Ревизор 007. Часть 8

Беллетристика

Глава 16

— У меня плохие новости.

— Что случилось?

— Сбежал Будницкий.

— Будницкий?! Как он мог? Как он мог сбежать, если вы утверждали, что он находится под круглосуточным наблюдением?

— Наблюдение действительно велось…

— Как это произошло?

— Будницкий вернулся домой в восемнадцать часов и находился в своей квартире, под охраной агента, внедренного под видом дальнего родственника. В соседней квартире и в подъезде дежурила группа захвата. Во дворе работал человек из «наружки». Вечером, около полуночи, агент ближней охраны доложил, что все нормально, что Будницкий ложится спать.

— Агент тоже?

— Нет. Ночью агент несет охрану объекта и поэтому бодрствует.

— А когда же он отдыхает?

— Днем, пока Будницкий находится на работе.

— Дальше.

— Обычно Будницкий выходит из дома в семь пятнадцать утра. Но в этот день не вышел. Мы подождали до восьми часов, а потом вскрыли дверь. Наш человек был убит, Будницкий в квартире отсутствовал. Предположительно он сбежал через окно кухни. Воспользовавшись тем, что на дом повесили щит.

— Какой щит?!

— Рекламный. Такой темный, с желтыми буквами. И слоганом — «Все будет хорошо». Их много появилось в городе. В том числе на доме Будницкого. Я думаю, именно появление щита подтолкнуло его к мысли о побеге.

— Вы хотите сказать, что Будницкий сбежал самостоятельно? Без чьей-либо помощи?

— Да, мы предполагаем, что он был один. Никаких других следов, кроме оставленных им, мы не обнаружили.

— Он не мог этого сделать без чьей-либо помощи! Он сугубо гражданский человек. Он не мог сбежать. Тем более не мог никого убить!

— Мы тоже так думали. Раньше. Но, кажется, мы недооценивали его возможности. Чем он и воспользовался.

— Телохранитель был вооружен?

— Да. Он был вооружен пистолетом.

— Как тогда Будницкий смог его убить?

— Ударив гантелей по голове.

— Будницкий — гантелей?

— Да.

— Вы уверены?

— Мы нашли эту гантель. Он бросил ее недалеко от дома. На ней кровь убитого агента и отпечатки пальцев Будницкого. Только Будницкого.

— Зачем же он бросил гантель, если нес ее с собой?

— Возможно, испугался проезжающего мимо милицейского патруля. Или посчитал, что на таком удалении мы ее не найдем.

— И все равно я не верю.

— Мы тоже вначале сомневались. Но впоследствии смогли убедиться в его возможностях.

— Каким образом?

— Кроме охранника, он убил еще двух человек.

— Когда?

— Сразу после побега. В течение суток.

— Кто они?

— Люди, с ним работавшие. И его хорошие приятели.

— Зачем ему было убивать их?

— По всей видимости, чтобы убрать свидетелей. Которые могли разгласить опасную для него информацию.

— Какую?

— Мы не знаем.

— Вы уверены, что убийца он? Что это не сделал кто-нибудь другой?

— На баранке и дверцах машины, которой был сбит один из потерпевших, найдены его отпечатки пальцев. И на рукоятке ножа, которым убит второй потерпевший.

— Неужели мы ошибались?

— По всей видимости — да. По всей видимости, он не тот, за кого себя выдавал. Не мелкая сошка. Мелкие сошки не убивают в сутки по три человека. И не убивают так профессионально.

— Тогда кто он?

— Не исключено, что главная фигура. А тот, кого мы считали фигурой, — лишь пешка. Мелкий порученец. Которого нам подсунули как приманку, чтобы отвлечь внимание от главного лица. Возможно, так… Но точно узнать это можно, лишь допросив Будницкого.

— Ну так ищите его.

— Ищем.

— Моя помощь требуется?

— Нет. Для розыска преступника задействованы все силы органов правопорядка. Объявлен всероссийский розыск. Кроме того, мы информировали руководителей МВД и ФСБ соседних регионов. Вопрос его поимки — вопрос времени.

— У нас нет времени. И у вас нет. У вас его еще меньше, чем у нас.

— Я понял. Я сделаю все, что от меня зависит…

 

— У нас ЧП. Сбежал Будницкий.

— Каким образом?

— Убил гантелей охранника и спустился вниз по каркасу рекламного щита.

— Вас что-то беспокоит?

— Да. Я сомневаюсь, что Будницкий мог убить. Он сугубо гражданский человек. И вдруг — гантелей…

— Следствие начато?

— Следствие подозревает его в этом и еще двух убийствах.

— На каком основании?

— На орудиях убийства обнаружены его отпечатки пальцев.

— Что вы хотите?

— Убедиться, что это сделал он.

— Хорошо. Пришлите мне копии материалов следствия на главпочтамт до востребования. Сумма моего гонорара — половина обычного. Номер моей новой сберкнижки…

— Я вас понял. Я согласен. Деньги будут высланы одновременно с материалами…

Глава 17

Зачистка территории прошла гладко.

Что подтвердил среди прочей, хорошо оплачиваемой информации завербованный полковник. Он посетовал на то, что милиция и ФСБ переведены на усиленный режим несения службы из-за поиска некоего Будницкого, подозреваемого в совершении серии особо жестоких убийств. Что проводятся масштабные оперативные мероприятия, объявлен всероссийский розыск. И что такого переполоха не было уже несколько лет…

Значит, следствие встало на предложенный след.

Который никуда не ведет. Который ведет в неприметную, закрытую дерном могилу в никем не посещаемых лесопосадках.

Будницкого они не найдут.

След оборвется в самом начале.

Здесь все сложилось более или менее удачно.

А вот в остальном… В остальном ясности не было.

Узнав многое, Ревизор не узнал главного — не узнал, какую тему разрабатывал проваленный Резидент. И, значит, не узнал людей, вычисливших его.

Информационный поиск завел в тупик. Он дал представление о положении дел в Регионе, позволил выявить массу должностных и уголовных преступлений, но ни одного преступления государственного масштаба.

Шпики, ведущие наблюдение за агентами Резидента, привели в охранное предприятие «Пинкертон». Далее след оборвался.

Узнать, кто заказал пасти адреса, было затруднительно.

Рядовые агенты ничего не знали.

Их начальники, по всей видимости, тоже.

Знал хозяин агентства. И то, возможно, не знал. Так как мог получить заказ через цепочку посредников. Почти наверняка через посредников. Чтобы гарантированно перекрыть доступ к истинному заказчику. Обычный, в таких случаях, прием.

Можно, конечно, попытаться вытрясти из шефа охранного предприятия координаты посредника. Чтобы через того посредника выйти на следующего посредника, а через следующего на следующего и так добраться до заказчика. Можно?

Можно.

Но вряд ли это получится тихо. Получится громко.

После первого же провала они вычистят из цепочки одно звено, и след оборвется.

Все придется начинать сначала, но уже в гораздо менее благоприятных условиях. Потому что будет утрачено главное преимущество всякой проверки — ревизорское инкогнито.

Выходит, и здесь тоже тупик.

Везде тупик!

И что тогда делать? Как найти то, что не терял? Что потерял Резидент?

Как отыскать отсутствующую черную кошку в темной комнате, которой нет?

И как не найти?

Если за спиной стоит Контора. Которая не пансион благородных девиц, где за невыполнение домашнего задания выносят строгое порицание.

Похоже, надо начинать все заново. С нуля.

С исследования политико-экономического положения дел в Регионе, с оперативно-следственных мероприятий… Только проводить их тщательней.

В общем, тралить то же дно, но взять другие, с гораздо более мелкой ячейкой, сети и раскинуть их как можно шире. Чтобы ни одна крупица информации мимо не прошла!..

Несколько дней Ревизор по второму, третьему, четвертому разу перелопачивал уже хорошо известную ему информацию.

Областные газеты.

Городские газеты областного центра.

Городские газеты областных городов.

Заводские многотиражки.

Местные журналы.

Рекламные издания.

Брошюры местных экономистов и политологов.

Листовки политических партий.

Аналитические упражнения университетских ученых экономического факультета.

Размышления известного в городе журналиста.

Показания одного из заместителей начальника областного Управления внутренних дел…

Снова и снова… Пытаясь из переработанной породы высеять крупицы новой, пропущенной раньше информации.

Ну не может быть, чтобы в таком объеме информации не отыскалось то, что требуется! Общеизвестно, что девяносто процентов секретной информации разведслужбы получают из открытых источников. Вот из этих толстых пачек макулатуры! Которые есть, но которые молчат. Упорно молчат!

Как же их разговорить?

Как заставить выдать упорно скрываемую информацию?

Ну как?.. А если по аналогии? Как разговаривают упорствующих преступников?

Известно как — по морде бьют… И еще сменой вопросов. Постоянной сменой вопросов.

Чтобы в одном случае преступник сказал — «да», а в другом на тот же, но прозвучавший по-другому вопрос — «нет». И все!

И попался…

Может быть, надо поменять изначально поставленный вопрос? Искать не преступление, достойное внимания Конторы, а искать что-то другое, что-то менее конкретное?

Например, перепроверить истинный вес хозяев Региона. Для чего сравнить частоту упоминания их имен в прессе. И в конкретных делах.

Делалось это раньше?

Нет!

Так почему бы не попробовать сделать?

Ревизор выписал из газетных и журнальных статей все упомянутые в них фамилии. Свел в один файл и с помощью команды «поиск» отсортировал в отдельные колонки.

Фамилии выстроились в несколько сотен неравных колонок. В начальных были те, кто упоминался каждый день, в каждом издании по многу раз. В последних — кто удостаивался внимания прессы один-два раза.

Первые были любимчиками СМИ, вторые — изгоями.

А что за пределами газет? Ревизор отобрал наиболее значимые, с его точки зрения, аферы, связанные с дележом основных фондов. И обозначил так или иначе связанные с этими аферами личности.

Список получился внушительный, потому что Регион был не бедным, с сотнями добывающих, обрабатывающих, тяжело- и легкопромышленных предприятий.

Далее он сравнил полученные колонки фамилий.

Картина получилась занятная.

Удивительная получилась картина!..

Любимчики средств массовой информации, прописавшиеся на первых страницах областных газет, мало упоминались в местных, городских газетах. Еще меньше в районных. И совсем не упоминались в многотиражках заводов, интересы которых они отстаивали в «большой прессе».

В местных газетах звучали другие фамилии.

Совсем другие фамилии!

То есть получается, рейтинговые лидеры не были лидерами? Были пустыми погремушками?

А раз так, то Резидент не мог иметь с ними дела. Потому что Резидент не имеет дела с фигурами второго плана!

Кто же тогда истинные лидеры?

Ревизор оставил прессу и обратился к показаниям информаторов, где повторил ранее отработанный прием — отсортировал фамилии людей, звучавшие в показаниях.

И сравнил результат с ранее полученными колонками, дутых и истинных лидеров.

Вот это да!

Люди, имена которых бесконечно муссировались в областных СМИ, в связи с событиями, происходящими вокруг того или иного предприятия, не звучали в показаниях информаторов, касающихся тех же самых событий! Так же как не звучали в местной прессе!

И наоборот — изгоев «большой» прессы, в рейтинге значимости занимавших самые низкие места, информаторы обозначили как лидеров!

Истинные хозяева Региона определились!

Истинными хозяевами были люди, которые не светились в массовой прессе. О которых писали местные газеты и многотиражки. И на которых указывали информаторы.

Они!

Сильные мира сего!

Но и это еще не все!

Ни в прессе, ни в научных докладах, ни в показаниях информаторов практически не упоминалась региональная администрация. То есть, конечно, упоминалась очень много и часто, но не в связи с дележкой региональных фондов!

Никаких разоблачений и скандалов в прессе.

Никаких жалоб по поводу попыток оказать влияние на процесс передела собственности.

Никаких заявлений потерпевших бизнесменов и местных политических лидеров о злоупотреблениях, замеченных в приватизации госпредприятий.

Никаких упоминаний «о своем интересе» отдельных должностных лиц в этом деле…

Полное отсутствие критики вышестоящих органов в средствах массовой информации, кроме сетований по поводу одиннадцатого места футбольной команды в чемпионате первой лиги.

И уж что совсем удивительно — полное отсутствие порочащей информации в показаниях информаторов! Касающейся участия государственных людей в бушующих в Регионе переделах, разборках и криминальных войнах.

Тишь да гладь… Чего в условиях нарождающегося капитализма быть не может. Ну никак не может! Даже при розливе водки в три стакана ссорятся и морду разливальщику бьют!

А здесь дележ госсобственности ценой в миллиарды долларов! И все довольны! Никто администрации претензий не предъявляет!

Чем это объяснить? Безукоризненной, бескорыстной, исключительно во благо страны и народа работой госчиновников?

Как-то не верится. Тогда, может быть… Может быть, их руководящей и вдохновляющей ролью?..

В переделе собственности. Работой в паре с криминальными хозяевами Региона? Отчего недовольных нет. Отчего недовольных не остается.

Может быть, так?

И тогда здесь есть работа для Конторы.

Для одной только Конторы, если вспомнить, что на первых лиц администрации Региона распространяется статус неприкосновенности, лишающий МВД и ФСБ права и возможности вести против них следствие,

Может, туда сунулся Резидент?

Тогда понятно…

И понятно, с чего следует начать.

С официальных хозяев Региона! И с его криминальных хозяев! Именно с них! Только с них!

А не с пешек, которые усердно привлекают к себе внимание, играя роль ширмы, прикрывающей чужие темные делишки.

Какие-то очень интересные делишки…

Глава 18

В охранную фирму одного окраинного российского города зашел посетитель. Навстречу ему из кресла встал менеджер.

В принципе ничего себе менеджер. Убедительный. Затылком под потолок.

— Добрый день, проходите, мы рады вас видеть, — радостно приветствовал менеджер клиента, делая вид, что не замечает грубо насаженного на голову парика, накладных усов, бороды и темных на пол-лица золоченых очков. Исходя из того, что клиент всегда прав, клиент может приходить в чем угодно.

Блеснув двухкилограммовой золотой цепью и поигрывая трехдюймовым перстнем, посетитель по-домашнему упал в кресло.

— Не хило тут у вас. Хороший бизнес?

— Не жалуемся. Что вы хотите?

— Сделать заказ.

— Охрана помещений, сопровождение груза, возвращение кредита, подтверждение платежеспособности партнера?..

— Не гони. Не надо мне ничего охранять. У меня охранников — присесть негде.

— А что же тогда?

— Присмотреть кое за кем. Но так, чтобы комар носу!

— За женой, детьми, любовницей, любовником жены, любовником любовницы?

— За женой смотрит ее телохранитель. Мне за людьми…

— Кто они?

— Тебе не все равно?

— От этого зависит подбор кадров. За женщинами обычно следят женщины. За мужчинами — мужчины. За людьми, имеющими профессиональную подготовку, — профессионалы.

— Тогда мне профессионалов.

— Посмотрите, пожалуйста, наш прейскурант.

В прейскуранте было учтено все: час работы специалистов различной квалификации с оружием и без, час слежки на машине, час слежки пешком с учетом погодного коэффициента, в городской, сельской, лесной и горной местности, командировочные при сопровождении объекта в иногородних поездках, оплата медицинских издержек в случае получения филером телесных повреждений, компенсация использованных боевых патронов, горячее питание и все такое прочее.

— Мне вот этих. Раздел 12 пункт Б.

— Специалисты высшей квалификации стоят дорого.

— Не дороже денег.

— Скольких агентов вы хотите привлечь к работе?

— А сколько их у тебя?

— Одиннадцать человек.

— Тогда давай всех. Оптом.

— Всех одиннадцать?

— Хоть двадцать.

Менеджер, извинившись, поднял трубку телефона.

— Да, оптовик. Большой заказ. Жду.

Через минуту в кабинет вошел старший менеджер. На полметра шире и выше просто менеджера. И тоже отметил, что клиент не желает показывать свое истинное лицо.

— Мы рады, что вы выбрали именно нашу фирму. Что…

— Кончай дудеть. Не прижало б — не пришел.

— Вы испытываете какие-то трудности?

— Пока нет. Но буду. Если ты не узнаешь мне все о моих будущих партнерах. Я тут, понимаешь, дело затеял на штуку «лимонов», а в них не уверен. Вдруг они меня кинут? Короче, ты мне узнай, на кого из них мне можно положиться. А кого лучше положить. Ха-ха.

— Информационная защита бизнеса?

— Называй как хочешь. Но только расколи их до самых кишок!

— Что вас интересует в первую очередь?

— Контакты. Кто с кем, как часто и для чего встречается. О чем базар ведут. Если я буду знать это, до остального я доеду сам.

— Ваш заказ подразумевает использование технических средств?

— Колес, что ли?

— Технических средств для документирования контактов и разговоров. Видеокамеры, аппаратура прослушивания…

— Как хочешь. Лишь бы был результат.

— Это потребует дополнительных расходов.

— Валяй…

— Как нам узнать людей, с которыми нам предстоит работать.

— Вот держи конверты. Там их фотографии, домашние и служебные адреса, номера машин. Этого хватит?

— Вполне.

— Когда приступите?

— Видите ли… Прежде чем начинать работу, нам бы хотелось обговорить форму финансовых взаимоотношений…

— А-а? Без проблем. Наличными за сделанную работу. Вот аванс.

Заказчик вытащил из кармана толстую пачку долларов.

— Сколько здесь?

— Где-то двадцать — двадцать пять. Сами посчитайте.

— Тогда больше вопросов нет. Где проживают заказанные вами объекты?

— В городе N.

— Где?! Но это же другой конец страны!

— Ну и чего? Аэропланы туда летают каждый день. Бабки у вас есть. Мало будет — добавлю. Только, слышь, чтобы без глупостей! Я своим пацанам накажу, чтобы они за ними присмотрели, и, если ты мне фуфло впарил, я их тебе обратно отошлю. В посылках.

— Конечно, конечно. Если вас не устроит тот или иной наш работник, мы заменим его другим, либо вернем вам деньги.

— То-то!

Но, видно, заказчик был широк, и одного агентства ему показалось мало. Потому что он сел в самолет и, оказавшись в другом городе, вновь обратился в охранное предприятие.

— Слышь ты, заказ прими…

Две автономные бригады филеров вылетели на место назначения. Столкнуться они не могли. Каждой назначались свои, никак не пересекавшиеся объекты.

Наемные сыщики позволяли Ревизору провести масштабную слежку за наиболее видными теневыми дельцами Региона.

Где-то их маршруты должны были пересечься. Друг с другом. И с третьими, наиболее интересными Ревизору лицами.

Провала он не боялся. Даже если слежка будет раскрыта, объекты решат, что под них копают их конкуренты. Потому что в нынешних околорыночных отношениях топтуны, дышащие в затылок, это такая же норма жизни, как черная икра на завтрак.

Выяснить, кто конкретно их пасет, они не смогут, так как для этого надо перелопатить все города России. Если они схватят и разговорят кого-нибудь из агентов, то и тогда ничего особенно страшного не произойдет. Так как заказчик останется инкогнито с бородой, усами и золотыми цепями и перстнями. То есть опять-таки кто-то из конкурирующей стороны.

Паспортных данных, номеров счетов и прочих следов заказчик не оставил. Договоры не заключались, оплата производилась в обход банковских платежек, наличными из рук в руки. Связь поддерживалась посредством компьютерной почты с использованием пиратским образом добытого электронного адреса. И здесь на адресата не выйти.

Так что при всей масштабности предстоящей операции риск ее минимален.

Единственная опасность — топорная работа исполнителей.

Если они провалятся все и разом, то кто-нибудь может заподозрить неладное.

И, значит, главная работа на сегодня — кадровая.

В первый же день заказчик выбраковал четверть предложенных ему агентов. Из-за полной их профнепригодности. Они были слишком заметными — высокими, худыми, накачанными или чрезмерно красивыми.

Затем отправил по домам еще четверть. Эти работали недостаточно профессионально. Впрочем, квалификация оставленных тоже не была высокой. Но квалификация охраны отслеживаемых объектов была еще хуже. Такая охрана таких филеров заметить не могла.

Как видно, криминальные отцы ставили личную преданность выше профессионализма.

Часами, следуя в пятидесяти-ста метрах сзади, Ревизор наблюдал за работой нанятых им агентов. Отмечал недостатки. Отсылал в охранные фирмы свои замечания и наблюдал изменения в поведении агентов.

— Лица гостящих у нас родственников примелькались. Они должны чаще сменять друг друга, чтобы не попасться на глаза соседям — отсылал он по компьютерной почте очередную рекламацию.

И агенты тут же перетасовывались, передавали друг другу объекты по нескольку раз в день, сбивая со следа охрану беспрерывной чехардой лиц.

— Прибывших родственников для проведения ремонта недостаточно. Пусть приезжают другие.

И прилетали, включались в работу новые шпики.

— Прошу сосредоточиться на соседе из четвертой квартиры.

И тут же объявлялся аврал. Шпики бросали свои текущие объекты, чтобы сконцентрироваться возле четвертого «соседа». Мягкие как пух пальцы слежки незаметно, но мертвой хваткой вцеплялись в «четверку», не отпуская его дальше чем на двести-триста метров.

Взятые напрокат «Жигули», четыре прогона шедшие за серым «Мерседесом» и за сопровождавшим его джипом, сворачивали на светофоре в проулок.

Наблюдавшая дорогу охрана в джипе этих «Жигулей» даже не заметила, так как у них в глазах мельтешили другие, более близкие к «Мерседесу» машины,

В проулке «Жигули» сбавляли скорость.

— Это Санек говорит. Я тут занял очередь за пивом, но больше стоять не могу, — докладывал водитель в «Жигулях».

— Добро. Уезжай. Тебя сменит Володька, — говорил другой.

И в хвост «Мерседеса», пропустив вперед три-четыре машины, вставал «Москвич».

— Игорь, Володька говорит. Я купил пиво. Примешь его у меня через четыре минуты на перекрестке Большой и Авангардной.

— Понял тебя, Володя. Приму на перекрестке Большой и Авангардной…

Если объект выходил из машины, к нему пристраивались одинаково незаметные, как сошедшие с конвейера башмаки, молодые люди.

И шли, издалека наблюдая за витринами, молоденькими дамами. Но более всего за идущим далеко впереди объектом.

Зевали, прикрывая рот рукой, быстро, скороговоркой проговаривали:

— Четвертый в контакте.

И к человеку, о чем-то недолго говорившему с объектом, пристраивался «хвост».

И даже в собственном офисе и даже ночью дома опекаемый объект не мог отлепить от себя вязкие пальцы тотальной слежки.

В мощные пневматические винтовки закладывались капсулы, наполненные прозрачной, желеобразной, очень вязкой жидкостью и радиомикрофонами, выполненными в форме небольшой мушки. Капсула отстреливалась в угол интересующего шпиков окна. Желе растекалось и застывало, намертво прилепляя к стеклу «муху», которая, реагируя на микроколебания стекла, транслировала звучавшие в квартире голоса на приемник. В том числе транслировала голос ведущего доверительные ночные беседы объекта.

А утром следующего дня закручивалась новая, из людей и машин карусель сопровождения. Первым следовал объект. За ним, сменяя друг друга и не выпуская из поля зрения четвертого, десяток шпиков. Шпиков не каждый день, но через день точно, сопровождал Ревизор. Не забывавший проверяться, нет ли за ним «хвоста»…

Ночью Ревизор отсматривал переданные ему через банковскую ячейку отчеты. Прослушивал снятые со следящих магнитофонов пленки,

Слежка была плотной, и результат ее должен был сказаться не сегодня завтра…

Но «завтра» слежка прервалась. Шпики оставили порученные им объекты и разошлись по гостиницам играть в покер и пить водку. Ревизор позвонил в охранные агентства.

— Эй, слушай, в чем дело? Почему твои, эти, которые, блин, родственники, занимаются никто не знает чем?

— К сожалению, они не могут продолжать работу.

— Это почему?

— Из-за отсутствия финансирования.

Ах, вот в чем дело! В деньгах дело! В том, что шпики трудятся не за страх и не за совесть, а за звонкую монету. Которой уже почти не осталось.

— Так бы сразу и сказал, что бабки. Бабки — без проблем. Послезавтра привезу. Скажи своим, пусть дуру не валяют. Пусть работают.

— Хорошо, я распоряжусь. Но если финансирование не будет возобновлено в прежних объемах, нам придется…

— Ну ты чего? Я же сказал, бабки будут завтра! В крайнем случае, послезавтра. Ну век воли не видать!..

Двое суток, меняя самолеты и города, Ревизор поправлял свои пошатнувшиеся финансовые дела. Путем изымания средств из карманов зажиточных зевак.

С немалым трудом, рискуя нарваться на милицию, он насобирал нужную сумму. Нужную для продолжения слежки еще на две недели.

Но это был не выход.

Нельзя бесконечно шарить по карманам населения, копейками набирая требуемые тысячи. Копится статистика. Рано или поздно его кто-нибудь поймает за руку.

И умерить финансовые аппетиты тоже нельзя. Одному три десятка шпиков не заменить. Растроиться, чтобы разом оказаться в нескольких местах, невозможно. Растягивать следствие — нельзя.

Тем более что криминальные боссы — это только начало.

Следующими за ними в списке идут государственные чиновники. Которых всей своей мощью оберегают МВД и ФСБ. И личная охрана, наверняка состоящая из «наружки» бывшего КГБ.

Эти истинное лицо полулюбителей-охранников раскроют в два счета. С профессионалами могут справиться только профессионалы равного им класса. Которые стоят больше, чем все полулюбители, вместе взятые.

Нет, без денег здесь не обойтись.

Без немалых денег.

Которые в карманах не водятся.

Отсюда получается, что вопрос денег становится «горячим». Самым «горячим»…

Продолжение следует…

http://wpristav.com/publ/belletristika/revizor_007_chast_8/7-1-0-1606

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий