ПЕРЕВОДЧИК. Глава 13. Часть 4.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 13. Часть 4.Когда машина удалилась, а листья и пыль осели, Серебров снова поднял группу:
— Надо уходить в сторону фермы… это два километра отсюда… там нас ждет бронегруппа…
— Может, поможем коллегам? — спросил Олег, кивнув головой в сторону леса, где яростная было стрельба, теперь затихала… — Теперь нас ничего не обременяет…
Майор посмотрел на разведчиков. Бойцы сидели на земле как загнанные кони, тяжело дышали, пили воду, некоторых от перенапряжения рвало…
— Стрельба затихает… — сказал Воробьев. — Нет больше наших «подсолнухов»…
— Плохо ты их знаешь… — Серебров улыбнулся улыбкой дьявола.
— Хочу посмотреть… — так же улыбнулся сержант.
Через минуту разведчики, приведя себя в нормальное состояние, подготовив оружие к бою, двинулись обратно к лесу.
По пути майор несколько раз пытался связаться с Букреевым, но тот долго на связь не выходил. Это настораживало, но вскоре он ответил.
Когда группа Сереброва подошла к развилке, все уже было кончено. Мало того, Олег с удивлением увидел, что «подсолнухов» было только четверо. B начале он думал, что остальные или ранены, или убиты, но потом понял, что они вчетвером и вступили в бой…
Руслан был ранен в руку, уже был перевязан и спокойно сидел в кустах в ожидании окончания мероприятия. Двое офицеров стаскивали на дорогу тела убитых в коротком бою боевиков. Разведчики начали активно помогать, и вскоре на дороге в ряд лежали тела десяти воинов джихада, погибших, как они думали, за верное учение…
— Tpoe ушли… — сказал Букреев, вытирая с лица пот.
Олег стал смотреть карманы, и у одного из убитых обнаружил удостоверение полковника армии Ичкерии Бислана Ахмадова…
— Вот и с тобой свиделись… — усмехнулся Нартов.
Через полчаса в район вышли две группы во главе с Самойловым. Разведчики начали обниматься, здороваться. Самойлов тоже не удержался, и мягко хлопнув Олега по плечу, подал руку:
— Здорово…
Олег пожал руку ротного.
— Как вы тут?
— Нормально…
Спустя час Олег уже сидел на броне артиллерийского тягача бронегруппы, прибывшей для эвакуации разведчиков. Еще через час он уже спустился в свой блиндаж, сбросил с себя разгрузочный жилет, вытряхнул из него все боеприпасы, но сил пойти их и сдать у него уже не оставалось. Как-то незаметно Олег завалился на нары и забылся.
Но, как всегда, выспаться ему не позволили. B блиндаж спустился Романов и пнул ногой по нарам:
— Э, военный, припух что ли? Hy-ка, подъем!
Олег подскочил и несколько секунд пытался понять, где он. Дошло.
— Ты почему оружие не сдал? — спросил Романов. — Живо к Красильникову!
— Есть… — Олег подскочил, и, собрав в кучу все свое вооружение, пошел к палатке службы вооружения.
— Потом сразу в штаб… — бросил ему в след Романов.
Олег на ходу подумал, что обращение с героями могло быть и попроще…
Сдав оружие, Нартов вошел в штабную палатку. Там сидел весь штаб отряда и оперативный офицер из ГРУ полковник Попов.
— Вот он, — сказал Романов этому полковнику.
Олег насторожился. Тон командира почему-то не предвещал ничего хорошего…
— Присаживайтесь, товарищ старший лейтенант, — предложил Попов.
Олег, забыв про воинское приветствие, молча присел на край лавки.
— Согласно рапорту заместителя командира отряда майора Сереброва, — сказал Попов. — Именно вы лично уничтожили начальника особого отдела армии Ичкерии дивизионного генерала Абу Мовсаева — нашего заклятого врага!
Вдруг Олег вспомнил рассказы старых разведчиков, которые прошли первую войну в Чечне. Они упоминали и о том, что иногда подвиг оборачивался, ни с того, ни с сего, банальным преступлением… это что, именно тот случай?
Олег всмотрелся в глаза своих командиров. Они все почему-то были неприступно-непробиваемые…
Вдруг на него навалился тяжелейший груз совершенного им деяния. Как-то в одно мгновение он вдруг понял, что всего несколько часов назад именно его руками в историю Чечни была вписана очередная страница…
Только какой она будет? Черной или белой? Хорошей или плохой?
K чему это приведет? K худу или добру? K переменам или застою?
Олег посмотрел на Попова. Полковник задал вопрос. Нужно было отвечать.
— Человека в десантной тельняшке убил я, — сказал Олег. — Как только он вышел из палатки и попытался применить против разведгруппы оружие, я его уничтожил.
— A что бы вы сделали, если бы он вышел из палатки без оружия? — полковник тяжелым взглядом сверлил Олега.
Олег подумал, что Попов вполне мог читать его мысли…
— Перед началом налета всему личному составу шестьсот одиннадцатой разведгруппы была поставлена задача уничтожить Мовсаева. Тем более, что я по фотографиям знал его в лицо, а перед налетом было сообщено, что он носит тельняшку.
— И вы бы даже не попытались взять его живым?
— Нет, — Олег уже немного освоился под взглядом полковника, и отвечал вполне уверенно. — Он был бы уничтожен при любом стечении обстоятельств, чего бы это ни стоило…
— Ясно, — усмехнулся полковник.
Или Олегу показалось, что он усмехнулся…
— Встаньте, товарищ старший лейтенант! — жесткости в его голосе осталось столько же.
Олег встал. Вдруг встали и все остальные офицеры штаба. Попов шагнул к Нартову:
— Товарищ старший лейтенант, конечно, мы вас представим за это к государственной награде, но когда она еще придет…
Олег решительно не понимал, к чему клонит полковник.
— Поэтому мы здесь посоветовались с товарищами… — полковник на миг повернулся на штаб отряда, и все закивали головами… — Учитывая так же и то, что свои часы вы разбили при выполнении боевого задания…
Олег посмотрел на Сереброва, у которого сейчас и были подаренные Олегом именные часы с подписью бывшего министра иностранных дел Примакова. Серебров улыбнулся и кивнул.
— B общем, товарищ старший лейтенант, вот держите… — полковник сказал это с видимым удовольствием.
Попов протянул Олегу наручные часы. Нартов взял часы в руки. Интересно… часы были явно ношены, но часы знатные, весомые… фирмы «Сейко». Сразу было видно, что часы настоящие, не поддельные… стрелки с фосфорным составом, по углам циферблата — четыре маленьких дополнительных циферблата, кроме даты и таймера указывающих еще массу разных величин…
— Носи, Олег на здоровье… — сказал Серебров. — Ты заработал. Это твой боевой трофей. Я могу тебе снова завидовать… это часы самого Абу Мовсаева!
Олег посмотрел на офицеров, и, поняв, что это вполне официальное награждение, встал по стойке смирно и отчеканил:
— Служу Отечеству!
— Зря мы сюда прилетели… — усмехнулся Букреев. — Когда тут такие специалисты есть…
Вечером вернулся Иванов, а все оставшиеся в отряде «подсолнухи» наоборот, улетели тем же бортом. Глеб в штабной палатке в окружении офицеров начал рассказывать:
— Прилетели мы на Ханкалу… вылезли из вертушки, никто нас не встречает. Ну, думаю, информация еще не прошла по операции. Вытащили тело из вертолета, уложили на траву. Сидим, ждем. Дудаев тоже сидит, вертолеты, гад, считает. Проходит полчаса, подходит солдат и спрашивает, кто мы такие и чего сидим на площадке. Часовой, оказывается…
Иванов усмехнулся про себя, отхлебнул чаю и продолжил:
— Я послал его за начальником караула. Тот приходит, говорю ему, мол, приведи сюда оперативного дежурного по базе… я, говорю, из спецразведки, и только что прибыл с задания… а сам сижу с автоматом наготове, да и сержант мой готов стрелять в любого, кто на документы позарится… — Иванов замолчал, переводя дух.
— Ну, Глеб, что дальше было? — спросил Олег. — He томи…
— Сидим дальше. Пришли наши вертолетчики, уже позавтракали и собираются улетать. Видят нас, смеются, спрашивают, зачем мы этого Мовсаева кончили, если он тут все равно никому не нужен… короче, прибегает помощник дежурного. Опять — кто такие, чего тут сидите… ну вот как им еще объяснять? Я как рявкнул на него, ну, в общем, послал, и объяснил куда. Наконец-то появился какой-то опер от фэбосов. Тот сразу смекнул, что к чему, и через пять минут их возле нас уже человек шесть собралось, отдайте, говорят, документацию и этого племянника Дудаева…
— A вы? — спросил Самойлов.
— A мы стволы наружу — никого, мол, не подпустим…
— A они?
— Короче так друг на друга немного покидались, приехал на УАЗике генерал. Как только до него дошло, кто мы и откуда, что там только началось! Через двадцать минут там такая толпа скопилась! Даже телевидение приехало, и давай снимать труп Мовсаева! Потом уже наши мужики из разведцентра появились, стало спокойнее. Мовсаева увезли куда-то, Дудаева так и отдали контрразведчикам, а документы разведчики себе забрали. A документы там на все сто! Там все: весь списочный состав ичкерийского юго-восточного фронта, вся духовская агентура в штабе нашей группировки, куча финансовых документов… короче, все. Мы когда улетали, разведчики с фэбосами уже кого-то арестовывать собрались в штабе, какого-то полковника, который духам всю информацию сливал…
— Убивать его надо было… мерзавца…
— A еще один подполковник, зампотыл отряда спецназа, тоже у чехов на связи состоял, оружие духам продавал, информацию сливал… это я сам вычитал, пока на аэродроме сидел, никому не нужный…
— Валить таких надо… перед строем отряда… мы тут по горам своих товарищей теряем, а они нас же, своих же, сдают…
Организовали ужин. Открыли водку. Третий встали. Надо было молча, но Романов не удержался:
— B один день столько ребят потеряли… пусть земля им будет пухом.
Выпили. Постояли немного, не закусывая…
Будь ты проклята, эта война…

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_13_chast_4/4-1-0-1678

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий