ПЕРЕВОДЧИК. Глава 5. Часть 1.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 5. Часть 1.   Позиция Олега была возле позиции Романова. От длительного бездействия на холоде Нартова начало трясти.
   -Что, холодно? — усмехнулся Романов.
   Олег кивнул. Серая мгла уже рассеялась, и дорога была хорошо видна. До дороги было метров семьдесят. Нартов повел вдоль дороги стволом своего автомата, проверяя, как он будет действовать во время открытия огня.
   Подполковник усмехнулся:
   -Это не холод. Это ерунда. Вот как вспомню "Черные горы" у Асадобада… Что бы хоть немного согреться мы жгли картон от ракет сигнальных, да обертку от выстрелов к подствольнику… Разворошишь картон, чиркнешь зажигалкой, руки к огню тянешь, дым вдыхаешь — думаешь, что дым в тело тепло принесет. Один хрен холодно. Высота в горах большая, давление низкое — воздух разряжен, и бегать ох как тяжело. Это здесь — одно удовольствие…
   -Здесь одно удовольствие, а там у вас было другое… — усмехнулся Олег и вдруг совершенно отчетливо понял, что командир хлебнул такого в Афганистане, чего ему, Нартову, никогда не видать. А раз так, то не имел он морального права так рассуждать о войне перед человеком, который повидал на своем веку того, чего нормальному человеку видеть совсем не надо.
   -Юрий Борисович, я вам, наверное, противен?
   -Следи, Олег, за дорогой…
   Зубы выбивали немыслимую чечетку, а взмокшая при переходе спина встала колом, и мороз уже запустил свои мохнатые лапы даже под свитер. Олег держался, как мог, но, украдкой посмотрев на разведчиков, с удовлетворением заметил, что и они практически все страдают от холода, и верно, держатся на последнем дыхании. Вот сейчас кто-нибудь не выдержит и взвоет от холода…
   Олег зло усмехнулся про себя: первым взвывшим будет он сам.
   Опять вспомнился расстрел машин, и в кровь пошел адреналин. Тепло распространилось по всему телу и сосредоточилось где-то в голове, в районе затылка. Несколько раз Олега передернуло под воздействием нахлынувших ярких негативных воспоминаний, и ему вдруг захотелось думать о чем-то хорошем…
   Вспомнился ему родной дом. Как там сейчас родные? Что они сейчас делают? Спят? Спят, конечно. Спят, и не знают, что сейчас, в это самое время, их сын, внук и жених, сидит под деревом в кустах где-то в горах Чечни между Сельментаузеном и Хал-Килоем и ждет… А кругом мороз… А кругом враждебные горы… И ожидание чего-то страшного и непоправимого… Им тепло и хорошо. Им не надо никого убивать. Им не надо подставлять свою голову под пули врага. А он лежит здесь и ждёт…
   А за душой стоит Её Величество Смерть. И страх в душе. И оборачиваешься на каждый шорох. И от каждого куста ждешь очереди в грудь или спину. А за каждой травинкой прячется мина или растяжка. Она тоже тебя ждет. Может, дождется…
   Вдруг снова ужасно захотелось взвыть. Только на этот раз не только от холода, а еще и от всего того, что вокруг… Взвыть от страха, от близости смерти, от понимания того, что все это не нужно никому… Взвыть захотелось на Луну. Как волк. Как борз. Как одинокий чеченский борз…
   Рядом шевельнулся Романов:
   -Сейчас сцапаем проводника…
   Подполковник улыбнулся дьяволом. Глаза его блестели в ожидании хорошего "результата".
   -А как мы определим проводника? — спросил Олег командира.
   -Спросим, — отозвался Романов.
   -Как? Прямо отсюда?
   -Конечно. Положим их всех на дорогу и спросим…
   -А если они не лягут?
   -Лягут… — Романов оскалился золотом. Было в этой улыбке что-то от сусуманских уркаганов… — А если не лягут, пусть пеняют на себя.
   Олег снова поводил вдоль дороги стволом, проверяя сектор стрельбы. Нешироко, но сойдет. Проводник не должен привести с собой много народу. Если духов будет слишком много, Лунин подаст знать, и группа тогда пропустит всех без боя. Боевики и знать не будут, что их где-то ждала засада. Не хватало еще разведгруппе ввязываться в длительный бой на территории врага…
   Если проводник придет один, вообще все предельно просто. Схема захвата отработана еще в мирных условиях буквально до мелочей, как, впрочем, и схема быстрого огневого поражения "лишних" людей. Возможно, что весь бой будет состоять всего из нескольких бесшумных выстрелов из "винторезов".
   Олег посмотрел на сосредоточенное лицо командира отряда. Романов еще на месте постоянной дислокации так строил боевую подготовку, что бойцы буквально чуть ли не "вешались" от перегрузок. Зато сейчас самый последний боец отряда всегда знал свою задачу и в дополнительных указаниях особенно не нуждался. Вон как провели засаду на машины! А это уже есть мастерство.
   На лице Романова не дрогнул ни один мускул. Командир сосредоточенно следил за дорогой. Все его мысли сейчас были направлены на захват проводника. И ничего другого в этом мире для него не существовало.
   Олег, пытаясь согреть пальцы ног, начал ими шевелить, но накалившиеся на морозе горные ботинки уже, по всей видимости, превратили пальцы на ногах в белые костяшки-отморозки…
   -Ну и где эта тварь? — спросил Романов минут через сорок.
   Олег хотел было ответить что-нибудь, но не смог. Челюсть отказывалась работать — что-то произошло с суставами.
   -Сейчас не придет, потом поздно будет… — сказал Романов и посмотрел на часы. — Нам уже валить отсюда надо. Сейчас начнется движение, и мы мало что сможем здесь сделать…
   Подполз Иванов. Он курил в кулак:
   -Ну что, Борисович, делать будем? Проводник, кажись, не придет…
   Глеб выпустил дым сигареты внутрь бушлата.
   -Проверяют нас, суки, — Романов посмотрел на капитана. — Они ведь тоже не дураки. Олега могли влет раскусить. Какой из него араб? Наверное, и раскусили, но понимали, что если сразу забузят, то остальные рядом где-то. Придут и перемочат всех на месте.
   -Надо было так и сделать сразу. Грохнули бы одного, второй и так бы нас на проводника вывел. Чего было зря комедию ломать… — выговорил Иванов.
   Помолчали минут пять.
   -Ну так что? — спросил Глеб. — Уходим?
   -Подождем еще, — сказал Романов.
   -Уходить надо. Светло уже. Движение сейчас начнется. Пастухи…
   -Ты что, пастухов испугался?
   -Мне на них абсолютно… — Глеб не договорил, и полез обратно на свою позицию.
   Еще через пять минут на связь вышел Лунин:
   -Никого нет. Что будем делать?
   Романов посмотрел на часы, сплюнул в сторону, и сказал:
   -Возвращайтесь.
   Было слышно, как на той стороне радиоэфира Дима облегченно выдохнул. Наверное, он специально в момент выдоха нажал кнопку на тангенте…
   Группа снялась с места неудавшейся засады, и в темпе вышла на хребет, где дождались подгруппу Лунина. Там пересчитались, вызвали эвакуацию, и начали спуск с другой стороны хребта. В назначенное место вышли с резервом времени в полчаса, и заняли круговую оборону. Не хватало еще в самом конце операции расслабиться и нарваться на боевиков.
   Бронегруппа пришла точно в срок. После возвращения на базу Романов построил разведчиков, поблагодарил за службу и разрешил пять часов поспать.
   Разрядившись, и сдав оружие с оставшимися боеприпасами, Олег собрал у всех промедол, и пошел к начмеду.
   -Привет, — поздоровался Олег, входя к врачу в палатку.
   Саша еще спал и, услышав Олега, тут же подскочил:
   -Что?
   -Это я. Промедол принес, — сказал Олег, протягивая Кириллову шприц-тюбики. — Ты чего так прыгаешь?
   Саша сел на свои нары:
   -Сон приснился страшный.
   -Какой? Расскажи, чтобы он не сбылся.
   -Уже не помню, — Саша посмотрел на Олега: — Вот только что помнил, а сейчас уже сон вышел из головы…
   -У меня такое бывает, — кивнул Олег. — Даже часто…
   -Промедол принес?
   -Да.
   -Как выход?
   -Нормально… — Олег неопределенно махнул рукой.
   -Давай шприцы сюда!
   Саша спрятал промедол в ящик, и дальше лег спать. Олег вышел из палатки, и пошел в свой блиндаж.
   В блиндаже Лунин и Иванов уже разливали водку.
   -Будешь? — спросил Дима входящего в блиндаж Нартова.
   Олег подставил кружку. Он понял, что без водки сейчас он не сможет.
   -Наливай…
   Распив на троих полбутылки, офицеры повалились спать. Кутаясь в одеяло, Иванов вдруг спросил Нартова:
   -Ну как, Олег, ощущения? Вот это уже война…
   -Сойдет, — отозвался Олег.
   Он завалился на спальник и прикрыл глаза. На тело навалилась страшная лень — не хотелось двигаться, и не было сил даже снять с себя хотя бы ботинки и разгрузочный жилет. Ноги до сих пор не отогрелись, но сейчас под боком была натопленная печка, никуда не надо было идти, и беспокоиться уже было не о чем…
   Голова закружилась, и казалось, что тело валится в какую-то бездну. Стало мутно на душе, и Олег не заметил, как впал в дремоту.

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_5_chast_1/4-1-0-1622

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий