ПЕРЕВОДЧИК. Глава 5. Часть 2.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 5. Часть 2.   Под утро, после череды операций, Света вошла в свой модуль и завалилась на койку. Руки-ноги отваливались от усталости. Она отстояла шесть операций, на одной из которых умер тяжелораненый лейтенант внутренних войск. Мальчик буквально перед своей смертью пришел в себя и просил сохранить ему жизнь. Света сделать этого не смогла. У него была большая кровопотеря и значительное повреждение печени. Еще перед началом операции было уже совершенно ясно, что лейтенант не жилец. Но за операцию взялись, пытаясь использовать хоть какой-то шанс на спасение его жизни.
   В модуль вошла Ирина и тоже упала на койку. Минут через пять она сказала:
   -Господи, когда это все закончится?
   Вопрос повис в воздухе. Света не знала на него ответа. Она сама задавала себе этот вопрос тысячу раз на день. И ответа не было.
   Еще через три минуты они обе уже спали. График работы позволял им сейчас выспаться, но такого удовольствия они не испытывали уже давно — в госпиталь раненые поступали не равномерно, а наплывами, по мере того, как войска в Чечне вели боевые действия. Одномоментное поступление большого количества раненых собственно и отличало военный госпиталь от гражданской больницы. А наличие у военных врачей погон на плечах заставляло их работать, не взирая ни на какие трудности. Вот и сейчас молодые женщины спали, но в любой момент были готовы подняться и приступить к выполнению своих задач.
   Бесследно это не проходило. Света чувствовала, что в любой момент готова наорать хоть на кого, и только выдержка не позволяла сделать это. Иногда, особенно когда раненых привозили под вечер, понимая, что отдых ночью отменяется, ей невыносимо сильно хотелось бросить всё это и просто уехать к себе домой, плюнув на госпиталь, на армию, на войну в Чечне. Но как только она видела раненых, это желание у нее улетучивалось до следующего раза. Света вставала к операционному столу и делала свое дело…
   В модуль вошел начальник госпиталя Алишер Ильясов. Увидев лежащих на койках женщин, он деликатно откашлялся.
   Ирина подняла голову:
   -Заходите, товарищ полковник. У нас есть чай…
   Ирина села на койке и привычным движением поправила на голове волосы. Света приподняла голову и, увидев начальника, тоже привстала.
   -Да, я, собственно, не за чаем…
   Он посмотрел на своих медиков. В госпитале было много женщин, и он умел с ними разговаривать. Было в полковнике что-то такое притягательное, был он элегантен и галантен. Не в свое время он жил. Ему нужно было быть полковником царской армии — дворцы, шампанское, эполеты, шпаги. Но он жил в наше время и судьбой ему было уготовлено разбирать результаты чеченской войны в виде огромного количества раненых, которых принимал его госпиталь…
   -Что-то случилось? — спросила Света. Она окончательно проснулась и была готова слушать.
   -В Ханкале формируется госпиталь передового базирования. В госпиталь я передаю часть медперсонала. Я не хочу никому приказывать, и поэтому желаю слышать ваш ответ.
   -Отвечать сразу? — спросила Ирина.
   -Можете два часа подумать.
   -Почему такая спешка?
   -Потому что через четыре часа на Ханкалу уходит колонна. И тот, кто согласится ехать, должен будет собрать свои вещи и получить продовольственные документы всего за два часа…
   -В армии по-другому нельзя… — горько усмехнулась Света. — Там хоть есть условия для жизни?
   -Бараки, в перспективе постройка пятиэтажных домов на базе новой сорок второй дивизии.
   -Я поеду. Надоело смотреть, как Эльвира окончательно сходит с ума… — вдруг сказала Янина. — Она третий день сидит на лавочке у морга и все время что-то шепчет.
   -Тогда и я поеду, — сказала Ирина. — Как мне тут без подруги?
   Ирина посмотрела на Свету. Янина благодарно кивнула.
   Только Света не из-за Эльвиры решила ехать в ханкалинский госпиталь…
   Через четыре часа госпитальная колонна тронулась. Колонну из двадцати машин и автобуса сопровождало два взвода мотострелков на пяти БМП и двух "Уралах" с зенитными автоматическими пушками.
   В автобусе Света уснула практически сразу и проснулась только тогда, когда Ирина толкнула ее в бок:
   -Вот здесь…
   Колонна уже шла по Грозному. В стороне от дороги лежали два остова сгоревших грузовых машин. Ирина повторила:
   -Вот здесь…
   Света сразу поняла, о чем идет речь, и ей стало не по себе. Здесь, на этом месте, погиб её муж Игорь. Не должен он был погибнуть, не должен был…
   Машины остались далеко позади и Света, повернув голову, еще долго смотрела назад, размышляя о чем-то своем. Она уже привыкла к тому, что Игоря нет, и никогда больше не будет, грешным делом уже задумывалась и о том, что на этом жизнь её не окончена, но вид места гибели супруга снова навеял массу переживаний.
   Света украдкой вытерла слезу рукавом.
   До Ханкалы доехали без происшествий. На новом месте новый персонал разместили по жилым палаткам, пообещав скоро заменить их общежитием. Света и Ирина поселились с женщинами из терапевтического отделения нового госпиталя, вчера прибывшими из Санкт-Петербурга. Как водится у военных, в первый день выпили для знакомства, а потом на пару долго ревели у входа в палатку, проклиная свою судьбу, грязь вокруг и тех, кто развязал эту войну…
  
*****
  
  
   Выспаться Олегу не удалось. Из штаба прибежал дневальный:
   -Товарищ лейтенант Нартов, вас командир вызывает…
   Олег подскочил с нар и с готовностью отозвался:
   -Иду…
   Нартов подскочил, но еще не проснулся, и некоторое время тупо смотрел в след выходящему из блиндажа бойцу.
   Выйдя из блиндажа, Олег побрел в сторону штаба. По пути ему встретился Шевченко. "Замполит" ему что-то сказал, но Олег от усталости и недосыпа не понял его и прошел мимо. В палатке Романов указал ему на стул.
   -Смотри.
   На столе перед Олегом командир разложил несколько фотографий с одинаково-бородатыми лицами. Нартов перебрал их по одной. На некоторых снимках были заметны края каких-то документов — явно эти фотографии были пересняты с удостоверений личности или паспортов.
   -Здесь есть Вараев?
   -Да, — кивнул Олег и выбрал одну из фотографий. — Вот он.
   -Правильно. А там ты его точно опознал?
   -Думаю, что да. Хоть и было темно, но я на девяносто процентов уверен, что это был именно Вараев. А что?
   -Да вот, думаю, почему они не пришли утром.
   -Проверяются. Может, думают, приду второй раз, тогда и сведут с проводником, — предположил Нартов.
   -Может, — согласился Романов.
   -Значит, надо идти второй раз.
   -Нет, это значит, что сутки они взяли на проверку всего того, что ты им там наговорил. А придем второй раз, и нас там будет ждать засада… Второй раз мы туда не пойдем.
   -Что будем делать? — спросил Олег.
   Романов посмотрел на своего переводчика. Парень начал включаться в работу…
   -Чего-нибудь придумаем. Если чего придет в голову, сразу мне говори.
   -Тогда, если это не такой большой секрет, можно мне узнать основные направления деятельности нашего отряда в этой войне. Что бы знать, о чем думать…
   Романов покачал головой. Нартов делал большие успехи. Буквально рос на глазах. Подполковник сел за стол напротив Олега, и собирая фотографии, сказал:
   -Ну, если спрашиваешь, то слушай. Основная задача нашего отряда это ликвидация партизанского движения. Да, именно так. В газетах и по телевидению духов могут называть как угодно, но для профессионалов это — партизанское движение. Мотивы этого движения для нас роли не играют. Движение направлено на противодействие конституционной власти, а потому считается опасным для государства. Ликвидация партизанского движения может выражаться в изъятии у населения оружия и боеприпасов, в разрушении инфраструктуры бандформирований, в перекрытии каналов финансовой подпитки вооруженных формирований, в дискредитации участников движения, а так же в ликвидации их лидеров и активных участников. Что бы все это реализовать, нам, как разведчикам, нужно владеть информацией, что и где у них происходит. В идеале будет, если мы наперед всё будем знать об их деяниях. Вот, собственно, в этом и заключаются задачи нашего отряда.
   -Я понял, — кивнул Олег. — Примерно так себе это и представлял.
   -Ну, раз понял, то думай, что сможешь предложить. Мне нравится иметь дело с думающими офицерами. Всё, иди отдыхай…
   Олег вышел из палатки и пошел к своему блиндажу. Почему-то подумал, что Романов должен был его похвалить за хорошую работу по разгрому колонны боевиков, но этим разговором от командира и не пахло.
   Сев на нары Олег нашел в себе силы снять ботинки и поставить их у печки. Проконтролировав, что на ботинки не сыпятся угли, он забрался в спальный мешок. Хотелось пить, но лень было вылезать из спальника, и Олег не заметил, как уснул.
   И приснился ему дом. Дом, в котором он прожил всю свою сознательную жизнь. И приснились ему родители, которые так лелеяли его и оберегали от всех прелестей жизни городских подворотен, которые настояли на том, что бы он пошел учиться на языковеда. Родители работали в МИДе и видели сына дипломатом в какой-нибудь арабской стране. А еще приснилась ему любимая девушка. Скоро он вернется из этой проклятой Чечни, и она станет его женой. Начнется с того момента счастливая жизнь. Красивая невеста ждет сейчас своего суженного. Ждет милая. Приснилась Олегу свадьба. Шампанское. Цветы. Феерия белого цвета платья невесты. Кругом все белое — искрится и переливается… И сам он в черном костюме новом. Подходить надо к невесте легко, как на крыльях, и брать её под ручку и вести под венец…
   Посмотрел Олег, а у невесты все платье в крови. Красным стало все платье. И чувствуется нутром, что кровь вайнахская на платье том. Кровь тех, кого убил он на этой земле. И не будет от такой приметы никакого счастья.
   Взвыл Олег во сне. Взвыл и проснулся.
   Мишин толкал в печку дрова, и на вой Нартова обернулся:
   -Ты чего?
   Олег выпученными глазами некоторое время смотрел на печку, на Мишина и только спустя некоторое время до него дошло, где он и что вокруг происходит.
   -К чему кровь снится? — спросил он Мишина.
   -Может, рожу тебе кто начистит? — предположил Володя.
   -Да иди ты. Я серьезно…
   Олег выбрался из спальника.
   -Обед был?
   -Был, — кивнул Володя на два котелка, стоящих на ящике. — Это вам троим…
   Иванов заворочался и поднял голову:
   -Сколько время?
   -Три часа, — отозвался Мишин.
   -Ого…
   Глеб вылез из спальника и стал обуваться.
   -Кто мне составит компанию?
   Вдвоем с Нартовым он вышел "до ветру".
   -Вот подхвачу в этих засадах простатит, — сказал Глеб. — Жена из дому выгонит…
   Нартов не знал, что такое простатит.
   -А я, кажется, простыл, — сказал Олег, чувствуя, как ломит кости.
   -В спецназе нет раненых и больных, — сказал Иванов. — Есть только живые и мертвые…
   Олег уже слышал это от срочников. В этом что-то было. В блиндаже Олег спросил Мишина:
   -Какой сегодня день?
   -Хрен его знает. Уже потерял счет. А это важно?
   -Нет.
   -Ну и чего тогда спрашиваешь?
   -Да так. От скуки.
   Растопив хорошо печку, Володя поставил на нее чайник. Чай попить не успели. В блиндаж ввалился дневальный и с порога крикнул:
   -Тревога! Отряд в ружье!!!
   С нар слетел Лунин, вытаскивая из-под спальника свой пистолет, с которым он никогда не расставался. Офицеры быстро оделись и выскочили из блиндажа. Олег увидел, что дежурная бронегруппа уже выезжает из ворот расположения отряда, а бойцы роты Иванова получают оружие.
   -Что случилось? — спросил Олег пробегающего мимо Кириллова.
   -Наши попали в засаду…
   Романов собрал нескольких офицеров:
   -Семь минут назад получен по радио доклад из группы Данилова, что группа окружена и ведет бой. В помощь им я послал дежурную бронегруппу во главе с Самойловым, но этого мало. Иванов, возглавите вторую бронегруппу и следом за первой. У вас три БМП и три Урала. Данилова вытаскивает первая бронегруппа, а ваша по задачам Самойлова. Ясно?
   Романов указал на карте место, где сейчас приняла бой группа Вити Данилова, поставил задачи на выдвижение, и рота ринулась на помощь своим разведчикам, попавшим в беду.
   Олег тоже поехал, хотя на это ему никто приказа не давал. Рота проехала мимо десантного полка. Было видно, что артиллерия готовится к стрельбе. Не прошло и минуты, как "Ноны" начали стрелять залпами. Это было уже серьезно.
   Олег ехал на второй БМП, сжимая в руках автомат и пристально вглядываясь вперед, стараясь рассмотреть врага прежде, чем тот успеет открыть огонь.
   Иванов снял с головы гарнитуру радиостанции:
   -Романов нам передал, что артиллерия удачно накрыла группу боевиков, а Самойлов уже вошел в район действия группы Данилова.
   -Как бы нас там чехи в засаду не приняли… — высказал своё опасение Олег. — Расстреляют, как куропаток. Кто нас тогда выручать будет? Сил-то больше нет…
   -Сто восьмой полк поднял роту… — сказал Глеб. — Если что, они нас вытаскивать будут…

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_5_chast_2/4-1-0-1623

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий