На южном фронте без перемен. Часть 2. Ни мира, ни войны. Глава 8 | Беллетристика | Статьи / книги | world pristav - военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » Беллетристика

На южном фронте без перемен. Часть 2. Ни мира, ни войны. Глава 8

    Может быть, это было какое-то знамение для меня? Почти всю предыдущую неделю было пасмурно, периодически моросил мелкий дождик, а сегодня утром выглянуло солнце и потеплело, да еще как! Как будто в город уже пришла весна. Если где-то еще и оставались куски не растаявшего снега, то им точно пришел конец.
    Мы подходили к штабу бригады дружной компанией. Как оказалось, под Хасавюрт отбывала целая группа офицеров. Я столкнулся с ними у самого «офицерского» дома. Молчанов, Поленый, Гаджиев, пара прапорщиков. Они направлялись вниз по улице, увидели меня, спросили, куда я иду, и заржали. Оказывается, вчера у Молчанова был огромный сабантуй. Как я об этом не знал!? Братва обмывала отправку в «поле», а я в это время спокойно читал книги и смотрел телевизор. Обидно, да?
    Правда, сейчас у меня было хорошее самочувствие и настроение. А вот у Молчанова настроение было, может быть, и хорошее, зато самочувствие далеко не лучшее. Он поминутно прикладывался к бутылке минеральной воды, потирал виски, и у него дрожали руки. Остальные выглядели не лучше.
    К слову сказать, после того, как Дьяков вписал меня в список на отправку вместо Славика, уже прошло несколько дней. Сразу уехать не получилось. Я не знаю — почему. Я честно приходил к штабу, но получал предписание явиться завтра. Должен ли был я огорчаться? Да вы что! Провести лишний день, предоставленный самому себе? Кто же откажется!
    Из жизни дивизиона я уже выпал, а под власть сводного батальона еще не попал. В таком лучезарном положении можно было пребывать неопределенно долго. Хоть до дембеля! Только кто ж это мне позволит?…
    Конечно, еще оставался шанс, что и сегодня отправки не произойдет, но что-то мне подсказывало, что на этот раз обратно меня не отправят. Во-первых, выглянуло солнце, а во-вторых, сегодня должны были уехать Молчанов и Поленый. Я почему-то думал, что если уж их вызвали к штабу, то тут уж точно транспорт на Хасавюрт будет.
    Так и получилось. От штаба нас отправили в парк, а в парке сказали, что машина еще не пришла. Но придет точно. Сразу оценив обстановку, Молчанов и Поленый ушли в магазин. Я пошел в магазин вместе с Гаджиевым. Торговых точек вокруг части было великое множество. В основном это были небольшие киоски или вагончики, стоявшие прямо у дома, в открытом дворе, или более солидные помещения, встроенные в дом. Торговали там всякой всячиной — шоколадки, жвачки, и прочая дрянь — но в основном хорошо продавались только две вещи: хлеб и водка. Чем мы, собственно говоря, и затарились. Однако, кроме хлеба и водки, мы с Гаджиевым купили еще и жареную курицу.
    Вернувшись в парк, мой спутник собрал своих друзей и товарищей, и здесь же, в каком-то закутке между боксами, мы распили эту водку и съели эту курицу. Народу было много, так что на каждого пришлось немного. Впрочем, мне не особенно хотелось ни того, ни другого. Что-то и настроение у меня испортилось. Я как-то впервые реально задумался о том, что меня там, собственно говоря, ждет, под этим самым пресловутым Хасавюртом? Определили меня, предварительно, в минометную батарею лейтенанта Найданова — недавнего выпускника военного училища. Основу батареи составляли бойцы из первой минометной, а до штатной численности батарею дополнили солдатами из третьей. Я знал многих из первой минометки, и они знали меня, и могу сказать, что особой любви между нами не наблюдалось. А бойцов из третьей минометной батареи я не знал вообще ни одного.
    Прервало мои грустные размышления появление долгожданного автомобиля «Урал». Именно на нем мы и должны были отправиться месить грязь под Хасавюртом. Как-то вовремя появился лейтенант Поленый, но почему-то без Молчанова.
    — Где Игорь? — спросил я.
    Поленый посмотрел на меня несколько недоуменно. Было хорошо заметно, что Сэм уже набрался. Может быть, он даже не вполне понимал, о чем я его спрашиваю. Однако он все же мне ответил, хотя слова подбирал особенно тщательно. Так тщательно, как весьма нетрезвые люди, которые пытаются овладеть своим, ставшим вдруг непослушным, языком.
    — Молчанов не поедет… У него какие-то дела нашлись тут, — сказал Сэм.
    Ну вот и все. Мое настроение упало до нуля. Без Игоря вообще труба. Я ведь всегда мог рассчитывать на его помощь, а он был парнем пробивным, устраивался всегда по первому классу. Отзвук его успехов вполне мог упасть и на мою бледную тень. Теперь я обломался.
    Мы попрыгали в кузов «Урала» и отправились обратно во второй батальон. Дело в том, что нам нужно было получить личное оружие. И я, и Поленый, и Гаджиев, и пара прапорщиков — все мы были приписаны ко второму городку. Те же, кто был приписан к первому или третьему, уже были с оружием.
    Автомат мне выдал дежурный по батарее — ваучер Наби. Он не сказал торжественную речь, как можно было надеяться, только вяло пожелал удачи, и отправился досыпать в глубину казармы. Ну и ладно. Обойдемся без фанфар и шампанского.
    Отягощенный оружием и набитым подсумком, я занял в машине место у самого заднего борта, как и хотел, и напоследок окинул взглядом окрестности, будто сфотографировал их на память.
    Вниз по дороге, по левую сторону, находился магазин «Кавказ», где вино из огромной металлической бочки продавали на разлив и в долг. Именно там я и купил ту трехлитровую банку вина, которую сам того не желая, умудрился выпить на пару с лейтенантом Бандерой, после чего попытался уехать на развод. В результате я выпал из «Урала», но так как Бог хранит пьяных, то не получил ни царапины. До развода я все-таки добрался, чем привел в ужас и доброго майора Николая Петровича, и Левченко. Они прятали меня за спинами личного состава, а я упорно пытался вырулить впереди строя. Утром проспался, и встал как новенький — ни тяжести в голове, ни сушняка… Вообще ничего.
    По правую сторону от «Кавказа» расположился киоск «Кара Чач». «Кара чач», вообще-то, это в переводе с какого-то из местных языков — «черная коса». Ларек, наверное, назвали в честь вина. Сколько бутылок я там купил! Боже мой! Для кого только я не покупал вина — и для Петровича, и для замполита Баранова, для Игоря, для старшего лейтенанта Бугаенко, для Васи… Уже и не упомню, еще для кого. Иногда в киоске появлялся кизлярский коньяк, раз мы купили разом пять бутылок на четверых… М-да…
    Прямо напротив ворот части находилась пятиэтажка. Когда-то этот дом считался служебным, и квартиры в нем выделяли исключительно офицерам, проходившим службу в Темир-Хан-Шуре. В годы перемен часть квартир их владельцам удалось приватизировать, и они благополучно распродали вновь приобретенное имущество. В результате дом наводился самыми разными людьми. И не всегда приятными. Мне же этот дом был примечателен только одним: на третьем этаже жил Игорь Молчанов, а на четвертом — майор Петрович.
    Да еще на первом этаже находилась квартира Юры Венгра. Но у него я так ни разу и не был.
    Мимо дома, справа, дорога шла вниз, к бывшему военному общежитию. Там я жил первые два месяца службы. Вода в этом здании шла тонкой струйкой утром и вечером. Помещение не отапливалось. По вечерам туда ломились гопники. Один раз мне в окно выстрелили. В двери напротив окна я обнаружил небольшую дырку. Если бы такая дырка появилась у меня в голове, я бы умер. Мне здорово повезло, что удалось быстро найти вполне приличную квартиру. Иначе все могло закончиться плохо.
    Напротив входной двери в общагу, которая недаром носила громкое и меткое название «Пещера», в неказистом деревянном домике, проживала местная гадалка. Однажды и я посетил ее домик. Сами предсказания меня интересовали мало, (я вообще не верю в карточные гадания), зато было просто приятно посмотреть на ее работу, и послушать мягкий успокаивающий голос. Но больше я туда не заходил: мне казалось неудобным появляться еще раз, если на все заданные мною вопросы я уже получил исчерпывающий ответ.
    Когда «Урал» тронулся, я неожиданно подумал: «Неужели это убожество может быть тем, что я в последний раз вижу из обычной гражданской жизни»? До боли захотелось посмотреть на родные места, близких, домашних. Каюсь, но на глазах у меня навернулись слезы. К счастью, я смотрел на убегающую ленту дороги, и мои глаза видеть никто не мог.
    Поленый с друзьями открыли банку соленой капусты, и откупорили бутылку водки. Я вежливо отказался от предложенного Сэмом угощения. Он не настаивал: я отказался сам, никто обижен не был, а количество водки, разделенное на число участников, после моего отказа заметно возросло.
    Я отказался от халявного пойла из чисто прагматических соображений. Ведь мне не было известно, где я буду жить под Хасавюртом. Сначала надо было как-то устроиться, а уже потом, хотя это и не обязательно, нажираться. А если я приеду в лагерь на ушах, то где я, простите, буду ночевать? В грязи? Увольте!
    Видимо, Сэм уже решил этот вопрос. Не знаю как остальные, а Поленый точно решил. Голову даю на отсечение! Этот парень всегда подстилает соломку, хотя по внешнему виду этого о нем и не скажешь.



Категория: Беллетристика | Просмотров: 158 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0

Другие материалы по теме:
 
avatar



 
Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Категории раздела
Мнение, аналитика [232]
История, мемуары [1049]
Техника, оружие [66]
Ликбез, обучение [62]
Загрузка материала [15]
Военный юмор [157]
Беллетристика [563]

Реклама





Видеоподборка
00:07:30

00:05:19

00:38:51

00:01:39

00:08:20

Рекомендации

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии


Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх