Конец "Черного ангела" ч.3 | История, мемуары | Статьи / книги | world pristav - военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » История, мемуары

 

Конец "Черного ангела" ч.3

ПО СЛЕДАМ БОЕВИКОВ

30 декабря ранним морозным утром Алексей Карычев по моей команде приготовил к стрельбе свою антиснайперскую винтовку, которая очень была похожа на противотанковое ружье периода Великой Отечественной войны.

Стал наводить на цель по отблеску выше района боя. Винтовка дрогнула, оглушив снайпера. Оружейный ствол отлетел назад и изрыгнул из себя звенящую дымную гильзу. Выстрел был произведен с расстояния одного километра. В последствии, из допроса пленных мы выяснили, что пуля угодила между двух боевиков в огромный камень, который раскололся пополам. Я наблюдал за результатами работы снайпера из бинокля.

В ответ залаяли автоматные очереди. Боевики никак не могли понять, откуда стреляют. Второй выстрел окончательно вывел их из себя. Они поспешно стали прятаться за деревья и скальные камни.

— Огонь!

Удар по ушам, и гильза снова звенит. Запах завораживающего ядовитого аромата пороховых газов дурманил головы бойцов. Голова шла кругом от грохота снайперского огня, эхом отдающего от скал вдоль ущелья. И не удержит разведчиков никакая сила. Они рождены для боя и победы.

— Бей их! — кричат бойцы.

Так началось утро 30 декабря 2003 года.

Примерно к 11 часам на помощь моему взводу прибыли бойцы разведвзвода старшего лейтенанта Родного и несколько человек с заставы «Хушет». С ними мы провели осмотр места вчерашнего боя.

Усиленная группа сначала подошла к тропе в том месте, где извиваясь, она идет вниз к узкому ущелью.

Из второй группы усиления к нам спустились только несколько человек. Старшего лейтенанта Родного и прапорщика, его заместителя, среди них не оказалось. «Странно, — подумал я, — бывалые ребята: неужели потерялись в густом лесу. В горах все возможно».

На переднем плане пленные боевики, в белом маскхалате — Александр Егоров

На переднем плане пленные боевики, в белом маскхалате — Александр Егоров

Собрав остатки группы усиления, я поставил новую задачу, перераспределил подгруппы, назначил в них старших. Огневую подгруппу оставил за мостом в кромке леса, как резерв. В нее назначил рядового Александра Потапова с задачей прикрыть подгруппы, ведущие поиск.

Рядовых Владимира Колесникова, Алексея Кузнецова, Алексея Сорокина я определил занять позиции с левого фланга, а рядовых Сергея Тимофеева, Евгения Головчака, Антона Антипина, Алексея Карычева и Владимира Дъячкова — с правого фланга.

Двух контрактников с застав посчитал опытными бойцами и взял их с собой.

С таким составом я и провел осмотр места вчерашнего боя.

Группа прошла мост, перекинутый через реку Андийское Койсу, по которому вчера переходила двойка прапорщика Павла Дернова, далее к месту, где были бандиты.

Уперлись в отвесный склон. Идти предстояло круто вверх через заснеженный лес. Остановились. Безмолвие, окружавшее нас, настораживало. Каждый ощутил неосознанное чувство опасности.

У кромки леса лежали трупы трех убитых боевиков. Не хватало еще троих, возможно их только ранило, и боевики унесли собой. Разведчики оцепили место боя.

Окружающая местность не выдавала присутствия противника.

Опытный взгляд разведчиков не находил ни малейшего признака опасности.

Часть бойцов заняла круговую оборону, другие обыскивали трупы боевиков. Изымались вещественные доказательства. Кругом все натоптано, валяется религиозная литература, пакеты, аудио и видеокассеты. Наверху отдельно лежал ботинок 40-го размера. Беру его и прикладываю к голой ступне убитого боевика, ботинок явно чужой. У трупа 45-й размер, значит кто-то ушел.

В это время из радиостанции послышались команды к отходу. Голос был незнакомым. «Кто, кроме меня, может отдавать такие команды? — мелькнуло в голове. — Может боевики по трофейной станции балуются или пограничники с испугу что-то напутали?» Обращение в радиоэфире без позывных. И не представляется. Это дэза. Это боевики. Только вперед!

БОЙ У СКАЛЫ

Закончив осмотр, идем дальше по пути вероятного отхода боевиков. Осторожно вошли в лес и начали подниматься по склону. На протяжении нескольких сотен метров — никого. Идем впереди с Василием Окуловым. Он слева, а я справа, шаг за шагом снимаем слои снега и нюхаем его. Вдруг рядовой Окулов замер недалеко от скальника и жестом подозвал меня к себе. Четкий заметенный свежий след, оставленный десятком человек, вел вверх по склону. Я ему в ответ:

— У меня такие же следы, только уходят вправо наверх, за скальник.

Идти прямо по следу мы не решаемся.

Оставляю Василия прикрывать левый фланг. Начинаю подъем параллельно тропе, метров 50 слева. Там подъем намного тяжелее, но вероятность того, что боевики нас ожидают с этого направления, меньше.

Допрос пленного Хасана Хаджиева

Допрос пленного Хасана Хаджиева

Через десять минут подъема буквально натыкаюсь на охранение бандитов: двое бандитов лежат под скальником, двое других — на его козырьке. К счастью, я оказался не в секторе их наблюдения и с подветренной стороны, поэтому они меня не заметили.

При виде бандитов приданный группе контрактник Джаватхан «впал в ступор»: он замер, и не реагировал ни на какие команды. Пришлось повалить его в снег и пару раз тряхнуть. Это немного привело его в себя, но воевать с таким «балластом» было невозможно, и я в сопровождении второго контрактника (они оба были с заставы) отправил их вниз, даже не подумав, что остался один в непосредственной близости от бандитов.

Спускаясь, контрактники подняли шум. Один из боевиков решил посмотреть на источник — хруст снега. Выйдя из-за скалы, он увидел меня. Расстояние между нами было около трёх метров. Наши глаза встретились. Вы видели, как у котов при смертельной опасности поднимается дыбом шерсть? Что-то похожее произошло и со мной. По спине и ногам пробежали мурашки, мгновенно превратившие тело во взведенную пружину.

Дальше все помню как в замедленном кино. Боевик пытается передернуть затвор пулемета, но от волнения забыл, что он у него на предохранителе — снимает предохранитель, а затворная рама обледенела на морозе, и не досылает патрон в патронник.

Тем временем ожил козырек, с которого открыли огонь из автоматического оружия. Лежавший внизу боевик открыл огонь из пистолета ТТ. Прячась за деревья, я стал стрелять из автомата. И тут осознал, что я один. Стреляя на ходу и отдавая приказы, как будто со мной находилось целое подразделение, — перебежками, закручивая улиткой, стал обходить боевиков.

А пулемет заклинило так, словно кто-то заговорил его. Наконец боевик бросил его и схватил автомат, начал растерянно стрелять. Он никак не мог понять, где же я? Поэтому палил, куда попало. Туда, где слышал выстрелы.

Обойдя боевиков сзади, приблизился к ним. Этого времени хватило чтобы пружина моего тела распрямилась: быстрый подшаг (?) к боевику и удар прикладом автомата справа снизу в челюсть обрушил врага на снег.

«Чистый нокаут, прямо как Данилов учил…» промелькнуло у меня в голове. Но времени связать или обезоружить боевика, нет. Выскакиваю из-за скалы ко второму боевику и кричу, что есть силы:

— Бросай оружие! Лицом в снег!

При виде разведчика второй боевик опешил и после секундного замешательства беспрекословно выполнил команду. С козырька в это время велся огонь из автоматического оружия и пистолета ТТ. К счастью я находился под скалой в мертвой зоне.

То прижимаясь к скале, то прячась за деревья, я вел огонь из автомата. Ко мне неожиданно пришло понимание, что как только боевики поймут, что я один — мне конец. Стреляя и отдавая приказы, как будто со мной находилось целое подразделение, я пытался ввести боевиков в заблуждение. Теперь все зависело от того, к кому раньше подойдет подкрепление.

Я отдавал команды, а точнее просто орал:

— Группа слева, группа справа — прикрой! Спецназ сверху, застава снизу — окружай! Петров, Сидоров, прикрой…

Держа боевиков под прицелом, разрядил их оружие и, откинув его в сторону, крикнул:

— Если хотите жить, лежать лицом к земле и не шевелиться!

После этого отошел на несколько метров в сторону ущелья и увидел, что сверху бегут около десятка боевиков и ведут огонь в сторону моста.

Перед огневой встречей пограничников с противником

Перед огневой встречей пограничников с противником

Моя серия одиночных выстрелов заставила их залечь. С тыла также послышались одиночные выстрелы. Оглянувшись, я увидел Алексея, позывной которого был «Лысый», он первым добежал до места боя и присев на корточки, открыл огонь по боевикам.

Через несколько секунд с левого фланга исправно стал поливать из своего автомата Василий Окулов, а с правого — Марсель Додабаев.

Боевики стали отходить. Это позволило нам заняться пленными, их разоружили, досмотрели, но связывать не стали потому, что идти по крутым заснеженным склонам связанными невозможно.

Оставив боевиков под охраной Марселя Додабаева, начали преследование боевиков. Я вызвал авиацию, но после нескольких залпов от ее использования пришлось отказаться. Мы были слишком близко друг к другу, и корректировщик огня на противоположном склоне оказался неподготовленным, разведывательная группа едва не была накрыта ракетным огнем из вертолета Ми-8.

К тому же боевики вышли на частоте авиации и, перебивая мои слова, корректировали огонь на разведчиков. Через некоторое время мы отказались от преследования. Слишком большой риск — попасть в засаду или под огонь своей авиации.

Труп «бригадного генерала» Ичкерии Руслана (Хамзата) Гелаева

Труп «бригадного генерала» Ичкерии Руслана (Хамзата) Гелаева

Всю ночь с 30 на 31 декабря 2003 года по району прошедшего боя велся артиллерийский обстрел. Поднялся ветер, начиналась пурга. Группа встревожилась. Все знали, что сильный ветер со снегом нагоняет сугробы до двух метров.

«Снежные ветровые нагоны» часто бывают причиной гибели охотников или зазевавшихся пастухов. К счастью, ветер на этот раз был не очень сильным, и разведчики успели разместиться в сарае, развернув туристические палатки.

Я перебирал в памяти события последних двух дней. Нам чудесным образом везло, словно само провидение или святой дух вселились в нас и помогали. Теперь уже мыслей о неудаче не было. Завтра снова в поиск.

В течение ночи провели первичный допрос пленных. Дух у боевиков был сломлен, и они охотно шли на контакт. Сведения, полученные от них, были интересными. Они сообщали, что в банде находятся Руслан Гелаев, который был ранен, ичкерийский идеолог и певец Тимур Муцураев — убит в первом бою. Там же находились Абу аль-Валид и глава стамбульского бюро Ичкерии Хожа Нухаев, но живы ли они после последнего боя, боевики знать не могли.

Информацию нужно было перепроверять.

Утром мою решимость продолжить поиски главарей боевиков прервал голос полковника Марселя Сакаева, раздавшийся из радиостанции. Он отдал приказ срочно доставить пленных и лично прибыть на командный пункт в селение Хушет, за себя оставить лейтенанта Родного. С десятью разведчиками, нагруженными трофеями и пленными, я убыл на Хушет.

КОНЕЦ «ЧЁРНОГО АНГЕЛА», изображение №22

От самого маленького до пожилого жителя, встречал нас аул Хушет. На плоских крышах дагестанских домов стояли мужчины, женщины и дети. Навстречу моей конвойной группе вышла делегация из старейшин и уважаемых людей аула.

Встречали нас как дорогих гостей, уважение и восхищение мы видели на лицах горцев, чувствовалось доброжелательность и дружеское отношение. Всех моих бойцов приглашали в гости. Мы чувствовали себя героями.

ТРИ ВЕРСИИ СМЕРТИ ГЕЛАЕВА

В боевых действиях подобной интенсивности мне больше участвовать не пришлось. Успехи, казавшиеся большими в горах, на фоне общих результатов группировки выглядели достойно. Тем не менее, судьба еще раз вернула меня к этим событиям. Примерно через месяц, начальник ПОГООН полковник Горшков поставил мне новую задачу: доставить из Владикавказского СИЗО троих боевиков, задержанных пограничной полицией Грузии и переданных Российской стороне.

В ходе этапирования я узнал от них, что они участвовали в том бою у скалы. Налет пограничников для них был неожиданным, они так и не поняли, как нам удалось захватить головной дозор и бесшумно подойти к боевому охранению. В бою они не видели пограничников и считали их призраками.

Боевики были уверены, что воевали с офицерской снайперской группой из армейского спецназа ГРУ ГШ. После боев они укрылись в подвале школы селения Хушет, а Гелаев жил в доме директора школы.

Также они рассказали, что в ходе боев пограничники уничтожили более двенадцати боевиков, среди них — Тимур Муцураев, Хож-Ахмед Нухаев, Абу аль-Валид. Несколько трупов им пришлось бросить в реку Андийского Койсу, чтобы федеральные власти не смогли их опознать, очень важными и уважаемыми были они в своей среде.

Частичное подтверждение этим сведениям и версию гибели Гелаева я узнал от нескольких доверенных людей, в том числе и от Магомеда, когда еще через месяц оказался в местах прошедших боев. Магомед рассказал, что боевики действительно укрывались в подвале школы, а когда войска ушли, ушли и они.

Что касается Гелаева, то он еще несколько недель жил у директора школы. В конце января он предпринял попытку перейти государственную границу России с Грузией в районе селения Хушет. Отправил пятерых боевиков в селение Дикло в Грузию. Трое из них были задержаны пограничной полицией Грузии и переданы России, а двое благополучно дошли до Панкисского ущелья, но на связь не вышли.

После этого Гелаев через местных жителей и, возможно, сотрудника милиции, был переправлен в селение Метрада, далее милицейским автотранспортом до селения Бежта. Об этом свидетельствовали несколько местных жителей, которые видели, как 27 февраля 2004 года к селу подъехала милицейская машина и из нее вышли три человека, один из них был Руслан Гелаев.

Все было подготовлено для перехода. Здесь их ждали. С перевала периодически подавались световые сигналы. Согласно неофициальной версии, при переходе государственной границы на склоне ущелья реки Симбирисхеви «Черный ангел» был застрелен проводниками, возможно, из кровной мести.

Смерть Руслана Гелаева в районе Андийского Койсу не вписывалась в планы кровников. Поэтому они увели его подальше от Андийского Койсу — в Аварское. Там его казнили по обрядам кровной мести.

Кроме того, при нем была касса банды, по одним источникам только у Руслана Гелаева было около 2 млн. долларов. В районе летника «Рехо» часть денег была спрятано в схроне.

Как я уже писал в начале статьи, Гелаев был убит в ходе столкновения с нарядом «зеленых фуражек» вблизи заставы «Бежта». Достаточно подробно про этот бой в своем документальном фильме рассказывал военный журналист Александр Сладков — «Конец «Черного ангела».

Гелаев случайно наткнулся на двух пограничников, которых застрелил в ходе перестрелки, однако и сам получил тяжелое ранение — кость руки была перебита и повисла на сухожилиях.

Истекая кровью, Гелаев преодолел несколько сотен метров, присел у дерева на берегу реки и отрезал себе раненую руку. Спустя несколько минут он умер от потери крови и болевого шока. 29 февраля тело Гелаева было обнаружено отрядом пограничников.

Погибшим контрактникам Мухтару Сулейманову и Абдулхалику Курбанову посмертно присвоили звание Героев России. Это официальная версия.

Согласно второй версии, «Чёрный ангел» погиб 29 декабря 2003 года, попав под обстрел с вертолета, отправленного на поиски пропавших бойцов. После чего был погребен под лавиной. Эту версию озвучил полковник и военный эксперт Александр Мусиенко.

Согласно судмедэкспертам и патологоанатомам смерть Руслана Гелаева наступила вследствие «множественных осколочных ранений и шести пулевых ранений калибра 7,62 мм, а также переломов конечностей, смерть от шока и кровопотери в результате травматического отсечения кисти руки».

В фильме военного журналиста Александра Сладкова — «Конец «Чёрного ангела», хорошо покан срез пули 7,62 мм на предплечье Руслана Гелаева.

Боевики, как и горцы, не любят автомат с калибром 5,45 мм, поскольку он малоэффективен в горах. Они предпочитают АКМ-7,62 мм. На вооружении пограничной службы стоят АК-74 (калибра 5,45 мм) и АКС-5,45 мм, за исключением спецподразделений.

Но это не главное, главное, что бандит получил по заслугам.

ТИМУР МУЦУРАЕВ

Судьба Тимура Муцураева осталась для всех загадкой. Боевики, плененные у скалы, Лечи Магомедов и Султан (Магомед) Умашев среди трупов, находившихся на месте боя, опознали тело Тимура Муцураева. Я им разрешил попрощаться с ним и помолиться.

На память об этих событиях, Лечи передал мне аудиоплеер и аудиокассету с записями Тимура Муцураева.

Он сказал:

— Это очень талантливый певец. Сила стихов и песен его была огромна, его любили в отряде. Очень рано погиб, звали его Тимур…

Тогда я не знал, кто такой Тимур Муцураев, и не придал этому значения.

Но послушав его песни, нашел в них много близкого нашим душам. Они понятны как русским, так и чеченцам. И если погибший был именно он, то мне горько и обидно. Послушав его песни, я нашел, что боевики не лишены человеческих чувств. Несмотря на чуждый нам исламизм, песни построены на понятных метафорах и близких всем жителям России образах, по темпоритму — это бардовские песни.

К тому же, поет Муцураев на русском языке, сближая общими понятиями добра и зла враждующие стороны. Даже если по идеологическим мотивам его песни признаны экстремистскими, от этого они не теряют художественной ценности. Во всяком случае, это лучше, чем нелепое бормотание арабских прихвостней на непонятном жителям Кавказа языке или одномоментные бессодержательные песни на однообразный мотив лезгинки, которыми переполнены все кавказские рынки музыкальной продукции.

Часть трофеев, доставшаяся спецназу пограничников

Часть трофеев, доставшаяся спецназу пограничников

В настоящее время данные об исполнителе противоречивы. Говорят, что в горах Андийского Койсу он остался жив. После был в эмиграции в Турции. Затем на Украине во время выборов президента. По некоторым слухам, с разрешения Кадырова, вернулся в Чечню. Сольную карьеру прекратил, как несовместимую с религиозными убеждениями.

Я долгое время перепроверял эти слухи. Сейчас склоняюсь к тому, что он все же погиб, а под его именем живет другой человек. На Кавказе существует давняя традиция, если в молодые годы погибает талантливый и одаренный человек, то его место занимает его близкий родственник или друг.

В 2008 году двойник Тимура Муцураева поклялся на Коране, что больше не будет писать и исполнять песни под гитару. Настоящий Муцураев вряд ли бы смог сделать подобное. Такой талант всегда окажется сильнее любого религиозного убеждения.

И это правильно. Второго Тимура Муцураева не может быть, как и второго Владимира Высоцкого. У Тимура было много хороших нейтральных песен, которые он мог бы спокойно исполнять и сегодня.

Муцураев был близким другом Руслана Гелаева. Написал песню про «Гелаевский спецназ», но после описанных событий не вышло ни одного сборника песен и не было в его исполнении песни о друге Гелаеве и его «подвиге» и смерти.

ХОЖ-АХМЕД НУХАЕВ

Покрыта тайной и смерть Хож-Ахмеда Нухаева, о нем много пишут СМИ.

«Бригадный генерал» Хож-Ахмед Нухаев являлся идеологом и спонсором обеих чеченских кампаний. Он постоянно оказывал финансовую помощь отрядам боевиков Руслана Гелаева и Асланбека Абдулхаджиева (известного как «Большой Асланбек»).

У «Хожи» сложились дружеские отношения с Русланом Гелаевым, и именно он, как утверждалось в СМИ, уговорил Руслана сопроводить арабских наемников на Ближний Восток, пройти через Дагестан и был в составе его отряда, блокированного в горах Дагестана зимой 2003 года. По версии ряда СМИ, среди убитых в Дагестане был и Нухаев.

Косвенным подтверждением этого считали тот факт, что спонсируемые Нухаевым газеты «Ичкерия» и «Мехк-Кхел» с тех пор перестали выходить.

Не появились и новые публикации Нухаева на темы российско-чеченских и международных отношений.

Хож-Ахмед Нухаев имел тайную связь с турецкой Партией национального действия и подпольной террористической организацией «Серые волки», контролируемой турецким Генштабом и службой разведки МИТ Турции.

Хож-Ахмед Нухаев в тот период возглавлял «Стамбульское бюро Ичкерии», дислоцирующееся на территории Турции. Активно взаимодействовал с исламистской организацией Хизб ут-Тахрир, действующей на территории бывшего СССР. Бюро насчитывало около сотни сотрудников и агентов. Источниками финансирования являлись Саудовская Аравия, чеченские диаспоры на Ближнем Востоке, в Турции организация находилась на самофинансировании.

Стамбульское Бюро работало, в основном, через чеченские диаспоры. Большая часть сотрудников находилась непосредственно в диаспорах России, странах СНГ, Европы и на Ближнем Востоке.

Бюро использовало два старых представительства военных частных компаний в Тегеране и Кабуле, где работали не чеченцы, а иранцы и афганцы, причем с ведома местных спецслужб. Их основной профиль — незаконный оборот наркотиков и оружия.

Кроме этого, Бюро имело оперативную связь с татарами Поволжья, Тюмени, Астрахани и Крыма, входящими в подпольную организацию Хизб ут-Тахрир.

Канал связи — через офис в Катаре. По информации СМИ, Саудовская Аравия для осуществления вышеуказанной операции выделила несколько миллионов долларов, при этом исполнители получили 500 тыс. долларов. Около 300 тыс. долларов было выделено на подкуп, ведь без прикрытия невозможен был безопасный переход через административную и государственную границу в Россию.

АБУ АЛЬ-ВАЛИД

Смерть командира арабских наемников вообще выглядит таинственно и противоречиво. Конечно, против официальной версии не пойдешь, но я уверен, что пленные боевики рассказали правду. И что Абу аль-Валид погиб раньше официальной версии, об этом говорят много прямых и косвенных фактов.

Версий гибели Абу аль-Валида много. По одной из них, он погиб как «шахид» во время молитвы. А виной всему — шальной российский снаряд, осколки которого якобы дождем осыпали спину доброго знакомого Усамы бен Ладена.

По другой, смерть настигла его во время спецоперации на юго-востоке Чечни — на стыке Ножай-Юртовского и Веденского районов.

Согласно третьей версии, погиб преемник Хаттаба в декабре 2003 года в ходе переброски наемников в Саудовскую Аравию.

Один из пленных гелаевцев, переданный грузинской стороной

Один из пленных гелаевцев, переданный грузинской стороной

Выглядит эта версия примерно так. Кадровый сотрудник спецслужб Саудовской Аравии полковник Азиз бен Саид бен Али аль Гамди, более известный под именем Абу аль-Валид, получил приказ от своих хозяев в декабре 2003 года организовать переброску наемников и боевиков в Саудовскую Аравию.

Последние тридцать лет спецслужбы Саудовской Аравии (Служба общей разведки — СОР) по разным причинам оказывались участниками самых важных мировых событий. Им отводилась важнейшая роль в организации моджахедского движения в Афганистане.

В 1980-е годы саудиты очень близко контактировали с движением «Талибан». В конце прошлого века СОР все чаще упоминалась в качестве центрального игрока в организации экспорта арабских наемников, в том числе и в Чечню.

Контролируя исламские святыни в Мекке, Медине и почти четверть мировых запасов нефти, Саудовская Аравия настойчиво претендовала на лидерство в мусульманском мире. Осуществлению ее геополитических амбиций во многом способствовала внутренняя стабильность режима королевской семьи.

Переброска наемников из Кавказского региона на Ближний Восток была, несомненно, на руку шефу Саудовской разведки принцу Наифу ибн-Абдель-Азизу. На Ближнем Востоке разыгрывалась новая карта по переделу мира. Где, в свою очередь, должны были произойти «оранжевые» революции, смена власти в рядах государств, хаос и война.

Поэтому в конце осени 2003 года «Высший совет» запланировал проведение в районах Цунтинском и Цумадинском «стратегической разведки» и переброску большей части наемников и боевиков, во главе с арабским наемником полковником Абу аль-Валид аль-Хамади, в Саудовскую Аравию.

Были приглашены все видные главари бандформирований, кроме непризнанного президента Ичкерии Масхадова, который ранее выступал против переброски наемников в Саудовскую Аравию, и Доку Умарова, в период проведении «Шуры» он был задержан сотрудниками Чеченской милиции в районе Тусхороя.

В этой встрече принимали участие практически все полевые командиры: Шамиль Басаев, Руслан Гелаев, Абу аль-Валид, Дадаев, Газиев, Геши, Иса Макашарипов, Хож-Ахмед Нухаев, Садулаев и другие.

Переброску арабских наемников и боевиков решили осуществить в два потока. Местом сбора боевиков был определен район селения Кенхи.

Отряд Доку Умарова являлся головным дозором группировки, состоял из представителей чеченских тейпов Шатойского района и горных районов Республики Дагестан.

Отряд Руслана Гелаева — боевое охранение арабских наемников, представлял собой т. н. «Гелаевский спецназ», куда входили наемники из Ближнего Востока, Афганистана и Пакистана, представители Химойского и Дейштинского тейпов, а также Хасавюртовского, Цунтинского и Цумадинского районов Дагестана. Члены Северо-Кавказских республик называли себя «мюридами».

Отряд Абу аль-Валида состоял из двух потоков, насчитывал несколько сотен боевиков, куда входили наемники из Ближнего Востока, Афганистана и Пакистана.

Отряд Шамиля Басаева являлся отрядом обеспечения и прикрытия. В случае провала операции он обеспечивал вывод НВФ на чеченскую территорию. Состоял также из арабских и афганских наемников из второго потока.

В каждом потоке было по 250 боевиков. Общая численность выводимых бандформирований — до 500 боевиков (в каждой группе по 35-45 человек).

Надо сказать, что все эти группировки были довольно хорошо оснащены: приборы ночного видения, спутниковые станции, солнечные батареи, профессиональные сканеры, у каждого боевика радиостанция «Кенвуд». На подготовку финансовых средств не жалели.

СЛОЖНАЯ ИГРА

ЦРУ получило своевременную информацию о переброске боевиков из Чечни, Дагестана и Панкисского ущелья в Саудовскую Аравию. Американские спецслужбы, стремясь не допустить развития вышеуказанного сценария, решили дискредитировать участников операции в глазах шефа Саудовской разведки принца Наифа ибн-Абдель-Азизу, а также решили подставить под ликвидацию Абу аль-Валида.

Через мусульманские организации американские спецслужбы профинансировали частные военные компании, имеющие контакты с Северным Кавказом, руководители и сотрудники которых являются отставниками ЦРУ. Через специальный орган — командование специальных операций (SOCOM) осуществлялись управление и контроль за данной операцией.

Таким образом, переброска наемников в Саудовскую Аравию была сорвана. Не последнюю роль сыграл и Доку Умаров, который мастерски организовал засаду на пограничников, тем самым привлек внимание федеральных сил к данному региону. При этом в той операции погиб полковник спецслужб Саудовской Аравии Абу аль-Валид.

Шумиху вокруг гибели такого известного одиозного лидера понять можно. Несколько раз объявляли о ликвидации Абу аль-Валида. И каждый раз он «воскресал».

Между тем еще в феврале 2004 года журнал «Тайм» сообщил, что «Аль-Кайда» призвала чеченских боевиков ехать воевать в Ирак.

В радикальных исламских организациях по всему миру распространялись аудиокассеты с соответствующими призывами иорданца Абу Мусаба аль-Заркави, руководителя операций в Ираке, входящей в сеть «Аль-Кайды». Он заявил, что намерен перебросить в Ирак 1,5-2 тыс. боевиков, которые находятся на территории Чечни. Эта цифра также указывает на состав выводимых наемников и боевиков из Чечни, Дагестана и Панкисского ущелья.

С местными жителями из аула Хушет

С местными жителями из аула Хушет

Возможно, «Аль-Кайде» стало известно о выводе наемников в Саудовскую Аравию, а также о разгроме банды Руслана Гелаева из средств массовой информации. Что свидетельствовало о тонкой игре не только «Аль-Кайды», но и ряда иностранных спецслужб, где они ловко использовали данный факт в своих интересах.

Поэтому «Аль-Кайде» срочно нужно было обнародовать факт гибели Абу аль-Валида, чтобы пошел поток наемников в Ирак.

В связи с вышеизложенным речь идет не о реальном месте гибели Абу аль-Валида в апреле 2004 года, а об операции прикрытия Доку Умарова.

ГЕЛАЕВ НАПРАВЛЯЛСЯ В ИРАК?

Долгое время место боя на летнике «Рехо» (перевал Жирбак) считалось святым, там было несколько почитаемых могил, которые посещали ваххабиты, одну из них связывают с Абу аль-Валидом.

В восточной традиции есть некая вера в бессмертие. Почему в двадцатые годы прошлого века трупы видных басмачей после расстрела выдавали родственникам? Потому что иначе возникала легенда о том, что он не убит, и появлялось много желающих взять его имя и пользоваться его харизмой.

По данным от 2004 года информационного сайта «Cantonrep.Com» и представителей американской армейской разведки ичкерийские боевики и афганские талибы делились своим опытом с иракскими партизанами. В Ираке они наблюдали, как бойцы сопротивления применяют методы известные по Чечне и Афганистану, например, используют тактику минирования дорог и гранатометных обстрелов военных автоколонн, а также сотовые телефоны как дистанционное управление для взрывных устройств.

21 апреля 2004 года итальянское информационное агентство ANSA со ссылкой на данные английских разведслужб сообщило, что триста чеченских боевиков в ночь с четверга на пятницу проникли из Афганистана в Ирак. Согласно источникам агентства, боевики связаны с международной террористической организацией «Аль-Кайдой». В Ирак они прибыли с целью нападения на подразделения сил коалиции.

Агентство также сообщило, что перед отправкой в Ирак боевики прошли специальную подготовку на территории Афганистана. Переброска осуществляется через иракско-сирийскую границу при активном участии Ирана.

Итальянские СМИ, в частности газета «Corriere Della Sera» от июня 2004 года сообщила, что иорданский террорист Абу-Мусаба-ас-Заркави сблизился с Усамой Бен Ладеном, воспользовавшись кризисом на Кавказе, чтобы создать свое движение. Многие из его боевиков прошли подготовку в Чечне и в Панкисском ущелье Грузии.

Из отчета Доку Умарова, направленного в редакцию «Кавказ-Центра», приуроченного к четвертой годовщине провозглашения «Имарата Кавказ» от 30 августа 2011 года, следует: в декабре 2003 года Руслан Гелаев направлялся со своей группой в Ирак.

Также о нахождении вышеуказанных личностей в данной операции свидетельствуют трофейные фотографии и всевозможные записи.

Конечно, меня можно обвинить в предвзятости, но я верю той информации, которая стала известна в ходе допросов, и своим доверительным контактам по оперативной работе.

Но это уже не важно…

ЭПИЛОГ

Операция в горах Дагестана продемонстрировала четкую координацию действий всех силовых структур. МВД обеспечивало надежную защиту гражданских объектов и инфраструктуры. Погранвойска плотно прикрыли границу, слаженно действовали подразделения МО, включая авиацию.

Все предельно просто, все предельно ясно. Сработали четко.

Бойцы пограничного спецназа после боя в горах Андийского Койсу

Бойцы пограничного спецназа после боя в горах Андийского Койсу

С момента произошедших событий прошло более одиннадцати лет, но память сохранила все до мельчайших подробностей. Полученная практика боевых действий выручала еще не раз.

Главное, что я приобрел в тех событиях — это вера в мужество и стойкость российских солдат. В то, что молодые ребята могут побеждать матерых бандитов, необходим лишь воинский навык, тактический расчет и сила духа.

«Мои Левктры и Мантинея, мои бессмертные дочери», так говорил великий полководец Эпаминонд, подводя итог долгого и большого труда.

Все изложенное — личный взгляд на происходившие события и личное мнение автора. Все имена и фамилии участников боевых событий изменены.



Категория: История, мемуары | Просмотров: 71 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0

 
avatar


Другие материалы по теме:
Учётная карточка

Категории раздела
Мнение, аналитика [236]
История, мемуары [1049]
Техника, оружие [66]
Ликбез, обучение [62]
Загрузка материала [15]
Военный юмор [157]
Беллетристика [563]

Реклама





Видеоподборка
01:00:26

00:10:26

00:03:30

00:01:39

00:08:20

Рекомендации

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии


Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх