На южном фронте без перемен. Часть 7. Белготой. Глава 6 - Беллетристика - Статьи / книги - world pristav - военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » Беллетристика

На южном фронте без перемен. Часть 7. Белготой. Глава 6

    Имберг выволок из дома с десяток пустых банок, расставил их у сарая на скамью, отошел к забору, и принялся стрелять одиночными. Стрелял он плохо: истратил три патрона, а ни разу не попал. Я просто смотрел на его сосредоточенное лицо и гадал, когда же ему это надоест.
    Адамов гремел чем-то на чердаке. Я подумал, что за эту неделю они превратятся в настоящих мародеров, и трудно им будет потом, в гражданской жизни, избавиться от приобретенных манер. Я хотел еще раз вынуть из нагрудного кармана медаль за материнство, чтобы полюбоваться на находку, уже потянулся рукой, но почему-то передумал, и опять уставился на Имберга. Он выстрелил еще два раза, и одну банку разбил. Я зааплодировал. Сзади засмеялись.
    Я обернулся, и увидел двух, судя по возрасту и внешнему виду, контрактников в косынках, которые незаметно подошли к нашей группе, а сейчас смеялись. Но не зло, а как-то так, снисходительно.
    — Вот как надо! — сказал более высокий, и, не сходя с места, будучи почти в полтора раза дальше от цели, чем Имберг, одной очередью снес все банки, как будто их там и не было.
    Я присвистнул. Имберг покраснел. (Честное слово — покраснел. Настолько, что краска проступила даже через его темное заросшее лицо). Адамов, с тревожными глазами суслика, высунул голову с чердака.
    Контрактники пошли дальше, периодически отстреливая изоляторы на столбах, а я приказал возвращаться.
    — Что на этот раз, Адамов?
    — Да вот товарищ старший лейтенант, ножницы, пинцет и одеколон.
    — Уж не пить ли ты его собираешься, дружище?
    — Я, товарищ лейтенант, вам одному признаюсь — я вообще не пью. На проводах раз попробовал, и не понравилось, честное слово. С тех пор и не пью.
    Имберг закатил речь, как много он может выпить… Пришлось отключить слух…
    Урфин Джюс пригласил нас с Найдановым к себе в баню.
    — Только, — сразу предупредил он, — таскать дрова и воду берите своих бойцов.
    Мы взяли трудолюбивого Имберга, хотя старшина яростно сопротивлялся, надеясь построить его для каких-то своих собственных целей. Но Андрей так уперся на этот раз, что тот предпочел за лучшее отступить.
    Довольный Имберг заковылял за нами, и пока мы играли трофейными картами, натаскал в баню воды и затопил печь. Собственно говоря, это была не баня. Ранее это помещение служило хозяевам летней кухней, но для приятного омовения в ней оказалось все самое необходимое: большая печка, крыша над головой, деревянный пол и небольшие размеры, так что помещение быстро прогревалось. Здесь искупалась почти вся «деревянная» рота, а теперь Бессовестных снизошел и до нас.
    За беспримерный трудовой подвиг Имбергу было разрешено купаться вместе с нами, хотя ротный и скривился. Впрочем, он не возражал.
    Мы быстренько разделись, и на меня полилась горячая вода. От блаженства я просто обомлел…
    Когда же я купался-то в последний раз? Ага, вспомнил! Месяца полтора назад приезжала полевая баня, в последний раз привозили что-то чистое, (и то все размеры были на гренадеров, и мне ничего не досталось), а с тех пор, как вошли в горы, связь с тылом прервалась, купание прекратилось, все завшивели, задубели от грязи.
    Белготой меня просто спас. Какое оказывается это счастье — купание! Никогда бы раньше не подумал…
    Мы обливались целый час. Но все хорошее рано или поздно заканчивается; пришлось одевать все тоже самое, в чем и пришли. А железное от пота и грязи белье — да на чистую распаренную кожу!.. М-да, ощущеньеце еще то. Хорошо, хоть полотенца чистые удалось найти, а то вообще караул.
    Когда купался, заметил на теле несколько гнойничков. Это были первые признаки стрептодермии…
    Да, все-таки подполковник Дьяков явно лейтенанта Найданова невзлюбил. Соседство с ним он выдержал всего в течение одной недели. Потом вызвал нас к себе, и в присутствии всей штабной братии с полчаса орал, что нас вместе с личным составом надо бы повесить на фонарных столбах вдоль центральной улицы Белготоя за грабежи и насилия; изобретал разные едкие определения наших умственных и физических способностей — в общем, развлекался как мог. Андрей набычился, мне тоже, (несмотря на всю мою толерантность), кровь стучала в виски, но мы не издали ни звука.
    Короче говоря, на следующее утро наша минометка свернулась, погрузилась, и под звуки возобновившейся канонады проследовала в обратном направлении, на лысые возвышенности Центороя, где нас уже ждал с воспитательными мерами замполит батальона, потирающий от предвкушения руки.
    Зато старшина не скрывал радости от предстоящей встречи с другом — замполитом.
    Промелькнула за окошком библиотека и уплыла вдаль. Прощайте, книжечки!
    Водитель Григорян был мрачен и суров, с такой силой сжимая руль, что побелели костяшки пальцев.
    Ветер разогнал тучи, и в глаза мне ударило яркое солнце.



Категория: Беллетристика | Просмотров: 160 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0

Другие материалы по теме:
 
avatar



Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Категории раздела
Мнение, аналитика [232]
История, мемуары [1044]
Техника, оружие [64]
Ликбез, обучение [62]
Загрузка материала [15]
Военный юмор [157]
Беллетристика [562]

Реклама

Видеоподборка
00:09:31

00:05:19

00:37:59

00:01:39

00:43:40

Новости партнёров





Рекомендации

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии


Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх