Ревизор 007. Часть 11

Беллетристика

Глава 24

Дом был неприступен. Как армейский дот.

Но в доме-доте не было личного состава. В доме жила семья высокопоставленного чиновника. Он сам, его жена, его мать, его дети и его охрана. Дом был окружен трехметровой капитальной стеной с колючей проволокой и фонарями. По углам на специальных турелях были закреплены телекамеры. Во дворе по проволоке, натянутой вдоль стен, бегали натасканные на человечину собаки. Не было только артиллерийских орудий и крупнокалиберных пулеметов. Что было очень жаль.

Дом превратился в дот недавно. После трагической гибели нескольких известных в городе людей. Близких друзей хозяина дома.

Забор нарастили на полтора метра, стены изнутри дома усилили. Оборудовали подземное убежище, способное выдержать прямое попадание полутонной авиабомбы. Домашних одели в бронежилеты, бронетройки, бронеплатья и броненочные рубахи.

— Пусть теперь попробуют сунуться! — грозил кулаком в черную пустоту за бронированными стеклами хозяин укрепсооружения. — Пусть попробуют меня взять!

Взять живущих в доме силой, без применения осадной артиллерии, бронетехники и штурмовой авиации было невозможно. И, значит, в принципе невозможно.

Проникнуть в дом хитростью, прикинувшись дальним родственником, — тоже. Всякого входящего в дом гостя проводили сквозь дверь, в косяки которой был вмонтирован металло-детектор. Всякую въезжающую машину загоняли в бронированный бокс гаража.

— Мы еще посмотрим, кто кого. Они меня или я их! — хорохорился хозяин. — Мы еще поглядим!

— Поглядим! — соглашался начальник охраны. И шел проверять посты.

— Стой! Кто идет? Стой! Стрелять буду!..

— Стою!

— Пароль!

— Ромашка.

— Отзыв?

— Тюльпан…

ЧП случилось вечером. Когда все были дома.

К воротам подошел незнакомый мужчина. Встал против видеокамеры слежения. Замер в луче фонаря, освещающего лицо.

Звонить он не стал, потому что был уверен, что подходы к дому отслеживаются круглосуточно. Дверь открылась.

— Проходи.

Мужчина поднялся на крыльцо. Прошел внутрь.

— Куда идти?

— Вон в ту дверь.

Мужчина двинулся в указанном направлении. Открыл дверь. Ступил на асфальтовую дорожку, ведущую к дому. Перед крыльцом снова замер на несколько секунд.

— Заходи.

— Куда дальше?

— Вверх по лестнице, потом прямо, направо и прямо.

Мужчина кивнул и поднялся по лестнице. Перед дверью он остановился. Вытащил из заплечной кобуры пистолет. Из кармана глушитель. Накрутил глушитель на дуло. Передернул затвор, досылая патрон в ствол.

Достал еще один пистолет. Сунул под ремень на спине.

Скинул пиджак, перебросил его через руку, скрывая оружие.

Он был спокоен. Руки у него не дрожали. Кожа не потела. Пульс не частил.

Он открыл дверь, прошел прямо и направо. До коридора, который вел в гостиную.

За дверью были слышны голоса и позвякивание посуды. Семья ужинала.

Мужчина увидел торчащий из замочной скважины ключ. Обычно эта дверь была заперта, но сегодня кто-то, по недоразумению, оставил ключ в замке.

Обедавшие услышали скрежет ключа в замочной скважине. Глава семейства удивленно и одновременно недовольно посмотрел на присутствующего в зале телохранителя.

Мол — что это такое! Сколько раз предупреждал, чтобы во время обеда…

Дверь распахнулась.

От порога к столу быстрыми шагами шел мужчина. На правой руке у него висел пиджак. Как-то неестественно висел. Очень далеко от кисти руки…

— Вы кто такой?..

Мужчина развернулся корпусом на телохранителя. Рука с пиджаком уперлась ему в грудь.

Телохранитель еле заметно кивнул. И отвернулся.

— Кто вы такой, что позволяете!

Мужчина повернулся к столу.

Тихо щелкнул выстрел. Зазвенела раскатившаяся по полу гильза.

Хозяин дома откинулся корпусом на спинку стула. На его рубахе, на груди, чуть ниже левого соска проступила маленькая красная клякса.

— А-а! — шепотом закричала супруга хозяина дома.

Но раскричаться не успела. Пуля ударила ей в лоб. Сзади, на шторы и на пол брызнуло красным.

— Детей не надо, — дрожа всем телом, попросила пожилая женщина в середине стола, — не надо…

Потянулась к внукам, словно пытаясь прикрыть их ладонями.

Упала, отброшенная выпущенной в упор пулей.

— Мама! — закричали обезумевшие от страха дети.

Но мама им помочь не могла. Ее уже не было.

— Мамочка! Мама!..

Сползли со стульев, спрятались под стол. Дуло пистолета проследило их движение.

Убийца ухватился левой рукой за угол скатерти. Сдернул ее со стола. Грохоча, посыпались тарелки и столовые приборы.

Дети пытались спрятаться за ножками стола, плакали, прикрывали лица руками.

— Дядя! Дяденька!.. Не надо!.. Мама! Мамочка!..

Черный кружок дула нащупал их. Пистолет кашлянул два раза. Отражатель отбросил в сторону дымящиеся гильзы… Убийца не ушел сразу. Он осмотрел каждое тело, к каждой голове приставил дуло пистолета и в каждую голову выстрелил. Но это уже было не больно.

Побелевший, напряженно стиснувший кулаки телохранитель смотрел на убийцу и на тела своих хозяев. Детей-то зачем?! Дети-то при чем?!

— Ну я пошел, — спокойно сказал убийца.

Телохранитель никак не прореагировал. Он не сводил глаз с мертвых детей.

Убийца, твердо ступая, прошел к двери и, взявшись левой рукой за ручку, остановился. Он повернулся вполоборота и, вскинув пистолет, два раза выстрелил в телохранителя.

Он не промахнулся.

Руки у него не дрожали. Несмотря что до этого…

— Ну как? — поинтересовался охранник, ждавший внизу

— Все нормально, — пожал плечами убийца. И, быстро приставив пистолет к груди охранника, выстрелил. После чего выстрелил еще раз. В затылок.

Ворота он мог миновать беспрепятственно. Но предпочел задержаться. Предпочел зайти в дежурку.

— Посмотри, там никого нет, — показал он пальцем на мониторы слежения.

Охранник повернулся к мониторам:

— Никого. Чисто…

Убийца сделал шаг в сторону, приставил к наклоненной голове пистолет и нажал на спусковой крючок.

Кровь и мозги брызнули на мониторы, демонстрирующие пустую улицу.

— Что случилось? — крикнул из-за дверей чей-то голос,

— Твоему приятелю плохо.

Охранник заглянул в дверь. Увидел развернутый в его глаза пистолет.

Выстрел!

Последняя жертва упала в проеме двери.

Убийца перешагнул через дергающееся в агонии тело и прошел к входной двери. Через которую вошел четверть часа назад.

Он вышел на улицу и аккуратно затворил за собой дверь.

Потому что всегда затворял дверь. Такая у него была привычка.

 

Следователи оперативной милицейской бригады, прибывшей на место преступления, попытались восстановить ход событий.

— Вначале они убили охранника у мониторов. Потом вот этого. Затем прошли к дому и пристрелили охранника у двери. Следующего — телохранителя в гостиной. После чего расстреляли семью.

— Но как они попали за забор?

— Не знаю, как попали. Но, как видишь, попали!

— А детей, зачем они убили детей?! Дети-то им чем помешали?

— Совершенно непонятно.

— Да все понятно. Все совершенно понятно! Дети им для страха нужны были. Чтобы показать, что они способны на все. Чтобы другие потенциальные жертвы запугать.

И запугали!

— Силу демонстрировали?

— Жестокость. Теперь их бояться будут.

— Кто будет?

— Все будут. Все, у кого есть жены и дети…

 

— Вы уже знаете?

— Знаю.

— Мне кажется, происшествие будет иметь большой резонанс.

— Я думаю так же. Хотя и сожалею, что пострадали дети.

— Если бы не дети, это дело не получило бы такой огласки.

— Да, вы правы.— Номер моей сберкнижки…— Деньги будут переведены сегодня же.— До свидания.— Минуточку…— Вас что-то еще интересует?

— Хотелось бы понять… В общих чертах… Как им это удалось?— Что?— Пройти сквозь охрану?— Я думаю, просто. Думаю, что охрана была нанята тем человеком, который впоследствии убил их.— Но разве ее нанял не хозяин дома?— Он нанял уже нанятую охрану. Он пустил в дом исполнителей. Которые вместо того, чтобы охранять его, открыли киллеру дверь.— Но почему тогда он убил их? Если они были его людьми?— Для усиления шокового эффекта. И чтобы лишить следствие свидетелей.— Да, эффект есть. Вернее, обещает быть.— И обязательно будет. Потому что такое количество трупов. И дети…

Глава 25

Эффект действительно был. Эффект превзошел все ожидания.Убийство известного в городе бизнесмена, политика и мецената всколыхнуло город.Газеты живописали подробности холодящего душу преступления и вопрошали:«Доколе будет продолжаться этот беспредел? Что еще должно случиться, кого еще надо убить, чтобы власть наконец поняла, что криминал объявил народу войну?»В транспорте и на базарах только и разговору было, что об убитых детях.Желая сбить готовый выплеснуться на улицы накал страстей, Глава областной администрации провел в прямом эфире пресс-конференцию с участием местных руководителей МВД и ФСБ.

— Мы мобилизовали все имеющиеся в нашем распоряжении возможности……выделены лучшие силы……следственные бригады работают круглосуточно……надеемся в самое ближайшее время доложить имена людей, причастных к данному преступлению…В стенах горотдела милиции и областного Управления ФСБ мобилизованные со всей области следователи строили версии происшествия. Иногда самые фантастические, потому что реальных зацепок не было.Мотивы преступления были непонятны.

Способ проникновения преступников в охраняемый дом неясен. Заборы целы, сигнализация исправна, двери не взломаны, следов борьбы нет. И тем не менее…Преступников никто не видел.А те, кто видел, указать на них не могут. Потому что мертвы.Пожалуй, именно это — хладнокровный расстрел всех свидетелей — отличало данное преступление от прочих.И еще безжалостное убийство детей…

— …На основании отдельных фактов, которыми мы располагаем, можно предположить, что убийство совершили люди с нарушенной психикой, отличающиеся нелогичностью поступков, что значительно усложняет их розыск…

Оправдания силовиков звучали неубедительно. И народ продолжал роптать. Левая пресса открыто сомневалась в профессионализме генералов, ведущих расследование.На встречах с трудовыми коллективами руководство области слышало обидные, иногда оскорбительные упреки в адрес власти.

В администрацию стали поступать коллективные письма с требованием введения в области чрезвычайного положения. Атмосфера накалялась.Советники намекали Главе областной администрации, что пора искать козлов отпущения.И гром грянул.Глава администрации обнародовал согласованный с Москвой приказ об отстранении руководства областного УВД от служебных обязанностей…

Потому что своя рубашка ближе к телу, чем чужой мундир.Но еще более потому, что глава областной администрации давно не ладил с местным руководством МВД. И теперь представился случай… Который только дурак упустит…Глава администрации вызвал Начальника службы своей безопасности.

— Мне нужна информация по высшему офицерскому составу областного УВД.— Какого характера?— Кадрового.— На каких позициях акцентировать внимание?— На одной. Преданность существующей власти.

Главный телохранитель понял больше, чем услышал. Понял, что шеф решился, используя удобный момент, подмять под себя областную милицию.

— Требуется инициативный работник или…— «Или».— Тогда искать не надо. Тогда подойдет третий зам…

Третий человек в областном УВД был человеком Начальника службы безопасности. Но его одного, кажется, было мало.

— Подготовь список твоих людей, направляемых на укрепление областного УВД. Из самых надежных. И подготовь список старших офицеров облуправления, которые выказывали свою нелояльность…

Новая метла начала мести по-новому.

— И вот что еще… Составь докладную записку по работе местного ФСБ за текущий период вплоть до участия в расследовании последнего убийства.— ФСБ уголовкой не свалить.— Убийство детей это не уголовка. Это уже политика! Особенно если принять во внимание общественный резонанс.— Вплоть до стихийных демонстраций населения с выдвиженим правительственных лозунгов.— Но… но демонстраций не было.— Разве не было? А мне кажется, были.— Когда?— Завтра…

Не упустил свой шанс шеф. Вовремя сориентировался обратив себе во благо чужую беду. Теперь областное УВД станет карманным. И ФСБ притихнет. А там глядишь…Ей-богу, если бы того убийства не было, его следовало бы придумать!..Через несколько дней главный телохранитель вспомнил эту свою случайную мысль. В разговоре с начальником следственного управления, при отборе громких «висяков», необходимых для подтверждения нерадивости, а если повезет, коррумпированности отправленных в отставку милицейских генералов…

— А начальство что?— Начальство как обычно. По три раза на дню собирали оперативные совещания, где ругались матом и грозили содрать погоны…— То есть — оказывали давление на следствие?— Ну да, конечно, оказывали. А как иначе? У нас ведь народ толстокожий, пока в морду кулаком не ткнуть, не пошевелятся.

— И что, помогло?— Что помогло?— Сдирание погон следствию помогло?— Нет.— Неужели никаких зацепок?— Никаких. Полное отсутствие фактического материала. Свидетелей нет, отпечатков пальцев нет, оружие по картотекам не проходило…— А что тогда есть?— Трупы есть. В большом количестве.— Вы хотите сказать, что следствие зашло в тупик?

— Ну почему сразу в тупик, — вяло возразил следователь. — Отсутствие прямых улик еще не обозначает провала следствия. Есть другие методы… В настоящий момент прорабатывается версия заказного характера убийства. Очерчен круг людей, потенциально заинтересованных в смерти потерпевшего…— Вместо преступников ловить тех, кого обрадовала смерть жертвы? — вольно интерпретировал древнюю, как мир, розыскную формулу телохранитель Первого лица Региона.

— Но это может оказаться эффективней, чем искать наемных убийц, которых давно уже нет в Регионе, а возможно, и в живых. А заказчик наверняка здесь. Так как заказчик местный.— Почему вы уверены, что местный?— Потому, что просто так детей не убивают. И еще потому что это не первое убийство. Мы подняли нераскрытые дела и обратили внимание…— Один и тот же почерк?!— Нет, почерк как раз разный. Но прослеживается определенная связь между людьми, ставшими жертвами преступлений. Большинство из них при жизни имели частые деловые контакты или входили в одни и те же финансовые, и криминальные группировки.

Черт возьми! А ведь действительно, это убийство не первое. Были и другие, где тоже гибли не последние в городе люди. Просто гибли не так громко. В одиночку, без жен и детей.

— Мне необходимо это дело. И все дела по нераскрытым убийствам за последние два года. Кроме, конечно, бытовухи.— Но это служебные документы, я не имею права…— Можете считать, что это личная просьба вашего нового начальника горотдела…

Дел было много. Но большинство из них были обычной чернухой — бизнесмены средней руки стреляли, резали, душили и травили друг друга, осваивая азы рыночных отношений и товарной конкуренции.Эти были безынтересны.В отличие от других…

Других дел было немного. Но эти дела были самыми громкими. Так как жертвами киллеров были известные в Регионе люди — банкиры, директора крупнейших предприятий, криминальные авторитеты… Которые к тому же вели какие-то совместные дела и неоднократно вступали друг с другом в деловые и дружеские контакты…Что отметило следствие.

А что не отметило следствие? Что могло упустить?Например, то, что все они умирали в самый неподходящий момент — за день до подписания крупного контракта, вхождения в должность, акционирования предприятия, проведения выборов…Для них в неподходящий. А для других… Для других в самый подходящий — за день до подписания контракта, вхождения в должность, акционирования предприятия…Что это — случайность? Тогда очень странная случайность. Потому что повторяющаяся из раза в раз.

Но самое интересное не это. Самое интересное, что в результате этих неподписанных контрактов, несостоявшихся назначений и проваленных выборов выигрывали одни и те же люди. Хорошо известные главному телохранителю. Потому что приближенные к его Хозяину. К Главе администрации.Вот так фокус!

Это что же получается? Получается, что эти убийства на руку в том числе и шефу? Или в первую очередь шефу? Ведь он давно и упорно пытается подмять под себя область, проталкивая на ключевые посты своих людей и убирая чужих. И не скрывает этого, потому что в одной берлоге должен жить один медведь, а не двадцать.

Впрочем, в «драку» он полез не сразу. Полез… да, примерно год назад. До того выжидал, присматривался. А когда начались те заказные убийства? Главный телохранитель раскрыл первое дело. Июнь. Одиннадцать месяцев назад. Пик смертей пришелся на осень и зиму. Спад на весну и начало лета.Получается… Да ну, не может быть!Ну не может! Начальник службы безопасности вышел на разговор с шефом. По пустяковому поводу, прикрывавшему непустяковый интерес.

— …Теперь информация по горотделу. В расследовании заказных убийств, из-за которых было снято прежнее руководство, наметился некоторый сдвиг.— Да? Найден преступник?

— Пока нет. Но следственными бригадами прорабатывается ряд версий, в том числе почерковой связи данного преступления с бывшими ранее. Есть предположение, что заказчиком всех преступлений выступала одна и та же группа людей. Все силы брошены…— Все не надо, — мягко сказал Глава администрации. — Наша главная на сегодняшний день задача заключается не в отвлечении сил правопорядка на потенциально нераскрываемые преступления, а на недопущение новых криминальных происшествий. Надо заботиться о живых, а не о мертвых.

Это было что-то новое. С чем спорить не приходилось, но по поводу чего стоило задуматься. Крепко задуматься. В том числе вспомнив невысказанную несколько дней назад мысль насчет того, что, если бы того случая не было, его имело, смысл придумать.Неужели придумать?.. Неужели?! Ведь там были дети!

Да и как? Как бы он мог? Чисто технически… Нет, даже если допустить невероятное, допустить, что шеф, надумав убрать милицейских генералов, решился на подобную провокацию он бы в первую очередь обратился к своему телохранителю. Потому что больше не к кому!Или что, он сам, лично, в свободное от работы время?.. Которого у него нет. Потому что он постоянно находится на глазах охраны. И даже к любовнице ходит в сопровождении двух телохранителей.Правда, дома…

Дома — да, дома остается один. Но все равно под надзором, потому что на подходах — во дворе и подъезде установлены стационарные посты. Встречи с малознакомыми визитерами происходят в присутствии телохранителей. На семейных вечеринках охранники толкутся среди гостей, изображая швейцаров и официантов.С кем же тогда шеф может встретиться тет-а-тет? В принципе?С первыми замами может. С высокопоставленными чиновниками из Москвы, при беседах с которыми даже Начальнику службы безопасности приходится ожидать под дверью. С личными референтами.Не исключены контакты с технической обслугой — курьерами, связистами, сантехниками, техничками, которых можно попросить…

О чем попросить? Чтобы они сразу после того, как пропылесосят дорожку или продуют стояк, пристрелили пару неугодных шефу человек? Полная ерунда!Тогда, может быть, — передать просьбу третьему лицу? Нет, тоже не проходит. Заказы на убийство через случайных сантехников не передают!Нужно искать реальные контакты. Для чего определить круг людей, с которыми шеф имеет возможность общаться напрямую. И уже среди них искать потенциального посредника между ним и исполнителем.Хотя можно и не найти.Скорее всего не найти.И лучше бы не найти…

Глава 26

Убийство семьи известного в городе бизнесмена привлекло внимание не только общественности, но и новоиспеченного торговца ювелирными изделиями Сашка.

— А за что его грохнули? — наивно интересовался он у своих новых знакомых. — Он что, кого-то кинул или на кого-то наехал?— Да нет, не кинул и не наехал. Это просто разборки. В общем и целом.— Кого с кем?— Всех со всеми.

Больше Сашок ничего не спрашивал. Потому что лишние вопросы привлекают лишнее внимание. Которое ему было ни к чему.В версию «в общем и целом» он, конечно, не поверил.В общем и целом семьи не убивают. Это либо месть, либо предупреждение.

Месть — сомнительно. Мститель не может действовать так разумно. И так спокойно. Месть это эмоции. Голые эмоции. При которых не ограничивают себя одним выстрелом. А жмут на спусковой крючок до опустошения обоймы.Конечно, можно предположить, что мститель нанял киллеров, которые не имели личных претензий к покойному и потому обошлись двумя пулями.Но зачем тогда они убили детей? Ведь при расследовании такого рода преступлений милиционеры из кожи вон лезут. А судьи гарантированно дают вышку. Они что, враги самим себе?Или не хотели оставлять свидетелей?

Но как свидетели дети неопасны. Они почти никогда ничего не помнят и ничего не способны рассказать. Да и что они могли видеть? Фигуры в масках с пистолетами?Нет, тут дело не в мести. И дети погибли не случайно. Погибли закономерно и запрограммированно. Их смерть была изначально прописана в сценарии и была нужна не меньше, чем смерть их отца. Нужна была больше. Потому что, когда убивают взрослых мужиков, это уже никого не впечатляет.А когда вырезают целую семью…Выходит… Выходит, это было предупреждение. Кто-то кого-то предупредил. Смертью детей.

Кого? Вряд ли кого-то одного. Ради запугивания одного довольно убить одного. А здесь… Скорее всего пугали многих. Для чего понадобилась детская кровь. Чтобы каждый, глядя на свои детей, мог представить… И мог вовремя одуматься.Теперь второй и главный вопрос — кто? Кто заказал это убийство?

По всей видимости, те люди, которые желали запугать первых. Ответ, конечно, детский, но другого пока нет. Очевидно только, что речь идет не о местных разборках по поводу партии товара или передела киосков на привокзальной площади. Идет о гораздо большем. О чем?Трудно сказать. Недостает информации.В связи с чем нужно… И далее, как обычно, по пунктам, подпунктам и подпунктам в подпунктах…Общий анализ ранее известной информации с поправкой на вновь открывшиеся факты… Расклад сил с поправкой… Место покойного в бизнесе и криминале…Высеивание из материалов слежки эпизодов, связанных с покойным…

Систематизация и анализ выявленных контактов… Изучение материалов уголовного дела…И последний, главный пункт — отслеживание текущих событий. После такого громкого преступления, если оно не случайно, если заказано, что-то должно произойти. Что-то должно измениться.Если это «что-то» заметить, не пропустить, то можно выйти на заказчика убийства. Пусть не впрямую, пусть по касательной, но выйти!Потому что тот, кто хочет найти преступника, должен искать того, кому это преступление выгодно. Стало выгодно…События себя ждать не заставили.Местная печать разразилась критическими в адрес местной милиции статьями.Слишком критическими. Потому что до того сидели тихо и максимум на что отваживались — это бескомпромиссно и безоглядно критиковать начальников жэков. А тут вдруг…

Подогретый средствами массовой информации взроптал род. На страницах средств массовой информации. В пространных интервью токари и домохозяйки жаловались, что бандиты настолько распоясались, что по городу стало опасно ходить даже днем. И интересовались, что делает милиция.

В соседних абзацах милицейские начальники каялись и божились навести на улицах порядок. Что было и вовсе удивительно. Давно ли органы правопорядка стали обращать внимание на беды рядовых граждан? Как будто у них других забот нет.Интересные дела начались в Регионе, А потом уж совсем интересные. Просто удивительные! Идя навстречу пожеланиям трудящихся, Глава администрации отправил в отставку руководство областного и городского УВД. Вот так взял — и отправил. Формальной причиной послужило в том числе непрофессионализм, проявленный при расследовании убийства семьи известного в городе бизнесмена и политика.

Так что это получается? Получается, что смерть детей была на руку Первому?Или он просто использовал представившуюся ему возможность?Скорее всего, так…И все же не так! Хотя бы потому, что иных сколько-нибудь заметных реакций на то убийство в Регионе замечено не было. Никто другой, кроме Первого, дивидендов с пролитой детской крови не получил.Никто! Кроме Первого!Выходит…

А что говорят люди?Люди только и говорили, что об отставке милицейских генералов.Десятки известных в Регионе голосов доверяли микрофонам прослушки свои версии. И очень многие из них высказывались в пользу того, что ментов убрал Голова. Непонятно зачем, но он! Он?!А если действительно он? Тогда это совсем другая игра. Тогда это игра, достойная уровня Конторы.Ну и, значит, все пути ведут в… администрацию.Которая начинается… Не исключено, что в кабинете младшего Референта Главы областной администрации. Который хоть и маленькая сошка, но почему-то может все. И с которого-то, пожалуй, и следует начать вхождение во власть…

— Мне нужен выход на Главу администрации. Возможно такое?— Отчего невозможно — возможно. Есть там один человечек, который…

«Человечек» в администрации не отказывал никому. Такая у него была должность — никому ни в чем не отказывать… Должность «чучела».

— У вас ко мне какое-то дело?— Да. Необходимо урегулировать один чисто технический вопрос…

Посетителей было двое. Одного Референт знал довольно хорошо, потому что тот был мелким посредником, зарабатывавшим тем, что завлекал в этот кабинет клиентов. И завлекал довольно часто.Другой был здесь новичком. Он никак не проявлял себя. Что называется был «закрыт». За себя и за него говорил, двигался, суетился, гримасничал его напарник.

— Мы бы, конечно, могли пойти официальным порядком, но, как вы сами понимаете, несовершенство бюрократической машины…

Референт слушал молча, никак не реагируя на просительный тон и намеки на «будем бесконечно благодарны». Словно думал о чем-то своем…Референт думал о втором, которого он раньше не видел, просителе. Думал профессионально. Рост… Возраст… Овал лица… Особые приметы… Манера двигаться… Мимика… Жесты… Голос… Одежда… Общее впечатление…Впечатление было неоднозначным. Потому что посетитель был никаким — среднего роста, среднего возраста, средней комплекции, без примет, характерных жестов и ужимок. Какой-то весь усредненный, сглаженный, незапоминающийся. Отвернись и не вспомнишь, как он выглядел.Идеальный образ для профессионального шпиона. А он… он, по всей видимости, бизнесмен.Или не бизнесмен.Чтобы его понять, его надо разговорить…

— Помощь нужна вам? — резко спросил Референт без умолку болтающего посредника.— Мне? Нет, не мне…— Тогда почему говорите вы?— Я просто… Я подумал…— Помощь нужна мне, — оттеснил стушевавшегося посредника незнакомец.— Кто вы?— Представитель российского филиала известной международной фирмы «Питер Шрайдер и сыновья», — представился проситель.

Протянул визитку и протянул руку.

— Очень приятно, — улыбнулся Референт.

Вблизи проситель был типичным предпринимателем средней руки с золотой цепью, дубоватым лицом и почтительно-наглым, в присутствии чиновника, от которого зависел, взглядом. Что-то среднее между Рокфеллером и пьяным дембелем.Нет, так играть нельзя.

— Хочу построить у вас небоскреб, — доверительно сообщил проситель. — Как, блин, в Америке.— А сколько этажей? — ахнул, сам не знавший, зачем привел сюда этого толстосума, посредник.— Как в Америке! — повторил посетитель. — Я там был видел. Хочу, как у них, — этажей так на сто, сто двадцать.— Зачем небоскреб? — удивился Референт.— Сдам под офисы. Очень выгодное дело. За землю надо платить как за пятиэтажку, а этажей сто. Я думаю, всякий захочет иметь офис в небоскребе— Конечно, захочет, — закивал головой посредник.— Мне кажется, мое предложение будет небезынтересно городу. Все-таки первый небоскреб в стране.

Нет, не шпион. И, похоже, даже не бизнесмен. Похоже, прощелыга с дурным вкусом.

— Чем я могу вам помочь?— Местом. Мне требуется место в центре города. Вот проект.

Бизнесмен-прощелыга развернул на столе проект небоскреба, красиво вписанный в городской пейзаж.

— Естественно, первые пять этажей я передам в дар области.

Это предложение было интересно уже само по себе.

— Но я не могу решить такой вопрос.

Конечно, не может. Судьбу первых пяти этажей не может решать даже первый зам. Может только сам Первый. И только после личной встречи. На что и расчет.

— Я поговорю с папо… Простите, с Главой администрации. И если он сочтет нужным…— Тогда я перезвоню.— Конечно, конечно…

Когда просители ушли, Референт сел писать отчет о проделанной работе. В том числе о появлении нового человека. О том, что на первый взгляд он аферист, но, возможно, и крупный инвестор, который предложил возвести в городе небоскреб.Изложил суть предложения.Нарисовал психологический портрет.Честно признался, что в первые минуты встречи инвестор своим внешним видом и манерой общения произвел двоякое впечатление. По всей видимости, ошибочное, потому что потом он вел себя вполне адекватно своей социальной роли.Число.Подпись.

Начальник службы безопасности прочитал отчет, сделал на полях пометки и распорядился навести по новому объекту обычные в этом случае справки. Обозначил новичка аббревиатурой С-264 и сунул пустую пока папку в сейф.Все новые люди, появлявшиеся в кабинете «чучела», отсортировывались по степени значимости. В соответствии с которой проводилась предварительная работа. Если в результате нее всплывали какие-нибудь дополнительные факты, объект подвергался более тщательной разработке.Индекс С обозначал среднюю степень интереса. Среднюю, потому что в первые минуты встречи объект вызвал подозрение. А первое впечатление иногда бывает самым верным. Потому что интуитивно.Хотя вряд ли…

Через пару дней на стол Начальника службы безопасности легла новая информация. По большей части нейтральная — С-264 действительно был работником фирмы «Питер Шрайдер и сыновья», что подтвердили в офисе московского представительства. В городе объект вел себя сообразно своему положению, то есть пил, кутил, слонялся и завязывал полезные знакомства.В общем, ничего особенного. Но было и особенное.

Негласная банковская проверка показала, что на счетах зарегистрированной им фирмы лежит всего лишь несколько десятков тысяч долларов. А он собирается строить небоскреб. Интересно, на какие шиши? Другая информация была еще более занятная. Оказывается, известный в городе кутила не просто кутила, он еще и мочила. Потому что сам, собственноручно положил в ночном клубе «Оторвемся» торговца драгоценными металлами Расавчика. И еще двух его подручных. Ни фига себе тихоня!

Прaвдa потом дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Но жертвы от этого живыми не стали. Очень интересно.Начальник службы безопасности затребовал заинтересовавшее его уголовное дело…Действительно два трупа. Огнестрельные ранения в область… С расстояния… Положение тел…

На первый взгляд стрелял любитель. Из девяти пуль в цель попали четыре. Пять прошли мимо, хотя стрельба велась практически в упор. Не лучший результат. Но…Но один выстрел был мастерский. Потому что точно между глаз. В переносье. Так стреляют профессионалы высокой квалификации.Или… Или этот выстрел был нечаянный?Но в любом случае, нечаянный он или нет, лучше считать что нет.

Тем более пустые счета… Да и сама по себе смерть Красавчика и двух его подручных настораживает. Рядовой кутила-бизнесмен и вдруг положил трех человек. Которые, между прочим, легким нравом не отличались. И сами могли… Но не смогли. А он смог. Без подготовки, спонтанно. Выхватил пистолет и… И три трупа! Каким образом? Из материалов дела не вполне ясно.

— Мне необходимо поговорить со свидетелями происшествия, — потребовал главный телохранитель.— Но свидетелей нет.— Как нет?— Ну то есть есть… Есть люди, бывшие в момент происшествия в ночном клубе, но они утверждают, что ничего не видели. Хотя вначале вроде бы видели…— Видели, не видели… Ведите их ко мне…

Свидетели упирались недолго. До первого удара по почкам.

— Как вы смеете?!— Молчи! Для твоей же пользы стараемся.— Для моей?!— Лучше получить в зубы, чем получить срок.— Мне — срок? За что?!— За лжесвидетельство. До трех лет, если с отягчающими. А у тебя с отягчающими. С тремя трупами. Это если мы не сможем доказать соучастие. Тогда до десяти с конфискацией. Если с отягчающими. А у тебя с отягчающими…— Но я не знал!— Теперь знаешь! И можешь выбирать. Между тюрьмой и помощью следствию.— Но если я… То они меня…— А мы без протокола. На ушко. Ну?! Кто стрелял?— Мужчина за столиком у стены.

— Кто он?— Я не знаю. Ой! То есть это, наверное, Москвич. Кто-то в зале сказал, что это Москвич. И еще Сашок.— Что он делал?— Стрелял.— Как стрелял? Как это все произошло? Только подробно. Максимально подробно.— Я слева от выхода сидел…— Это неважно…— Когда тот зашел, я еще подумал, что сейчас что-то произойдет…— Это лирика. Каждый свидетель считает, что он что-то предчувствовал. Потому что знает, что дальше произошло.— Он подошел к столику и выхватил пистолет. А тот, другой…— Москвич?— Ну да, Москвич, упал со стула и выстрелил.— После того, как упал, выстрелил?— Нет, сразу. Упал и одновременно выстрелил. Из-под стола.

Это было уже интересней.

— Попал — Ну да, конечно, попал! Тому, другому, в ногу. Тот наклонился, и тогда этот, Москвич, еще раз выстрелил…

Вот этого — «упал и одновременно выстрелил» в протоколе не было. Было — выстрелил. Два раза. В ногу и в живот.А на самом деле он упал и практически в падении выстрелил, причем не промахнулся! А когда противник присел от боли, вкатал ему вторую пулю в низ живота.Вначале в ногу, потом в живот. В полете. Как пикирующий бомбардировщик.Очень интересно.Задумкой. И исполнением.

Тактическая схема идеальна. Нырнуть под стол, чтобы защититься столешницей от прицельных выстрелов и в какой-то степени от пуль, продолжая оставаться невидимым, заставить нападавшего наклониться и, так и не высунувшись, пристрелить его.

Теоретическая часть проработана превосходно. Равно как исполнение. Мгновенно, разглядеть опасность, сориентироваться, упасть, выхватить и взвести оружие! Выстрелить и попасть! Все — в доли секунды! Мог такое сделать любитель?Вряд ли! Дальнейшие действия с пулями, пущенными в молоко, не в счет. Они могли быть маскировкой.Выходит…Ничего не выходит! Пока только ясно, что недавно объявившийся в Регионе предприниматель Сашок, он же Москвич, умеет стрелять. Очень хорошо умеет стрелять. Превосходно умеет стрелять. И тем не менее это свое умение никак не обозначает.Почему он так умеет стрелять?И почему не обозначает?

Ответ на первый вопрос может быть вполне банален — служил в армии в спецвойсках, занимался в стрелковой секции, на курсах телохранителей, тренировался самостоятельно…А вот что делать со вторым?.. Почему, в совершенстве владея оружием, он этим своим умением не хвастал? И никак не выказывал его — не стрелял на спор и в тире, не показывал оружие, никому ничего не говорил?Почему?Возможно, приберегал на крайний случай. На тот, который и произошел.

Только странно, что столь изысканный прием использовал рядовой бизнесмен, по внешнему облику и манерам тюфяк и разгильдяй.Или он не тюфяк? И не бизнесмен?Тогда кто? Профессионал-нелегал?Допустим. Только хотелось бы знать, каким ветром профессионала столь высокого уровня могло занести в эту дыру?Каким?Или, может быть… Может, это тот человек, который должен был прийти к Будницкому? Который пришел к Будницкому. И, прикрываясь Будницким, зачистил «хвосты». После чего, по всей вероятности, зачистил Будницкого?Может быть, это он?Он?!

Да ну, вряд ли… Чистильщик не стал бы высовываться.Сделал бы тихо свое дело и так же тихо исчез. А этот не тихо. Этот как раз громко. Так громко, что на весь город…Нет. Непохоже…Но с другой стороны, он вышел на «чучело». Точно так же, как до него это сделал Будницкий.Они оба вышли на «чучело». Что может быть случайностью, а может…Ну и, значит, его надо проверить. Хотя бы потому, что лучше перепроверить, чем недопроверить. Лучше так, чем иначе!Начальник службы безопасности вызвал своего заместителя. Протянул ему тонкую пока папку.

— Возьмите в разработку вот этого человека.— На чем сконцентрировать внимание?— На нем сконцентрировать. На его биографии, связях, контактах, перемещениях. И еще на психологическом портрете. И соответствии его предлагаемому образу.— Он не тот, за кого себя выдает?— Может, не тот. А может, тот. Выводы делать рано. У меня есть некоторые сомнения, которые следует подтвердить или опровергнуть. Тебе подтвердить или опровергнуть.— Работа срочная?— У нас все работы срочные. Впрочем… Это действительно срочная. Эта самая срочная!..

Продолжение следует…

http://wpristav.com/publ/belletristika/revizor_007_chast_11/7-1-0-1609

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий