ПЕРЕВОДЧИК. Глава 5. Часть 5.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 5. Часть 5.   До вечера Ира сделала Олегу еще один укол, и два раза приходила к нему ночью. Утром Олег пошел на перевязку и осмотр. Тот хирург, который делал ему операцию, осмотрел его и сказал:
   -Нормально! Я думал, что будет хуже…
   В этот день Ирины не было — приходила делать уколы другая медсестра. Вечером вся палата была в сборе, когда Сергею, наконец, удалось настроить маленький радиоприемник на волну "Радио Свобода".
   -Бред удуговский… — сказал Анатолий. — Ведут среди нас антивоенную пропаганду…
   -Наши еще похлеще врут, — сказал Жора. — Нужно слушать и тех, и других. Тогда можно будет выбрать "золотую середину", а это и будет что-то около правды.
   -А еще лучше — это вообще их не слушать, — резюмировал Сергей.
   Он крутил ручки приемника, пытаясь убрать помехи, настроить приемник наилучшим образом. Олег был уже в полудреме, когда Сергей сказал:
   -Тихо!
   Он сделал приемник погромче. Из приемника диктор вещал:
   -Несколько дней назад подразделение агрессоров силами двухсот гяуров напало в горах южнее Махкеты на чеченскую мирную автоколонну, вывозившую детей из района боевых действий. Агрессоры не пощадили никого. В числе погибших — супруга полковника армии Ичкерии Бислана Ахмадова. Агрессоры надругались над трупом женщины…
   Сон у Олега мгновенно прошел. Он понял, что диктор говорит именно о тех двух машинах, в расстреле которых ему пришлось принимать самое непосредственное участие.
   -Ну ведь врет, гад… — вырвалось у Олега. — Не было там никаких детей…
   Все вопросительно посмотрели на Олега. Нужно было выкручиваться. Олег размышлял мгновение:
   -Станут они детей по горам возить…
   Нартов перевел дух. Нужно быть поосторожнее с высказываниями… кажется поверили. Говорить о подобных вещах было совершенно ни к чему.
   Олег закрыл голову одеялом. Нужно было спать. Отсыпаться, пока была такая возможность. Сознание потихоньку проваливалось, приближая момент, когда все сложнее и сложнее отделить сон от яви…
   Кто-то тронул Олега за плечо. Тихо так, ласково. Олег поднял руку и взял чью-то ладонь. Ладонь была до боли знакомой. Он понял — это его невеста. Это Оля…
   Думать ни о чем не хотелось. Вдруг счастье начало переполнять душу. Она приехала к нему в госпиталь. Вот она, рядом. Как же она пролетела так быстро несколько тысяч километров? И об этом думать тоже не хотелось. Главное, что вот она — рядом. Стоит у изголовья. Нежная и ласковая. И ждет.
   -Что ждешь?
   Олег поднял взгляд к изголовью.
   Там была не Оля. Там стояла жена Ахмадова. В руках она держала автомат, и срез ствола упирался прямо в лоб Олегу…
   -Я же тебя убил! Тебя нет! — крикнул Олег.
   Он дернул рукой. Подскочил. Сел на койке. Было уже темно. Рядом с ним стояла перепуганная Ирина. В ее руках был шприц. Несколько человек проснулись и шевелились, не задавая никаких вопросов. Мужики знали, почему человек по ночам кричит…
   До Олега не сразу дошло, где он находится. Но дошло.
   -Олег, успокойся… — это Ирина дотронулась до его плеча, желая разбудить лейтенанта перед инъекцией.
   Ира быстро сделала свое дело и ушла. Олег укутался в одеяло и закрыл глаза. Внутри у него все горело. Спина была мокрой от нахлынувшей волны страха. Кровь мощными толчками билась в висках. Во рту все пересохло. Руки дрожали. Противная тошнота концентрировалась где-то в районе желудка — казалось, что сейчас вырвет, но желудок был пуст…
   -Крышу рвет? — спросил Жора.
   -Вроде того… — отозвался из-под одеяла Олег.
   -Пошли покурим, — предложил Жора.
   Олег встал и они вдвоем, накинув теплые халаты, вышли из палатки. Закурили.
   -Снятся "крестники"? — спросил Жора.
   -Ага.
   -Всё-таки ты стрелял тех детей чеченских?
   -Да не было там никаких детей, — отозвался глухо Олег. — Там только духи были. И жена Ахмадова. Её к Бислану везли. Видать по женскому телу, гад, истосковался. А мы их всех там…
   -Да и хрен с ними…
   -Ну и, правда, что…
   Окурки полетели красными огоньками в грязь, которая была везде…
   Под утро Ирина не стала будить Олега, а просто оттянула на нем резинку трусов и вколола антибиотик. Олег спал как убитый и ничего не почувствовал.
  
   Утром, после завтрака, в палату вошла Света. Олег практически сразу встретился с ней взглядом, и в душе у него вдруг все затрепетало. На мгновение ему показалось, что у него остановилось сердце. Он увидел не просто землячку, он увидел нечто большее…
   -Здравствуй, Олег, — сказала Света. — Извини, что не пришла сразу — операции одна за другой и не могла вырваться… нет времени даже выспаться.
   У Светы были красные от огромного недосыпа глаза. Но даже такие, они были прекрасны.
   Олег застыл, глядя на нее. Вдруг вспомнил, как она рыдала в кафе, когда пришло известие о гибели Игоря… и вот она сама здесь. И он здесь…
   -Здравствуй, Светлана, — отозвался Олег.
   Он встал с койки и накинул теплый халат. Разговаривать с ней в присутствии остальных ему не хотелось, и они вышли на улицу. Олег отметил про себя, что испытывает перед Светой какое-то чувство неловкости, как будто школьник-третьеклассник трепещет обольщено перед своей возлюбленной… только какая к черту любовь, когда дома его ждет невеста?
   -Ты же была в Моздоке… — сказал Олег.
   -Переехала сюда. К вам ближе… — отозвалась Света.
   Они шли по деревянному настилу, утопающему в непролазной грязи по проходу между рядами палаток. Шли бесцельно, лишь бы идти…
   -А что, там было плохо?
   -Нет. Там было очень даже не плохо. Там не было обстрелов, а здесь я уже знаю, что это такое…
   -Ну а в чем же дело? — Олег не знал о чем с ней говорить, и тянул одну тему.
   -Ты знаешь, у нас там была медсестра. Эльвира. Так вот она там сошла с ума…
   -На самом деле?
   -Да. Она была в том бою, в котором погиб мой Игорь. Она поседела. И сошла с ума. Сейчас сидит весь день на лавочке возле жилого модуля и улыбается… Как страшно отправлять ее назад домой. Ведь там еще об этом ее родные не знают…
   -Ужас… — сказал Олег. Эльвира была для него абсолютно безразлична…
   Они шли и шли просто так, в никуда…
   -Как там наши мальчишки? — спросила Света. — Как там Лунин? Как Иванов?
   -Нормально, — отозвался Олег, стараясь не сглазить устоявшееся состояние.
   -Вы там в палатках живете? — Света тоже не знала о чем говорить…
   -В палатках срочники живут и офицеры управления и второй роты. А я вместе с офицерами первой роты живу в блиндаже. Там еще с прошлой войны блиндаж от боевиков остался. У нас там печка стоит, так что не мерзнем…
   -Как там мой коллега?
   -Саша Кириллов? Тоже ничего. Меня когда подстрелили, в роте Самойлова двух бойцов ранило, и Саша делал операцию прямо в своей палатке…
   -А что делал?
   -Перекрывал на ноге вену или артерию. Я в этом не силен.
   -А тебя как ранило?
   -Прозевал боевика. Подошел к телу — думал убитый. А он поворачивается и в меня из пистолета. Успел только чуть назад отшатнуться, а так бы он меня привалил бы…
   -Не хватало еще тебя потерять… — сказала Света.
   -В каком смысле? — спросил Олег.
   -В прямом, — Света вдруг остановилась и посмотрела Олегу прямо в глаза. — В прямом смысле, Олег. Эта война унесла уже много жизней, и не известно, сколько она унесет еще… и мне совершенно не хочется, чтобы близкие мне люди погибали здесь почем зря. Смертей я насмотрелась уже по горло. Больше не хочу!
   -Ну, я не такой близкий тебе человек… — сказал Олег.
   Они пошли дальше. Света сказала:
   -И тем не менее…
   Она остановилась и, показав на палатку, сказала:
   -Я живу вот здесь. Зайдем?
   В палатке было чисто и уютно. Сразу было ясно, что такой уют могли создать только женские руки. Олег присел на табурет. Света поставила чайник на плитку.
   -Рана не тревожит?
   -Немного есть, — признался Олег. — Ночью ноет, если не сплю.
   -Неделю еще поболит и станет легче. Я смотрела снимки — у тебя здорово ребро пулей разбито, а так, вроде, обошлось нормально. Если можно так сказать…
   Когда уже пили чай, Олег вдруг спросил:
   -Света, скажи, а зачем ты сюда, в Чечню, приехала? Оно тебе надо?
   -Я не знаю, Олег. После гибели Игоря у меня был такой порыв. А потом, глядя на наших раненых мальчишек, я подумала, что смогу облегчить им страдания своим трудом… своим вниманием… ведь наши срочники по большому счету еще просто дети!
   -И этих детей государство кидает в мясорубку войны… — кивнул Олег. — Эти дети здесь выносят на своих плечах всю тяжесть этой не нужной никому бойни… И если мы, офицеры, имеем здесь хоть какие-то привилегии, то срочники не имеют здесь ничего. Какую они несут здесь ношу! Кто бы это знал! Если я в отряде могу завалиться и урвать пару часов сна, то солдат не может этого сделать. Вон они как живут: вечный голод, вечный недосып, вечная усталость, вечный страх. У них нет возможности даже нормально отдохнуть. Даже сознание у них какое — ранили, а он рад. А рад он потому, что благодаря ранению он вырвется, наконец, из этого ада, и останется жив. Ранен, но зато жив…
   -Я это давно заметила… — кивнула Света. — И мне от этого становится страшно…
   Выпив кружку чаю, Олег встал, чтобы раскланяться, хотя ему делать это почему-то не хотелось…
   -Пойду я…
   -Да сидел бы… — Света посмотрела Олегу в глаза.
   Олегу стало от ее взгляда не по себе.
   -Я пойду…
   Олег попятился к выходу из палатки.
   -Приходи в гости…
   -Хорошо.
   -Тогда до свидания. Я буду навещать тебя…
   -Ради Бога…
   Олег вышел из палатки и пошел к себе. В своей палатке он наткнулся на шесть пар глаз, жаждущих полного и развернутого рассказа.
   -Ну, — спросил особист. — Было?
   -Ты о чем? — удивился Олег.
   -Да не прикидывайся! Я же видел, как она на тебя смотрела! У меня в этом деле большой опыт, уж поверь мне…
   -О чем ты говоришь?
   -Как о чем? Рассказывай, давай, не томи. Было у тебя с ней чего, или не было?
   До Олега, наконец, дошло, чего все так ждут. Нартов рассмеялся:
   -Да перестань! Ничего такого не было. Даже и не думал. Это просто моя старая знакомая. К тому же у нее муж недавно погиб…
   -А вот это как раз к месту… — усмехнулся Анатолий. — У нее от долгого воздержания наверняка все чешется. Вот бы и почесал бы ей…
   Все, кроме Олега, рассмеялись. Олег от души вложил особисту в челюсть. Толя перелетел через койку, на которой лежал Николай, и завалился в проход.
   В палатке воцарилась тишина. Все оторопело смотрели то на Нартова, то на поднимающегося особиста.
   -Еще раз такое про нее скажешь, — сказал в ярости Олег. — Откручу голову как котенку… поверь, уж это я делать умею!
   Анатолий поднялся, рукой пошевелил свою челюсть и вдруг засмеялся:
   -Ну ты, лейтенант, даешь! Я же пошутил…
   Засмеялись все. Это была разрядка конфликта, и все это понимали.
   -Я такие шутки не перевариваю… — сурово отозвался Олег.
   -Значит, она тебе все-таки не безразлична… — усмехнулся особист. — Я так и знал…
   -У меня невеста есть. Ждет меня, — сказал Олег. — Чего мне на кого-то засматриваться?
   -Ладно, дело твое…
   Смех сам собой стих. Каждый стал заниматься своим делом. Олег два раза проиграл Николаю в шахматы и лег спать.

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_5_chast_5/4-1-0-1626

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий