СПЕЦНАЗОВСКИЕ БАЙКИ. ФИШКА (ликвидация Хаттаба, часть 3)

СПЕЦНАЗОВСКИЕ БАЙКИ. ФИШКА (ликвидация Хаттаба, часть 3)За день разведчики группы Краснова оборудовали лежки, в которых можно было спать, не боясь получить обморожение — в снегу выкопали небольшие углубления, туда настелили брезент, затем уложили полипропиленовые коврики, а уже на них ложились спать разведчики в спальные мешки, и сверху накрывались целлофаном.
Еще в пункте постоянной дислокации Саня часто выгонял свою роту ночевать именно так, а не в теплой казарме. Поэтому сейчас он не опасался, что кто-то получит обморожение — личный состав был в полной мере подготовлен к выживанию в таких суровых условиях.
Шайба завалился спать до трех ночи в свой спальник, выпав из поля зрения своих командиров. Серега продержался до полуночи, и затем тоже завалился спать. Бдить оставались только наблюдатели, да командир роты. Внизу, у дороги, сидела группа Фокина. Там бдить должны были человек пять.
Примерно в час ночи наблюдатель доложил, что видит движение автомобиля с потушенными фарами. Машина шла на одних подфарниках. Дальность до машины составляла еще порядка двух километров, а потому было время принять решение. Савеловский поднял заместителя. Серега спросонья ухватился за автомат, но Саня быстро объяснил суть вопроса:
— Машина идет… будем бить!
По связи вышли на Фокина:
— Женя, поднимай всех! В твою сторону идет машина! Приготовиться к бою!
В ночник было видно, что по дороге идет джип. Саня не колебался ни мгновения:
— Как только машина войдет в зону поражения — огонь по моторному отсеку. Потом машину досмотреть! Мы начинаем спускаться…
Саня подхватил свой автомат, шестерых разведчиков, и начал спускаться к группе Фокина.
Как только машина приблизилась к засаде, двое разведчиков из бесшумного оружия обстреляли ее. В ближайшем рассмотрение оказалось, что это были старые «Жигули». Из машины выбрались два мужика и женщина, которые тут же послушно легли на дорогу. К этому времени на дорогу спустился Савеловский с разведчиками.
Досмотр машины показал, что ничего запрещенного к "гражданскому обороту" в салоне и багажнике нет. Люди от огня из стрелкового оружия тоже не пострадали. По сбивчивому объяснению выяснилось, что эта троица направлялась в Дагестан за продуктами на свадьбу родственников.
Машину силами разведчиков поставили у обочины, а людей подняли в расположение группы Фокина. Паспортные данные передали на ЦБУ и стали ждать. Саня подсел к одному из мужчин:
— Боевик?
— Зачем? Нет. Я мирный человек, воевать не мое дело… я работаю в администрации села Ведено…
— Кем?
— Водителем.
— Кого возишь?
— Главу администрации…
— Хаттаба давно видел?
— А кто это?
Савеловский рассмеялся:
— Да не жмись, я ведь знаю, что ты его разведчик. А потому я тебя сейчас расстреляю…
Чеченец испуганным взглядом смотрел на ротного. Саня раздухарился:
— Рассказывай только правду: как ты должен подать сигнал безопасности маршрута?
— Я не знаю о чем вы…
Задача допроса не ставилась, да и времени не было, и Саня махнул на чеченцев рукой. Через полчаса с ЦБУ пришел приказ отпустить задержанных. У машины был пробит радиатор, но она все же завелась, и уже в четвертом часу ночи троица уехала. Было ясно, как божий день, что если это и были разведчики, то они уже доложили "куда следует" и маршрут закрылся.
Так и случилось. До самого полудня по дороге не проехало ни одной машины. Наливники как в воду канули. Лишь редкие машины проезжали по перевалу.
Разведчики уже практически не таились. Саня как-то посмотрел на тропу, по которой он ходил от вершины к дороге и ужаснулся — тропа как-то незаметно превратилась в широкую слоновью дорогу. Куда уже до скрытности, когда тут такая тропа…
К исходу третьего дня Савеловский принял решение провести показательную ложную эвакуацию. Обговорив детали по закрытому каналу с ЦБУ, Саня принялся готовиться к передислокации.
Весь остаток светлого времени суток он вместе с Юрьевым и парой разведчиков облазил соседние склоны и нашел место, где можно было скрытно расположиться всему разведотряду. Ночью весь разведотряд переместился на новое место, а утром пять вертолетов изобразили посадку на прежнем месте и улетели домой.
Ложная эвакуация тут же возымела действие — буквально через час нескончаемым потоком хлынули в Дагестан бензовозы и другие машины. Разведчики пропускали их, стараясь не обнаружить себя. По разведданным Хаттаб должен был ехать на УАЗике серого цвета… только его и ждали…
Казалось, что день не закончится никогда. За это время мимо засады прошло около полусотни машин, но нужной так и не было. Было ясно, что предстоящая ночь будет решающей.
К ночи разведывательный отряд в предвкушении результата затаился в засаде прямо у дороги. Чуть выше, метров двести от дороги, находились расчеты «Утеса», "Пламени" и «Фагота», а так же группа управления разведотряда в лице командира роты, его заместителя и радиста.
Рота расположилась в цепь шириной метров триста вдоль дороги. Дозоры расположились еще метров на сто от ядра отряда, так, чтобы успеть предупредить о появлении машины.
С наступлением темноты Саня пошел проверять разведчиков. Люди за эти несколько дней были сильно измотаны, на них навалилась смертельная усталость… от недосыпа и солнечных ожогов у всех были красные глаза…
Юрьев расположился на левом фланге — на самом дальнем от Чечни, и сидел в снегу, ковыряя ложкой в полупустой банке тушенки.
— Как дела? — спросил Савеловский, подсаживаясь рядом.
— Ем… — коротко отозвался Серега.
— Сегодня бойцы на своих постах спать будут, как пить дать… люди устали, им нужен отдых… — тихо сказал Саня. — Нам с тобой сегодня спать не придется. Будем бойцов трясти. Ты со своего краю, я со своего…
— Угу… — кивнул Юрьев. — Только если Шайба еще в первую ночь спал, то сейчас его и из пушки не разбудишь…
— Спирт еще остался, но сегодня выдавать его я не буду. Точно все уснут… пусть лучше мерзнут…
— Если будут обморожения — с тебя спросят…
— Ну и пусть. Зато чует мое сердце, что Хаттабушка сегодня мимо нас пойдет… Как считаешь, пойдет, или нет?
— Если они поверили, что мы улетели, то пойдет… если не поверили, то не пойдет…
— Что-то оптимизма у тебя в голосе не слышно!
— Потому что устал страшно. И спать хочу!
Серега посмотрел на своего ротного злым взглядом. Саня отпрянул:
— Ладно, я пошел, проверю бойцов…
Серега закопал пустую банку в снег, и подхватив автомат, направился в сторону крайнего дозора, где нес службу Шайба.
Пробираясь по снежному склону, Серега невольно прислушивался к тишине, которая вдруг наступила с прекращением ветра. Где-то далеко на востоке находилось Каспийское море… вот сейчас бы окунуться в теплое море, да на песочке горячем полежать, подставляя свои бока палящему солнцу…
Впереди кто-то кашлянул. Это дозор. Тут же раздался голос:
— Кто идет?
— Юрьев… — отозвался Серега.
— Подходи… — Серега узнал фамильярный тон Шайбы.
Чуть не поскользнувшись на склоне, Серега подошел к крайней «фишке» и разглядев в темноте старшину, спросил его:
— Что у вас тут?
— Тишина полная… — доложил Шайба.
— Хари, поди, мочите?
— Да как же можно, товарищ капитан… на посту-то? — невинно вопросил старшина, напрочь позабыв свою выходку в первую ночь. — Не положено!
— Гляди-ка! — усмехнулся Серега. — Кто разговорился…
Шайба смолчал. Юрьев посмотрел в ночной бинокль на дорогу, потом отдал прибор разведчику и пошел в обратный путь. Время подходило к двадцати трем часам… Через час-два уже можно ждать гостей, если они, конечно, решатся ехать…
Вернувшись на свою позицию, Серега обернулся в спальный мешок и замер, поудобнее расположившись в снегу. Тут же его начал морить сон. Сознание решительно боролось с расслаблением, но усталость давала о себе знать. В такой ситуации нельзя давать ни малейших послаблений своему организму. Как только ты разрешишь самому себе прикрыть глаза на пять секунд — все, считай, что сон овладел тобой. Там где пять, там и десять. А потом сознание начинает оставлять бренное тело… и наступает здоровый физиологический сон. Тело отдыхает, подвергая себя смертельной опасности, срывая поставленную подразделению боевую задачу…
Серега потер перчатками виски, потом зачерпнул рукой побольше снега, и протер им лицо. Чуть взбодрившись, Серега вылез из спальника и направился в другую сторону. Наткнувшись в темноте на Житкова, Серега перекинулся с ним парой фраз и двинулся дальше. И почти сразу он вышел на спящего разведчика. Мальчишка сидел в позе для стрельбы с колена, и чуть оперевшись на откос скалы, спал в свое удовольствие.
Юрьев пнул бойца по ноге, и тот лениво повернувшись, сказал:
— Я не сплю… я слушаю…
— Слушает он… — Серега сплюнул в сердцах и пошел дальше.
Разбудив еще парочку рэксов, Серега вышел на Савеловского:
— Саня, надо что-то делать, я троих разбудил… а через час таких будет десять… или двадцать…
Саня тоже только вернулся с проверки и был в прострации от увиденного:
— У меня четверо спят… уговоры и наказания не помогают…
— Что будем делать?
Саня почесал затылок и тут же полез в сторону, где были складированы групповые манатки. В темноте что-либо искать было довольно сложно, но вскоре он вручил Сереге моток веревки:
— На, привяжешь за ноги своих дозорных, и будешь дергать время от времени…
— Это дело… — улыбнулся Серега и пошел на свой фланг.
Прошел он до самого конца и в итоге наступил на руку спящему Шайбе. Не слушая его оправданий, Серега привязал конец веревки за ногу Шайбе и сказал:
— Я дергаю — ты в ответ дергаешь два раза. Понял?
— Понял, — кивнул Шайба.
Юрьев вернулся на свою позицию. Всего он привязал на веревки троих разведчиков. Завернувшись в спальник, капитан вооружился ночным биноклем и принялся наблюдать. Время было уже около часа ночи, и ему даже показалось, что сон прошел… по крайней мере он уже не так сильно хотел спать. Время от времени он дергал за веревки, и разведчики тут же отзывались. Бдительность была восстановлена. Хоть и примитивно, но система работала!
Вдруг несколько раз щелкнула рация. Еще с вечера условились поддерживать режим полного радиомолчания, так как было известно, что чеченцы часто прослушивают эфир. А перед попыткой прорыва в Дагестан птицы такого полета, как Амир Хаттаб, наверняка будут стараться всеми силами выявить засаду… А щелчки… ну что такое щелчки?
А для всего разведотряда это был знак «внимание»!
Тут же подскочил Фокин и выпалил:
— Серега, поднимай своих. К нам машина идет! По цепочке передали!
Юрьев тут же дернул несколько раз за все веревки и ближним разведчикам негромко сказал:
— Приготовиться к бою!
И тут же переместился ближе к Шайбе, приглушенно выговорил:
— Шайба! К бою!
— Есть… — четко отозвался старшина.
Серега услышал, как тот передернул затворную раму автомата.
Юрьев вернулся на исходную и стал в бинокль рассматривать дорогу. Машина, по всей видимости, была еще за поворотом, и увидеть ее пока не было возможности. Оставалось только ждать.
Без радиосвязи, без докладов наблюдателей, без возможности самостоятельно оценить ситуацию…
И в этот момент из-за поворота появилась машина. В начале одна, а затем и вторая. Первым шел УАЗ. Точно такой, какой был указан при постановке задачи. Второй машиной была пятидверая «Нива». В бинокль было видно, что машины битком забиты людьми.
В один миг заработали «Утес» и автоматический гранатомет. Тут же хором запели автоматы и пулеметы группы Краснова и Фокина. С дистанции сто метров огонь стрелкового оружия нанес машинам приличные повреждения, но, тем не менее, «Нива», обойдя остановившийся УАЗ резко прибавила скорость, и включив фары, попыталась выскочить из засады. На очень коротком отрезке дороги «Нива» развила скорость более ста километров в час, и неслась из засады, надрывно рыча двигателем…
— Огонь! — крикнул Серега, и сам приложился к автомату.
Машина неслась у него буквально под носом, а он долбил по ней длинной очередью, отмечая про себя, что не может вывести нужное упреждение, и большинство его пуль ложатся уже за машиной… и лишь совсем не много влетает в салон с пассажирами…
Буквально через пару секунд машина вильнула за поворот, и исчезла из поля зрения. Серега не верил своим глазам. Он столько раз забивал из засады движущийся транспорт, что сейчас ему казалось, что это все сон. Он только что завернулся в спальник и прикрыл на мгновение глаза…
Но нет. Ствол автомата был теплым, а магазин пустым. Правее шло добивание УАЗа — по нему стреляли две группы специального назначения. Ребята работали на полное поражение…
Через минуту стрельба стихла. Серега метнулся на правый фланг и успел ухватить Савеловского за рукав прежде, чем он пошел досматривать расстрелянную машину:
— Саня, «Нива» ушла! — крикнул Юрьев в самое ухо ротного. — Я сам в нее засадил полмагазина, а ей хоть бы что…
Но Савеловский сейчас был занят УАЗом и внимание на Серегу практически не обращал.
Вместе с несколькими разведчиками офицеры спустились к УАЗу. Возле машины лежало три трупа в камуфляжной одежде. По ним на всякий случай несколько раз стрельнули молодые разведчики. В самой машине нашли еще три тела, два из которых еще подавали признаки жизни. Их выволокли на дорогу. Вопрос ставили прямо:
— Где Хаттаб?
Оба раненых боевика ответили одинаково:
— В «Ниве»…
Серега готов был провалиться сквозь землю.
* * *
Один боевик выжил, и на утро вертолетом был эвакуирован вместе с разведчиками. На допросе, проводимом уже в отряде, он показал, что «Нива», на которой передвигался Хаттаб, была оснащена локальным бронированием салона и моторного отсека. Это объясняло ее живучесть при обстреле с такой короткой дистанции.
Вскоре агентурная разведка подтвердила факт тяжелого ранения Амира Хаттаба, полученного им при переходе из Чечни в Дагестан. Через два с половиной месяца Хаттаб от этих ранений умер. Где его закопали, не известно до сих пор. Чуть позже, совершенно случайно «федералы» нашли у убитого боевика кассету с записью похорон Амира. И больше ничего…
А потом командованию осталось только сочинить для российского народа красивую сказку о том, что кровавый бандит был отравлен каким-то письмом в результате сверхсекретной операции, проводимой ФСБ. Давайте поверим в эту красивую сказку, но при этом будем помнить, что жирную точку на жизни бандита поставил все-таки Спецназ ГРУ.

http://wpristav.com/publ/istorija/specnazovskie_bajki_fishka_likvidacija_khattaba_chast_3/4-1-0-1515

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий