Русский капитан. Должок (часть 4)

Русский капитан. Должок (часть 4)…После нескольких часов радиопереговоров и посредничества вездесущего командира «советского» полка Егорова, где-то на Ханкале, в мастерских нашёлся неучтённый топливный насос. Нашли и его хозяина, который после продолжительного торга с нашим зампотехом, которому, как главному техническому спецу в нашем ханкалинском лагере, было поручено вести переговоры, согласился обменять насос на трофейное подарочное охотничье ружьё, которое наши взяли в одной из басаевских резиденций. На магическую фамилию «Басаев» тыловик клюнул и согласился меняться.
Был заказан на утро вертолёт. Теперь оставалось только сформировать команду, тех кому надо было смотаться на Ханкалу.
Понятное дело, что первый в этом списке был сам Эрик.
С ним решили отправить солдат, у которых закончился срок командировки, отрядили прапорщика за почтой и свежей прессой. Оставалась ещё одна проблема…
Пока Эрик возился со своим танком, командир собрал в палатке её обитателей.
— …Ладно, мужики, кто полетит с Эриком?
— Вообще-то это дело замполита… — кинул идею Аверин.
— Нет, я никак не могу! — тут же открестился Цыкин. — У меня здесь работы выше крыши. К тому же, я на Ханкале вообще никого не знаю. Я там был всего три дня. К кому я там полезу? Надо того, кто там дольше всего просидел.
При этих словах все посмотрели на меня.
Внутри всё похолодело, как перед экзаменом. Уж чего точно не ожидал, так это того, что речь, вдруг, зайдёт обо мне. Я ни с какого борта для «задачи» не подходил…
— А ведь действительно, Лёша, ты на Ханкале наверное дольше всех просидел…
«Дольше всех» — это месяц, когда я в прошлую свою командировку заболел бронхитом и три недели пролежал в ханкалинском госпитале, а потом ещё неделю ждал колонны в группировку.
— Товарищ командир, почему я? Я вообще не по этому делу. А на Ханкале вот уже третий месяц зампотех сидит. Он, наверное, там уже всех кур перещупал…
— Колесников будет вместе с «Эльфом» насосом заниматься, ему дел и без того хватит. — задумчиво протянул командир. — В общем так, Абрютин, ты у нас «пээнша». Вот и прояви штабную изобретательность…
Спорить с Сергеичем было бессмысленно. И потому я только развёл руками…
Вскоре в палатку вернулся Эрик. Он был лихорадочно оживлён и аж светился. Ещё бы! Его «ласточку» вернут к жизни…
— Олег Сергеевич, мне бы ещё и динамическую защиту достать?
— В смысле?
— Ну, нас же сюда пригнали без «пластида»…
В палатке повисла удивлённая тишина. Первым нашёлся командир:
— А что у тебя в коробках?
— Как что? Воздух.
— Как же так можно на войну собираться было, Эрик? — укоризненно сказал Аверин.
— А я что? Комбат нам дал команду защиту по полной устанавливать, но наш начальник бронетанковой службы округа приказал не ставить и отправить танки без динамической брони. Мол, что бы экипажи «пластид» не продали.
— Твою мать! — выругался Аверин. — Это так мы теперь к войне готовимся! Главное, что бы не украли, и не продали… Демократия в действии! Теперь понятно, почему танки как спички горят. Довоевались…
— Нет, Эрик. Пластид я тебе не найду. — развёл руками командир. — Извини! Но ещё одну проблему мы постараемся решить.
— Какую? — удивлённо посмотрел на Сергеича Эрик.
— Тебе Абрютин объяснит…
Надо ли говорить, что после моего объяснения Эрик просто воспарил. Ещё бы! Ведь на Ханкале я должен был организовать ему интимную встречу с одной из тамошних обитательниц. А для упрощения этого знакомства в моём кармане лежала сложенная пополам пачка рублёвок в эквиваленте двухсот долларов…
* * *
«…И где я ему здесь бабу найду?» — я тоскливо окинул неприветливый ханкалинский пейзаж. Серая пелена мелкого дождя, набухший водой чёрный липкий чернозём, обтрёпанные темные мокрые крыши полаток.
Нет, баб на Ханкале, конечно, хватает. Телефонистки, медички, поварихи, секретчицы. Но женщина на войне — товар особый. Из разряда «полный дефицит». На каждую бабу здесь приходится по роте, а то и батальону жаждущих ласки и любви мужиков. Так, что есть из кого выбирать.
Здесь без мужского внимания не останется ни одна. Будь она хоть Бабой Ягой, на пополам с Квазимодо, но, для изголодавшегося на многомесячном «безбабье», офицера, ничем не уступит Василисе Прекрасной. Понятное дело, что те, кто покрасивее, постервознее, легко находят себе покровителей с большими звездами на плечах и широкими «возможностями» на форменных штанах. И если обладательница заветной прелести ещё к тому же не дура, то очень может статься, что с войны она вернется не в свой Мухобойск официанткой в полковую столовку, а уедет за своим покровителем в крупный город. Получит непыльную штабную должность, погоны прапорщика, квартиру вне очереди и даже мужа из хитрожопых прапоров или туповатых лейтенантов, которого ей самолично подберёт покровитель, насытившись любовью или просто от греха подальше…
Так, что с бабами на войне всегда туго.
И где же я здесь Эрику бабу буду искать?
…Правда, одна наколка у меня всё же была. Я о ней еще в вертушке вспомнил. Маргарита! Маргарет…
Продавщица местного военторга, дама лет сорока, с перьями выбеленных перекисью волос, сухощавая и веснушчатая. Она явно не производила впечатление недотроги. Более того, пару раз довольно недвусмысленно предлагала мне заглянуть в конце рабочего дня, помочь ей разобрать новый товар, и вообще всячески меня выделяла из общепокупательского контингента. Я бы, может быть, даже и зашёл к ней «на огонёк», но сначала мне ещё вполне хватало послеотпускной «сытости» в этом вопросе, а потом, когда уже и Маргарет стала мне казаться фотомоделью — мы давно были в горах.
По большому счёту, я бы сейчас сам к ней с удовольствием слазил в подсобку, но чувство долга перед несчастным Эриком пересиливало похоть. Да и мужская практичность подсказывала мне, что если Маргарет согласиться обслужить Эрика, то «раскрутить» её ещё и на меня будет не очень сложно…
«Таблетка» тормознула у знакомого контейнера, над которым висела выгоревшая на солнце вывеска «Военторг». Поблагодарив доктора, согласившегося меня подбросить, я буквально по щиколотки провалился в густую майонезную грязь. Вся площадь перед контейнером представляла собой огромную квашню взбитого до состояния крема гусеницами и колёсами чернозёма. Сразу можно было понять, что «Военторг» место более чем «центровое».
Десять шагов до дверей представляли собой аттракцион эквилибризма. Ноги разъезжались. Скрытые под слоем грязи колеи, вдруг разверзались под «берцами» полуметровыми омутами. В общем, на крыльцо я забрался чмо — чмом!
«Интересно, а как она сама сквозь эту грязь пробирается?» — Ещё успел подумать я, распахивая знакомую дверь.
В нос тут же шибануло привычным военторговским «коктейлем» из корицы, копчёностей, дешёвого одеколона и табака…
— Ёлы палы! Какие люди! Маргарэт! Я пришёл к тебе с приветом!
Маргарет встретила меня приветливо, но без былого энтузиазма. Это мне не очень понравилось…
Вообще она как-то изменилась. Толи ещё сильнее похудела, толи белесых перьев в причёске поубавилось.
Минут десять мы болтали ни о чём. Вспоминали каких-то общих полузнакомцев.
— …Рому из реммастерских помнишь? Застрелился. Жена его бросила…
— Да что ты!?
— …А Люся с Виктором Ивановичем в Ростов улетела. Он её обещал там в КЭУ устроить.
— Молодец!
— …Говорят, командировочные с августа срежут в два раза.
— Я тоже об этом слышал. Этих бы «фиников» (финансистов) к нам сюда…
Наконец все новости были «перетёрты» и можно было начинать переходить к главному.
— Ты что-то купить хотел? — сама перешла к делу Маграрет.
— Нет. Я к тебе по личному вопросу. Понимаешь, помощь твоя нужна… — начал я издалека «гнать пургу».
— Что случилось? — заинтересованно «напряглась» Маргарет.
«Пора!» понял я.
— Понимаешь, мужик один пропадает…
…По мере изложения я видел, как медленно каменеет её лицо. Надо было остановиться, умолкнуть, но меня словно переклинило…
— …Парнишка просто прелесть. Да с ним любая за честь посчитает. Фигурка, лицо!..
Продавщица превратилась в статую, лицо её медленно покрывалось багровыми пятнами.
— …Мы скинулись… Двести баксов, но рублями. Это же месячная зарплата… Вот я и подумал, чем кому-то, лучше уж тебе. Дай, думаю, знакомому человеку помогу…
Тишина повисла, как снежная лавина над туристом. А потом грянул гром!
…Никогда не мог представить, что Женщина может так выражаться. Маргарет не орала, нет, она буквально клокотала и шипела как клубок разъяренных кобр.
— …Ах ты пидор!.. Я что, по-твоему, блядища подзаборная!? Да как ты смел!!? Хорёк обдристанный!..
Спиной я лихорадочно пытался нащупать дверь. Но она сама нащупала меня. Удар ручкой между лопаток на миг сбил дыхание. Я отскочил в сторону. На пороге вырисовался покупатель. И какой! Комендант Ханкалы, пожилой маслатый подполковник, которого за глаза вся Ханкала называла «Геббельсом» из— за непропорционально большой головы на худеньком теле и привычки читать нудные проповеди по любому поводу.
Увидев коменданта, Маргарет неожиданно осеклась. Самое время умотать подобру — поздорову! Но комендант перекрывал прямой путь к двери! Я бочком попытался протиснуться за ним.
— Извините, товарищ подполковник…
Геббельс даже не удостоил меня ответом. Он лишь чуть подался вперед, пропуская меня к заветному проёму.
— Солнышко! Я заеду за тобой в пять. — уже за спиной услышал я его неожиданно воркующий голос. — Закройся чуть раньше. Там Апина прилетела с «Любэ». Я приказал занять нам лучшие места….
И в миг всё стало на свои места!
На улице у дверей стоял комендантский УАЗик.
«Теперь ясно, как она сквозь эту грязь пробирается!» — мелькнуло запоздалое прозренье и, не дожидаясь пока комендант узнает о моём более чем нескромном предложении его «солнышку», я опрометью юркнул за «Военторг» и ломанулся по полю к стоявшим недалеко палаткам какой-то части…
…Часа полтора я отсиживался у знакомых «ураганщиков», пережидая все последствия посягательства на подругу коменданта. Потом на попутном «Урале» добрался до своих. В лагере меня встретил дежурный по отряду прапорщик Гуськов. С заговорщицким видом от отвёл меня за штабную палатку:
— Слушай, тут «Геббельс» по твою душу приезжал. Я его таким злым никогда не видел. Думал, взорвётся от злости. Что ты там натворил?
Я лишь безнадёжно махнул рукой.
…В конце концов через пару часов я уже буду лететь в «вертушке» в родной отряд. А там, глядишь всё и поутихнет. И вообще, на Ханкале я могу не появляться аж до замены…
Но вылететь не выполнив приказ я не мог.
— Где Эрик?
— Они с зампотехом поехали к «советам» за движком. Оттуда сразу к вертолету. Тебя, кстати, ещё и замполит вспоминал. Запрашивал по связи как у тебя дела с тренажёром? Я, правда, не понял с каким.
«Вот гад! Между прочим, это его работа, досуг личного состава обеспечивать…»

http://wpristav.com/publ/istorija/russkij_kapitan_dolzhok_chast_8/4-1-0-1443

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий