Киллер из шкафа. Часть 2 | Беллетристика | Статьи / книги | world pristav - военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » Беллетристика

Киллер из шкафа. Часть 2

Глава третья

Первой на место происшествия прибыла вызванная нижними, недовольными шумом и громом, доносящимися с потолка, соседями машина ПМГ 27-го отделения милиции. Милиционеры, облаченные в бронежилеты, зашли в квартиру и сдвинули на затылки каски.

Такого они еще не видели. Хотя видели много чего. В комнате, на кухне и в коридоре были разбросаны трупы. С многочисленными огнестрельными ранениями. Стены были изрыты пулевыми пробоинами и забрызганы кровью и мозгами. При этом в квартире ничего взято не было.

— Не, нам здесь делать нечего. Здесь надо вызывать сыскарей, — сказал командир группы.

Прибывшая следственная бригада тоже сдвинула фуражки и почесала лбы. Наблюдать такое количество трупов в стандартной однокомнатной квартире им тоже не доводилось.

— Кто же это так?

— Наверное, разборка.

— Тогда они разобрались на все сто!

— Ладно, давайте вы начинайте с кухни, а мы с комнаты.

Описание места происшествия и жертв заняло почти весь рабочий день. Сыщики осматривали и фотографировали тела, проверяли карманы, переписывали номера оружия, номера удостоверений личности, допрашивали отсутствующих свидетелей. Дольше всего опрашивали свидетелей.

— Неужели вы ничего не слышали?

— Совершенно ничего. Я спала.

— Как же вы могли не слышать выстрелов?

— Я крепко сплю.

— А ударов пуль в стены? Как бы крепко вы ни спали, ударов в смежные с вами стены вы не расслышать не могли.

— А я в уши вату воткнула. Я всегда так делаю.

— А муж ваш?

— Он вообще пьяный был. А пьяный он спит беспробудно. Хоть из пушек пали. А здесь всего-то из пистолетов.

— Хорошо. Я понял. Давайте без протокола.

— Без протокола?

— Без. Почему вы не хотите отвечать на мои вопросы?

— Потому что там, говорят, кучу народу перестреляли. И если мы вам что-нибудь скажем, нас тоже перестреляют. Потому что те преступники, судя по всему, люди серьезные.

— Мы позаботимся о вашей безопасности.

— Вы позаботитесь...

— Значит, ничего не слышали?

— И ничего не видели...

— Тогда мы будем вынуждены пригласить вас в отделение.

— Хоть в КГБ. Я и там скажу, что в ушах была вата а муж был пьян. Мне моя жизнь и жизнь близких дороже.

И все прочие соседи тоже ничего не видели, ничего не слышали и ничего вразумительного по делу сказать не могли. Потому что все как один спали, отсутствовали, были пьяны или в тот конкретный вечер по неизвестной причине временно оглохли.

— А что с документами? По документам запросили? — спросил начальник следственной группы.

— Запросили. Все найденные удостоверения личности липовые. Никогда и никому не выдавались. Граждане с такими фамилиями по означенным адресам не проживают и не работают. Кроме одного...

Главный следователь заинтересовался.

— Кроме командировочного удостоверения, выданного Иванову Ивану Ивановичу, направленному в город Урюпинск сроком на одни сутки предприятием... Командировочное удостоверение нашли в брюках.

— В чьих брюках?

— Ни в чьих. Просто в брюках, заброшенных под кресло.

— А хозяин?

— Хозяина в них не было.

— Может, кто-нибудь из этих?

— Эти все в штанах.

— Значит, те брюки, что вы нашли, лишние?

— Лишние.

— Интересно... Куда же делся их хозяин? Слышь, Петров, смотайся-ка в эту фирму. Разузнай, что это за Иванов такой, где он был вчера вечером и сегодня ночью и где находится сейчас. Хотя, подозреваю, сейчас он находится очень далеко отсюда. Да, и попроси в отделе кадров его фотографию с личного дела. Давай. Одна нога здесь, другая там. И позвони мне, когда что-нибудь выяснишь...

На работе Иванова Ивана Ивановича характеризовали как инициативного и исполнительного работника.

— Ну то, что исполнительный и инициативный, мы видели, — сказал командированный на место работы подозреваемого следователь. — Исполнитель он что надо. Если это, конечно, он.

— А что случилось?

— Ничего особенного. Где ваш работник Иванов может находиться сейчас?

Пребывавшие в комнате служащие мужского пола переглянулись.

— В городе Урюпинске.

— Что он там делает?

— То же, что и все.

— У вас есть телефон предприятия, куда он был командирован?

— Нет.

— Почему? Это как-то даже странно. Вы посылаете своего работника в командировку на предприятие, телефона которого не знаете.

— Видите ли, в чем дело. Это не вполне командировка. И не совсем город Урюпинск. Мы выдаем иногда командировочные предписания нашим работникам по их просьбе, когда им надо отлучиться по личным делам.

— Откуда отлучиться?

— Из дома отлучиться.

— То есть вы хотите сказать, что он никуда не выезжал из города?

— Этого мы не знаем.

— Но кто-нибудь знает адрес этого «предприятия»? В которое он был «командирован»?

— Нет. Это личное дело каждого командированного.

— Ладно. Понял. Если он вдруг даст о себе знать, немедленно сообщите мне вот по этому номеру...

Единственный оказавшийся в распоряжении следствия документ вопреки ожиданиям оказался реальным. Но без наличия его владельца.

По поводу вновь открывшихся обстоятельств старший следователь опять отправился по соседям.

— Добрый день.

— Я же вам говорила, что ничего...

— Я совсем по другому поводу.

— По какому по другому?

— По поводу морального облика вашей бывшей соседки. О ней вы сказать что-нибудь можете? Ну, то есть каким человеком она была? Какую жизнь вела? Достойную, порядочную...

— Ну, уж конечно!

— То есть моральному облику она не вполне соответствовала? В общественных мероприятиях не участвовала? И приятели к ней, случалось, заходили?

— Без протокола?

— Ладно, без.

— Тогда скажу. Всю правду скажу... Далее чуть не битый час соседка с увлечением передавала подъездные сплетни. Про пропущенные дежурства и невымытые лестничные площадки, про грязь возле двери, про пропадающие из почтового ящика газеты, про соль, которой в случае чего не допросишься, и, конечно, про мужчин...

— Дамочка она, хоть о покойниках плохо не говорят, поведения была не самого строгого. Мужики к ней захаживали. Особенно когда муж в плавание уходил. Тут же и захаживали. Только он за порог, возле него чужой кобель скребется.

— Один и тот же? Или разные?

— В том-то и дело, что разные. Но бывали и постоянные. Особенно один, который раз в две недели приходил.

— Вы их в лицо не помните?

— Их даже она в лицо не помнила. Потому что лицо ее в них не интересовало...

— А того, постоянного?

— Полюбовника?

— Полюбовника.

— Того — помню. Очень вежливый был мужчина. Здоровался всегда. Сумки мне помогал донести тяжелые.

— А вы могли бы его узнать по фотографии?

— Зачем?

— Ну, чтобы сообщить о происшествии. И чтобы он вещи свои из квартиры забрал. Ценные.

— Тогда могу.

— Взгляните на эти фотографии. Есть он среди них или нет? — спросил следователь. И раскинул портреты не имевших никакого отношения к делу людей, погибших в перестрелке потерпевших и командированного в город Урюпинск Иванова Ивана Ивановича, чье удостоверение, пиджак и штаны были обнаружены на месте преступления.

— Вот он, — сразу узнала соседка.

— Других никого не видели?

— Других? А чего это у них глаза закрыты?

— Это они зажмурились. От фотовспышки.

— Что вы меня за дуру держите! Это же покойники.

— Ну я и говорю — зажмурились.

— Это те, которые? — спросила женщина, жадно рассматривая фотографии.

— Которые... А скажите, вчера этот ее полюбовник не приходил?

— Вчера? — Женщина с трудом оторвалась от созерцания незнакомых покойников. — Вчера... Вчера я спала. И ничего и никого не видела... Хоть даже без протокола!

Ну что ты с ними поделаешь!..

Старшего следователя ведущей расследование оперативной группы вызвал начальник отделения милиции.

— Ну что у тебя?

— Пока ничего. Свидетели, как всегда, ничего не видели и не слышали. Оружие ранее ни по каким делам не проходило. Удостоверения личности липовые. Владельца единственного настоящего разыскиваем.

— Значит, ничего? Плохо! Ты давай шуруй. На полную катушку шуруй! По горячим следам. Все вверх дном переверни, а какой-нибудь следок найди. Мне уже из горотдела звонили. Намекнули, что если я в три дня своими силами не справлюсь, то они дело себе заберут. Такое дело! Такое количество трупняка! Я уж и не упомню, когда столько было. Так что ты давай! Если успеем до городской бригады что-нибудь раскопать, попадем в приказ. Премию получим...

— А если не найдем?

— Тоже в приказ. Но уже без премии. И без зарплаты. Такое количество трупняка на нашей территории... Давай копай, сыщик. Копай! Иначе я тебя...

«Этот сможет, — подумал сыщик. — Этот ради того, чтобы в начальственном приказе прозвучать, десять таких, как я, зароет. Ему сейчас выслугу накапливать надо. Чтобы очередное звание перед выходом на пенсию получить. Ему рапортовать об успехах надо, которые, к сожалению, зависят не от него».

— Слушай, а как зовут того, чьи документы вы нашли?

— Иванов Иван Иванович.

— Интересная фамилия. В смысле очень распространенная фамилия, которой в стране пруд пруди. Я говорю, очень удобная фамилия, к примеру, для преступника. Где он может находиться сейчас? Хотя бы примерно?

— Не знаю.

— То есть с места преступления он скрылся?

— Если там был, то да.

— А зачем ему от нас бегать? Если он, к примеру, только свидетель? Слушай, а может, это он тех?

— Вряд ли. Там работали профессионалы.

— Ну может, он наводчиком был? Или заказчиком? Вы пальчики его проверяли?

— Проверяем. Послали по месту его жительства экспертов. Чтобы они посмотрели предметы домашнего обихода.

— Это правильно. Вдруг они совпадут с теми, что в квартире. Тогда все это... Вот что, сосредоточься-ка ты пока на этом Иванове. Тем более что он в этом деле единственная зацепка. Потряси родственников, семью, сослуживцев. Узнай, в каких войсках служил. Не баловался ли оружием. Ну и все такое прочее. Чувствую я, нутром чувствую, что неспроста он там оказался... Как только узнаешь что-нибудь новое — сразу докладывай мне. В любое время суток докладывай. Все, иди работай. Работай! Пока нам на хвост волкодавы из горотдела не сели.

Через два с половиной часа старший следователь доложил, что пальчики, снятые с предметов домашнего обихода по месту жительства Иванова Ивана Ивановича, и пальчики, обнаруженные на мебели, стенах и прочих вещах квартиры, где произошло массовое убийство, оказались идентичны. И еще они совпали с отпечатками, найденными на рукоятке изъятого с места преступления пистолета Стечкина, из которого, согласно патологоанатомической и баллистической экспертизам, были убиты три человека.

Три!

— Ну вот видишь! Я же тебе говорил! — удовлетворенно сказал начальник отделения. — Я же говорил, что чую! А чутье меня еще никогда не подводило...

Глава четвертая

Иванов Иван Иванович сидел на скамейке в случайном сквере и рассматривал ключ.

Ключ действительно был очень замысловатый.

Импортный. С выпрессованным на пластиковой поверхности номером 7375.

Конечно, это был ключ не от абонентского почтового ящика. Там замки попроще. Потому что тащить из них, кроме писем и газет, нечего. Там ящики иногда вообще не закрываются.

Тогда откуда он?

От личного сейфа?

Но при чем здесь номер?

Может быть, от сейфа в банке? От ячейки. С номером. С номером 7375.

Вполне может быть, что от ячейки. Там, так же как на почте, каждому клиенту отводят отдельный запираемый ящичек. Только в отличие от почты очень хорошо запираемый. На сложный вроде этого ключ.

Наверняка от банковской ячейки.

И значит, в этой ячейке могут находиться какие-нибудь ценные вещи, которые их хозяину уже не нужны. А новому хозяину могут пригодиться.

Может быть, сходить туда и полюбопытствовать?

Только куда сходить? Ведь банк, где находится эта ячейка, неизвестен.

Как же узнать, где находится этот банк?

Может, по номеру?

Номер большой. Значит, ячеек в этом банке много. И значит, банк этот тоже немаленький. Что существенно облегчает задачу. Нужно отсмотреть лишь очень солидные банки. В которых число предлагаемых клиентам ячеек превышает семь тысяч.

А как узнать, что это именно та ячейка?

Очень просто. По ключу. По его внешнему виду. Потому что у другого банка ключи наверняка другой фирмы и другого вида.

Иван Иванович наменял жетонов и обзвонил три десятка самых крупных банков. Несколько отпали из-за того, что число ячеек до требуемой цифры не дотягивало. Несколько подошли. Теперь их следовало посетить. Лично... В спортивном, с чужого тела, костюме.

Н-да...

А зачем в спортивном? Если перешедшие по наследству доллары...

Иван Иванович обменял две сотни баксов и отправился в ближайший магазин, где приобрел вполне приличный и лично для него совершенно бесплатный костюм. После чего отправился в банк.

— Я бы хотел взять у вас ячейку.

— Пожалуйста.

— Но я бы хотел быть уверенным, что в нее, кроме меня, никто попасть не сможет.

— Наш банк охраняется с помощью самой современной сигнализации.

— А замок?

— Мы используем замки повышенной секретности швейцарской фирмы «Краузер».

— А можно взглянуть? На ключ можно взглянуть?

— Да. Пожалуйста.

Ключ был не тот. Непохожий был ключ.

— Спасибо. Я зайду позже. Минус один банк.

— Я бы хотел взять у вас ячейку.

— Пожалуйста... Нет, не то.

— Я бы хотел...

— Мы готовы...

Опять не то, что нужно.

— В вашем банке есть личные сейфы?

— Конечно.

— А можно на них взглянуть? Или на ключ. Ну чтобы убедиться, что его не подделать.

— Конечно. Вот он.

Действительно он. Тот, что нужен. Один к одному с тем, что лежал у Ивана Ивановича в кармане!

— Хорошо. Я согласен. Оформите на меня ячейку. И если возможно, чтобы начиналась на «семь».

— Почему на «семь»?

— Семерка — счастливое число.

— 7777 вас устроит?

— Вполне. И еще скажите, пожалуйста: я должен открывать сейф всегда лично или могу послать за нужными мне бумагами кого-нибудь из родственников?

— На ваше усмотрение. Если вы хотите быть уверены, что никто, кроме вас, в сейф не попадет, то вы можете оставить ключ в специальном хранилище в банке. Тогда никто, кроме вас, его получить не сможет. И сейф открыть не сможет.

А если вы хотите, чтобы вашей ячейкой пользе вались не один только вы, то вам достаточно пере дать вашим доверенным лицам ключ. А при потер! или похищении ключа позвонить нам и попроси заблокировать ячейку.

— Спасибо.

— Не за что.

Иван Иванович оформил на себя ячейку и прошел в хранилище. Он открыл ячейку номер 7777 и положил туда прокомпостированный автобусный абонемент. Чтобы его никто никогда не украл.

А потом, потея и боясь услышать рев сработавшей охранной сигнализации, открыл ячейку номер 7375.

Но сирена не завыла. Потому что ключ подошел. И потому что заблокировать сейф еще не успели. Просто некому было.

Иван Иванович не глядя выгреб из ячейки содержимое в заранее купленный «дипломат» и вышел на улицу. Охрана за ним не побежала. Значит, все обошлось.

На ближайшей пустой скамейке Иван Иванович открыл положенный на колени «дипломат» и заглянул внутрь. Все то, что находилось в ячейке, было распаковано в отдельные, обернутые крест-накрест скотчем свертки. Иван Иванович вскрыл один. Самый тяжелый. Но там оказалось не золото. В свертке был пистолет с запасными, набитыми патронами обоймами и тремя завернутыми в отдельные бумажки цилиндрами глушителей.

Вот ни хрена себе!

Еще в одном были завернутые во много слоев полиэтилена компьютерные дискеты.

А вот в последнем... В последнем находилась толстая, раз в пятьдесят толще, чем была в кармане пиджака, пачка стодолларовых купюр.

Вот ни хрена себе! Еще раз!

В ячейке, а теперь в «дипломате» Ивана Ивановича, были пистолет, дискеты и доллары...

И что со всем этим теперь делать? С пистолетом? С дискетами? И с долларами?

Разве только с долларами...

Иван Иванович захлопнул «дипломат» и пошел к ближайшему киоску, где была выставлена разнообразная ликероводочная продукция...

Глава пятая

— Как это могло произойти? — жестко спросил неизвестный, в гражданском платье, но с сугубо военнообязанным, с двадцатилетним стажем беспорочной командной службы лицом мужчина.

— Не знаем, товарищ ге...

— Товарищ Петр Семенович.

— Так точно! Петр Семенович.

— Так как же все-таки?

— Мы проследили порученный нам объект, установили его местонахождение и согласно вашему распоряжению направили туда группу захвата.

— Ну?! И где результат? Что же они никого не захватили? Если они группа захвата.

— Не смогли.

— Почему?!

— Они погибли.

— Все?

— Так точно, все.

— Как же такое могло случиться? Что они погибли?

— Мы предполагаем, что объект или его телохранитель вызвал помощь, которая смогла в силу определенных причин одержать верх...

— Какой верх? Какой низ?! Каких причин?!! Мать вашу! Как так может быть, что ваши хваленые профессионалы не смогли не то что приказ выполнить, но даже себя защитить? Что же это за профессионалы?! Черт вас всех задери!

— Не могу знать.

— А что вы можете знать? Где сейчас находите объект?

— Объект находится в районном морге.

— Вы обыскали его одежду?

— На нем не было одежды.

— Как так не было?

— Он был в трусах и майке.

— Почему?

— Не могу знать.

— Час от часу не легче! Объект в трусах, группа захвата на том свете. И что вы мне прикажете делать?

— Не могу знать!

— Не можете... А что тогда можете? В общем, так. Немедленно осмотрите труп объекта. Весь осмотрите. Вплоть до того, что распотрошите и рассмотрите все его внутренности. И осмотрите квартиру. По миллиметру осмотрите. В каждую щелку загляните.

— Что искать?

— То, что он у нас украл, искать! Дискеты искать! Или ключ от сейфа, где они хранятся. Потому что вряд ли он таскал их с собой.

— А деньги?

— Да хрен с ними, с этими деньгами. Деньги — дело наживное. Как геморрой. Вы мне информацию найдите, которую он с собой прихватил. Иначе, если она попадет в чужие руки, всем нам крышка! Всех нас к одной стенке прислонят.

Все переройте, всех на уши поставьте, а найдите! Важнее этого других дел для вас на сегодня нет!

Глава шестая

— Где дискеты?

— Дискет у него не было.

— А что было?

— По нашим сведениям, был ключ. От сейфа, где хранились дискеты.

— Ну и где он, этот ключ?

— Не знаю.

— Что значит «не знаю»?

— Ни дискет, ни ключа мы на месте происшествия не обнаружили.

— А что вы обнаружили?

— Мы... Мы встретили, по всей видимости, группу захвата противника, которая выследила объект и пыталась изъять у него похищенную у них информацию. В связи с чем объект запросил помощь. Мы срочно прибыли по указанному адресу. И вступили в бой.

— С кем в бой?

— С группой захвата.

— Так, может, они к тому времени уже изъяли информацию?

— Вряд ли. Мы прибыли очень быстро. Мы всегда находились в пределах трехминутной досягаемости объекта.

— Прибыли и всех порешили? Изрубили в мелкую лапшу так, что расспросить некого?

— Они оказали вооруженное сопротивление.

— А должны были организовать торжественную, с хлебом-солью и девочками встречу?

— Если бы штурмовая группа не использовала спецсредства и не вела бой на поражение, мы могли потерять весь личный состав.

— А потеряли?

— Только штурмовую группу. Тех, кто вошел в квартиру. Группа прикрытия и группа страховки остались целы.

— Лучше бы и они тоже! Лишь бы не упустили необходимый нам «товар», который стоит во сто крат больше, чем взвод безмозглых, не умеющих постоять за себя исполнителей. Вам что было приказано? Вам было приказано охранять объект до момента, пока мы не сойдемся в цене по поводу предложенной им информации. Так?

— Так точно!

— Так почему вы не выполнили приказ?

— Мы выделили ему телохранителя.

— Что же он его не охранил?

— Со стороны противника действовали профессионалы.

— А почему тогда вы, зная, что вам противостоят профессионалы, не выделили пять или десять телохранителей?

— Он согласился только на одного телохранителя. Он опасался, что мы можем использовать силу.

— Лучше бы вы использовали силу.

— Мы рассматривали этот вариант, но у нас не было гарантии, что он не забронировал сейф персонально на себя. Кроме того, мы не получали такого приказа.

— Вы обыскали помещение?

— Нет. Не успели. Туда с минуты на минуту должна была прибыть милиция. По той же причине мы вынуждены были ликвидировать раненых агентов противника.

— Не расспросив?

— Они были без сознания.

— Надо было прихватить их с собой.

— Мы унесли нашего раненого.

— Лучше бы вы привели «языка». А пристрелили вашего раненого. Чужие «языки» важнее своих выведенных из строя бойцов. Это вам любой батальонный разведчик скажет.

— Личный состав никогда бы не согласился оставить раненых на поле боя.

— Значит, вы плохо воспитываете личный состав.

— Виноват...

— Что вы предполагаете делать дальше?

— Не знаю.

— Что вы вообще знаете и что умеете, кроме как оставлять за собой горы трупов!

— Но...

— Немедленно осмотрите место происшествия и соберите все ключи, которые вы там найдете, если их до вас не забрала милиция. И осмотрите тело объекта. Вполне может быть, что в последний момент он сунул ключ в рот или еще куда-нибудь. Идите и без дискет не возвращайтесь. Вы упустили «продавца» информации, вам теперь и возвращать упущенный «товар». И не дай вам Бог на этот раз ошибиться...



Источник: http://www.e-reading.club/bookreader.php/24148/Il%27in_1_Killer_iz_shkafa.html

Категория: Беллетристика | Просмотров: 234 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0

Другие материалы по теме:
 
avatar



 
Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Категории раздела
Мнение, аналитика [232]
История, мемуары [1049]
Техника, оружие [66]
Ликбез, обучение [62]
Загрузка материала [15]
Военный юмор [157]
Беллетристика [563]

Реклама





Видеоподборка
00:07:30

00:05:19

00:37:57

00:01:39

00:08:20

Рекомендации

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии


Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх