Киллер из шкафа. Часть 3 | Беллетристика | Статьи / книги | world pristav - военно-политическое обозрение


Главная » Статьи » Беллетристика

Киллер из шкафа. Часть 3

Глава седьмая

Иван Иванович распивал со своим старинным дружком очередную, уже третью, бутылку фирменного коньяка «Наполеон». Очень дорогого коньяка. Самого дорогого, который нашелся в киоске.

— За каким ты купил эту бурду? — в который раз укорял его приятель, — Лучше бы водки взял, а не этот компот.

— Это не компот. Это французский коньяк.

— Один хрен компот.

— Ты знаешь, сколько я за этот «компот» отвалил?

— Ну и дурак, что отвалил.

Выпили. Закусили бывшими у приятеля солеными огурцами. Разлили по новой.

— Я вот что в толк не возьму, — сказал Иван Иванович. — Какого черта они вместе с деньгами и пистолетом дискеты хранили? Какой в них прок?

— А ты посмотри и узнаешь. Может, там информация какая ценная.

— Где же я их посмотрю?

— У меня приятель один есть. Соображающий в этих делах. У него дома компьютер имеется.

— Что за приятель?

— Нормальный приятель. Мы с ним не одну бутылку вместе. А потом он по части электричества пошел. А я...

— Ну приятель так приятель.

Утром, прихватив последнюю нераспечатанную бутылку «Наполеона», собутыльники двинулись к приятелю.

— Ну? — спросил с порога приятель. — Чего надо?

— Ты че, Петрович, не признаешь, что ли, меня?

— Отчего не признаю? Признаю. Чего надо?

— Консультацию, — сказал визитер, показывая бутылку коньяка.

— М-м! — удивился приятель. — Ты где такую взял?

— Купил! Тебе купил. А ты пускать не хочешь. На пороге держишь.

— Ну, тогда заходи.

Вначале выпили бутылку «Наполеона», закусывая его лимоном. Потом вытащенный из холодильника хозяина армянский коньяк под вареную картошку. Потом сбегали в киоск за водкой. И стали говорить за жизнь.

— Хороший ты мужик, Петрович. Но гад. На порог пускать не хотел.

— Я хотел. Это ты просто не понял.

— Не хотел!

— А я говорю, хотел.

— Да я бы к тебе и сам никогда не пришел. Если бы не дело.

— Какое дело?

— Такое дело! Ему вон надо дискеты посмотреть.

— Какие дискеты?

— Откуда он знает, какие дискеты.

— Как же он не знает, если это его дискеты?

— Ну не все ли тебе равно? Ты сразу скажи — можешь или нет?

— Могу.

— Тогда давай.

И вся компания собутыльников направилась к компьютеру.

— Где твоя дискета? Я ее мигом.

Взятую наугад дискету воткнули в дисковод.

— Ну?

— Что «ну»? Вот она, ваша дискета. Смотрите.

— Чего смотреть? Там же одни цифры.

— Где же одни? Вот и слова есть.

— Какие же это слова, если они не по-нашему?

— Ну и что, что не по-нашему? Все равно прочесть можно. Вот, например, это — Мюнхен, Националь кредит банк. Или что-то в этом роде. Или во! Швейцария...

— Чего?

— Банки какие-то.

— А цифры при чем?

— Цифры, наверное, номера счетов. А напротив — суммы. Вот эти. С нулями.

— Ни хрена себе нулей! Это же сколь рубликов?..

— Дурак. Откуда в швейцарских банках быть нашим «деревяшкам»? Там только доллары хранятся. Или марки. Или франки.

— То есть ты хочешь сказать, что это... Ни хрена себе! Это же сколь деньжищ!

— А дальше-то, дальше-то что? После цифр?

— Фамилии и имена.

— Фамилии?

— Да, список фамилий и имен. Ну вот, к примеру, Абрамов Иван Михайлович, Агарков Петр Петрович...

— А после списка?

— После какие-то непонятные значки. Много значков.

— Значки? Что они означают, эти значки?

— Все, что угодно. Текст, напечатанный в неизвестном редакторе. Или какую-нибудь графическую информацию.

— Какую информацию?

— Ну откуда я знаю какую? Семейную фотографию. Рисунок. Чертеж. Или план какой. Можно попробовать открыть, если надо.

— Не надо. Я все и так понял. Давай сюда дискету, — потребовал хоть и пьяный, но кое-что сообразивший Иван Иванович.

— Да погоди ты, дай хоть из просмотра выйду... Но Иван Иванович ждать не стал. Выдернул дискету чуть не с мясом.

— Другие смотреть будем?

— Другие? Нет у меня других. Есть только водка.

— Какая водка?

— "Столичная". Полная бутылка.

— Ну, тогда пошли на кухню.

Вечером друзья-приятели ушли. Еле ушли. После «Наполеона», армянского коньяка, водки и пива. Но ушли. Ночевать, несмотря на настойчивые приглашения хозяина дома, не остались. Иван Иванович не захотел.

— Нет, мы лучше дома. Потому что дома лучше. А за дискету спасибо.

— А вам за «Наполеон».

— А тебе за армянский.

— А вам...

— Хороший ты парень, Петрович...

— И вы тоже ребята что надо... На том и разошлись.

Глава восьмая

— Ну что? — спросил дежурный санитар районного морга другого санитара того же морга. — Ушли?

— Ушли.

— Все?

— Все. Я и дверь уже закрыл.

— Ну, тогда до утра никто не потревожит. Тогда наливай.

Санитары разлили по мензуркам казенный спирт, нарезали кольцами колбасу, напластали хлеб.

— Ну, как говорится, за все хорошее. За то, что-бы на нашем веку не перевелись покойники.

— А покойники здесь при чем?

— При том! При том, что кому-то смерть, а кому-то жизнь. Самая что ни на есть распрекрасная жизнь. Так что давай за покойников.

Опрокинули мензурки, крякнули, закусили.

— Я тебе так скажу, лучший мертвяк — это тот, который с дорожно-транспортного происшествия. Где все всмятку, — задумчиво произнес более пожилой санитар. — Потому как если он зажмурился в машине, то, значит, ее имел. Значит, не из бедных. Значит, при деньгах. И при других разных на-воротах — ну там часах, перстнях, цепочках.

— Как же так? Разве их до того мусора не потрошат? Которые на место происшествия приехали? — удивился более молодой санитар-практикант.

— Не, мусора в крови и мозгах ковыряться не любят. Они что почище возьмут, а остальное как есть отправляют. Чаще всего деньги из карманов берут. А висюльки — нет.

Мусора с мертвяками возиться брезгают. Зачем им мертвяки? Они с живых свой барыш имеют.

— А вы?

— Мы — когда как. Как повезет. Вот, помню, раз привезли нам четыре трупешника. Одним здоровым куском привезли. Ей-Богу, не вру! Где чья рука-нога — не понять. Все в кучу. Сплошное месиво. Бросили в холодильник до вскрытия. А я ночью в этом деле поковырялся.

— В покойниках?!

— Ну ясно дело! В их самых. Не пропадать же добру! Так не поверишь — вначале цепь золотую грамм на сто с крестом зацепил. Потом еще одну. Потом перстни. Полкило золота! Ну вот, ей-Богу, не вру. Я даже зубы брать не стал. Ну их, эти зубы. Куда их потом девать.

— Повезло...

— Не то слово. Я потом эти висюльки продал и месяц гулял!

— Ну, за это надо...

— Да погоди ты пить-то. Это еще не все.

— Ну?

— Через месяца три, представляешь, везут жмурика, которого из автомата зашмаляли. Ну я, конечно... Глядь, а у него на шее крест висит. Тот самый! Что я продал.

— Ну? Врешь!

— Точно тебе говорю! Там еще царапина была. После аварии. Я из-за той царапины его дешевле продал. В общем, взял я этот крест и вторым заходом толкнул.

— Повезло.

— Не то слово!

— Ну, по этому поводу...

Но по этому счастливому поводу выпить не удалось. Потому что в дверь постучали.

— Слышь, похоже, кого-то привезли... В дверь протиснулись несколько одинакового роста улыбчивых парней.

— Чего вам?

— Вы, что ли, здесь главные?

— Ну? А вы чего, покойника, что ли, притащили?

— Нет. Мы не с покойником. Мы за покойником.

— За каким таким покойником?

— Которого вам вчера привезли. Вот за этим, — показали парни фотографию. — Есть такой?

— Ну есть.

— Нам бы его осмотреть надо.

— Зачем?

— Опознать. Папа он наш. А мы родственники ему.

— Не... Сейчас нельзя. Это не просто покойник. Это стреляный покойник. Его без милиции нельзя.

— А если очень надо?

— Если очень надо, то тогда главврачу звоните. Или в отделение.

— А без главврача? И отделения? Если с вами договориться? — вытащил один из парней из кармана толстую пачку денег.

— Договориться, конечно, можно. Только там замок...

— А это на замок, — добавил парень еще пачку.

— Ну, тогда ладно. Раз папа. А вы родственники. В покойницкой парни развернули мертвеца лицом вверх и с силой раскрыли рот. Потом развернули на живот.

— Пусто.

— Тогда давай прибор.

Один из парней раскрыл сумку. Вытащил из нее фиброскоп.

— Где у тебя здесь электричество?

— Розетка? Там.

Парень подключил к сети прибор и затолкал в рот покойнику «шланг».

— Вы чего это делаете? — настороженно спросил санитар.

— Чего делаем?

— Ну в смысле в рот ему кишку толкаете.

— Ах это. Это он нашу фамильную драгоценность проглотил. Папа. А мама просила вернуть.

— А-а... Тогда понятно.

Парень осмотрел желудок покойника.

— Ничего.

— Точно?

— Точно.

— Ну, тогда пошли... Извини, папаша. Ошибка вышла. Не наш это покойник. Чужой это покойник. Хотя и похожий. Так что ты никому об этом лучше не говори...

Парни ушли. Санитары закрыли дверь. Пересчитали деньги. И разлили по мензуркам недопитый спирт.

— Вот я же тебе и говорю — когда повезет, а когда не очень...

— Ну давай. Разливай. В дверь снова постучали.

— Кого это опять несет?

— Нам бы проконсультироваться.

— О чем?

— О покойнике одном. Который у вас.

— О каком?

— О том, что вчера поступил. С огнестрельными ранениями.

Санитары переглянулись.

— Без главврача нельзя.

— Мы вам будем очень благодарны. И визитеры показали через стекло пачку долларов.

— Открывай.

В дверь вошли несколько парней. Похожих на тех, первых, парней.

— Нам бы посмотреть...

— Папу?

— Ну да. Папу.

— Пошли за мной.

Санитар отвел парней в холодильник. И сразу подвел к нужному столу.

— Этот?

— Этот.

—  — Розетка там.

— Какая розетка?

— Электрическая. Вам ведь розетка нужна?

— Нужна.

— Так вот она там...

Когда парни ушли, санитары вытащили спирт.

— Ну дела...

— И не говори.

— Ну, тогда давай за него.

— За кого?

— За того покойника. Который всем папа. И который всем так сильно нужен. Выпили.

— Слушай, а это как считается — повезло или не повезло?

— Сегодня? Сегодня — повезло. Еще как повезло! Чтобы за одного мертвяка двойной барыш! Такое редко бывает...

Глава девятая

Следователь по особо важным делам городского отдела милиции майор Старков Геннадий Федорович принимал дела у районного опера, ведшего предварительное расследование случившейся три дня назад коллективной, с использованием автоматического огнестрельного оружия мокрухи. Принимал с неохотой, по опыту зная, что вмешательство в расследование местного пошиба сыскарей только запутывает следствие. Потому что опыта у них чуть, а амбиций выше всякой меры. Потому что каждый из них, воображая себя Шерлоком Холмсом, вместо того чтобы собирать информацию, норовит изобличать убийц.

Следователь Старков слушал доклад и с отсутствующим видом перебирал разложенные на столе документы. Те, что были добыты в первые дни следствия его предшественником. Документов было много. Потому что потерпевших было тоже немало.

— Это отпечатки пальцев, обнаруженные криминалистами на месте преступления, — докладывал предшественник. — С северной стены. С восточной. Это с пола. Это с мебели. Со стекол. С ручек двери. С оружия...

— Чьи пальчики?

— Все — погибших потерпевших. Кроме одних...

— Дальше.

— Отпечатки подошв обуви на полу. Которые вляпались в кровь. В коридоре. На кухне. В комнате...

— Чья обувь?

— Покойников. Кроме одного...

Далее оружие.

Марки. Калибр. Номера. Отпечатки пальцев на рукоятках и рабочих поверхностях. Баллистическая экспертиза. Пули, извлеченные из тел убитых. Чертежи, изображающие предполагаемые траектории полета пуль...

Предметы, найденные в карманах убитых...

Кровь. Просто литры разлитой и размазанной по полу и одежде крови. Совпадающей по группе с кровью мертвецов...

Сомнительные, смазанные, нечеткие следы и полустертые отпечатки пальцев, которые могли принадлежать как потерпевшим, так и неизвестным злоумышленникам. И которые на этом основании были приобщены к делу...

В общем, следов в достатке. Но совершенно бесполезных следов. Потому что нет главного — установленных личностей потерпевших. И установленных личностей нападавших. Принадлежность трупов оставалась загадкой. Никаких документов при них не было. Об их пропаже никто не заявил. По архивам милиции в качестве преступников они не проходили. Их оружие ранее в преступлениях не использовалось. Соответственно нападавших никто из соседей не видел. Никаких выстрелов не слышал. И никакими сведениями не располагал.

Худший вариант ничего. Изобильное ничего!

Единственной зацепкой можно признать найденные на месте преступления посторонние, не принадлежащие покойным потерпевшим, штаны и пиджак и командировочное удостоверение на имя Иванова Ивана Ивановича. И показания соседки, утверждавшей, что он частенько бывал в этой квартире. И еще его отпечатки пальцев. В том числе на пистолете Стечкина, из которого ухлопали трех человек.

Он ухлопал? Или кто-то другой ухлопал?

— Он! — сказал закончивший доклад и перешедший к выводам опер. — Больше некому. Все остальные трупы. Он один ушел. Он один остался. Самый везучий. Или самый опытный.

— Опытный, говоришь? А как же быть с его биографией? Если судить по его биографии, по образу жизни, по полученным от близких родственников и сослуживцев на него показаниям, на преступника он не похож. Скорее на случайно оказавшегося на месте преступления свидетеля.

— Ну да, свидетеля! А как же отпечатки пальцев на пистолете? И пули, извлеченные из убитых? Три пули, выпущенные из его пистолета, которые нашли в чужих черепах! Он же их без промаха всадил. Как в яблочко мишени!

— Но он даже в армии не служил!

— Ну и что? Воры в законе тоже в армии не служат. А мочат так, что любо-дорого. Убийца он! Такой же, как все. Я точно говорю...

Может, действительно убийца? Или все-таки нет?

Он ухлопал тех троих? Или не он?

Ответить на эти вопросы мог только сам Иванов Иван Иванович. Но ответить не мог, потому что ни дома, ни на работе его не было. И где он в настоящий момент находится, никто сказать не мог. Что было крайне жаль, так как в интересах следствия найти его нужно было как можно быстрее. Чтобы задать несколько крайне важных для установления истины вопросов...

— Что вы предприняли для его обнаружения?

— Проверили и предупредили родственников на случай его у них появления, ну чтобы сообщили, если не хотят иметь неприятностей. Поговорили с сослуживцами. С друзьями... Да, еще распечатали несколько сотен ориентировок с портретом, переснятым с фотографии, изъятой из личного дела, и несколько сотен плакатов из серии «Их разыскивает милиция».

— Все?

— Все.

А собственно говоря, что еще? Что еще можно предпринять, кроме допросов по второму кругу потенциальных свидетелей? И еще отсмотра архивов ранее, совершенных преступлений. И установления личностей потерпевших, которые не могли ведь жить в безвоздушном пространстве и которых рано или поздно должны хватиться отцы, матери, братья, сестры, жены, любовницы и другие родственники и друзья-приятели и принести в милицию заявление о пропаже...

Что еще? На чем сконцентрировать свои усилия?

Наверное, в первую очередь на поиске единственного установленного свидетеля преступления. Или, может быть, не свидетеля... Потому что были отпечатки пальцев и три выпущенные из «стечкина» пули, обнаруженные в трех трупах... И убедительно звучащие предварительные выводы первой следственной бригады, на основании которых начальник отделения даже дело передавать не хотел. Так как считал преступление почти раскрытым и желал сам лично отрапортовать о досрочном завершении следственных мероприятий, осуществленных его отделом под его непосредственным руководством.

Так что, может, и не свидетель? Несмотря на биографию...

Так свидетель или не свидетель? Кто он, черт его возьми!..

Но в любом случае, кем бы он ни был, найти его следует как можно быстрее...

Продолжение следует...



Источник: http://www.e-reading.club/bookreader.php/24148/Il%27in_1_Killer_iz_shkafa.html

Категория: Беллетристика | Просмотров: 204 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
Всего комментариев: 0

Другие материалы по теме:
 
avatar



 
Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Категории раздела
Мнение, аналитика [232]
История, мемуары [1049]
Техника, оружие [66]
Ликбез, обучение [62]
Загрузка материала [15]
Военный юмор [157]
Беллетристика [563]

Реклама





Видеоподборка
00:07:30

00:05:19

00:37:57

00:01:39

00:08:20

Рекомендации

Бывает такое, что наш сайт заблокирован у некоторых провайдеров и Вы не можете открыть сайт. Чтобы решить эту проблему можете воспользоваться браузером Firefox (TOR).



Калькулятор денежного довольствия военнослужащих



Расчёт жилищной субсидии


Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх