На южном фронте без перемен. Часть 6. Саясан. Глава 1 - Беллетристика - Статьи / книги - world pristav - военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » Беллетристика

На южном фронте без перемен. Часть 6. Саясан. Глава 1

    Мы ехали довольно долго, пока колонна снова остановилась. Найданов подошел к моей «шишиге» и замахал руками, призывая меня идти за ним. Ну, надо, так надо!
    — Что случилось, — спросил я Андрея уже на ходу.
    — Совещание, — коротко ответил он. — Тебе отдельную задачу поставят.
    Ну, что ж! Наверняка ничего нового. Опять с кем-нибудь в паре.
    Однако он ошибся. Хотя, действительно, основная часть батальона пошла вперед, а малая часть — свернула влево. Но, как я отнюдь не предполагал, в эту малую часть вошли не только мои расчеты, но вся наша минометная батарея целиком. А еще — танк, и рота Урфин Джюса. И часть комендантского взвода. И командир всего этого воинства — Молчанов.
    Через пару километров дорога пошла вниз, и вскоре мы оказались у бывшей фермы. Судя по постройкам, раньше здесь был коровник. Вообще, место оказалось красивое. Совсем рядом бежала широкая горная река, через которую был переброшен солидный мост. Он упирался в соседнюю гору, а дальше по горе бежала тропинка. Слева от нас в реку впадал быстрый, шумный и очень мутный ручей. За спиной тоже были горы…
    Короче, мы оказались в небольшой, но довольно живописной долине.
    — Все, — прокричал нам Игорь. — Приехали. Занимаем позиции. Давайте, давайте! Не тормозите!
    Да мы и не тормозили.
    Перед фермой, с той стороны, откуда мы спустились, располагалась какая-то ровная площадка, где под слоем земли еще можно было разглядеть и правильно уложенные кирпичи, и даже бетонные плиты. Эта площадка резко обрывалась, и внизу было что-то похожее на боксы, только без крыши. Вполне естественно, что именно в эти «боксы» мы и загнали все наши «шишиги». А вот пехота пошла-таки окапываться…
    Молчанов со своими бойцами из комендантского взвода ушел внутрь фермы… Танкисты зашли в какой-то маленький аккуратный домик, стоявший на небольшом отдалении от основных построек.
    А еще при спуске в долину, справа от основной дороги, по которой мы сюда добрались, туда — вверх, в гору, я заметил несколько обычных жилых домов. И судя по дыму, который шел из трубы, вполне обитаемых. Конечно, заметил этот факт не я один. Как только водители наших «шишиг» загнали свою технику на «стоянку», они все, возглавляемые, естественно, Армяном, отправились туда.
    Найданов то ли видел это, то ли нет… Я видел, но мне и в голову не пришло их остановить. С какой стати? Если они на кого и нарвутся, то беда небольшая. Они знают, на что идут, не маленькие. И чем раньше противник себя обнаружит, тем лучше будет для остальных. Цинично, зато практично.
    Я вытащил фляжку, чтобы напиться… И расстроился. Воды не было. Имеется в виду, не было хорошей, чистой воды, которую я недавно туда заливал. Вода же из ручья и реки меня не очень прельщала. Я слишком хорошо помнил, как болел живот у меня еще совсем недавно.
    Я осмотрелся по сторонам. Невдалеке бежал ручей. К нему я и пошел. Ну да, вода мутная. Но, во-первых, я надеялся, она отстоится, а, во-вторых, у меня были специальные таблетки для обеззараживания воды. Немного — штук шесть. Я решил, что сейчас самое время начать их использовать. А потому набрал во фляжку воды и кинул туда одну таблетку. Мне казалось, что на такой объем, по инструкции, больше и не надо.
    Пить сразу я, конечно, не стал, а решил, как обычно, прогуляться и осмотреть окрестности. Вдруг что интересное попадется?
    Попался мне Найданов. Я, на всякий случай, (не зная — видел он или нет), сказал ему, что водители ушли за добычей.
    — Я знаю, — махнул он рукой и быстрым шагом направился к зарослям. Я подумал, что ему сейчас не до водителей, и не до чего вообще. Вот облегчиться…
    Минометы мы последнее время ставили очень быстро. Стрелять предполагалось с полупрямой наводки — это для моих «подносов», а «Васильки» стрелять могли и по прямой. Так как наведение на цель теперь от общей точки наводки не зависело, то каждый миномет представлял собой отдельную боевую единицу, которая могла вести огонь совершенно самостоятельно. Строго говоря, наша батарея могла вести стрельбу сразу по шести разным целям.
    Это было хорошо. Плохо то, что полупрямая и прямая наводка, само собой, предполагает, что мы противника видим. А это значит, что и он видит нас! И тут уж — кто скорее выстрелит! А в этом компоненте мы проигрывали. И сильно. Мина летит долго — траектория у нее крутая. Пока она до врага долетит… Тот в нас уже много раз может выстрелить. И вполне возможно — удачно.
    Я поежился, но тут же выбросил все это из головы. Если постоянно об этом думать, то с ума сойти можно.
    Вместо этого я пошел посмотреть ферму.
    Да, конечно, ничего особенного. Ферма как ферма. В школе, когда у нас был по плану общественно-полезный труд, много раз на таких работал. Стойла для коров с двух сторон, посредине канава, куда из стойла, по идее, должны стекать навоз и моча, (пол там сделан слегка под наклоном). В этой канаве, насколько я помнил, должны быть металлические лопасти — скребки. Включался двигатель, эти скребки начинали двигаться, и выволакивать навоз из фермы наружу — за пределы коровника. А оттуда его уже должны были забирать и вывозить на поля.
    Я заглянул в канаву. Так точно! Вот они — родимые. Здесь, на месте. Все, как положено. В этот момент в коровник зашел Игорь. За ним шествовал Бессовестных, и что меня поразило — Косач! Как я мог его прозевать? С кем он сюда приехал?
    Ну, прозевал, так прозевал. Я же ведь и не выглядывал его специально.
    — Что это? — спросил белорус, показывая на старые ржавые скребки.
    — Эх ты! Горожанин! — сказал я с сарказмом. — Наверное, думаешь, что булки на деревьях растут?
    Пока Косач надувался, чтобы веско и остроумно ответить, (чтобы я утопился от горя и зависти прямо здесь — в этом дерьме), я успел объяснить, зачем все это нужно.
    Замполит не нашел ничего остроумного, и просто обозвал меня «деревней». Я не обратил на это никакого внимания. Меня такое сравнение не обижает. Мои деды все были из хуторов и станиц, и мать с отцом тоже. Почему я должен обижаться? Меня они вполне устраивают, и мое казачье-крестьянское происхождение меня не смущает.
    Я и сам люблю в земле ковыряться: сажать что-нибудь, поливать, урожай собирать. Сначала меня заставляли, конечно, а потом и сам втянулся. Земля — это же… Она же… Короче, не люблю я жить на асфальте. Мне почва нужна под ногами, деревья, цветы…
    — Не нравиться мне вот это все, — задумчиво сказал Молчанов, осматривая с другой стороны фермы противостоящую нам гору. — Мы же оттуда как на ладони видны. Да и мост этот целый… Может взорвать?
    Этот вопрос неожиданно был обращен ко мне. Я помолчал, давая понять, что думаю — мне хотелось дать рассудительный ответ.
    — Хорошо бы, — проговорил я, — но не стоит. Потом шуму будет! Что мы единственный мост взорвали, сообщение местное прервали.
    — Да ну и хрен с ним, — вмешался Урфин Джюс.
    — У нас, а как минимум — у Игоря — будут большие неприятности, — я уперся.
    — Ладно, — решил, после минутного колебания, Игорь. — Пойду к танкистам, скажу, чтобы взяли мост под прицел. И в случае чего, сразу же его взорвали.
    — Вот это разумно, — обрадовался я такому удачному решению. — И ломать ничего не надо, и мост под контролем.
    Молчанов наморщил лоб.
    — Кстати, насчет контроля, — он указал пальцем на Бессовестных, — у моста пост сделали?
    — Да, — ответил Урфин Джюс. — Там окоп отрыли на двух человек. Сидят. Один с пулеметом.
    Мы все одновременно посмотрели в указанном направлении. Действительно, и бойцы маячили, и пулемет было видно.
    — Пойдем со мной, кипяточком угощу, — похлопал меня по плечу Игорь. — А кстати, где этот щеголь?
    Щеголем он почему-то называл Найданова. Не знаю почему. Конечно, для баб Андрей был смазливым… Но щеголь?.. Одевался он как и все…
    — У него с животом что-то, — ответил я. Я не был в этом уверен, но иногда маленькая ложь помогает избежать больших вопросов. И действительно: Игорь усмехнулся, но о Найданове больше ничего не говорил.
    Мы завернули за угол. Там был отдельный вход. За входом — направо — дверь в маленькую комнату. Раньше, я думаю, там располагался какой-нибудь учетчик. А может — это бывшая комната отдыха скотников и доярок. Сейчас же здесь была ржавая, но целая, железная кровать, старый, ободранный, покрашенный в четыре разных цвета стол, две колченогие табуретки и буржуйка.
    Но печку принесли наши. Это не здесь нашли. Она, судя по всему, горела уже давно, в помещении было довольно тепло, а на столе стоял горячий чайник. Здесь суетился и все куда-то порывался Турок.
    — А он что тут делает? — удивленно спросил я.
    — Вася отдал, — ответил Игорь. — Сказал, что ему и Вани хватит.
    Турок осклабился, но промолчал.



Категория: Беллетристика | Просмотров: 145 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0

Другие материалы по теме:
 
avatar



Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Категории раздела
Мнение, аналитика [232]
История, мемуары [1044]
Техника, оружие [64]
Ликбез, обучение [62]
Загрузка материала [15]
Военный юмор [157]
Беллетристика [562]

Реклама

Видеоподборка
00:09:31

00:05:19

00:37:59

00:01:39

00:43:40

Новости партнёров





Рекомендации

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии


Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх