Псевдоним для героя. Глава 11 - Беллетристика - Статьи / книги - world pristav - военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » Беллетристика

Псевдоним для героя. Глава 11

– Ты думай, с кем базаришь! Ты с депутатом базаришь, понял?!! – Алексей Максимович не выдержал напряжения телефонного разговора и сорвался на крик. Еще бы, всякий недодавленный прыщ будет ему. Кренделю, предъявы делать! Да еще таким тоном!

– Так вот я тебе как депутат скажу – еще раз позвонишь, полетишь в Блуду следом за хозяином! Сявка!

Алексей Максимович шарахнул трубкой по аппарату и перевел дух.

– Кто это? – спокойно спросил сидящий перед столом шефа Камаев.

– Пристебай Лазаря. Который в очках черных все время ходит, как слепой. Про понятия мне грузить начал. Прикинь, мне, депутату городского собрания! Мол, за Лазаря ответить придется. Очленели, совсем очленели!

– Вы напрасно ему нагрубили. Теперь могут быть проблемы.

– С какой стати? Лазарь гнида, но я его не мочил! Я ему, козлу, на могилу венок из баксов заслал!

– Он бы вам тоже заслал, – эстонец стряхнул пепел, – мы им намекали, что подлянку с газетой просто так не оставим.

– Да, но статью заказал Бетон, ты ж сам кричал! – Крендель вылез из-за стола и подошел к огромному глобусу, украшавшему интерьер кабинета. Откинув северное полушарие, он извлек из недр Земли бутылку «Камю». (НЕ РЕКЛАМА!)

– Конечно, но люди Лазаря могут об этом не знать.

Крендель, как уже упоминалось, не употреблял в рабочее время, но сейчас пошел против совести. Спирт, в отличие от чая, действительно поднимал настроение. Буров скрутил пробку, плеснул коньяка в чайный стакан и залпом хлопнул.

– Все равно, я не обязан оправдываться ни перед органами, ни тем более перед всякими сраными подтирками! Со мной этот юмор не пройдет.

– Придется… Не знаю, как в органах, но у Лазаря щелкоперы отмороженные, особенно в «Пиларе». Не постесняются средь белого дня из подствольника шмальнуть.

– Что ж мне, теперь из бункера не выходить? Или из города свалить? А как народ без меня? Избиратели?

Крендель швырнул бутылку внутрь глобуса и вернул северное полушарие на прежнее место.

– Если захотят, то и с бункером взорвут – продолжил Алик, – я о том, что не стоит горячиться. Они сейчас за каждое слово цепляются. Зачем вы пригрозили Слепому, что он полетит в Блуду следом за Лазарем?

– Сам нарвался! Меньше пальцы ломать надо, я ему не лошок ушастый! Сначала пусть в своем стойле разберутся, а потом уж сюда звонят! Ты, кстати, выяснил, что там стряслось?

– На мосту-то? Похоже, Бетона работа. Да не похоже – чисто его, – эстонец затушил окурок о подметку.

– Выкладывай, выкладывай, – недовольно поторопил Крендель.

– Прежде всего, способ, – с рассудительностью Штирлица начал Камаев, – я пошмонал в ментовских и комитетских архивах, посидел в публичке. Надыбал несколько похожих ликвидации.

– То есть?

– Катастрофы, где гибли уважаемые люди. Так вот, почти в каждом случае погибшие так или иначе стояли на пути спецслужб…

Ни в какой публичке эстонец, разумеется, не сидел, он и читал-то через пень-колоду, но шефу нравились ссылки на авторитетные заведения.

– Это их фишка. Работают так, что ни одна экспертиза не подкопается. Даже сами усопшие не понимали, что случилось.

– А при чем здесь Бетон?

– В определенных кругах бытует мнение, что он – ставленник московских «сюртуков». Человек глубокого внедрения. Сейчас идет расчистка дороги… Обратите внимание, к власти в стране постепенно приходят люди из органов.

Крендель, все схватывавший на лету, переломил пополам фирменный «Паркер» (НЕ РЕКЛАМА!) и промычал:

– С-суки…

– Очком чую, что Бетон забил Лазарю стрелу, добазариться они не сумели, ну и… Где был в ту ночь Лазарь? Вопрос? Как он с моста свалился? Прикинь, ни одного свидетеля не нашли. Свалился к тому ж в самом глубоком месте. Тачку до сих пор не достали, и вряд ли будут доставать.

К слову, самого Лазаревского и его несчастных спутников местные спасатели извлекли из машины уже через три часа после аварии. «Ровер» действительно решили оставить на дне до лучших времен, ибо после удара о воду он потерял товарный вид.

– Стали бы нормальные пацаны такие балаганы играть? Да в сто раз проще Лазарю тротила под сиденье зарядить. Вот вы бы, например, стали бы?

– Много чести, – в запарке бросил Крендель, но тут же спохватился. – Э, ты думай, чего лопочешь! Какой я тебе пацан?

Возникла неловкая пауза, воспользовавшись которой, Алексей Максимович украдкой вернулся к глобусу.

– Твои предложения? – спросил он, прикончив второй стакан.

– Прежде всего надо встретиться с лазаревскими кентами, объяснить про Бетона. Поверят не поверят, вопрос второй. Постараемся, чтоб поверили. Главное, время оттянем. А то они на могиле клятвы раздавали, что за ценой не постоят, как бы сгоряча второй фронт не открыли. А поостынут немного, дозой ужалятся и угомонятся. Второе. Я сгоняю в Москву, потолкую с ворами. Вдруг там власть сменилась, смотрящего У нас решили нового поставить, а вас подвинуть.

– Чего ради? Я ни на копейку никого не продинамил. В общак еженедельно засылаю, как договорились.

– Не знаю, у них в столице-матушке восемь пятниц на неделе. А «сюртукам» на общак вообще наплевать.

– На общак никому не наплевать, даже премьеру, – уверенным и крепким, как спирт, голосом возразил Крендель.

– Тем более надо сгонять в Москву. И теперь основное. Бетон на Лазаре не остановится, дальше полезет. А дальше – это мы. Не получилось у него через налоговиков и ментов нас спалить, попрет в лоб. Надо быть готовым. А еще лучше упредить… Вы понимаете?

– Не дурнее… Хотя мне, как депутату, на сердце больно от таких мыслей.

Крендель бросил ностальгически печальный взгляд на стоящий за стеклянной витриной тефлоновый утюг «Муленекс», перевязанный голубой ленточкой. (НЕ РЕКЛАМА!) Утюг был подарен Алексею Максимовичу десять лет назад на день рождения и хранил теплую гравировку на гладящей поверхности. «Бери от жизни все. Лехе Кренделю от новоблудской братвы». Простой, милый подарок, а как согревает… Первый барыга, которому Крендель водрузил подарок на тол-стое пузо, покаялся в грехах уже через семь минут. Сколько еще господ таскали на своих животах тату «Бери от жизни все…»?

Впоследствии Алексею Максимовичу дарили презенты и покруче, на тридцатилетие вообще внесли в банкетный зал живого банкира, перевязанного ленточкой и с долговой распиской в кармане… Но утюг, хоть давно и вышел из употребления, нагонял на Кренделя легкую, непонятную грусть, поэтому сейчас подарок хранился в офисе, под сигнализацией, словно бесценный музейный экспонат. Где ты, доброе старое время?..

– Ты слышишь? – очнулся Алексей Максимович от приступа сентиментальности. – Больно мне от таких мыслей!

– А кому не больно? Я, можно подумать, тащусь…

***

Хмурым сентябрьским вечером, когда сизые хлопья тумана сгустились над мутной зловещей водой, на безлюдном берегу затормозила черная сверкающая иномарка. Из нее вывалились трое крепко сбитых парней, придерживавших под куртками тяжелые свертки. Случайный путник, волею судеб очутившийся в этом мрачном месте, разглядел плоские, небритые лица, маленькие глазки под тяжелыми нависшими лбами и одинаковые адидасовские костюмы под кожаными куртками. Троица нервно переминалась с ноги на ногу, устремив задумчивые взгляды в туманную даль. Парни явно кого-то ждали, обеспокоенно поглядывая на часы… И все же зловещий силуэт появился совершенно неожиданно – он словно вырос из-под земли, вызвав у остальных легкую оторопь.

– Бетон, мать твою! – прохрипел один из парней, чуть отшатнувшись назад. Другой, по виду главный, шагнул навстречу мрачной фигуре. Второй шаг он сделать не успел – меткий выстрел из обреза остановил его навсегда. Двое его приятелей кинулись врассыпную, даже не попытавшись выхватить спрятанные под куртками короткоствольные автоматы, но и им не удалось уйти далеко. Через несколько секунд все было кончено. Отработанным движением стрелявший сунул за пояс обрез, запахнул плащ и, даже не оглянувшись на лежавшие без движения скрюченные тела, растворился в тумане.

Эта леденящая душу история, происшедшая около десяти лет назад в Нижнем Бодуне, заставила

Содрогнуться даже видавших виды оперативников и вскоре облетела весь город, обрастая новыми ужасающими подробностями и деталями. Молодые спортсмены, зверски расстрелянные на берегу, входили в состав крупнейший преступной группировки, державшей в страхе весь город. Экспертиза установила: все трое убиты выстрелом в сердце, смерть наступила мгновенно, что свидетельствовало о высоком профессионализме стрелка. Увы, это кровавое преступление так и осталось нераскрытым, хотя сыщики с Нижнего Бодуна могут с уверенностью сказать, кто в тот далекий сентябрьский вечер трижды нажал на спусковой крючок обреза…

Говорят, что никто доподлинно не знает цвета его глаз. Никто не может точно назвать его фамилию. И то и другое он менял неоднократно. Неизменной остается, пожалуй, лишь кличка. Бетон. Своего рода товарный знак, клеймо. И имя – Гена. Личность, овеянная всевозможными слухами и легендами. Он всегда появляется неожиданно, словно Летучий Голландец, и так же неожиданно пропадает, оставляя за собой длинный кровавый след. География его „подвигов» велика, начинаясь от Владивостока и заканчиваясь Санкт-Петербургом. Долгое время его узнавали по почерку – меткий выстрел из обреза в сердце, исключительная дерзость, граничащая с безрассудством. По слухам, появившись на время в северной столице, он расправился с оппонентом прямо у стен Петропавловки, расстреляв его из обреза под грохот полуденной пушки. А после спокойно затерялся в толпе туристов. Впоследствии он сменил визитную карточку, повесив обрез на стену. Теперь в его арсенале есть не только традиционные тротил и пластит, но даже радиоуправляемые снаряды.

Еще одна черта Бетона – неуязвимость. Почерк почерком, но правоохранительным органам нужны и более осязаемые улики, которых, как правило, он не оставляет. Удивительно, но Бетон ни разу не сидел и даже не привлекался! На этот счет имеется любопытная версия, вполне достоверная, – за Бетоном стоит могущественный и грамотный покровитель, ограждающий его от возможных неприятностей. Вероятно, этот же покровитель дает Бетону свои маленькие поручения, связанные с ликвидацией неугодных лиц.

Сейчас, по оперативным данным, Гена Бетон обзавелся бригадой-командой, набранной им из „достойного» контингента. Кандидат в бригаду тщательно проверяется на благонадежность. Выйти из команды по собственному желанию он уже не может, в случае провинности его увольняют выстрелом из обреза. Своего рода дань традиции. Надо ли говорить, на каком уровне находится организованность и дисциплина в группе? Бригада законспирирована не хуже внедренных сотрудников ГРУ и ФСБ, по непроверенным данным ее подготовкой занимались лучшие профессионалы из названных организаций, обучая премудростям наружного наблюдения, минирования и прочим дисциплинам. Сам Гена давно не просто киллер, он проводник интересов, можно сказать представитель центра, решающий вопросы на местах. А это он умеет делать великолепно.

Еще Бетон обожает лицедейство, смену масок. В Екатеринбурге он появился в облике бездомного, а в Краснодаре под видом респектабельного предпринимателя. Притом финансовых трудностей он не испытывает, по слухам, на его счетах в колумбийских банках находится более четырех миллионов долларов. Что и говорить, личность загадочная и неординарная.

Весной этого года Бетона заметили в Новоблудске. Что привело его сюда? Вероятно, покровитель решил включить город в сферу своих жизненных интересов. Что, в общем-то, неудивительно: несмотря на упадок экономики, в Новоблудске есть весьма лакомые кусочки – нефть, газ, медный купорос…

Взрыв котельной на Первой Махровой, загадочная смерть одного из лидеров теневого мира Новоблудска Геннадия Лазаревского, несколько трупов, найденных в лесном массиве, – вот далеко не полный список деяний, приписываемых Гене Бетону. Увы, лишь приписываемых. Свидетелей и улик, как всегда, нет, и предъявить обвинение преступнику в случае его поимки правоохранительные органы вряд ли смогут. Какие действия предпримут местные бандитские лидеры в связи с появлением Бетона, можно только гадать. Договориться с Бетоном мирным путем невозможно, но терпеть его беспредел тоже никто не собирается. Так или иначе, город на пороге новой криминальной войны.

Нам удалось получить единственную фотографию Гены Бетона в неформальной обстановке. Приносим читателю свои извинения за не очень хорошее качество снимка.

 

Тамара перевернула страницу «Мафии Новоблудска», еще пахнущую типографской краской, и, ойкнув, застыла, подобно мушке в капле янтаря.

– Что такое? – насторожился Шурик.

– Это же, это же… – комендантша осторожно, боясь еще раз взглянуть на снимок, ткнула в него мизинцем, – это же Генка…

– Ты о чем? Какой Генка?

– Да вот же… Только без бороды.

Шурик взял у Тамары книгу, рассмотрел фото.

– Ну да – Генка. Он самый. И чего?

– Так ты почитай.

Пока Шурик изучал очерк, Тамара украдкой выглядывала в окно, охала и едва заметно крестилась.

– Круто! Он, оказывается, авторитет, – констатировал Шурик, – да еще какой! Чих-Пых, которому ты в ухо закатила, букашка по сравнению с Генкой.

– Ты представляешь, а я его в подсобке держала, а когда прогоняла, кипятком окатила. Он же нам общежитие взорвет! Кто ж знал-то, Шурик? С виду такой спокойный, подметет дворик, бутылочку выпьет и спит на лавочке.

– Хе-хе, с виду, – усмехнулся Шурик, – а ты на других посмотри. Сегодня – хлопает Кобзону, а завтра лихо топчет зону… С виду они лорды английские, шнурки, и те от Юдашкина (НЕ РЕКЛАМА), а полжизни из лагерей не вылезали. С кипятком ты, Тамар, погорячилась.

– Может, это все-таки не он, – Тамара забрала у Шурика книгу, – похож просто? Тут снимок размазанный.

– Да как не он? Я-то уж Генку знаю… Я, кстати, сразу в нем неладное заподозрил. Он Монтеня наизусть шпарил, да еще на французском. Где ты видела бомжа, который Монтеня на французском цитировал? А что он в подсобке жил, так это обычная конспирация. Сама подумай, кто будет искать бандитского авторитета в подсобке общежития?

– Что ж делать-то теперь?

– Что-что? Извиняться придется. И чем быстрее, тем лучше.

– Да, да, я извинюсь.

– И мало того – предложи ему комнату. Он, скорей всего, откажется, но зуб на тебя держать уже не будет. У тебя есть комната свободная?

– Нет, но Петров шестой месяц за свою не платит, можно выселить.

– Срочно выселяй. Сегодня же. Мебель туда нормальную поставь и все остальное. Чтоб никаких претензий.

– Конечно, конечно, – засуетилась Тамара, открывая в компьютере файл со списком жильцов, – а Петрова я и так хотела выгонять. На водку у него, паразита, деньги всегда есть, а как до кварплаты дойдет, так…

Тамара опять на мгновение превратилась в янтарную мушку.

– А как же я теперь его найду?

– Кого, Петрова?

– Да Генку! У него ж ни прописки, ни фамилии, Где он жить-то собирался?

– Надо прикинуть. Я его в районе вокзала недавно встретил. Скорей всего, он где-то рядом и обитает. Так и быть, пару деньков я покручусь, может, увижу.

– Спасибо, Сашенька… Только ты ему не говори, что я книжку читала, а то он не поверит, что я от чистого сердца извиниться хочу.

– Само собой. Я тоже дурачком прикинусь… Шурик сунул под мышку «Мафию» и направился к себе. «Мафия» вышла в свет два дня назад, почти все средства массовой информации Новоблудска, включая местное телевидение, осветили это неординарное событие. Издатели потрудились на славу, отпечатав тираж всего за две недели. За первый же день было продано три сотни экземпляров, рекорд в книготорговле. Некоторые газеты опубликовали фрагменты и фотографии из книги. Физиономия Бетона замелькала на страницах прессы, слухи о пришествии нового авторитета мгновенно поползли по улицам, подобно вулканической лаве, проникая в каждый закоулок. Бабульки, глядя на его мерзкую улыбку, крестились, предприниматели хмурились, интеллигенция осуждающе качала головой, а дети плакали.

Через полчаса, находясь в своей комнате, Шурик услышал страдальческие вопли пьяницы и злостного неплательщика Петрова, коего грозная Тамара спускала с лестницы. Журналист наклонился и толкнул спящего на полу Генку.

– Просыпайся, авторитет. Завтра новоселье. С тебя пузырь.

– Раз, два, три… двенадцать, – Ангелина пересчитала зарубки на черенке лопаты, – что это?

Бригадир не знал, что ответить, ведь Ангелина была так мила, чиста и до смешного простодушна. Как она отреагирует на жуткую правду? Не нанесет ли он ей психологическую травму? Девочка держала в руках оружие, унесшее двенадцать человеческих душ, не считая собачьих.

– Это производственный брак. Дефект.

– А-а-а… Я думала, это покойники. Знаешь, снайперы обычно на прикладах винтовок зарубки делают, чтоб не забыть, сколько народа завалили.

– Это брак, – не решился признаться Бригадир, – поставь ее на место, хотя нет, дай-ка сюда.

Ангелина протянула лежащему на топчане Бригадиру лопату.

– У тебя бруска нет ? Ножи точить.

– Был где-то. Правда, старый.

– Ничего… Я смотрю, какая у тебя мебель классная. Дорогая, наверно?

– Вовсе нет, – ответила девушка, доставая из комода ящик с инструментами, – в поселке салон открыли, кстати, тоже «Ангелина». Если оптом брать, то хорошие скидки. Хочешь, адрес дам?

– Нет, спасибо. Все равно ставить некуда.

Ангелина нашла брусок, Бригадир приподнялся в кровати и, положив лопату на колени, взялся за работу, мельком поглядывая на хозяйку. Девушка села в кресло напротив и с интересом стала наблюдать, как брусок скользит по широкому лезвию.

«Удивительная девушка, – подумал Бригадир, проведя большим пальцем по лезвию лопаты, – живет отшельницей, в такой глухомани, словно лесная фея. Ни телефона, ни телевизора, электричества, и того нет. Раз в неделю газеты, за которыми приходится ездить в поселок. Другой бы на ее месте давным-давно повесился на осине или крышей тронулся, а она – ничего, живет себе в удовольствие… И так похожа на Ксюшу. Наверно, небу было угодно, чтобы именно сюда меня вынесла река…»

Он пересчитал зарубки. Да, Ангелина не ошиблась – двенадцать. Осталось еще три. Лишь бы хватило сил и упорства. Лишь бы хватило ненависти. Бригадир бросил еще один взгляд на Ангелину. Та перехватила его и мило улыбнулась.

– Скажи, а что ты думаешь об эзотерической стороне теории кармических взаимодействий?..

– Это ты о чем? – удивился бригадир.

– Ты никогда не задумывался о себе как о мессии, призванном корректировать экзистенцию отдельных индивидуумов, стоящих на более низкой ступени ментального уровня? По сравнению с тобой они обыкновенные монады, которые находятся в начале долгого изнурительного пути к свету…

– Монады? Да они просто мудаки…

За окошком послышался ровный гул мотора. «Митцубиси-паджеро» – определил Бригадир.

– Ты ждешь кого-нибудь? – он резко обернулся к девушке.

– Никого, – побледнела она, – сюда даже участковый не заглядывает. Братва иногда приезжает из ружей по бутылкам попалить, но сейчас не сезон.

Гул приближался. Бригадир, спрятав лицо за стоявшими на окне кактусами, посмотрел на улицу. Он не ошибся, из-за поворота, выбрасывая из-под колес комья земли, выполз огромный, черный полноприводной джип.

– Это за мной, – прошептал Бригадир, откинув одеяло.

– Это, наверно, за тобой, – догадалась и Ангелина, вскакивая с кресла.

Он попытался подняться с топчана, но тщетно, слишком тяжелы были раны, полученные в последней схватке. Бригадир тихо застонал и сжал лопату. Придется принять бой прямо здесь, на топчане. А если у них автоматы? Они же, монады, не играют по честным правилам, они добьют лежачего и не покраснеют… Сволочи.

«Ничего, хоть одного, но заберу с собой. До двери метра три, я не промахнусь».

Бригадир сел поудобней и приподнял лопату над головой, словно копье. Тринадцатый… Это будет тринадцатый…

– Подожди, не стоит, – бросилась к нему Ангелина, – замочишь максимум одного, а кто добьет остальных? Лучше я спрячу тебя…

Она подставила плечо, помогла Бригадиру подняться.

– Туда! – кивнула она на маленькую дверь в стене. – Но учти, придется потерпеть, там не очень хорошо пахнет, все никак не доходят руки купить освежитель.

– Пустяки, – Бригадир, опираясь на плечо девушки, сделал первый шаг.

Лопату он переложил в левую руку.

– Быстрее, – поторопила Ангелина, – давай лопату, я подержу. Тебе же тяжело.

– Ничего, своя ноша не тянет, – он дал себе клятву ни при каких обстоятельствах не расставаться со своей верной спутницей.

Ангелина толкнула ногой дверь, и через мгновение они оказались в тесной кабинке с характерным удушливым запахом.

– Прыгай туда! – девушка указала на зияющую в полу дырку, напоминавшую огромный кариес.

– Туда?!! Это же…

– Я знаю. Другого выхода нет. Помни о Ксюше

– Там глубоко?

– Тебе будет по шею. Если они заглянут сюда, придется нырнуть.

Бригадир склонился и заглянул вниз. Терпкое зловоние ударило прямо в лицо, потревоженные мириады черных мух рванулись наверх… Снаружи раздался грубый стук в дверь.

– Открывай, манда! Мы знаем, что он здесь! Слышишь ? Сейчас спалим твою берлогу к чертовой матери!

– Прыгай, – горячо прошептала Ангелина, – прыгай! Я отвлеку их!

Бригадир бесшумно сел на край дырки, свесив ноги, и, набрав в легкие побольше воздуха, соскользнул вниз… «Ничего, дорого вам обойдется это купание…»

***

– Ой, Геночка, – Тамара прижала ладони к сердцу, – куда же ты ушел-то от нас?!! Посмотри, как исхудал-то… Заходи скорее, присаживайся.

Может, чайку?

– А пива нет? Трубы горят, – Генка почесал ухо и плюхнулся на диван.

– Пивка? Конечно, конечно, мы вот Сашу попросим сходить, – комендантша незаметно протянула Шурику червонец и умоляюще посмотрела ему в глаза.

Шурик взял деньги и помчался к ларьку, где всегда имелась «Балтика» – самое достойное пиво для авторитета. (НЕ РЕКЛАМА!)

Тамара повернулась к зевающему на диване Геннадию и снова засуетилась.

– Может, еще что-нибудь, Геночка?.. Ты уж меня прости, дуру непутевую, я тогда вспылила в сердцах, после уж одумалась, а те… вас уже и нет. Котельную-то мы починили, вы там и ни при чем вовсе, оно само взорвалось…

– Да ну?

– Конечно. А с кипятком-то как неудобно вышло! Я ведь думала, что там вода холодная. Да и не хотела я вас облить, нечаянно ведро выскользнуло.

– Бывает, – опять почесал ухо Генка, – я тут тоже перепутал. Мне один дурик треху задолжал и не вертает третий месяц. А вчера смотрю – чешет по вокзалу. Я подлетаю и сразу в глаз – на, падла! А это, блин, вовсе и не он, а просто на него похожий! Хе-хе! Так я еле-еле копыта от ментовки унес!

Генка заржал лающим смехом. Тамара захихикала следом, покачивая головой. Вдоволь насмеявшись, она осторожно подсела к авторитету.

– Я вот подумала, а зачем вам в подсобке-то жить? Холодно там, да и неудобно. Воняет плохо. А у нас комнатка освободилась. На пятом этаже, окошко во двор, тишина, прохлада. Петров на днях съехал. Может, вы там поселитесь?

– Крыша б мне не помешала, а то холода стукнут – пропаду.

– Ну, так прямо сейчас и заселяйтесь. Мебель там новая, белье чистое, после Петрова мы прибрались, клопов потравили.

– Это хорошо, клопов я жутко не люблю. Слышь, Тамар, ты червончиком не богата? А еще лучше – пятнашечкой. Через неделю верну. Или две.

– Конечно, бери, – Тамара полезла в сумочку, прикидывая, что у авторитета сложности с переводом денег из Колумбийского банка.

Вернулся Шурик, поставил на комендантский стол бутылку «Балтики». Генка зубами сорвал пробку, выплюнул ее в угол, сделал пару затяжных глотков и, задорно икнув, сказал:

– Ну, чего, поглядим на хавирку? Тамара протянула Генке ключ от комнаты, висящий на атласной веревочке.

В коридоре, пока Тамара возилась, закрывая дверь комендантской, Шурик ткнул Генке гипсом под ребро и прошептал:

– Ты кончай бакланить, авторитет. Держи марку-то, а то нарвемся, обоих укокошат. Лучше молчи, а то брякнешь чего-нибудь не в тему.

– Да я пока привыкнуть не могу, – виновато прошептал бывший бездомный.

– Привыкай. Или внушай себе – я крутой, я крутой, я крутой…

– А народ-то знает, что я крутой?

– Узнает…



Источник: https://www.e-reading.club/chapter.php/27050/15/Kivinov_24_Psevdonim_dlya_geroya.html

Категория: Беллетристика | Просмотров: 233 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0

Другие материалы по теме:
 
avatar



Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Категории раздела
Мнение, аналитика [232]
История, мемуары [1044]
Техника, оружие [64]
Ликбез, обучение [62]
Загрузка материала [15]
Военный юмор [157]
Беллетристика [562]

Реклама

Видеоподборка
00:09:31

00:05:19

00:37:59

00:01:39

00:43:40

Новости партнёров





Рекомендации

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии


Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх