СПЕЦНАЗОВСКИЕ БАЙКИ. ПЕРВАЯ ЗАСАДА (часть 2)

СПЕЦНАЗОВСКИЕ БАЙКИ. ПЕРВАЯ ЗАСАДА (часть 2)Саня чувствовал, что его начал морить сон. Он давно уже не спал нормально, все обходился четырьмя, максимум пятью часами, и вот весь накопленный недосып начал на него наваливаться в такой ответственный момент. Саня несколько раз поднимался и махал руками, растирал себе уши, отжимался от пола, но сон не отпускал.
Серебров некоторое время наблюдал за этим шоу, потом не выдержал и сказал:
— Обмой лицо холодной водой из фляжки.
Саня быстро обмыл лицо, и ему немного полегчало. Что бы облегчить страдания, он пошел по развалинам, проверяя разведчиков. Каково же было его удивление, когда он застал пулеметчика лежащим на земле. При появлении Пешкова тот подскочил, но улики были уже на лицо.
— Быстро алфавит с конца!
— А, бэ, вэ…
— С конца!
— Я… э… у… я не спал!
— Ага, так, только придремал…
— Я честно не спал, товарищ лейтенант!
— Не ори… говори тише… не в опере…
— Я говорю, что не спал…
— Ну и молодец. Больше так не делай. Ноги вырву. Понял?
— Понял.
Фишка с торца здания не спала. Бдили по честному. Четко доложили обстановку и показали вдаль:
— Там машина прошла. Метров семьсот отсюда. На фарах… можно было из пулемета фары им потушить…
— Без самодеятельности только!
Саня вернулся к Сереброву, по пути прихватив с собой снайпера. Вернувшись в свою «комнатушку», Саня увидел, что минер спит в углу. Серебров бездействовал и лишь улыбался в темноте. Видимо ждал, что будет делать командир группы.
Пешков тихонько разбудил минёра:
— Детка, проснись…
Как только представитель саперно-инженерного дела открыл ясны очи, Саня приставил палец к губам, прошипел:
— Тихо…
После чего чувствительно саданул бойца ладонью по лбу:
— Не спи боец! Противник рядом!
Поняв свой косяк, минер горячо заверил:
— Не буду.
Когда стрелка часов приблизилась к четырем, и Серебров уже всем своим видом показывал, что пора собираться, на связь вышел Щука:
— Вижу шесть человек. Идут из леса в сторону поселка.
Саня оживился, сон как рукой сняло. Передал по цепочке:
— Всем внимание!
Схватил рацию:
— Шесть человек, принял. Оружие у них видно?
— Пока не вижу… до них еще метров четыреста…
— Внимательно смотри…
Минер посмотрел на Пешкова:
— Товарищ лейтенант, мне что делать? Когда мину взрывать?
— Когда скажу, тогда и взорвешь. И ни минутой раньше!
Безухов уже смотрел в ночной прицел в сторону рощи, но пока ничего различить не мог:
— Не вижу… где он их там увидел?
Саня вышел на Щуку:
— Ну что?
— Их семеро, товарищ лейтенант. Из леса их еще один догнал. И баба та, похоже, с ними…
— Ты оружие смотри! Видно?
— Пока нет…
— Сколько до них?
— Метров триста.
— Дорогу себе светят?
— Нет. Идут в полной темноте.
Саня обернулся на минера:
— Смотри, не подведи…
— Не подведу…
Серебров взял ночной бинокль и почти сразу сказал:
— Вижу… четверо… пятеро… так… шестеро… ага, вот и седьмой…
Саня посмотрел в свой ночной прицел. Люди приближались. Схватил рацию:
— Оружие видно?
— Пока нет… — отозвался Щукин.
Из смежной «комнаты» высунулся Саенко:
— Товарищ лейтенант, нам когда стрелять?
Саня на миг повернулся к своему бойчиле:
— Когда прикажу! Понял! И сиди, не высовывайся!
— Есть… — разведчик исчез в проеме.
— Если у них нет оружия, то гасить их нельзя. Село рядом, чехи быстро очухаются. Менты, да кадырята налетят, как мухи на… в общем, как мухи на мед, — проговорил тихо Серебров.
— Оружия у них нет… — по рации сказал Щукин. — Метров сто до них осталось. Пока связь прекращаю, чтоб они не услышали…
— Добро…
— Они сейчас у вас как на ладони будут… все, конец связи…
— Конец связи… — сказал Саня и прильнул к прицелу.
В ночи он уже совершенно четко разобрал несколько человеческих фигур, идущих по тропе. Люди шли не осторожничая, как у себя дома. Это говорило о том, что они здесь часто ходили, и наверняка знают здесь каждый метр.
— Приготовиться к бою! — почти шепотом приказал Пешков.
Его команда разнеслась в обе стороны развалин. Чуть слышно клацнули предохранители автоматов. Саня чувствовал, что сейчас от его команды зависит так много в судьбах очень многих людей. Если сейчас ему покажется, что у идущих по тропе людей есть оружие, начнется кровавая бойня… если нет — люди тихо пройдут в свое село и знать не будут, что их в прицелах держала целая группа специального назначения. Необычное это чувство…
Саня левой рукой нащупал плечо минера, сказал:
— Готов?
— Готов.
— Как скажу — подрываешь мину!
— Понял…
Минер уже держал в руках подрывную машинку, от которой тянулись провода к стоящей у тропы мине направленного действия. Саня чувствовал, как трясутся у минера руки, и поэтому сказал ободряюще:
— Не ссы… в штаны…
В прицел было видно всех семерых. Люди уже подходили к зоне наибольшего поражения мины, и нужно было срочно принимать решение. Пешков судорожно взглянул на Сереброва, но подполковник сделал вид, что не видит суеты группника. Ему сейчас самому нужно было принимать решение.
Первая самостоятельная боевая операция! Да просто первая операция! И уже сам должен принять решение! Сложно… очень сложно… и страшно…
Азарт охватил сознание. Вот сейчас дать команду, минер нажмет кнопку и в одно мгновение семь человеческих тел превратятся в кровавые ошметки человеческого мяса…
Но если у них нет стволов… это будет плохо.
Люди подошли к месту, когда нужно было принимать какое-то решение. И Саня решился. Он чуть хрипло выговорил:
— Отставить…
Минер убрал руку с кнопки и чуть слышно выдохнул. Люди прошли в какой-то сотне метров от места расположения засады, не подозревая, что несколько секунд назад запросто могли умереть. Глядя им вслед Саня вдруг распознал за спиной крайнего автомат на плече.
— У последнего автомат… — чуть слышно сказал он.
— Поздно… — сказал Серебров.
А Саня чуть было не крикнул «огонь», но после слов подполковника сдержался, и стал корить себя. Вот бы крикнул… ну грохнули бы одного-двух, а остальные ушли бы… и такой бы шухер начался бы… только держись.
Вот дела — сидели, сидели… кости морозили, а тут вышли семеро… без оружия, как в начале казалось… да поздно распознали автомат. Можно было бы и гасить их… стопудово — духи. Но, видимо зря все. И марш ночной, и бдение, и нервы сожженные…
— У одного автомат был… — уже громче сказал Пешков.
— Прозевали… — усмехнулся Серебров. — Теперь чего об этом говорить… ладно, давай сниматься. Не будет сегодня ничего интересного больше…
Саня кивнул и направился было к дальней фишке, как тут на него по рации вышел Щука:
— Товарищ лейтенант, тут их человек двенадцать… — голос прапорщика срывался, чувствовалось, что сейчас он в чудовищном нервном напряжении.
— Кого? — задал Саня тупой вопрос.
— Духов, товарищ лейтенант… все с оружием. Идут к поселку. Все в разгрузках, камуфляжах…
Саня на миг онемел. Двенадцать человек. Опытные и матерые боевики. Это многовато для его группы в которой всего шестнадцать юнцов, впервые, так же как и он сам, вышедших на боевое задание. В голове пронеслась мысль, которую он тут же озвучил:
— Товарищ подполковник, может, это разведка из другого отряда?
— Ты что, лейтенант? Здесь только мы можем воевать ночью… все остальные — это духи…
Серебров как-то незаметно изменился. Он сразу подобрался, движения его стали резкими, уверенными. Он уже не лежал у стены, а активно действовал.
— Группа к бою! — приглушенно приказал он.
— Группа к бою! — тут же машинально сказал и Саня.
— Пятнадцать человек… до них двести метров. Что нам делать? — по рации раздался голос Щукина.
— Так, сидите там тихо. Действуем по плану! — голос Пешкова окреп. Он сбросил с себя минутное замешательство и теперь действовал уверенно и грамотно. Так, как его учили… — Пропускаете всех в нашу сторону, после чего закрываете им отход. Как мы их начнем бить, смотрите, что бы они обратно в лес не выскочили. Понял? И чтоб из леса никто к нам не подошел!
— Понял… они уже близко…
— Они бородатые? — вдруг лишний раз решил подстраховаться Пешков.
— Да… — ответил Щукин без промедления.
— Сиди там тихо… все, конец связи…
— Есть…
Щукин отключился, и теперь Саня о нем уже не думал. Он повернулся к минеру. Ухватил его снова за плечо:
— Как только я скажу, подрываешь мину!
— Да я помню, товарищ лейтенант… помню…
— Это хорошо…
Саня посмотрел в ночной бинокль, и ясно различил на фоне деревьев приближающуюся массу людей. Казалось, что он слышит их топот, их дыхание, и… запах их пота. Масса приближалась, и сомнений, что это духи, у командира группы специального назначения уже не было.
— Приготовится к бою! — еще раз оповестил он своих подчиненных, и тут же быстро двинулся по развалинам.
Первыми были Саенко и Матвеев. Они уже встали на колени перед оконным проемом и выцеливали своих потенциальных жертв.
— Стрелять только по моей команде, — предупредил Саня.
— На поражение? — спросил срывающимся голосом Саенко.
— Да, бить на поражение. Целиться в корпус. После взрыва мины не давайте им расползаться в стороны. Если взрыва не будет — гасите всех подряд. Если будут оказывать сопротивление — в первую очередь уничтожать гранатометчиков и пулеметчиков. Ясно?
Саня это сказал очень быстро и тут же, не дожидаясь от них ответа, шагнул дальше. Пулеметчик так же уже установил пулемет поудобнее, и в ночной прицел искал того, кого он сейчас будет убивать.
— По моей команде бьешь длинными очередями в уровень пояса. Понял?
— Так точно…
— Будут сопротивляться, в первую очередь вырубай гранатометчиков, потом гаси пулеметчиков…
— Я понял…
— Видно их?
— Нет пока… а сколько их, товарищ лейтенант?
— Пятнадцать или больше…
— Ох ни хрена себе…
— Мы их миной подорвем, меньше станет… а потом и повоевать можно… все, давай… жди команды, и без команды не стрелять! Даже если они под самым носом идти будут!
— Понял…
Дальше Саня не пошел. Не было уже времени. Вернулся на "командный пункт". Посмотрел в бинокль. Духи уже были очень близко. Через несколько десятков метров первый чех войдет в зону поражения мины. Саня посмотрел на минера:
— Внимание!
Боец напряженно молчал. Саня снова посмотрел в ночной бинокль. Духи шли цепочкой, растянутой метров на сто. Такую цепочку одна мина не накроет. Кто же думал, что духов будет так много? Пешков уже было даже допустил мысль пропустить духов, огонь не открывать, но тут же отбросил это минутное малодушие. Решил посоветоваться с Серебровым:
— Иваныч, если первых трех пропустить, а потом подорвать? Так больше уложим…
— Валяй… — пространно отозвался подполковник.
Саня вскинул бинокль. Духи уже подошли к мине. Нужно было принимать решение. Пешков опустил бинокль, отложил его в сторону, подхватил свой автомат и повернувшись к минеру, сказал:
— Жми!
Мальчишка с силой надавил кнопку, и тут же по ушам хлестнул резкий звук разрыва мины. Саня вскинул автомат и громко, уже не таясь, крикнул:
— По духам — огонь!
Развалины ожили. Молодежь молотила духов с особой страстью — ведь все это было для них в первый раз…
Саня прильнул к прицелу, и тут же поймал бегущего человека на галку и потянул спуск. Автомат отдал в плечо, в сторону полетели гильзы. Видно было как кувыркнулся человек, как упал и замер. Минер тоже открыл огонь, радист и тот стрелял длинными из своего разлома в стене. Серебров бил врага одиночными выстрелами, как в тире…
Пешков водил стволом в упоении. Мина срубила сразу человек шесть, остальные бросились в стороны, и даже пытались развернуться в подобие цепи, но молодые бойцы работали слаженно и умело. Магазин закончился быстро, и Саня сноровисто сменил его, успев вложить порожний в карман нагрудника.
Ухо приятно грела непрерывная трель пулемета — молодой боец четко выполнял приказ командира группы.
А в лощине метались в стороны люди. Но пули везде находили их, валил на землю, рвали плоть, выбивали жизнь…
Выпустив второй магазин, Саня под грохот стрельбы осмотрел поле боя. Духи не смогли организовать сопротивление, а разрозненные попытки были подавлены в очень короткий срок.
— Харэ! Прекратить огонь! — крикнул Саня, убедившись, что среди духов активно бегающих или ползающих уже не осталось.
Стрельба стала стихать. Саня тут же вышел по связи на Щукина:
— Как у вас?
— Нормально. Двое пытались уйти… мы им ушли! — голос прапорщика уже изменился. Теперь он был уверенный, жесткий…
Потом Пешков вызвал Егорова. Тот ответил:
— У нас пока тихо. Из села никто не бежит…
— Духи на вас не выходили?
— Нет.
— Хорошо.
— Что нам делать?
— Сидите пока. Если кто появится — сразу мне доклад! Ясно?
— Так точно.
Стрельба затихла полностью. Было слышно, как пулеметчик заряжает в свой ПКМ новую ленту. Саня стал всматриваться в поле брани. Ему показалось, что несколько человек шевелятся, поэтому он громко крикнул:
— Эй, чехи! Есть кто живой?
В ответ ему была только тишина.
— Стреляю на поражение! — предупредил Саня.
Ему снова никто не ответил. В прицел он увидел, как несколько духов организованно ползут прочь от места засады.
— По всем видимым телам — огонь! — приказал громко Пешков.
Группа снова принялась долбить по духам. Больше всех старался пулеметчик. Вдруг у духов раздался взрыв. Что это было Саня не понял.
— Прекратить огонь!
Через пару минут Саня надел на голову «квакер» и прихватив с собой четверых разведчиков, направился к духам. По пути он расстреливал все, что по его мнению представляло опасность. То же самое делали и молодые разведчики, повзрослевшие в одно мгновение на несколько лет…
Разведчики пинком в голову проверяли, жив ли лежащий на земле человек. Саенко прикрепил к автомату штык и пару раз ткнул кого-то из убитых. Досмотр занял несколько минут. Насчитали двенадцать погибших. Саенко подошел к Пешкову:
— Товарищ лейтенант, а что с этими делать?
Раненые духи сидели в стороне под присмотром Матвеева. Саня быстро оценил ситуацию. Разведчик прямым текстом спросил разрешения расстрелять боевиков.
Лейтенант подошел к раненым:
— Кто из вас старший?
— Он убит… — ответил один из боевиков.
— Его имя и фамилия?
— Бригадный генерал Исмаилов…
Из темноты появился Серебров. Он небрежно бросил:
— Лейтенант, быстрее… уходить надо…
— Положите их лицом в землю… — посоветовал лейтенант разведчикам.
— Есть, — кивнул Саенко, и направляясь к раненым, крикнул: — Легли все лицом на землю! Живо!
Серебров покачал головой:
— Давайте быстрее. Нам еще оружие собрать надо, и документы…
— А куда стрелять? — спросил Матвеев. Разведчика трясло, он впервые участвовал в таком побоище, и реагировал не совсем адекватно. Допускал много лишнего.
— А куда раненых добивают? — спросил Серебров. — Туда и стреляйте…
— Сей момент… — разведчик улыбнулся дьяволом и направил ствол автомата в затылок первого лежащего и потянул спуск.
Саенко тоже подскочил и выстрелил в голову второму. Саня отвернулся. Наверное, надо было самому добить этих душков, что бы не давать это делать молодежи…
— Товарищ лейтенант, — спросил Саенко. — А можно я этого на колени поставлю?
— Кого?
— Ну, вот этого последнего духа… Они же наших пацанов на колени ставят, когда расстреливают…
— Не надо издеваться над человеком. Давайте быстрее…
Саенко застрелил боевика.
— Товарищ лейтенант, а можно я у него амулет с шеи сниму? — спросил Матвеев.
— Можно… — махнул рукой Саня, подумав, что бойцы все равно снимут…
Саня лично проверил карманы у нескольких боевиков, потом собрал у разведчиков найденные у боевиков документы, сфотографировал каждого убитого на цифровик, и наконец-то скомандовал:
— Отходим!
Группа тащила с собой все стволы боевиков. Собрались у развалин. Вызвали дозор Егорова, который появился довольно быстро. Начали отходить. Подгруппа Щукина прикрывала отход.
Шли молча… каждый переваривал произошедшее…
К расположению полка вышли в момент, когда очертания ночи стали серыми. Встречать их вышел Юрьев.
— Товарищ майор, шестьсот одиннадцатая группа после выполнения боевого задания прибыла. Потерь нет, — доложил Пешков. — Уничтожено пятнадцать боевиков. Захвачено тринадцать автоматов, два пулемета и шесть гранатометов. Командир группы лейтенант Пешков.
Юрьев хлопнул своего группника по плечу:
— Молодец, Саня.
Трофеями завалили проход между палатками. Первым делом Саня разоружил свою группу, потом повел бойцов по палаткам спать. Саенко громко хвастался перед остальными разведчиками:
— А потом я ему бац в голову… кровь во все стороны… жаль, что Пешков не разрешил мне поставить духа на колени.
— Саенко! — крикнул лейтенант.
— Я!
— Прекрати! Тебе это всю жизнь поперек горла стоять будет… ничего тут радостного нету…

http://wpristav.com/publ/istorija/specnazovskie_bajki_pervaja_zasada_chast_2/4-1-0-1512

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий