзя!
   -Я только на своего бойца посмотреть…
   -Иди отсюда!
   Боец явно не делал никаких различий ни для кого и хамил. Знал, что ему, такому большому, никто ничего не сделает.
   Но у Нартова нервная система была уже расшатана войной, и хамства он терпеть не мог…
   Нартов начал было поворачиваться, будто собираясь уходить, как вдруг резко повернулся и открытой ладонью снизу ударил огромного бойца в верхнюю губу и нос:
   -Как с офицером разговариваешь, скотина!?
   Санитар от удара завалился назад и прикусил при этом язык. Как-то нелепо взвыв, он попытался ответить Олегу, но лейтенант схватил его руку и, умело проведя залом, как его научил Лунин, зашел быстро со спины и второй рукой провел удушающий захват, подбил колени:
   -Сидеть падла! Я офицер спецназа! Я просто… хочу… посмотреть… на своего… погибшего… бойца!
   Санитар выкатил глаза, пытаясь что-то сказать, и когда Олег все же догадался чуть отпустить захват, выговорил:
   -Да идите, я же не знал… простите…
   Олег отпустил бойца, и тот быстро поднялся во весь рост. Казалось, что такое тело сможет просто раздавить Олега, но санитар смущенно потирал шею, и вел себя мирно. Он получил хороший урок от человека, наделенного ореолом элитных частей, с бойцами и командирами которых, шутить, таким образом, не рекомендуется никому…
   -Идите…

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_5_chast_6/4-1-0-1627

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий