ПЕРЕВОДЧИК. Глава 11. Часть 2.

ПЕРЕВОДЧИК. Глава 11. Часть 2.Сквозь кусты Олег в бинокль наблюдал за расположением лагеря боевиков. До ближайшей палатки было не более ста метров, и казалось, что находящиеся в них люди уже давно следят за переползаниями разведчиков, и только и ждут, чтобы открыть уничтожающий огонь. Непроизвольно Олег дышал через рот — так ему казалось, что его дыхание не будет услышано боевиками…
Лес местами вокруг палаток был вырублен, наверное, на дрова. Обзор от этого был только лучше…
— Увидел? — спросил Лунин.
— Да, — ответил тихо Олег. — B палатке точно кто-то есть. A где дозор?
— Смотри дальше палаток, метров пятьдесят. Под двойным деревом. Автоматный ствол торчит…
— Все, — Олег кивнул. — Вижу. Или спит, или притворяется…
— Теперь уже для него это без разницы, — усмехнулся Дима. — Его минуты сочтены…
Олег чувствовал по всему телу мелкую дрожь, но это уже не было страхом. Сейчас он действовал как отлаженный механизм, нацеленный на выполнение поставленной задачи. От того, как он будет сейчас работать, зависела жизнь многих его друзей, жизнь его собственная…
— Ну, с Богом… — Лунин перекрестился и ужом нырнув к земле, первым пополз в сторону палаток.
За ним сразу же двинулся Зайцев, надевший на себя «лохматый камуфляж». Олег, прицепив к руке на короткий шнур бесшумный АПСБ и закинув автомат за спину, пополз вслед за снайпером. За ним двинулось еще несколько разведчиков…
Ползти приходилось очень медленно, так как местность впереди была наполовину открытой, и прятаться можно было, только вжавшись максимально в невысокую траву. Нартов полз, затаив дыхание. Если сейчас боевики обнаружат ползущих разведчиков, то прежде чем их завалит пулеметчик, смогут убить и нескольких бойцов спецназа. Думать об этом совсем не хотелось, да, собственно, и не думалось.
Дима дополз до трех бревен, очевидно заготовленных на дрова, дождался Зайцева и Нартова, и подал знак оставшимся на полпути разведчикам, чтобы они затаились и ждали. До ближайшей палатки, в которой было замечено движение, оставалось не более десяти метров…
Олег лег на спину. Дыхание срывалось, и кровь мощными толчками била в висках. Нартов открыл рот и старался дышать глубокими вздохами.
— Что-то говорят, — шепотом сказал Дима, указав кивком головы на палатку.
— Слышу, — так же шепотом отозвался Олег. — Кажется, двое.
— Двое, — подтвердил прапорщик.
Лунин три раза нажал на клавишу передачи своей радиостанции, тоном подавая условный сигнал, о том, что назначенный рубеж занял, к налету готов.
— Приготовились… — прошептал Дима.
Он сжал белыми пальцами цевье своего «вала» — бесшумного автомата. Зайцев тихо опустил предохранительную планку своего «винтореза». Излучаемая от них решительность и уверенность в положительном исходе предстоящего дела, немного успокоили Олега. Он так же удобнее перехватил свой бесшумный пистолет.
— Сейчас начнется… — прошептал Лунин. — Сейчас…
За палатками раздался приглушенный шлепок. Спустя пару секунд — еще один. Спутать с чем-либо другим выстрел из «винтореза», знающий человек никогда не сможет. Налет начался.
Олег, было дернулся вперед, но Лунин ухватил его за рукав:
— Сиди, команды еще не было.
Спустя пару секунд рация голосом Мишина сказала:
— Готов дозор. Их было двое. Начинайте…
— Вот теперь пошли, — сказал Лунин и, приподнявшись, в нижнем уровне начал приближаться к палатке, держа автомат на уровне глаз.
За ним поднялись снайпер и Нартов. Бойцы, которые лежали в траве, не успев доползти до Лунина, тоже привстали, и начали приближаться к первой палатке. Через несколько секунд Дима снизу заглянул под полог палатки, и тут же, ничего не сказав, молча ринулся вовнутрь.
Олег тоже кинулся к палатке. Перед ним в палатку проскочил Зайцев. Выстрелов не было, но была слышна какая-то возня.
Когда Олег появился в палатке, его глазам предстала следующая картина: в углу на куче старых матрасов и одеял лежал, по всей видимости, без чувств, молодой человек с редкой бородой и в горной натовской форме, а в центре палатки стоял на коленях, держась руками за руки Лунина, еще один бородач, возрастом постарше и видом посолиднее. Над бородачем трудился Лунин, взяв его в удушающий захват, натурально душил, приговаривая:
— Тихо… тихо…
Боевик пытался вырваться из захвата, дотянуться до лежащего на полу палатки автомата, но у него ничего не получалось — он только хрипел от бессилия. Зайцев водил стволом по палатке, отыскивая возможную цель.
Олег посмотрел на боевика, тихо спросил:
— Сколько человек в лагере?
Дима чуть отпустил бородатого, и упер ему в лоб ствол «вала».
— Говори!
— Четверо, — прохрипел боевик.
— Где остальные? — спросил Лунин, надавливая стволом.
— Ушли к дороге, встречать Ахмадова…
Олег непроизвольно просиял — вот так легко они вышли на лагерь самого Ахмадова!
Разведчики тем временем осмотрели другие палатки и прилегающую территорию. Больше людей в лагере не было. Серебров приступил к допросу задержанных боевиков. Так как боевики говорили по-русски, Олег в допросе участия не принимал, пошел посмотреть на мертвых дозорных.
Два совсем еще юных боевика лежали под деревом так, как их застала смерть — один раскинув руки, лежал на спине, глядя открытыми глазами в небо, второй — сжавшийся в комок, лежал на боку с открытым ртом, из которого обильно натекло крови…
Рядом стоял довольный Мишин:
— Видал, как надо стрелять… — лейтенант усмехнулся.
— Ты, что ли, их завалил? — спросил Олег.
— Пришлось… — глаза у лейтенанта горели.
Возле трупов стояло несколько бойцов. Они возбужденно переговаривались. Олег вспомнил, что сказал ему боевик:
— Слышь, мы там взяли двух чехов, один говорит, что сюда сейчас должен прийти Ахмадов с охраной…
Мишин кивнул, повернулся к бойцам:
— Так, чего встали, ну-ка разбрелись, рассредоточились! Сейчас возможно сюда боевики заявятся! Занять круговую оборону!
Разведчики стали расходиться. Кириллов посмотрел на убитых, сказал Мишину:
— Если меня когда-нибудь будут расстреливать, я попрошу, что бы меня ты стрелял. Умеешь же ты людям добро делать… так удачно, и безболезненно…
Мишин широко улыбнулся:
— Это как просить будете…
Ничего интересного боевики рассказать не смогли, и после допроса их обоих, связанных, подвели к убитым дозорным. Серебров вполголоса сказал:
— Дима, займись…
Лунин кивнул. Подбил сзади одному боевику ноги, и когда тот повалился на спину, опустил ствол «вала» к голове чеченца и спустил курок. Тело горца мгновенно обмякло и застыло без движения. Металлическим звуком отработал затвор, и горячая гильза ударила Олегу в лицо.
— Поосторожнее там… — возмущенно воскликнул Нартов. — Так и травмировать можно…
Лунин оскалился улыбкой дьявола:
— A ты не стой под рукой…
Стоящий неподалеку рядовой Бардин вдруг отвернулся и наклонился к земле. От увиденного его рвало. Кириллов посмотрел на разведчика, но ничего не предпринимал. Все должно было разрешиться само собой.
— Теперь ты, — сказал Лунин второму боевику.
Тот покорно лег на землю.
— Подожди, — сказал Олег, трогая Лунина за плечо.
— Чего?
— Я только спрошу его…
— Валяй, только быстро. Время…
Олег пнул чеченца:
— Слышь, повернись.
Горец повернулся. Его трясло, лицо было белым, без единой кровинки…
— Ваши дозорные как попали в ваш отряд?
— П-пришли…
— Откуда?
— Из Шали…
— Мовсаева знаешь?
— Да.
— Где его лагерь?
— Там, — боевик махнул рукой на север.
— Когда ты его видел в последний раз?
— Месяц назад.
— Где?
— B Сержень-Юрте.
— Я уже с ним поговорил, — влез в разговор Серебров. — Ничего нового он нам не скажет. Дима, давай, у нас времени нет…
Олег отвернулся. Зрелище было не из приятных. Капитан застрелил чеченца. Кириллов сплюнул:
— Поганое это дело…
— Что? — повернулся к нему Лунин.
— Война.
— Чем больше мы их загасим, тем для нас лучше… — сказал, будто ища оправдание своему приказу, Серебров. — Эти твари только силу понимают…
На некоторое время повисло молчание. Было только слышно, как из убитых текла кровь.
— Ладно, — Серебров посмотрел в сторону. — Надо уходить. Нечего тут стоять…

http://wpristav.com/publ/istorija/perevodchik_glava_11_chast_2/4-1-0-1666

Комментарии 0
Поделись видео:
Оцените новость
Добавить комментарий