Псевдоним для героя. Глава 20 - Беллетристика - Статьи / книги - world pristav - военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » Беллетристика

Псевдоним для героя. Глава 20

Участковый Егошкин переступил порог избы и снял фуражку.

– Здоров, Сигизмундыч.

Бригадир, варивший пельмени «Раванелли», обернулся на голос.

– Здравствуй, лейтенант. Проходи. Хотел чего?

– Да вот, рейдую, решил заглянуть. Давненько тебя не видно было.

– Ужинать хочешь ? – предложил Бригадир. – «Раванелли» у меня сегодня. Очень вкусные пельмени, мясо натуральное, тесто не плавится даже при сорока градусах, особые добавки…

– Спасибо, Сигизмундыч, я уже… Егошкин прошел в комнату и уселся на табурет.

– «Круговорот» читаешь ? – кивнул он на брошенную газету.

– Да. Неплохое издание. Сильные авторы, острые темы… Оформление, обратно, цена невысокая. Я подписался на почте, так дешевле.

Участковый положил фуражку на стол и взял газету.

«КРОВАВАЯ БОЙНЯ В ЛЕСУ».

– Беспредел, – пробежав заметку глазами, заметил лейтенант, – троих лопатой укокошить… А всего, говорят, уже семнадцать за ним. Тьфу-тьфу, в нашем районе ни одного эпизода. Но искать все равно заставляют.

Бригадир искоса посмотрел на Егошкина.

– Кого?

– Ну, этого… Пока не установили. Почерк один и тот же. Довольно редкий – лопатой мочит. Мотивы тоже не ясны.

– Семнадцать, говоришь?

– Вообще-то есть версия, что не все эпизоды его, – Егошкин отмахнулся газетой от назойливой мухи.

– А чьи?

– Под него работают… Многие убитые занимали высокие посты. Теперь, если мужичка возьмут, всех собак на него и повесят, а дела закроют.

– Закроют ? В кодексе написано, что дело можно или приостановить, или прекратить, или направить в суд. Про «закрыть» ничего нет.

– В кодексе? – удивился Егошкин. – Надо же! Не читал. А я уже год закрываю, и ничего…

Бригадир достал с полки Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и протянул участковому:

– Дарю. Почитай на досуге. – Спасибо, Сигизмундыч, – лейтенант спрятал взлохмаченную брошюру в форменную сумку. – Да, такого красавца поймать – минимум внеочередное звание. И почетная грамота за подписью министра. А то и медаль. – Точно не будешь есть? – хозяин вылавливал пельмени из кастрюли. – Может, водочки ?

– Водочки? Грамм сто принял бы… А то до утра рейдоватъ.

Бригадир достал из шкафа граненый графинчик и две стопочки.

– А Ксюха где? – поинтересовался Егошкин.

– В лицее. Должна вернуться скоро.

– Да какой же лицей в одиннадцать вечера?

– У них коллоквиум сегодня. Бригадир полил «Раванелли» сметаной «Боярушка» и перемешал. Разлил водку.

– Давай за здоровье и долголетие. Выпили. Участковый поставил стопку, достал папиросы «Беломорканал».

– Можно?

– Кури… Зря от пельменей отказался. Хороши.

И сметанка отличная.

– Я чего Ксюху-то вспомнил, – участковый разогнал рукой папиросный дым, – не знаю, как тебе и сказать… Я в прокуратуру сегодня заходил по своим делам, со следователями поболтал о том о сем. Ксюху же вроде изнасиловали?

– И чего?

– Да следователь говорит, не было там никакого изнасилования… Мол, призналась ему Ксюха во всем. Ты извини, Сигизмундыч, но она в спецуре на учете состоит как валютная дама… В районной гостинице тусовалась, прихватывали ее наши пару раз. Учебу в путяге, то есть в лицее, запустила, вытурить могли. Вот чтоб не вытурили, она заяву и накатала об изнасиловании. Дескать, тяжелая психологическая травма, не могла заниматься, уроки учить… Сейчас-то дело уже закрыли, ну, в смысле прекратили, но нервов людям пришлось изрядно помотать… Давай-ка еще по капелюшечке, да пойду я дальше. Три адреса проверить надо с ранее судимыми. На причастность. Ты чего, Сигизмундыч? Мотор, что ли, прихватило?

Бригадир схватился за горло, сдавленно закашлялся и упал на пол. Лицо пошло синюшными пятнами, рот жадно хватал воздух, глаза вылезли из орбит.

– Сигизмундыч, блин, ты чо, подавился? Бригадир пальцем показал на тарелку с пельменями.

– Ох ты, Боже ж мой! – вскочил с табурета Егошкин и врезал кулаком по спине старика.

Изо рта Бригадира со свистом вылетел склизкий пельмень.

– Жрешь всякую дрянь, – участковый помог хозяину подняться, – купил бы лучше мяса.

Бригадир не ответил, тяжело дыша и вытирая платком пот.

– Ладно, давай за спасение. Лейтенант налил еще водки и залпом опрокинул стопку.

– Вот водовка у тебя, действительно, мировая. Не «Урожай», часом?

– «Тибеда».

– Запомню. Ну все, бывай… Чего у тебя лопата-то на стенке висит? Ты б еще грабли повесил…

…Бригадир стоял на вершине холма и смотрел вдаль. Тяжелый, вязкий туман укутал равнодушную землю. Лишь кое-где местами сквозь толстую, влажную шубу выглядывали маленькие-зеленые островки стремительно уходящего лета… Холодный ветер рвал седую бороду, пронизывал насквозь смертельно уставшую душу…

Неужели все зря? Последние силы растрачены на месть, которая была его смыслом и целью, поддерживала его в самые тяжелые минуты, раздувала костер гаснущего сознания. А ведь он уже считал себя своего рода мессией, мстящим не только за поруганную честь любимой внучки, но и спасающим мир от всякой нечисти… Он, Бригадир, делал мир чище и добрее, избавляя его от пятнадцати ублюдков, способных грабить, насиловать, убивать. Он выполнял свою миссию, не ожидая никакой награды, даже простого человеческого спасибо. А теперь? Черное оказалось белым? Кто были эти люди? Что знал он о них? Особенно о толстяке, первым упавшем к его ногам? Что он кричал перед смертью?..

– Бригадир!!!

Он поднял глаза к небу. Почудилось…

– Бригадир!!! Он обернулся.

– Ангелина?! Ты?! Как ты меня…

– Да, это я! Я все знаю… Не переживай. Мы все имеем право на ошибку. Ну, ошибся, ну бывает. Ты же считал себя правым. Ты мстил. Вспомни Ницше: питать мысли о мести и осуществить ее – значит испытать сильный припадок лихорадки, который, однако, проходит. Но питать мысли о мести, не имея силы и мужества выполнить ее, – значит носить в себе хроническую болезнь, отравление души и тела… Пойдем со мной. Она улыбнулась и протянула ему руку

– Пойдем, Бригадир…

– Ты веришь мне? – глаза старика наполнились слезами, – веришь?

– Верю, Бригадир. Ты классный чувак! Он прижал Ангелину к себе, погладил ее мягкие каштановые волосы.

Потом обнял девушку за тонкую талию, закинул лопату на плечо, и они медленно спустились с холма.

– Куда теперь, Ангелина? У меня нет выбора. Завтра для меня не наступит никогда.

– Наступит. А выбор есть всегда. Мы еще можем успеть на избирательный участок и проголосовать за движение «Единение».

– Ты уверена, что они достойны?

– Я уверена, что они победят. А нам надо быть с победителем. Не так ли, Бригадир?..

***

– Ох, и попили мы вчера… Горлов-Глоткин припал к горлышку пивной бутылки, словно к святому Граалю.

– С кем? – спросил Шурик, включая компьютер.

– С Максом… Не хотели ведь. Марго коньяку выкатила, ее собираются по телеку крутануть, в программе «Доброе утро, Крутой», не – «Доброе утро, Китай». Ну, в общем, как-то так… Продюсер подсуетился… Марго и преставилась. Мы раскатали пузырек, еще захотелось. Знаешь, как оно бывает, чего тебе говорить. Макс сгонял, взял парочку. Да без закуси… Лица стерты, краски тусклы… («Машина времени».) Ох, е-е-е (Чайф).

– Это из какой песни? Культурный хроник вновь припал к животворящему сосуду.

– Из народной… А потом конфуз вышел. Макса, придурка, на девок потянуло. Давай, говорит, вызовем. Есть у тебя девки знакомые?

– Девок-то полно, вызвать не долго. Тьфу, как вспомню… Открыл я блокнотик, высмотрел телефончик какой-то Нади. Номер набрал – и по схеме. Надя? Надя. Узнаешь? А чего ж не узнать? Ты свободна сейчас? Свободна. Приехать можешь ко мне в редакцию? Посидим, поболтаем, молодость вспомним. Хорошо, приеду. А подружка у тебя есть свободная? Ну, есть. Захватишь? Ладно. Адрес помнишь мой? Естественно. Жду… Ох, мама моя дорогая, лучше б я книжку записную дома забыл… Через час заваливается к нам моя собственная жена с ейной лепшей подружкой Асей. Обе в белом… Ты прикидываешь, до чего мы надрались?! Я домашний телефон узнать не смог! Ха-ха-ха… Хорошо, к их приезду Макс уже сломался и язык у него отказал… Пришлось в тачку загрузить и домой отправить, к маме. Девки, девки…

Горлов допил бутылку и убрал ее под стол. – А вообще хреновы у нас дела, Шурыч. Как Лазарь сгинул, так все и покатилось под откос. Капиталовложений нет, а без них не работа, а издевательство. Если спонсора не найдем, через пару месяцев закроемся, к чертям собачьим. Батискафыч кидается на всех, как собака. Да карп у него вдобавок копыта откинул… Все из-за Бетона этого чокнутого. Своими бы руками… Мы с Максом место себе потихоньку ищем. Макс вроде с «Миром беспредела» договорился. Только между нами, Шурыч. Он там с Цветковской шалит, типа любовь у них. Хотя «Мир» тоже скоро свернется. Поговаривают, его Крендель держал. А Крендель теперь сам знаешь где. В изоляторе собственного изготовления. Вместе со своими обалдуями в надувном бассейне плавает.

– «Беспредел» не свернется, – возразил Шурик, – у них тиражи сумасшедшие, они без спонсора вытянут.

– Ну, дай Бог. А я вот не знаю, куда и податься. В желтые газеты приглашают, но меня не тянет. У меня все-таки имя. Не гений, конечно, но… Оно дороже денег. У тебя-то как?

– Кручусь… Компьютер в общаге завис, в смысле уперли, приходится от руки писать.

– Да, кругом криминал. Шагу не ступи… Короче, Шурыч, ежели не купит нас никто, то не знаю, что и делать.

Несчастный Глоткин положил голову на стол и мгновенно захрапел. В кабинет заглянул Артем Карасев.

– Привет. Макса нет?

– Заболевши. Состояние средней тяжести.

– Черт… Появится, передай, что я заходил… Макс появился через четверть часа, когда Шурик заканчивал со своей писаниной. От него за версту разило дешевым одеколоном, налитым, казалось, даже в ботинки. Лицо, в отличие от глоткинского, не несло печати загробного уныния, наоборот, сияло свежестью и мажорной энергией. На вчерашнюю интригу указывала лишь рубашка, одетая шиворот-навыворот.

– Привет, Шурик, – Кутузкин пожал руку и сел за свой стол, – припозднился я чуток, вчера с источником до трех ночи беседовал. Интересная фактурка есть. Горлов спит, что ли?

– Да, тоже работал.

– Знаю я, как он работает. Небось с Марго своей безголосой арии пел… Так вот, классную я историю накопал. На скандальчик тянет. Только, Шурыч, все промеж нами…

– Как всегда.

– Ты читал «Судьбу Бригадира»? Рыхлый которую накарябал?

– Да. Осилил. Фуфло полное.

– Это без сомнения. Но самое интересное, что писал ее вовсе не Рыхлый.

– А кто? Лев Толстой?

– Круче! Парнишка один, студент с филфака. Рыхлый после первой книжки, как ее, «Кровь из носа», нос задрал, с ним и не поздороваться. Амбиций, как у гения. Издатели его напрягают, давай, дальше пиши, а Рыхлый заладил: я – великий, я вдохновения жду. А сам обленился, по кабакам и бабам целыми днями гонорары просаживает… Когда с деньгами приперло, он студента и уговорил за полцены новый роман сбацать. А тот над Рыхлым приколоться решил, взял да и слепил этот бред про могильщика с лопатой. Рыхлый даже и не читал. Самое стремное, что издатели тоже не читали. Главное, фамилия Рыхлого на обложке. Марка торговая, ярлык. Напечатали тираж громадный. Потом прочитали, за головы схватились. И ты думаешь, в накладе остались?! Хрен там! Все продали, а сейчас допечатки штампуют! Народ на «ура» схавал! Самая рейтинговая вещь. Только и слышишь на каждом углу про Бригадира. Какой-то режиссер крутой, чуть ли не Михалков, экранизировать собрался, спонсора уже нашел. Обалдеть! Рыхлый вообще сейчас интервью только после письменного запроса дает, да ещё и не каждому. Чудеса!

– Менталитет.

– Какой, в жопу, менталитет?! Идиотизм!..

Студент продолжение заканчивает, вот-вот выйдет. «Реквием Бригадира». Издатели уже весь тираж продали оптовикам, хотя сам текст еще в глаза никто не видел! Кормят народ кукурузой воздушной. Вроде как еда, а не еда. Лопаешь, лопаешь, а, один черт, голодный… Хорошо искусство.

– Один английский издатель лет двести назад заметил – на рыночной площади трава не растет… А насчет кукурузы… Пока ее лопают, будут и сеять. Откуда ты про Рыхлого-то знаешь? – Да сам студент мне и разболтал! Поплакался. Лоханулся, мол, надо было под своим именем писать, а так половину гонорара Рыхлому отстегивать приходится. А за рекламу скрытую вообще только Рыхлый получает! За пельмени всякие, йогурты, водку да политику.

– Ты что, завидуешь? Возьми и тоже что-нибудь напиши. Типа «Кинжал в глотку». Уж не хуже Бригадира получится, я думаю.

– У меня имени нет… Если только с Рыхлым договориться или женский псевдоним взять. Нынче дамский роман в моде.

– Имя есть у всех… А также руки, башка и прочие составные части творческой личности. Дерзай.

Макс порылся в карманах, отыскал половинку подушечки «Орбит» (НЕ РЕКЛАМА!) и метнул ее в рот.

– Тебя тут Карасев искал, – вспомнил Шурик.

– Захочет, еще зайдет… Я ему материалы про маньяков обещал раздобыть. Сексуальных. Не успеваю, правда, ни фига. Ладно, подсочиню что-нибудь сам… Ты-то чего у нас?

– Машина нужна, – кивнул Шурик на монитор.

Горлов захрапел и сполз под кресло.

– Совсем Витька слабый стал, – вздохнул Кутузкин, – пару стопок выпьет, а потом неделю – отходняк… Ты для нас текст делаешь?

– Для «Аргументов». Они новоблудскую вкладку открыли. Договорился на пару заметок.

– Слушай, – оживился Кутузкин, – а им криминального хроника не надо? А то мы тут потихоньку закругляемся.

– Не знаю, но спросить могу… Все» я побежал.

Компьютер выплюнул дискету, Шурик задвинул стул.

– Пока, Макс. Витька проснется, от меня поклон.

Едва Тихомиров переступил порог, Кутузкин по-кошачьи прыгнул к компьютеру. «Лишь бы текст не уничтожил…»

Текст оказался на месте, Шурик не имел привычки прибирать за собой.

«КРУПНЫЙ УЛОВ НОВОБЛУДСКОЙ МИЛИЦИИ

В минувшую пятницу возле Старого моста сотрудники Северного отдела внутренних отдел провели блестящую операцию, в результате которой был задержан крупнейший преступный авторитет нашего города Алексей Буров, известный в определенных кругах как Крендель. Вместе с лидером преступной группировки в сети правоохранительных органов попали более двух десятков боевиков. Всем задержанным предъявлено обвинение в незаконном ношении оружия и хранении наркотиков. В данный момент они арестованы и находятся в следственном изоляторе. Задержание произошло во время встречи Бурова с еще одним лидером преступного мира, печально известным Геной Бетоном, долгое время державшим в страхе половину города. По мнению сотрудников милиции, авторитеты встретились с целью договориться о разделе сфер влияния. Оперативники получили информацию, что одним разговором дело бы вряд ли ограничилось, и приняли активные меры. Любопытно, что Бетон к месту встречи приехал на экскаваторе, находящемся в угоне. К сожалению, самого Бетона захватить не удалось: отстреливаясь, он добежал до Блуды и прыгнул в воду с обрыва. Преследовавшие его омоновцы утверждают, что на поверхность он не всплывал. Таким образом, не исключено, что свой кровавый путь Бетон закончил на дне Блуды. По крайней мере, никаких сведений о нахождении его в городе в органы не поступало. Мы будем следить за развитием событий».

– «Аргументы», «Аргументы», – прошептал Кутузкин, перегоняя текст в свою папку, – но только после нас…



Источник: https://www.e-reading.club/chapter.php/27050/36/Kivinov_24_Psevdonim_dlya_geroya.html

Категория: Беллетристика | Просмотров: 221 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0

Другие материалы по теме:
 
avatar



Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Категории раздела
Мнение, аналитика [232]
История, мемуары [1044]
Техника, оружие [64]
Ликбез, обучение [62]
Загрузка материала [15]
Военный юмор [157]
Беллетристика [562]

Реклама

Видеоподборка
00:09:31

00:05:19

00:37:59

00:01:39

00:43:40

Новости партнёров





Рекомендации

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии


Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх