ПЕРЕВОДЧИК. Глава 4. Часть 6.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 4. Часть 6.   За этими объяснениями они дошли до одной из палаток. В палатке было тепло, в центре были установлены столы, на которых стояло с полдесятка компьютеров. За компьютерами сидели офицеры в невероятно чистых камуфляжах, побритые и надушенные. Почему-то Олег вспомнил рассказы своего деда, который на танке прошел всю войну от Сталинграда до Праги и который всеми фибрами своей души люто ненавидел "штабных крыс". Вот они, какие… в то время когда ты подставляешь свою голову под пули… — но эта мысль быстро прошла. Олег понимал, что эти чисто выбритые парни делали на войне очень важную работу, которая была куда важней, чем его…
   Один, из сидящих за столом, поднял голову на вошедших, и приподнялся, протягивая Шумову свою руку:
   -Здравствуй, Игорь. Какими судьбами?
   -Здравствуй, — отозвался майор. — Да вот, заехал посмотреть, как вы тут жиреете, как хари свои толстые наедаете.
   -Вот так и жиреем, — отозвался офицер и снова повернулся в экран компьютера, четко давая понять, что у него мало времени на пустые разговоры.
   -Это мой переводчик, — сказал Шумов, как будто его собеседник и не отворачивался от него вовсе. — Покажите ему базу данных на арабских наемников, пусть посмотрит, а если сможете, то и распечатку сделайте…
   -Покажем, — сказал офицер. — Пусть пару минут подождет, у меня спутник над целью, нет времени отвлекаться…
   Шумов вышел из палатки, оставив в ней Нартова. Олег присел на свободный стул в углу, но собеседник Шумова быстро повернул на него голову и сказал:
   -Смотри…
   Олег вместе со стулом, закинув за спину автомат, переместился ближе и увидел на экране компьютера вид местности с высоты птичьего полета, как ему показалось, горной местности с ущельем и горной рекой.
   -Андрей, — протянул руку офицер.
   -Олег, — представился Нартов и пожал протянутую руку. — Это что, — кивнул Олег на экран. — Если не секрет…
   -Не секрет, — усмехнулся Андрей. — Это горная река в шатойском районе. Река сейчас полноводная и просто так перейти ее сложно. Единственный мост в этом районе наша штурмовая авиация должна была разбомбить двадцать минут назад. Это должно создать боевикам некоторые трудности. А сейчас я сюда получаю снимки с нашего спутника видовой разведки и проконтролирую результаты авиаудара. А, вот и мост…
   На экране картинка сменилась, и на новом снимке в самом углу экрана Олег разглядел очертания моста. Было такое ощущение, что картинка идет не из космоса, а с высоты метров в триста-четыреста. Андрей указал пальцем на дыру в пролете моста:
   -Видишь?
   -Вижу. Мост вроде цел, только дыра в нем с краю… это что, вид из космоса?
   -В том-то и дело, что из космоса. Видишь, "грачи" бомбили мост высокоточными корректируемыми бомбами. В мост попала как минимум одна бомба, но она пробила полотно моста и взорвалась внизу, в реке. В результате мост, конечно, поврежден, но не разрушен, а значит, его еще можно использовать по назначению. Выходит, что пара штурмовиков свою задачу не выполнила…
   Снимок снова сменился новым.
   -А это кто? — Олег указал на две явно человеческие фигуры, которые стояли у моста.
   -Наверное, боевики, — предположил Андрей. — Обследуют состояние моста… картинка идет практически в реальном масштабе времени…
   Когда Андрей выяснил результат работы штурмовиков, у него появилось немного свободного времени, и он открыл папку с файлами на лидеров чеченских вооруженных формирований.
   -С кого начнем? — спросил Андрей.
   -Все равно. Но лучше с арабов. Они мне ближе… — Олег зло улыбнулся.
   -С арабов, так с арабов…
   Замелькали фотографии, сопроводительные тексты…
   -Вот самые важные, — сказал Андрей и начал перечислять: — Амир аль Хаттаб, Абу Якуб, Абу аль Валид, Идрис, хотя этого уже можно вычеркивать, его еще месяц назад грохнули под Улус-Кертом…
   -Ты их всех помнишь? — спросил Олег.
   -Ну да, — пожал плечами Андрей. — Это же моя работа.
   Андрей показал Олегу еще сотни две фотографий.
   -А найди мне Халида, — попросил Олег.
   -Халид, — растянуто сказал Андрей и начал перелистывать списки наемников. Через несколько секунд он сказал: — Смотри, вот он…
   Нартов всмотрелся в лицо немолодого араба.
   -Что, знакомый? — усмехнулся работник штаба.
   -Да так… — Нартов неопределенно махнул рукой.
   Олег около часа рассматривал одинаково-бородатые рожи арабских наемников, которые, по данным разведки, в настоящее время действовали на территории Чеченской Республики. Андрей подробно рассказывал Нартову все, что знал о них сам. В какой-то момент времени Олег вдруг понял, что этот молодой офицер ему уже не противен, как было в первое мгновение встречи, но даже уже интересен. Андрей очень многое рассказал Олегу о наемниках, о том, откуда они едут в Чечню, кто финансирует их деятельность…
   -А, — сказал Андрей. — Вот еще один, не араб, но тоже порядочный мерзавец, о котором должен знать каждый разведчик…
   Олег всмотрелся в фотографию. Обычный чеченский мужчина, ничего вроде сверхъестественного…
   -Кто это? — спросил Олег.
   -Абу Мовсаев, — сказал Андрей. — Начальник контрразведки Ичкерии. — Это он пытал наших разведчиков, которые попали в чеченский плен под рождество в девяносто пятом. Это он в том же году лично отрезал голову летчику сбитого штурмовика. Это он полгода назад захватил в плен трех офицеров — "подсолнухов". Командиру группы — полковнику по приказу Мовсаева отрезали голову, а двоих пытали. Вот недавно только обменяли. Абу лично убил более пятидесяти человек. Правда, и своих мочит, как котят. В общем, как только встретишь его на тропе войны — смело расстреливай как врага народа. ГРУ никому обид не прощает…
   В конце разговора Андрей вывел на принтер данные на наемников и вскоре Олег получил в свое распоряжение увесистую пачку распечатанных листов.
   -А мне зачем? — удивился Олег. — Я же просто переводчик…
   -В первую очередь ты офицер специальной разведки, — сказал Андрей. — А эти типы есть объект нашей работы…
   Олег взял распечатанные листы и вложил их за пазуху своего бушлата. В этот момент в палатке появился Шумов.
   -Готов? — спросил он Олега. — Все посмотрел?
   -Да… — кивнул Олег.
   Сидя на снарядных ящиках в ожидании оказии на Махкеты, Нартов спросил Шумова:
   -Товарищ майор, а что это за история со сдачей в плен отряда спецназа?
   Игорь внимательно посмотрел на Олега:
   -Это старая история. В самом начале первой войны наши мудрейшие военные руководители решили, что спецназ должен принять свой последний бой, и в чеченских горах было выброшено несколько разведотрядов, которым была поставлена задача нарушать коммуникации врага, ну, в общем, задача вполне соответствовала нашей специальности, но как все было организовано… — Шумов обречено махнул рукой. — Когда один из отрядов был обнаружен и семь суток уходил от преследования, наши верховные командиры этого признавать не хотели, и приказывали командиру отряда "продолжать выполнять боевую задачу", сходу отметая просьбы об эвакуации. Короче, когда их зажали в горах со всех сторон, командир отряда принял решение сдаться в плен.
   Шумов замолчал, и некоторое время смотрел на идущих по площадке трех вертолетчиков. Вертолетчики прошли мимо, о чем-то беседуя.
   -Я не знаю, как бы я поступил на его месте, — задумчиво сказал Игорь. — Разведотряд со своим вооружением мог отбиться от кого угодно, но видимо там у них были другие мысли, разведчики были измотаны сверх предела, семь суток не спали, вымерзли насквозь, просьбы об эвакуации были проигнорированы. В общем, они сдались. Чеченцы перевезли их всех, кроме командира отряда в Шали, пытали, избивали, имитировали расстрелы. Всем этим делом руководил Абу Мовсаев. Он лично принимал участие в пытках…
   -Его фотографию мне сейчас показывали… — вставил Олег. — А что командир?
   -А Андрюху, командира отряда, с переломанными ребрами и отбитыми внутренностями подкинули к воротам КПП бригады. Представляешь, как скоты все рассчитали? Весь отряд в плену, а командира выпустили…
   -Представляю…
   -Ну, а потом за разведчиками приезжали в Шали их родители. Чеченцы сделали из этого целое шоу: снимали на видео и комментировали, мол, смотрите, какие мы добрые. Вот такая история…
   Олег тяжело вздохнул.
   -А кто такие "подсолнухи"?
   -Откуда ты это услышал?
   -Андрей из разведцентра сказал. Он рассказал, что полгода назад группа этих "подсолнухов" попала в плен. По приказу Мовсаева командиру группы отрезали голову, остальных только недавно обменяли…
   -Было и такое. "Подсолнухи" — это центр специального назначения в Подмосковье. Все должности в центре офицерские. Командир группы — полковник. Старший разведчик — майор. Центр создан по линии борьбы с международным терроризмом, и в рамках полномочий ГРУ решает самые сложные задачи. Вот одна группа и попала в плен. Они уже выполнили свою задачу, но понадобилось провести последнюю встречу с агентом. Выехали они втроем на УАЗике, перед встречей получили все сигналы опознавания и безопасности, на встречу вышли чеченцы… да не те. Полковнику голову отрезали и подкинули ее в расположение наших войск. Двоих повязали, и к себе в горы. Потом заставили их на видео признать, что это они дома в Москве взрывали…
   -Как же так получилось?
   -Вот так, Олег, и получилось. Никогда нельзя доверять чеченцам. Запомни — никогда! Даже тем агентам, в которых, кажется, полностью уверен. Он будет слушать тебя, кивать тебе, а как только ты расслабишься, он тебя убьет.
   Олег посмотрел на Шумова. Он охотно верил начальнику штаба.
   Через пятнадцать минут они уже сидели на борту вертолета, который направлялся в 108-й полк.
   В штабе отряда Олег выложил распечатки со списками арабов-наемников, о которых было известно в разведцентре. Романов посмотрел на суету своего переводчика и усмехнулся:
   -Я смотрю, как на тебя немного повлияешь, так ты и за работу берешься…
   Сейчас Олегу командир был противен и он даже не повернулся на реплику подполковника.
   Ближе к вечеру, выпив в блиндаже водки, Олег зашел в палатку медслужбы. Саша лежа читал библию.
   -Привет, — поздоровался Олег. — Разлагаешься?
   -Пытаюсь… — отмахнулся Кириллов. — Рассказывай…
   -Я ночью напился и кидался с ножом на Мишина. Не пойму что со мной происходит…
   -Все нормально, Олег. Просто у тебя идет ломка психики. Твое сознание перестраивается на боевой лад. На войне это вполне нормальное состояние…
   -Я становлюсь совсем другим.
   -Каким другим? — Саша закрыл книгу, и положил ее на стол. На этом столе еще недавно лежал убитый разведчик…
   -Я становлюсь каким-то уродом.
   -В смысле.
   -Мне хочется постоянно набить кому-нибудь рожу или что-нибудь сломать. Стал каким-то раздражительным, нервным. Вот и Мишина чуть не прикончил…
   -А чего же ты хотел? Это война, Олег, война…
   -Здесь и так все хреново, а мы еще и дополнительные трудности друг другу создаем…
   -Ну, этот вопрос уже не ко мне, — усмехнулся Саша. — Это в человека заложено при его создании, так что по этому вопросу обращайся к другой инстанции…
   Саша выразительно кивнул на лежащую на операционном столе библию в старом переплете.
   Олег посмотрел на книгу:
   -Библия?
   -Да.
   -А что там?
   -Там все…
   -Я пьян.
   -Ну и что?
   -Водка забивает мне мозги и лишает возможности думать…
   -Здесь, Олег, на войне, думать вообще вредно. За нас уже все давно продумано. Нашему командованию, по всей видимости, не надо, чтобы подчиненные о чем-то думали. Глядишь, еще додумаемся до плохого.
   -Разве вредно думать? — усмехнулся Олег. — Наверное, иногда это надо делать…
   -Но только не на войне. Если будешь здесь много думать — очень быстро сойдешь с ума.
   -Я вот думаю, что я здесь временно. По крайней мере, мне так кажется. Пройдет какое-то время, и я поеду домой. И все, что здесь случается, то случается не со мной, а с другими. Это других могут ранить. Это других могут убить. Но только не меня. Я здесь временно и я… не хочу умирать. Но так же мне кажется, что я никогда не вернусь отсюда домой. Почему-то я уверен, что не дожить мне до конца командировки… я не знаю…
   -Ты сказал сейчас много, но не сказал ничего.
   -Ладно, пойду я спать… — сказал Олег, вставая с лавки.
   -Света тебе передавала привет, — сказал Саша, когда Олег был уже на выходе.
   Олег обернулся:
   -Какая Света?
   -Ты что, забыл? Вспомни, кто тебе в госпитале ногу бинтовал в первый день твоей службы…
   -А, Света… а она что, тоже здесь, в Чечне?
   -А ты что, ничего не знаешь?
   -А что я должен знать?
   -У нее же муж здесь погиб. Вот она и приехала в наш госпиталь. Она тебя хорошо помнит, и передает тебе привет.
   -Муж погиб? А она как?
   Что-то шевельнулось в душе Олега. Дома его ждала невеста и, естественно, он на других женщин серьезных видов никаких не имел. Но Света… среди этой войны…
   -Она молодцом. Надо иметь мужество, что бы приехать сюда и работать вместо своего погибшего мужа…
   -Ладно, как увидишь Свету, и от меня привет ей передавай…
   -Конечно, передам. Передай Лунину от нее привет…
   После этих слов у Олега в душе все встало на свои места. Для Светы он был не один. С чистой совестью он ушел в свой блиндаж.
   Утром Романов всех офицеров выгнал на зарядку. С больной головы после вчерашнего Олег на пробежке чуть не сдох, но километров пять по периметру отряда пробежал честно. Однако после пробежки Олег упал не землю, и долго не хотел шевелиться. Кириллов растормошил его:
   -Вставай, надо двигаться! Нельзя так сразу расслабляться…
   Олег хотел послать медика куда подальше, но Саша был для него уже не тем, кого он мог посылать

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_4_chast_6/4-1-0-1592

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий