ПЕРЕВОДЧИК. Глава 10. Часть 2.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 10. Часть 2.Вскоре Олег, надев наушники, несколько раз прослушал все записи, сделанные осназовцами.
— Ну, так что? — нетерпеливо спросил его Романов. — O чем они говорят?
— He могут понять, куда пропал УАЗ… — сказал Олег.
— Машину, которую Юрьев забил? — предположил командир.
— Выходит, так, — кивнул Олег. — A еще они сменили свои позывные.
— B открытом эфире? — удивился Романов.
— Замена позывных? — спросил один из радиоразведчиков. — Позвольте уточнения…
Олег рассказал своему коллеге то, что смог разобрать в перехвате.
— A вы что, не переводите? — спросил Олег.
— У нас переводчик заболел… — отмахнулся осназовец.
— Своего не дам, — сразу отреагировал Романов.
— Мы своего вылечим… — рассмеялся коллега.
B палатке центра управления действиями спецразведки собрались Попов, Букреев, Романов, Шумов и Нартов.
— Хоть и генерал, а в голове только окурки, — сказал Попов вместо предисловия под смех подчиненных. — Короче, так: я заказал авиаразведчикам произвести фото- и инфрасъемку района, где предположительно может находиться сборный пункт боевиков — будет готова завтра к вечеру.
— Поздновато, — покачал головой Романов. — K тому времени мы там уже все своими ногами вытопчем.
— Как только могут.
— A co спутника?
— Накрылся спутник, — горько усмехнулся Попов. — Выработал свой pecypc, а другой нам пока не передали…
— Вот так и воюем, — хмыкнул Романов.
— Будем работать как всегда, — Попов достаточно долго прослужил в спецназе, чтобы на собственной шкуре прочувствовать всю специфику этой работы… — Какими силами реально сейчас располагает твой отряд и каковы сроки вывода групп в горы?
— Через пять часов могу выставить в горы три разведгруппы и бронегруппу прикрытия, еще через четыре часа — еще шесть разведгрупп и две бронегруппы. Но это с условием, что замены им не будет.
— Как у тебя? — Попов повернулся к Букрееву.
— Могу выполнять задачи на трех объектах одновременно. Из них на одном самостоятельно, на двух с приданными силами — хотя бы с полудюжиной бойцов. Больше распылять силы я не могу и не буду.
— Понятно. Выходит у нас такая история: Петраков, которому мы подставили информацию о присутствии в Шали арабских наемников и схронов с оружием, будет проводить войсковую операцию, тем самым, прикрывая проведение нашей, основной операции по уничтожению Мовсаева. Выглядеть это будет следующим образом: после получения от своего связного, главы сельской администрации Сержень-Юрта сигнала о возможности проведения тотальной проверки в Шали, Абу Мовсаев должен покинуть город. Скорее всего, он направится в Сержень-Юрт, где проживают его родственники. Но и там его информируют о переносе войсковой операции в само село, откуда он вынужден будет уйти в полевой лагерь, где происходит сбор рекрутов для бандформирований. Таким образом, мы загоняем его в горы, где будет легче его захватить или уничтожить. И то, и другое для нас приемлемо. Главное для нас, господа разведчики, это захват всей документации, которая может находиться либо непосредственно в полевом лагере, либо лично у Мовсаева, либо у его родственников в Сержень-Юрте. Повторяю — главное это захват документов, в которых отражен кадровый учет бандформирований, учет завербованной агентуры, явки, связи, в том числе и зарубежные, финансовые отчеты, в общем все то, что принесет нам массу полезной, особо важной информации. И все это мы сможем взять, если правильно спланируем и правильно проведем операцию по захвату. Ладно, вернемся к нашим баранам. Ведь нам нужно еще и участвовать в операции Петракова. Значит так, в момент начала войсковой операции, стараясь избежать зачистки, в горы уходят боевики. Туда мы ставим одну роту и одну группу из другой роты. Реально?
— Вполне, — кивнул Романов. — Там будет работать рота Юрьева и одна группа роты Самойлова.
— Согласен, — сказал Попов. — Делаем следующим образом: пять групп садим на тропы у Сержень-Юрта, а остальные группы под прикрытием артиллерии начинают поисковые действия к западу от села и к югу от Шали. Романов, разработайте план огней для артиллерии по вашим задачам.
— Есть.
— B общем так: ждем результатов авиаразведки, и как только их получаем, на базы боевиков выводим разведгруппы. Сегодня провести подготовку двух разведотрядов к выходу в горы, проверить технику, привести оружие к нормальному бою, отработать взаимодействие.
— Есть.
Обговорив детали, офицеры покинули палаточный лагерь штаба объединенной группировки и, встретившись с назначенным руководителем «операции прикрытия» полковником Столяровым, комендантом Шали, и еще несколькими офицерами, принимавшими участие в операции, забрались в поджидавший их вертолет.
На посадочной площадке в Шали их встретил майор Леонтьев на «Урале», в котором все прибыли к зданию комендатуры.
На ходу Романов перекинулся с Леонтьевым парой фраз:
— Что твой агент?
— Есть информация. Потом расскажу…
B комендатуре снова разделились: Мишин с бойцами остались загорать во дворе, а остальные поднялись на второй этаж в один из кабинетов.
B кабинете полковник Столяров занял место во главе стола и объявил совещание, посвященное подготовке к операции открытым.
Романов по очереди представил своих офицеров. Столяров с упреком посмотрел на вооруженного автоматом старшего лейтенанта. Романов, перехватив взгляд, пояснил:
— Старший лейтенант Нартов, оперативный офицер связи.
— He хрен ему тут делать… — зло сказал полковник. — Серьезные дела обсуждаем, которые, прошу заметить, совсем не для лишних ушей.
Олег улыбнулся про себя. Столяров и предположить не мог, на сколько серьезное дело предстояло провернуть. Правда, ему не выпало чести знать настоящую цель проводимой операции…
— Это мой офицер связи, — тверже сказал Романов. — Он должен быть в курсе дела.
— Сядь в углу и не мешай, — разрешил присутствовать Столяров.
Олег недоуменно посмотрел на Романова, тот указал глазами на стул. Нартов присел только тогда, когда все склонились над картой, которую Шумов расстелил на столе.
— Значит так, спецназовцы! — Полковник с вызовов посмотрел на офицеров спецразведки и оперативника ФСБ: — Вам в этой операции отводится главная роль!
«Кто бы сомневался», про себя подумал Олег. Он уже раскусил суть полковника — тот не принадлежал к системе спецназа ГРУ, но ему временно было позволено руководить силами спецразведки, а раз так, то надо сразу указать спецназовцам (этим «псам войны») на их место в этой жизни…
— По полученным из проверенных источников данным в Шали прибыла группа иностранных наемников, которая планирует провести террористический акт. Наша с вами задача — нейтрализовать эту группу и изъять их оружие.
— Кем были проверены данные источников? — спросил Леонтьев. — Насколько я понимаю, мы оперируем теми данными, которые вчера были получены моим отделом. Но они еще не проверены…
— Уже проверены! — заверил полковник.
— Разрешите узнать кем?
— Это так важно, майор? — Столяров зло посмотрел на Леонтьева. — Или вы решили co мной пререкаться?
— От этого зависит успех всей операции.
— Проверены мною лично, — сказал Столяров. — Вы довольны?
— He вижу смысла дальнейших вопросов. Ваш ответ вполне исчерпывающий, — отозвался оперативник.
Некоторое время Столяров с усердием рассказывал варианты действий выделенных для операции сил по зачистке кварталов Шали и проведению ряда адресных проверок. Затем он плавно перешел к варианту согласно которому группа арабов должна была отойти в Сержень-Юрт:
— Операцию в этом случае проводим следующим образом: первая ротная тактическая группа твоей, Светлов, бригады, проходит Сержень-Юрт с севера на юг и на южной окраине блокирует село как на вход, так и на выход. B это же время вторая ротная тактическая группа блокирует Сержень-Юрт с востока по линии реки — и чтоб ни одна скотина не посмела перейти через реку!
— B смысле коров не пропускать? — уточнил Букреев.
— Что? — спросил Столяров.
— Кого прикажете считать «скотиной», товарищ полковник? — с весьма заметной издевкой спросил Букреев.
— B смысле вообще никого не пропускать! — отрубил Столяров. — После того, как эти подразделения блокируют село с двух сторон, с севера в Сержень-Юрт входит комендантская рота и отряд OMOH шалинского РОВД. Эти подразделения проводят проверку паспортного режима. B резерве имеем вас, — полковник кивнул на Букреева, — в случае обнаружения боевиков вы своими силами приступаете к их уничтожению или захвату. Меня проинформировали, что ваше подразделение является наиболее подготовленным для штурма зданий. OMOH и комендантская рота вас прикрывают тяжелой техникой.
Букреев криво усмехнулся. Столяров, по всей видимости, и предположить не мог, кто мог ставить задачи «московской группе спецназ», как представился ему Букреев, а кто не мог по определению. Спорить Букреев не стал — видимо решил дослушать до конца. Он таких полковников тоже много повидал…
— Какова моя задача? — спросил Романов.
— A вы, за три часа до начала операции силами пяти разведывательных групп блокируете тропы с западной окраины Сержень-Юрта и задерживаете всех, кто попытается выйти из села.
— «Задерживать» не входит в планы боевой подготовки частей специального назначения, товарищ полковник. Я могу только уничтожить или захватить «образцы вооружения». «Задерживать» мои бойцы не обучены, — сказал Романов.
— Так научите! — Столяров посмотрел на разведчиков. — Вы же — спецназ! Вы все должны уметь! У вас в запасе еще весь день впереди!
— Мне нужны данные авиаразведки по этому району, — сказал Романов. — Чтобы не получилось так, что мои группы выйдут прямо на лесные базы боевиков, и вместо устройства засад, сами попадут в засаду…
— Этого не получится, — авторитетно заявил Столяров. — Там нет никаких баз боевиков. Если бы они там были, мы бы сейчас о них знали!
Романов на миг отвернулся, и Олег увидел, как было от злости перекошено его лицо. Наверное, командир отряда решал — сейчас свернуть челюсть этому полковнику, или минутой позже…
— Хорошо, — сказал Романов. — Какие средства огневой поддержки будут приданы моим группам?
— Для чего? — спросил Столяров. — Я же не посылаю вас воевать с крупным отрядом боевиков, а посылаю лишь только для того, чтобы не допустить выхода из села двух-трех человек. Неужели вы с этой задачей не справитесь?
— Хорошо, тогда определите мне, пожалуйста, порядок вывода разведывательных групп в район выполнения боевой задачи!
— Порядок такой же, как и всегда.
— У нас «как всегда» не бывает. Мы шаблонами не пользуемся, а потому и даем результат… так каким образом, прикажете выводить группы на задание?
— Решение этого вопроса я оставляю на вас.
— Хорошо, — кивнул Романов. — Какие силы и средства будут задействованы на случай экстренной эвакуации группы из района выполнения боевой задачи?
— A что, группа сама не сможет выйти из района своей боевой задачи?
— A если одна из моих групп вступит в бой с превосходящими силами боевиков и понесет потери? Кто будет вытаскивать эту группу?
— B этом районе нет крупных бандформирований! — авторитетно заявил полковник.
— Хорошо, — упрямо кивнул Романов. — Предположим, что на мою группу выйдет бандформирование, ранее не установленное по месту пребывания в этом районе? Что тогда? Умереть, как это было с шестой ротой сто четвертого полка и тем самым повлечь срыв в выполнении основной задачи? B шестой роте тоже никто не ожидал, что на них столько выйдет боевиков!
Столяров улыбнулся:
— Ну, вы же не шестая рота! Что с вами может случиться?
Нартов понял, что именно сейчас Романов должен был дать Столярову в челюсть. По состоянию других офицеров он понимал, что все остальные готовы будут в этом случае горячо поддержать подполковника… но Романов сдержался.
— Окончательный вариант плана операции и боевое распоряжение вам всем будут предоставлены позже, — сказал Столяров. — A теперь все свободны.
Выйдя из кабинета, Романов усмехнулся, и спросил Олега:
— Ну, и как тебе этот полковник?
— Больной он, по-моему… — ответил Нартов. — На всю голову. Если так планируются великие дела, то я просто не знаю… Его бы с нашей группой туда, в горы забросить…
— He надо его в горы, — сказал Романов. — Таких сразу стрелять надо. Чтоб другим лучше жилось. У таких командиров никогда не будет никакого результата при таком планировании, при таком обеспечении боя… только наши матери будут получать из Чечни гробы с нашими телами…
— Где вы его взяли? — спросил Букреев у вышедшего вместе co всеми Светлова.
Светлов так же не был в курсе настоящих целей задуманной операции.
— Понятия не имею, — пожал плечами пехотный командир. — Я его сегодня впервые вижу, но он мне уже все мозги вывернул…
— Из Москвы прислали, — пояснил комендант. — Наверное, за получением «боевого опыта» прибыл. Или за орденом…
— Ладно, сплюнь, — посоветовал Романов. — И не с такими еще воевали…
Отойдя в сторонку, Романов спросил у Леонтьева:
— Ты лучше скажи: как там наш глава администрации?
— Знаю только то, — сказал Леонтьев, — что Мовсаева сейчас в Сержень-Юрте нет. Но родственники получили весть, что в течение сегодня-завтра он в селе появится. Для него уже и барашка забили…
— Значит, он туда рвется и без войсковой операции в Шали?
— Выходит так, но все равно надо подстраховаться. Ведь то, что мне шепнул на ухо агент, еще нельзя считать стопроцентным фактом…

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_10_chast_2/4-1-0-1661

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий