Моя война. Чеченский дневник окопного генерала. КИЗЛЯР, ПЕРВОМАЙСКОЕ. НОВЫЙ ТЕРАКТ

Моя война. Чеченский дневник окопного генерала. КИЗЛЯР, ПЕРВОМАЙСКОЕ. НОВЫЙ ТЕРАКТНа рассвете 9 января 1996 года в Кизляре было совершено вооруженное нападение на военный аэродром, блокирована воинская часть внутренних войск, городские больница и роддом. Об этом мне сообщил по телефону заместитель командира 136-й бригады подполковник Дианов. Я сразу же доложил ситуацию А. Квашнину.

— Возьми с собой оперативную группу (несколько офицеров) и немедленно вылетай в Кизляр. Разберись с обстановкой на месте, доложи и действуй, — приказал командующий СКВО.

Перед вылетом я распорядился перебросить в Кизляр дополнительные силы. Мотострелковый батальон 136-й бригады на бронетехнике, совершив 150-километровый марш, уже к исходу дня сосредоточился на южной окраине Кизляра.

Когда я с группой офицеров прибыл на аэродром, там еще догорали несколько разбитых вертолетов и выносили раненых. Встретивший меня генерал-майор внутренних войск доложил обстановку. Общая картина была следующей. Отряд С. Радуева — свыше трехсот бандитов, вооруженных автоматами, гранатометами, минометами, — пытался захватить аэродром и военный городок. Получив отпор, они отошли, захватив больницу и роддом, объявили всех больных и медперсонал заложниками. По предварительным данным, порядка ста с лишним человек.

Ближе к вечеру мы перебрались в местное отделение милиции, где уже действовал оперативный штаб. Здесь же был и председатель Госсовета Республики Дагестан М. Магомедов. Начались переговоры с бандитами. Те требовали предоставить им 10 автобусов и 2 грузовых «КамАЗа».

Вечером позвонил директор ФСК М. Барсуков, потребовал: во-первых, задержать любыми способами выход колонны с боевиками до 9.00 10 января; во-вторых, или уничтожить бандитов на месте, или сопровождать их, но не упустить; в-третьих, не допустить, чтобы в колонне оказался Магомедов или кто-либо из правительства; в-четвертых, постараться уничтожить самого Радуева.

Ночью прибывшие из Буйнакска мотострелки рассредоточились по моей команде вдоль трассы Кизляр-Хасавюрт в полной готовности к блокированию колонны автобусов.

Между тем ситуация накалялась. Когда затребованный транспорт подъехал к больнице, бандиты вдруг решили прихватить с собой заложников. Вновь возобновились переговоры. Члены правительства и парламента республики предложили себя вместо женщин и детей. Бандиты согласились, но женщин и детей не отпустили, да к тому же взяли с собой нескольких журналистов.

На рассвете 10 января колонна в сопровождении милицейских машин начала движение из Кизляра на Хасавюрт. Было принято решение колонну не уничтожать, а блокировать ее по пути следования и провести спецоперацию силами группы «Альфа».

Однако, отъехав, боевики неожиданно потребовали изменить маршрут движения и в районе Бабаюрта свернуть вправо, по направлению к Первомайскому (это в полутора километрах от административной границы с Чечней).

Около 10 часов утра колонна, проследовав через село Первомайское, подошла к границе. И здесь начались удивительные вещи. Неожиданно для всех по головной машине с воздуха ударили вертолеты. Автобусы остановились, а затем, развернувшись, направились в село. По пути боевики разоружили и взяли в плен более двух десятков новосибирских омоновцев, которые почему-то не оказали никакого сопротивления.

Возобновленные переговоры затянулись и вновь не дали результата. Ситуация приобрела драматический характер. Все три дня, пока продолжался диалог на разных уровнях, боевики готовились к обороне села, заставив заложников рыть окопы. А федеральные войска подтягивали артиллерию, дополнительные подразделения, проводили рекогносцировку. Под Первомайским была сосредоточена разнородная группировка, в которую входили спецподразделения «Альфа», «Витязь», отряды СОБРа, мотострелковый батальон 136-й бригады, рота спецназа 58-й армии… Мне было поручено руководить действиями подразделений Минобороны.

После серии переговоров было принято решение «вытащить» как можно больше заложников, а затем в ходе спецоперации уничтожить банду. В конце концов нам удалось освободить всех женщин и детей.

По замыслу операции, усиленный мотострелковый батальон (730 человек) должен был блокировать село с северо-востока, востока и юго-востока; две тактические группы ВДВ (60 человек) — с северо-запада, а маневренная группа погранотряда (80 человек) во взаимодействии с мотострелковой ротой заблокировала бы Первомайское с севера. «Внутреннее кольцо» составляли подразделения внутренних войск и МВД. Планировались ракетные удары с вертолетов по «КамАЗам» с боеприпасами и оружием, а также по штабу Радуева, расположенному в подвале дома, уничтожение боевиков из снайперских винтовок и огнеметов. И после всего — «зачистка» села.

15 января в 9.00 в действие вступили вертолеты. Затем в атаку пошли штурмовые группы, но встретили упорное сопротивление. Ближе к полудню штурмовая группа СОБРа вошла в село и захватила первую линию обороны радуевцев. На левом фланге в районе кладбища атака захлебнулась. Были подбиты два БМП, 2 человека погибли, 7 получили ранение. К вечеру были освобождены 8 заложников. Среди них оказались 2 солдата внутренних войск, которые объяснили свое нахождение в отряде Радуева в качестве пленных. Ими занялись сотрудники спецслужб.

Все попытки прорвать на следующий день вторую линию обороны боевиков также оказались безуспешными. Мы потеряли 15 человек убитыми и ранеными. Операция затягивалась, в том числе из-за погодных условий (туман, непролазная грязь, снежные заряды).

17 января наступила кульминация. Три реактивные установки «Град» выставили на прямую наводку и произвели несколько выстрелов по зданиям, в которых размещались бандиты. А по всем каналам связи пустили «дезу», что с рассветом село будет сожжено дотла. И вот тут-то в бандитском стане началось шевеление.

В ночь с 17-го на 18 января со стороны Азамат-Юрта в направлении Первомайского подошедшая со стороны Чечни группа боевиков попыталась деблокировать банду Радуева. Однако решительные действия федеральных сил не позволили бандитам осуществить задуманное. Оставив на снегу десять трупов, враг отступил.

В 3 часа ночи на северо-западной окраине Первомайского разведка засекла выдвижение большой группы боевиков. За 200-250 метров до блокирующих село подразделений бандиты провели мощный трехминутный огневой налет, а затем с криками «Аллах акбар!» бросились в атаку. На валу, где находились наши траншеи, дошло до рукопашной. Рубились ножами и лопатками. Около ста пятидесяти боевиков пытались прорваться на этом участке, где им противостояли не более пятидесяти спецназовцев из 22-й бригады СКВО. С ними находился начальник разведки 58-й армии полковник А. Стыцина.

Понимая весь драматизм ситуации, Александр Михайлович приказал спецназовцам отойти на промежуточный рубеж, а сам, оставшись с двумя солдатами, прикрывал их отход, отвлекая огонь боевиков на себя. Уже будучи дважды ранен, продолжал руководить боем, когда выстрел из ручного противотанкового гранатомета (РПГ) сразил отважного офицера, — он геройски погиб, но помог сохранить жизнь многим подчиненным. Вместе с ним пали смертью храбрых два разведчика и военный врач.

А всего в этом неравном бою погибли 7 спецназовцев, их подвиг отмечен высокими наградами Родины. За мужество и героизм полковник А. Стыцина посмертно удостоен звания Героя России.

Противник потерял при прорыве более ста (!) человек, в том числе был убит телохранитель Радуева. Мы захватили спутниковую связь, более 100 единиц стрелкового оружия и около 10 тысяч патронов. При «зачистке» села обнаружили еще сорок трупов бандитов, среди которых было немало арабских наемников.

И все же небольшой группе боевиков, в том числе Радуеву, удалось прорваться. Он уходил, прикрываясь заложниками — новосибирскими милиционерами, захваченными на блокпосту. Понимая, что всем не уйти, Радуев приказал своим бойцам добраться до Терека и уходить по воде. Впоследствии лодки с ними накрыла авиация. Видя всю безнадежность положения, главарь углубился в лес, спрятался. Отсиделся здесь несколько суток, а затем ушел на территорию Чечни. Наша ошибка состояла в том, что мы не выставили на границе «секреты». Будь это сделано, Радуев наверняка оказался бы в сетях. Увы…

Еще в период проведения операции, а тем более по ее завершении, в средствах массовой информации поднимались волны истерии. Обвиняли всех и вся (в первую очередь Барсукова и Куликова) в том, что боевики чуть ли не беспрепятственно ушли в Чечню. Я не мог понять некоторых журналистов, ссылавшихся в своих публикациях на малодостоверные или заведомо ложные источники. В те дни уважаемая мною газета «Известия» опубликовала материал «Кому выгодна версия о „коридоре“ для Радуева?», в котором события в Первомайском подавались шиворот-навыворот. Меня, непосредственного участника операции, публикация возмутила, и я обратился с открытым письмом к средствам массовой информации. Многие газеты его опубликовали (кроме «Известий», конечно). Не буду анализировать допущенные газетчиками ошибки, а лучше еще раз попытаюсь ответить по существу вопроса: почему удалось прорваться части боевиков?

Радуев прекрасно понимал, что в населенном пункте его ждет вернейшая гибель. Единственный маленький, но все же шанс выжить — это собраться на последний бой и ударить всеми силами в одном месте. Таков инстинкт поведения «раненого зверя». Это, кстати, позже подтвердил участник бандитского рейда Х.П. Исрапилов: «Из радиоперехвата мы узнали, что под утро по селу ударят из „Градов“. Выбора не было, пошли на прорыв».

Боевой дух террористы поднимали наркотиками и надеждами на Всевышнего. В результате боя, только по нашим сведениям, было уничтожено более 160 бандитов, 30 взято в плен. А сколько еще неучтенных, — кого террористы унесли с собой, кто затонул в реке. И только небольшой группе удалось уйти. Темная ночь, разветвленная сеть оросительных арыков, канав, заросших высоким камышом, и лесистая местность — все это помогло спастись буквально единицам.

Факт последующего выступления по телевидению и на страницах газет уцелевшего Радуева — не повод для обвинений в плохо продуманной и проведенной федеральными силами операции. Больше того, по мнению полевых командиров, Салман провел «операцию» крайне бездарно, бросил раненых и убитых на поле боя, а сам трусливо скрылся. Со слов Радуева, его отряд насчитывал 256 человек, а уничтожено и пленено — более двухсот. Арифметика, как видим, довольно красноречивая.

А вот еще одно свидетельство того же Х.П. Исрапилова: «Уже на территории Чечни, когда рассвело, нас настигли вертолеты. И пошла охота. „Вертушки“ пикировали на разбегающихся наших людей и в упор расстреливали их из пулеметов…» Добавлю от себя, что авиацией здесь было уничтожено три лодки, четыре автомобиля и одна повозка бандитов.

Не могу не задать и такой, многих волновавший и до сих пор оставленный без ответа, вопрос: почему колонна оказалась в Первомайском, а не была остановлена в безлюдном месте для проведения специальной операции?

Нет вразумительных объяснений, почему боевикам предоставили возможность вернуться в Первомайское и спокойно разоружить сотрудников новосибирского ОМОНа.

Обычно пытаются объяснить все несогласованностью в руководстве и действиями «силовиков» (что, безусловно, имело место). Боюсь, что ответ лежит в другой плоскости: а может быть, кому-то был выгоден успех такого рейда, как и в случае с неожиданным мораторием на прекращение огня в Шатойской операции, как после похода Басаева на Буденновск?

И еще. Готовясь к рейду в Кизляр, бандиты заблаговременно нарастили системы радиосвязи на направлении своих действий. Например, они установили три радиотранслятора. Также в отряде имелась и станция космической связи «Инмарсат», с помощью которой Радуев контактировал с руководством НВФ. Обращает на себя внимание и заблаговременное создание на территории Дагестана обширной сети разведывательных и боевых бандгрупп. Была зафиксирована работа радиостанций боевиков из населенного пункта Советское, из других точек Хасавюртского района. Непосредственное управление и координация действий отряда Радуева и других групп, находящихся за пределами Первомайского, осуществлялись представителями главного штаба боевиков (позывной «Саддох»). Они тоже имели станцию космической связи «Инмарсат». На контакт с блокированной бандой выходили Ш. Басаев (позывной «15-й»), М. Удугов («33-й»), командир группы боевиков «Ангел».

Таким образом, в период операции нами была вскрыта система связи боевиков, велся полный радиоперехват переговоров. То, что радиоподавление было эффективным, подтверждается докладами того же абонента «Саддох»: «У меня нарушилась телефонная связь».

Как ни стремились боевики, повторения Буденновска у них не получилось. Кстати, после Первомайского на подобные широкомасштабные вылазки боевики больше не отваживались.

http://wpristav.com/publ/istorija/moja_vojna_chechenskij_dnevnik_okopnogo_generala_kizljar_pervomajskoe_novyj_terakt/4-1-0-1359

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий