ПЕРЕВОДЧИК. Глава 7. Часть 4.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 7. Часть 4.   Араба пока посадили в яму, где уже несколько дней сидели два боевика. Романов и Шумов начали детально прорабатывать предстоящую операцию. Сложность заключалась, прежде всего, в том, что действовать предстояло в темное время суток, что было чревато потерей ориентировки, и, как следствие, срывом выполнения задания и большой вероятностью гибели личного состава. Командирам нужно было учесть массу различных факторов, чтобы снизить риск до допустимого предела…
   Олег спустился в блиндаж. Быстро надел "лохматый камуфляж", разгрузку, вложил в карман нож. Иванов со своими группниками уже проверял личный состав роты, готовый к ночной операции. Лунин у кого-то из своих бойцов вытряхивал рюкзак…
   Красильников выдал Олегу автомат и бесшумный пистолет Стечкина с непомерно длинным глушителем. Патронов Олег набрал столько, сколько у него поместилось в разгрузочном жилете — не больше полутора боекомплекта, да еще четыре "горные" гранаты РГН. Так же Олег взял стреляющий нож и два патрона к нему. Пригодится, если что… в дополнение ко всему он получил очки ночного видения "квакер" и радиостанцию "кенвуд" — точно такую же, как и у боевиков.
   Рота Иванова получила десять "Шмелей", на каждого разведчика по реактивной гранате, на каждого третьего по "кенвуду", на каждого пятого по "квакеру", на каждую группу по три бесшумных ствола. Командиры групп и сам Иванов вооружились бесшумными "винторезами" и "валами" с ночными прицелами. Все были одеты в "лохматый камуфляж". Все были готовы…
   Романов приказал всем в обязательном порядке надеть бронежилеты.
   Поужинав, группа Мишина была отправлена в Хатуни, откуда она должна была вместе с колонной "вованов" уйти в сторону Ца-Ведено, а по пути незаметно высадиться в километре перед рекой, где сидел в ожидании своих моджахедов крупный полевой командир. Группе Мишина предстояло подняться на одну из высот, что бы заранее обеспечить всем участникам операции "крышу" в виде рубежа, с которого можно оказать поддержку, или куда можно отойти, случись что с основной группой…
   Затем, так же в Хатуни, вышла бронегруппа с Лёней Фоминым, которая должна была находиться там под прикрытием десантников, в готовности быстро выдвинуться куда прикажут…
   Романов собрал в палатке всех оставшихся офицеров и прапорщиков, которым предстояло идти в ночной поиск.
   -Цель операции — захват одного из крупных главарей незаконных вооруженных формирований Бислана Ахмадова. Вот его фото.
   Романов бросил на стол ксерокопию листа оперативного дела на боевика, которую привез из штаба группировки Нартов еще несколько недель назад, когда вместе с начальником штаба посетил разведотдел.
   Собравшиеся начали рассматривать фото. Качество было не ахти, но при желании рассмотреть можно было…
   -Группа обеспечения, — начал командир производить боевой расчет и ставить задачи. — Старший группы — старший лейтенант Лунин.
   -Я, — Дима привстал с табурета.
   -Сиди. Тебе с твоей группой — ползком по правому берегу двести метров. Задача: обнаружить секрет боевиков, оставаться на дальности гарантированного поражения из бесшумного оружия. По моей команде ликвидируешь всех, кто будет находиться в секрете.
   -Есть.
   -Тебе я придаю снайпера — прапорщика Зайцева.
   -Я, — привстал Вадик.
   -Да сидите! — Романов махнул рукой.
   -Есть, Зайцева, — сказал Лунин.
   -Так, дальше. Группа огневого поражения — старший группы — старший прапорщик Володин. Идете по левому берегу на удалении сто метров от реки. На удалении от дороги триста метров ползком выдвигаетесь к реке и вдоль берега на удалении от реки двадцать метров занимаете оборону в готовности поразить все указанные мной цели на правом берегу. Цели я обозначу трассерами. В первую очередь огонь вести огнеметами. Ориентир — одинокое дерево. Под деревом должны быть кусты, под которыми, предположительно, находится ядро группы боевиков.
   -Есть, — кивнул Володин.
   -Ну, и группа ликвидации, — усмехнулся Романов, понравившемуся ему названию. — Я старший. В составе группы: Иванов!
   -Я, — Глеб уже не вставал с табурета, как остальные…
   -Самойлов…
   -Отсутствует… — отозвался Глеб, чем вызвал смешки остальных.
   -Нартов!
   -Я! — Олег чуть привстал с табурета.
   -Серебров…
   -На территории… — отозвался Глеб, но шутка вызвала меньше смеха, чем первая.
   -Еще с нами идет Абусаид, — сказал Романов.
   -Расстрелян, — не переставал отпускать шутки ротный. — Мною лично…
   Романов хмуро посмотрел на Иванова:
   -Глеб, перестань!
   -А что, пошутить нельзя? — усмехнулся Иванов. — Может, в последний раз шучу…
   Около часа уточняли сигналы управления и опознавания, порядок и последовательность действий. Олег сидел в углу стола и слушал, как вдруг понял, что не прислушивается к тому, о чем говорит командир. Он вдруг понял, что голова его забита только одним: он пытается представить, какое выражение лица будет у Светы, когда Саша передаст ей привет от него.
   Света…
   Олег улыбнулся про себя. Почему она тогда сказала, что у нее кроме него никого нет? Разве так говорят тому, кого видишь в жизни, может, всего десятый раз? Разве так говорят те, кто потерял своего любимого?
   А ведь дома невеста ждет… и кольца уже куплены, и, наверное, платье…
   Машины на свадьбе обязательно будут белые. Все в бантах, украшениях. На бампер надо будет обязательно куклу красивую усадить…
   А Света там, среди крови, среди смерти, среди человеческих страданий и горестей. Она мужественная женщина. С такой, по жизни идти, наверное, легко. Тем более, что цену жизни такая женщина уже познала. Не сломит ее бытовуха. Такая сама кого угодно сломит… сломит и растопчет.
   -Нартов! Опустись на землю!
   Олег встрепенулся. Романов смотрел на него.
   -Ты все понял?
   -Так точно.
   -Учти, скорее всего, придется работать в упор. Не побоишься?
   -Нет.
   -Ну и хорошо… встали. Пошли…
   До Хатуни доехали на машинах, там забрали Самойлова, Сереброва, нескольких контрактников, и дальше вывод групп был проведен пешим порядком.
   Вперед ушел головной дозор. Группа ликвидации шла вместе с группой Лунина. Практически сразу вошли в лес, и пошли по косогору. Склон уходил влево вверх, и однообразная постановка ноги сильно утомляла. Сумерки окутали лес, наполнили его мистическим страхом.
   Олегу было не по себе. Хоть он и шел в центре группы, все же не мог справиться с не проходящим чувством, что на тебя кто-то пристально смотрит через снайперский прицел. Казалось, что за каждым кустом притаился боевик, который целится прямо в лоб. Вот сейчас он нажмет спуск… и треск веток действовал на нервы…
   Перед Олегом шел со связанными руками Абусаид. Нартов время от времени тыкал его стволом своего автомата в спину, чтобы араб чувствовал, что его контролируют.
   Шли около двух часов, и, наконец, остановились. Группа Романова осталась на месте, Лунин ушел вперед по плану операции.
   -Как себя чувствуешь? — спросил подполковник Олега.
   -Нормально, — Олег пожал плечами. — Что мне будет?
   -Понял. Тогда слушай меня.
   -Слушаю.
   -Первым идет Абусаид. За ним — ты. Ты будешь косить под Умара. Если будут спрашивать, отвечай глухо, по легенде ты ранен в шею. Так тебя в темноте не распознают. К тому же обмотаешь голову тряпками.
   -Ясно.
   -Дальше. Когда установим контакт с дозором, нужно будет обязательно дождаться, пока они не доложат Бислану, что все в порядке. Если такого доклада не будет — Лунин валит весь дозор, а Володин расстреливает кусты. Тогда мы уже никого живым не возьмем. Так что надо постараться.
   -Понял.
   -Так, дальше. Когда мы приблизимся к ядру их группы, нужно будет очень быстро выделить среди них Бислана Ахмадова. После этого нужно будет нейтрализовать его, а остальных уничтожить. Работать бесшумным оружием — это внесет на некоторое время сумятицу, и мы успеем пострелять большую часть, прежде, чем они начнут сопротивляться.
   -А если начнут сразу?
   -У Самойлова пулемет. В упор быстро всех успокоит.
   -Понятно, — кивнул Олег.
   От осознания предстоящей задачи его начало мелко трясти. Романов, увидев это, хлопнул его по плечу:
   -Если все сделаем правильно — все будем живы.
   -А если нет?
   -Тогда мертвы.
   На связь вышел Лунин и доложил, что обнаружил дозор боевиков из трех человек.
   -Ты сам не засветился? — спросил Романов.
   -Нет. Я далеко от них. Метров сто.
   -Принял. Веди наблюдение. Конец связи.
   -Конец связи.
   Олег посмотрел на время: было около полуночи. До момента стычки оставалось около трех часов. Нартов вздохнул. Нет ничего противнее в жизни, чем ждать… ждать неизвестности…
   Еще через сорок минут Володин доложил, что вышел на позицию, замаскировался, начал вести наблюдение и обнаружил семерых боевиков, сидящих и лежащих на берегу реки прямо под деревом.
   -Принял, — сказал Романов в рацию, и повернулся к Сереброву: — Там три и там семь — всего десять. Где еще тринадцать? Может, в кустах?
   -Может, этих оставили ждать нашего урода? — Серебров кивнул в сторону сидящего на земле Абусаида. — А сами ушли?
   -Возможно, — кивнул Романов. — Если это так, то, скорее всего, Бислан ушел со второй группой.
   -Значит, и ловить нам там нечего… накроем их "Шмелями" и дело с концом…
   -Накрыть всегда успеем. Для начала выясним, есть ли среди них Бислан.
   Романов связался с Володиным:
   -Когда мы будем метров за пятьдесят от дерева, Нартов или наш пленный позовут Бислана. Если кто-то отойдет в нашу сторону, по моему сигналу мочи всех, кто у дерева и в кустах. Если никто не выйдет, тогда работай только по трассерам. Возможно, мы сами справимся…
   -Понял, — отозвался Володин.
   Романов с Нартовым и Ивановым несколько раз отработали порядок передвижения и действий при приближении к боевикам. Отдохнули. Олег почувствовал, что хочет есть.
   -Выходим!
   Встали. Араб тоже покорно поднялся. Олег заглянул ему в глаза и увидел в них пустоту. Абусаид был морально раздавлен, размазан опытными в этих делах офицерами специальной разведки…

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_7_chast_4/4-1-0-1636

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий