Ревизор 007. Часть 5

Беллетристика

Глава 9

Человек стоял в будке городского телефона-автомата и набирал выписанные на лист бумаги номера.

— Вы давали объявление насчет сдачи квартиры?

— Да, давали.

— Значит, я тот, кто вам нужен.

— Но мы уже сдали квартиру.

— Значит, я не тот, кто вам нужен…

Новый номер.

— Я по объявлению. Насчет сдачи квартиры.

— Сдана!

Еще один.

— У вас квартиру можно снять?

— Да, можно.

— У вас комнаты как расположены?

— В каком смысле?

— В смысле куда окна выходят?

— Во двор и на улицу.

— На две стороны?

— Ну да, получается на две…

Очень хорошо, что на две. Что можно попасть во двор, а можно на улицу.

— А не все ли равно, куда окна выходят?

— Мне — нет. Я люблю, когда день, чтобы солнце было. А когда утро — сумрак. Чтобы в разных комнатах по-разному. В одной прохладно, а в другой светло.

— Ах, вот оно в чем дело. Тогда у меня хорошо. Как вам надо. Одна сторона северная, другая южная…

— Беру.

— Вам на какой срок?

— Пока на полгода. Можно?

— Можно хоть на год.

— Сколько просите?

— Пятьдесят долларов!

— Дорого берешь, хозяин.

— Ну это дело добровольное. Хочешь — бери. Не хочешь — не бери.

— Хочу. И, наверное, даже возьму.

— Деньги за три месяца вперед.

— За три много!

— Не хочешь…

Конечно, можно было и не торговаться. За каких-то три месяца. Но нужно было торговаться. Потому что принято было торговаться.

— Сбрось два месяца.

— Не могу. Мне деньги нужны.

— Ну хоть месяц.

— Не могу.

— Если сбросишь месяц, я сегодня деньги отдам.

— Сегодня?

— Ну да.

— Ладно, черт с тобой. Приезжай через два часа по адресу… Я ключи привезу. А ты деньги! Деньги не забудь.

Есть квартира! Человек вновь набрал номер.

— Я к вам по поводу сдачи квартиры.

— Куда выходят? В две стороны?

— Сколько? Сколько?! Сбросить бы надо. Ну хоть полтинник… Ладно. Согласен. Нет. Через два часа не могу. Могу через три. Ну вот и договорились. Я вам деньги, вы мне — ключи…

Есть вторая квартира!

— Вы объявление по сдаче жилплощади давали? Сбросьте чуток… Нет. Через три не могу. Давайте через четыре. Раньше я буду занят…

Ну вот и третья квартира есть. Все, хватит. Трех квартир пока хватит…

Через два часа человек осматривал предложенное первым хозяином жилье.

— Там кухня. Там ванная и туалет.

— Совмещенные?

— Да, совмещенные. Но за такие деньги…

— Балкон есть?

— Есть.

— Застекленный?

— Нет, не застекленный. Но за такие деньги…

Обошли квартиру.

— Ну что, устраивает?

— Ну как сказать? В принципе… Вот только дверь и окна.

— Что окна?

— Решетки на окнах. Не люблю я решетки. Сидишь как попугай в клетке. Я, пожалуй, сниму одну. В той комнате.

— Как так снимете?!

— Аккуратно. Поставлю на балконе, а когда буду съезжать, верну на место.

— А если не вернете?.. Нет, я так не согласен. Установка решеток денег стоит. Больших. Нет, не согласен…

— Да? Тогда давайте так… Давайте я вам залоговую сумму оставлю. За решетки.

— Пятьдесят долларов!

— Что-то у вас все пятьдесят долларов.

— Не согласны…

— Ладно, пятьдесят. И вот еще дверь.

— Что дверь?

— Слабая дверь. Ногой выбить можно.

— Ну знаете…

— Давайте так. Я ее пока поставлю за свой счет. И замок тоже. А потом мы сочтемся.

— Точно, — потом?

— Ну да, потом.

— Тогда, — ставьте! Я не возражаю.

В принципе ничего квартира. Если убрать решетки. И поставить железную дверь. Если поставить железную дверь, эту квартиру можно использовать как убежище…

— Мне ваш паспорт нужен.

— Зачем?

— На всякий случай. А то вы наговорите тут по телефону. Ищи вас потом. А за паспортом вы сами придете.

— Нет у меня паспорта.

— Как так нет?

— Ну то есть здесь нет. А вообще, конечно, есть.

— Где есть?

— Дома. Тут понимаете, какая история получилась. Из дома я ушел. Жена у меня — стерва первостатейная. Достала своими капризами. Хотел я на развод подать. Да она, зараза, паспорт спрятала… Вот теперь приходится квартиры снимать… Деньги есть, а паспорта — нет. Ну ничего, я его добуду. И принесу.

— Но…

— А пока предлагаю решить это дело полюбовно. Сколько я там наговорить могу?

— Много можете. Сто долларов можете!

— Сто?

— Или даже сто пятьдесят!

— Ладно, согласен, сто. Я вам эти доллары в залог оставлю, на случай, если… Согласны?

— Согласен.

— Тогда — вам деньги, мне — ключ.

Как только хозяин ушел, жилец поднял трубку телефона:

— Вы двери на заказ делаете?

— Делаем.

— Какой толщины?

— Обыкновенной. Три-четыре миллиметра.

— А толще можете?

— Наверное… Но это будет дороже стоить.

— Тогда примите заказ.

— Скажите ваш адрес. Какой толщины дверь желаете?

— Пятнадцать миллиметров.

— Сколько?!

— Пятнадцать миллиметров. Полтора сантиметра.

— Но это… Ее же если ставить…

— Все расходы я оплачу. Завтра. Во второй половине дня.

— Ну если оплатите…

Ну вот и дверь есть. Способная выдержать удар автоматной пули. Есть три выхода, и есть дверь… Жилец снова поднял трубку:

— Это вы продаете дом на окраине города?

— Мы продаем.

— А сдать на длительный срок его не согласитесь?

— Нет. Сдать не согласимся.

— А если за ту же сумму, что продажа.

— За ту же?! Ну если за ту же.

— Тогда завтра. Сразу после обеда…

В съемной квартире новый жилец задержался не более чем на три часа.

— Подскажите, пожалуйста, где здесь у вас ближайшие авиационные кассы? Совсем рядом? Прямо и налево? Спасибо.

Кассы действительно были рядом.

— Куда у вас будет ближайший рейс?

— В Красноярск.

— Когда отлет?

— Через два часа сорок минут.

— Спасибо.

Человеку из автомата было все равно куда лететь. Лишь бы быстрее.

— Билет до Красноярска на сегодня, пожалуйста.

Протянул свой паспорт. На имя Астахова Анатолия Александровича. Получил билет.

Приехав в аэропорт, вновь подошел к кассе:

— Мне нужен билет из Красноярска на сегодня.

Подал другой свой паспорт, на имя Мартынова Ильи Григорьевича. С двумя его вклеенными за два часа пребывания в съемной квартире фотографиями.

— Спасибо.

В Красноярск Астахов-Мартынов прибыл с целью знакомства с городскими достопримечательностями — сберкассами, пунктами обмена валюты, ювелирными и мебельными магазинами. Не со всеми. Только с теми, которые можно было обойти до отлета.

— Извините! — извинялся он в дверях, ведущих в зал кассовых операций или мебельный салон. — Я вас задел. Так неловко получилось.

— Да ладно, ничего, бывает, — отмахивались потревоженные граждане. Или орали: — Смотреть надо, куда прешь! Черт безглазый!

Те, которые орали, прибыли приносили больше. Один, назвавший неловкого прохожего козлом, принес шесть тысяч долларов единовременно. Ну и ладно, что назвал…

Вечером гражданин Мартынов убыл из Красноярска в город, из которого шесть часов назад прилетел гражданин Астахов.

В аэропорту он взял такси и назвал адрес. Не тот, куда собирался ехать. Совсем другой. В другом конце города.

— Останови. Здесь мне близко.

Перешел на другую сторону дороги и поднял руку… В новой машине назвал новый адрес. Но опять не свой. Опять другой. Расположенный в двух десятках кварталов от того, что требовался.

В такси и в машине Мартынов вел себя так, как должен был вести Мартынов. Панибратски. Громко рассказывал анекдоты и сам над ними хохотал. «Тыкал» водителю. Крыл по маме сунувшихся под колеса пешеходов… Потому что по легенде был рубахой-парнем с высшим пэтэушным образованием.

— …Ну, значит, этого, крутого, обгоняет такая машинка маленькая, красненькая, без верха… Этот, крутой, говорит: «Ну блин, клевая у тебя тачка. И ездит шустро. Мой „шестисотый“ как „Запорожец“ сделала. Где колеса брал, братан?» А тот отвечает: «Я не брал. Я с американских горок. Еду…»

Ха-ха-ха… Пассажир сгибался от хохота, мотал головой, вертелся на сиденье, колотил ладонью по спине и плечам водителя…

Нет, слежки не было. Машины не повторялись и дольше минуты на хвосте не висели…

— Тормозни здесь! Вон у того столба, — попросил Мартынов. — Ну, значит, он вернулся, а она ему говорит…

По улице Мартынов шел так, как должен был идти Мартынов — в распахнутом пиджаке, посреди тротуара, пиная случайные банки. И в подъезд заходил как Мартынов. И поднимался как Мартынов.

А вот дверь открывал уже не как Мартынов. Уже как Резидент Потому что рубаха-парень премудростей контрслежки знать не может.

Полуминутный поиск ключей в карманах.

— Ну куда они, черт возьми, делись…

А на самом деле быстрый осмотр двери, стены, пола.

Все секретки на месте. Наклеенные между дверью и косяком волоски, сор перед дверью, который, если бы дверь открывали должен был сдвинуться, крошка мела в замочной скважине…

Нет, все нормально. Чужие в квартиру не проникали. По крайней мере через дверь.

Затем осмотр квартиры…

Вещей…

Все в порядке.

Потом Ревизор минут десять сидел на диване. Просто сидел. Ничего не делая и ни о чем не думая. Отдыхая от опостылевших ему Астахова и Мартынова.

Потом прошел на кухню, вскипятил чайник и долго пил чай из грязной, обколотой по краям хозяйской кружки. Закусывая купленным в аэропорту позапрошлогодним печеньем.

Надо завтра купить посуду. Что-нибудь из мебели. И хоть каких-нибудь продуктов. Нормальных продуктов. А то так можно до язвы докатиться…

Первый этап мероприятий, обеспечивающих натурализацию в город N, был завершен.

Ревизор имел паспорта. Имел три съемные двухкомнатные квартиры с окнами на две стороны и бронированными дверями. Имел дом на окраине города, открытый огородом на все четыре стороны. И имел вполне приличный запас денежных средств.

Жизнь в этом городе он себе обеспечил. Очень приличную, если продуктов прикупить, жизнь…

Но только жить ему в этом городе не придется. Придется работать.

Глава 10

Ревизору не надо было вспоминать адрес Резидента. И уж тем более не надо было заглядывать в записную книжку. У работников Конторы не бывает записных книжек. Кроме записных книжек, положенных по легенде.

Важную информацию работники Конторы запоминают наизусть и забывают, лишь когда она утрачивает актуальность.

Но и тогда помнят. На всякий случай.

Цветная, 25–16.

Последний, известный Конторе адрес Резидента.

С этого адреса и надо было начинать. Но так начинать, чтобы комар носа не подточил. Потому что не исключено, что проваленный адрес пасут и всякого приблизившегося к заветной двери берут на заметку,

Как проверить адрес и остаться незамеченным?

Например, оборудовать НП. Возле слухового чердачного окна. Или под крышкой канализационного люка. Или… Или в квартире, выходящей окнами в нужный двор. Чтобы с чашечкой кофе, сидя в кресле и укрывшись пледом…

Нужна еще одна, вернее, еще несколько квартир. Ревизор составил, распечатал и размножил в ближайшем почтовом отделении объявление: «Милиционер снимет квартиру в вашем доме на любой срок. Оплату вперед, порядок и охрану имущества гарантирую нотариально. Возможен залог за мебель, ремонт и причиненные неудобства».

Расклеил объявления на интересовавших его подъездах. На милиционера с охраной, залогом и оплатой вперед квартиросдатчики не могли не клюнуть.

К вечеру раздались звонки заинтересованных сторон.

— Вот вы написали залог… А сколько залог?

— Столько, сколько вы скажете. Но желательно в разумных пределах, учитывающих оклады майоров милиции. То есть не более тридцати тысяч долларов…

— Так вы майор?

— Так точно!

— И можете, если что, защитить квартиру?

— Могу. В рамках своих должностных возможностей.

— А какие ваши возможности?

— Десять машин патрульно-постовой службы и рота ОМОНа. В любой момент. Довольно для защиты вашей квартиры и имущества?

— Конечно!..

— …А вы бы не могли помочь мне в одном деле?

— Смогу! Но… после того, как вы поможете мне решить жилищный вопрос.

— Какой вопрос! Приезжайте!..

Утром майор милиции Митрошкин вселился сразу в три квартиры в двух удобно расположенных домах.

В специализированном магазине он купил три двадцатикратных бинокля и разнес их по снятым квартирам, окна которых выходили на… Нет, не на подъезд, где жил исчезнувший Резидент. На двор и дома, прилегающие к подъезду, где жил Резидент. Именно там должна была засесть слежка. Если, конечно, она есть…

Пятый этаж, крайнее правое окно. Какой-то мужик в майке открывает холодильник. Что-то из него вытаскивает и, воровато оглядываясь, это что-то жует, наклонившись к раковине.

Нет. На первый взгляд не похож.

Следующее окно. Никого. Но шторы легкие, прозрачные, позволяющие видеть всю квартиру. Слежка заменила бы шторы на более плотные.

Эта квартира тоже скорее всего мимо. Но понаблюдать надо будет.

Поехали дальше.

Окно зашторено. Но не плотно. Виден угол комнаты, где стоит диван. На диване женщина. На женщине и на диване мужчина. Елозит спиной. Конечно, филеры тоже люди, но вряд ли бы они стали на рабочем месте…

Дальше.

Старушка чистит на кухне картошку…

Молодая женщина кормит грудью младенца…

Ребенок делает уроки…

Все не то…

Стоп!

Темные, плотно зашторенные окна. Мертвые окна. Но со случайной щелью между шторками. Через которую можно видеть двор.

Похоже?

В принципе — да: Хотя эта щель может ничего не значить. Толстые, непрозрачные шторы любят не только филеры. Надо взять эту квартиру на заметку. Дальше.

Мужчины играют в карты…

Женщина читает книгу…

Опущенные жалюзи… Которые позволяют осматривать двор, оставаясь невидимым. Если предположить, что за ними не просто жильцы…

За три часа обзорного наблюдения Ревизор выделил шесть подозрительных квартир. И сконцентрировал на них внимание.

Он десятками минут, не отрывая взгляда, всматривался в задернутые шторы. Если в квартире никого нет, то шторы останутся недвижимы. Если кто-то есть, то эти кто-то рано или поздно выдадут себя — открыв форточку, включив свет, всколыхнув штору, пройдя мимо нее. А если всколыхнув, не открывая форточек и не включая свет, — то это не жильцы…

На балкон, распахнув вызывавшие подозрение шторы, выскочил мужик с голым торсом и с сигаретой в зубах.

Так, одна квартира отпала… Другая, по всей видимости, тоже. Потому что пустая, без сквозняков, с наглухо задраенными окнами и дверью.

А вот третья… В третьей шторы в большой комнате изредка шевелились.

Еле заметно. Но в том месте, где сходились. В том месте, где между ними была щель! И еще там, где была дырка. Непрозрачная дырка, к которой мог быть пришит черный тканевый тубус, заканчивающийся объективом подзорной трубы или видеокамеры.

Неужели?..

Хотя не исключено, что это лишь случайность. Какая-нибудь дурная, играющая шторами кошка…

Как проверить кошка это или не кошка?

Если не кошка, а люди, то они так или иначе должны обнаружить себя. Например, выходя из квартиры за покупками.

Или просто выходя. Сменившись,

Ревизор сосредоточился на двери подъезда. Он запоминал всех входящих и выходящих людей, отмечал время их появления. Одни выходили и заходили часто. Другие два раза в день — утром и вечером. Третьи заскакивали в подъезд ненадолго. В гости. Трое подозрительных мужчин приходили через день, ближе к вечеру и уходили ночью. Или даже не уходили.

Но этих подозрительных мужчин Ревизор нашел быстро. В квартирах одиноких или одиноких на время отъезда мужей в командировки женщин.

А вот еще несколько… Еще несколько мужчин приходили в одно и тоже время и оставались в подъезде примерно сутки. Через сутки они уходили. Но до того как они уходили, в подъезд заходили другие мужчины. Минут за тридцать до ухода первых. Они заходили в подъезд на сутки, но не появлялись ни в одной из квартир. Все это очень напоминало смену наблюдательных вахт. Значит, все-таки… Все-таки за домом Резидента ведется слежка.

Отсюда вопросы.

Кем ведется?

С какой целью ведется?

И самое главное — что эта слежка выявила?

Первый вопрос был самым простым.

Ревизор присел на лавочку в ближайшем сквере почитать газету и встал тогда, когда из интересующего его подъезда вышел мужчина, зашедший туда сутки назад.

Интересно, куда он пойдет?

Мужчина пошел на улицу, по улице — до остановки, на остановке сел в троллейбус. Сел и не вставал до конечной. И на конечной не встал. Остался торчать один в пустом салоне.

— Я минут пять стоять буду, — предупредил водитель.

— Ничего, я подожду.

Проверяется. Лениво, но верно.

Ревизор прошел за первый поворот и поднял руку.

— Куда? — спросил водитель, распахивая дверцу.

— За троллейбусом.

— За каким троллейбусом?!

— Вон за тем. Там, понимаешь, хахаль моей супруги. Гад! Только что из моей квартиры вышел…

— А-а…

Тронулись с места.

— Ты только на бампер не лезь, отстань, пропусти между собой и троллейбусом пару машин.

— На фига?

— Чтобы нас не заметили. Он, такое дело, в милиции следователем работает. Еще подумает, что его клиенты преследуют.

— А-а…

Мужчина вышел в трех остановках от места, где час назад сел. Свернул в переулок. Зашел в небольшой особняк.

— Извините, вон в том здании не СМУ-5? Я СМУ-5 ищу, — спросил Ревизор у первого прохожего.

— Нет. Это не СМУ. Это охранное предприятие «Пинкертон».

Понятно.

Вернее, непонятно. Непонятно, почему квартиру Резидента пасут какие-то охранники, а не, к примеру, ФСБ или милиция которым, по идее… Мужчина вышел на улицу. «Оружие сдавал», — догадался Ревизор.

Ладно, тут более-менее прояснилось. Теперь следует пробить резидентские тайники.

Первый тайник был тревожный. И был пустой. Ревизор тщательно перечитал все объявления, наклеенные на контрольном столбе. Даже верхние афишки задрал.

Куплю-продам-поменяю.

И ничего по поводу подержанного «Запорожца» 61-го года выпуска по цене нового «Мерседеса» или поменяю на «Линкольн».

Никакой информации от Резидента.

Тогда остается резервный резидентский тайник. Чтобы узнать, что его хозяин использовал, когда стало горячо, определить характер угрозы. И разжиться спецухой — оружием, аппаратурой слежения, бланками документов, деньгами…

Несколько часов Ревизор издалека, чтобы не примелькаться, отсматривал подходы к тайнику.

На первый взгляд все чисто. И все же…

И все же надо проверить. Надо пустить вперед саперов. Не обольщаясь мирным видом лужайки, через которую предстоит пройти главным силам.

Требуются добровольцы-смертники.

Ревизор купил полдюжины пива и стал выстраивать возле себя шеренгу пустых бутылок,

Ну и что? Где они? Которые должны…

Ax вот…

Неопределенного вида мужчина споткнулся перед бутылками, словно на невидимую стену налетел. Встал, плотоядно наблюдая за утекающим в горло Ревизора пивом.

— Эй, дядя, ты чего мне в рот заглядываешь? Чего тебе надо?

— Мне? Мне бы бутылочку… Вы, когда допьете, бутылки c собой брать будете?

— Обязательно. Я их коллекционирую.

«Дядя» от разочарования чуть не заплакал.

— А тебе что, стеклотара нужна?

— Ну…

— Так ее не здесь искать надо. Я место знаю, тут, неподалеку, где этих бутылок…

— Где?!

— Вон там, в развалинах. Я туда после пива ходил. Так там…

Охотник за стеклотарой, недослушав, бросился в указанном направлении.

— Потом возвращайся. Я тебе эти отдам.

Но сборщик стекла не вернулся.

Потому что подорвался.

На пустых бутылках.

Копнул мусорные кучи в одном, в другом месте и был с трех сторон взят в клещи тремя, невидимыми ему, демонстративно справлявшими малую нужду мужчинами неприметной наружности.

Ах, даже так!

Мужчины стояли с опущенными вниз руками. Стояли долго и сосредоточенно. А когда убедились, что объявившийся на руинах объект собирает бутылки, втянулись обратно в кусты, отступили на остановки городского транспорта, сели в стоящие неподалеку машины.

Пауки вернулись в засады, насторожив вокруг невидимые липкие нити.

Сборщик бутылок был выпущен из ловчей паутины, но был взят на пути к пункту приема стеклотары.

— Вы чего меня… я только бутылки…

Неприметные парни, не говоря ни слова, поволокли поклонника пустой тары к вывернувшему из-за угла микроавтобусу…

Выходит, и здесь тоже!..

Засветка резидентского тайника было серьезным ЧП. Сверхсерьезным ЧП! Даже если предположить, что его содержание не попало в чужие руки. Даже если понадеяться, что сработал самоликвидатор…

Звонок Резидента по тревожному телефону — слежка за адресом Резидента — наблюдение за местом закладки резидентского тайника… Цепочка событий. Цепочка фактов. Свидетельствующих о том, что исчезновение Резидента не случайность.

Кто-то получил шанс, узнав малое, узнать большее. Чтобы в конечном счете узнать все! Узнать о Тайне! Черт!..

Акценты целей и задач операции сместились. В сторону исполнения самой главной сверхзадачи и сверхцели Конторы — сохранения Тайны существования Конторы!

Продолжение следует…

http://wpristav.com/publ/belletristika/revizor_007_chast_5/7-1-0-1603

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий