Главная » 2021 » Декабрь » 9

Сайт wpristav.ru предлагает сотрудничество!

Предлагаем  размещать ссылки на новости своего интернет-проекта у нас (сайт военной тематики, с тематическим трафиком и кругом постоянных посетителей), что привлечёт новых посетителей на Ваш сайт.  Как добавлять        

Пример получаемого результата - 1, 2, 3, 4, 5

Для совсем ленивых добавляем блок агрегатор  (новости размещённые там не попадают в ленту групп соцсетей)

Лучше публиковать новости на главной - расходится в соцсети + открытие сайта по ссылке. В статьи есть смысл публиковать аналитику, обзоры техники, книги - т.е. не новости, а то, что будет актуально долго.

 
18:42

Загадки «Гобелена из Байё». «Гусиными перьями скрипя…» – историография норманнского завоевания Англии

Загадки «Гобелена из Байё». «Гусиными перьями скрипя…» – историография норманнского завоевания Англии

В прошлый раз мы закончили наше повествование о гобелене из Байё рассказом о том, как король Гарольд одержал победу над норвежцами в битве у Стамфорд-Бридж, а корабли армии герцога Нормандского вышли в море и направились к берегам Англии. Но… поскольку всё это уже было и никогда не изменится, давайте немного отойдём в сторону от сугубо исторического описания картин на гобелене и познакомимся с его собственной историей, то есть откуда он взялся, кто его вышивал и каким образом он сохранился до наших дней. Кроме того, как оказалось, многих читателей ВО как раз более и волнует вопрос – а откуда люди вообще узнали о битве при Гастингсе помимо «картинок» Байёского гобелена?На самом деле самые ранние сообщения о битве при Гастингсе пришли к нам не от англичан, и даже не от нормандцев-норманнов. Оказывается, что их записали совсем в другой части Франции, хотя и тоже на севере. Времена тогда были феодальные, и не надо удивляться тому, что все тогдашние государства хотя и считались подвластными своему монарху, на деле представляли собой самое настоящее лоскутное одеяло из владений отдельных сеньоров. Франция тоже не была исключением! Власть короля здесь сильна была лишь в его домене, а в остальных землях он был лишь… номинальным их правителем. Большой самостоятельностью, например, пользовалась Нормандия, и вот почему.

Все персоны на гобелене узнаваемы даже и без подписей. Вот Гарольд, которого очень легко узнать по торчащим усам…

Дело в том, что герцогство Нормандское было образовано в 911 году, после того как король Франции Карл Простой (или Простоватый, что звучит и более благозвучно, и более достойно) отчаялся положить конец набегам викингов, и решил уступить земли возле города Руана вождю викингов Ролло (или же Роллону, в разных источниках по-разному) и уступил! Герцог Гийом или Вильгельм в российской историографической традиции был Роллону прапра-правнуком. Герцогство понемногу расширялось, так что в 1066 году его правители сумели распространить свою власть от Шербурского полуострова до устья реки Сом. Как таковые норманны, поселившиеся там, к этому времени стали практически уже настоящими французами: они говорили по-французски, следовали французским обычаям, а ещё они стали католиками. Но о своём происхождении хорошо помнили и гордились своим буйным прошлым. Что касается французских соседей бывших норманнов, то они опасались усиления этого герцогства и не смешивались с пришельцами с Севера. На север и на восток от Нормандии лежали земли графа Гая из Пуату и его родственника графа Юстаса II из Болони. В 1050-е годы и тот, и другой враждовали с Нормандией, но вот когда герцог Вильгельм отправился в Англию, они его поддержали. Почему? Да просто потому, что посчитали для себя это выгодным! Так что не очень даже и удивительно, что самая ранняя запись о битве при Гастингсе сделал француз (а отнюдь не норманн!) — епископ Гай Амьенский, являвшийся дядей графа Гая из Пуату и одновременно двоюродным дядей… графа Юстаса Болонского. А написал епископ Гай обстоятельную поэму на латинском языке, которую назвал «Песнь о битве при Гастингсе».

Вот он какой красавец, если посмотреть на него поближе!

О том, что она существует, знали давно из других источников, однако нашли две копии «Песни» XII века лишь в 1826 году, в королевской библиотеке Бристоля – и то совершенно случайно. Датировать «Песнь» можно и 1067 годом, и 1074-1075 годами, когда епископ Гай умер. Интересно, что в ней дана французская (а не норманнская) версия событий 1066 года. При этом её автор сделал героем битвы при Гастингсе не Вильгельма Завоевателя (которого называет Гийомом), а именно графа Юстаса II Болонского. Затем за гусиное перо взялся английский монах Эдмер из Кентерберийского аббатства и написал труд под названием: «История недавних (последних) событий в Англии» между 1095 и 1123 годами. И что же? Оказалось, что его характеристика завоевания Англии также противоречит норманнской версии этого события. Правда, как источник эта работа долгое время историками недооценивалась. В том же XII веке нашлись и другие авторы, которые вслед за Эдмером высказывали сочувствие к побеждённым англичанам, но оправдывали победу норманнов тем, что она привела к росту в стране духовных ценностей и укреплению королевской власти.

Очень интересна и вышивка на кайме. Она на первый взгляд не связана с сюжетной линией основного поля. Так, с самого начала на ней вверху и внизу изображены фантастические птицы и животные. Но как понять вот этот фрагмент внизу? Ведь это явно сцена из басни Эзопа про ворону и лису. И что она здесь изображает, и вообще – почему именно она понадобилась вышивальщикам? Это намёк? На что?

Авторами этих работ в первой половине XII века были англичане: Джон Ворчертерский, Вильгельм Мольмесберский и норманн Одерик Виталис, а во второй половине поэт Вейс, тоже норманн родом из Джерси. Правда, в письменных трудах норманнов герцог Вильгельм удостоен намного большего внимания. Известна и биография Вильгельма Завоевателя, которую в 1070-х годах написал один из его священников — Вильгельм из Пойтерса. «Деяния герцога Вильгельма» (так назывался его труд) дошёл до нас неполным, а в том виде, в котором он был напечатан в XVI веке, причём его единственная рукопись сгорела в 1731 году при пожаре. Понятно, что человек, бывший всё время рядом со своим властелином, был хорошо осведомлён обо всём, что имело место в его жизни, так что «Деяния…» это самое подробное описание всех интересующих нас событий. Но и сам Вильгельм из Пойтерса не лишён предвзятости. При любой возможности он старается восхвалить своего герцога, а узурпатора Гарольда порицает. Цель его труда очевидна— это оправдание норманнского вторжения в Англию. Вне всякого сомнения, он приукрашивал одни события и даже временами, по-видимому, попросту лгал в отношении других, лишь бы представить акт завоевания законным и справедливым. Был и другой норманн — Одерик Виталис — перу которого также принадлежит очень интересное описание завоевания Англии Вильгельмом. Причём им использовались написанные в XII веке труды многих авторов. Родился Одерик в 1075 году близ Шрусберга. Мать была англичанка, отец норманн. В 10 лет родители отправили мальчика в норманнский монастырь, где он стал монахом и провёл всю жизнь, занимаясь литературным творчеством. Где-то между 1115 и 1141 годами он написал историю норманнов под названием «Церковная история». Авторская копия этого манускрипта прекрасно сохранилась и сегодня находится в национальной библиотеке Франции в Париже.

И ведь если бы это была одна из басен Эзопа, так ведь их на гобелене несколько. Например, вот здесь на кайме сцена из басни, известной нам как «Волк и журавль», только в данном случае здесь, скорее всего, вышиты гусь и кошка… А слева от этой тоже явно персонажи какой-то басни, вот только сложно понять какой

Работе Одерика свойственна двойственность, вызванная тем, что детство он провёл в Англии, а зрелую жизнь – в Нормандии. И он оправдывает завоевание 1066 года, но пишет о жестокости завоевателей, а самого Вильгельма Завоевателя заставляет назвать самого себя «»: дескать, в 1087 году на смертном одре тот сделал следующее признание:

«Я относился к местным жителям с неоправданной жестокостью, унижая богатых и бедных, несправедливо лишая их же земель; я послужил причиной смерти многих тысяч из-за голода и войны, особенно в Йоркшире.»

А теперь давайте познакомимся с источниками, сообщающими нам о самом гобелене. Оказывается, в период между 1099 и 1102 годами нашёлся некий французский поэт Бодри, являвшийся к тому же аббатом Буржельского монастыря, который для графини Адели Блойской, дочери Вильгельма Завоевателя, написал поэму. И вот в ней-то он очень подробно описал великолепный гобелен в её опочивальне, который был вышит золотыми, серебряными и шёлковыми нитями, и изображал завоевание Англии её отцом. Гобелен был описан им очень подробно, сцена за сценой. Но это не был гобелен из Байё, поскольку он и меньше по размерам, и создан был в другой манере, не говоря уже о том, что и вышивали его более дорогими нитями. Возможно, однако, этот «гобелен Адели» не что иное, как миниатюрная копия гобелена из Байё, который действительно находился в опочивальне графини, но впоследствии был утерян. Хотя, может быть, автор где-то видел сам гобелен из Байё в период до 1102 года, а затем перенёс увиденное в свою поэму. В доказательство этого предположения учёные, изучавшие это вопрос, приводят следующие слова:

Здесь на кайме мы видим сцену пахоты и сева и используемый земледельцами инвентарь

«На этом полотне — корабли, предводитель, имена предводителей, если, конечно, оно когда-либо существовало. Если бы вы смогли поверить в его существование, вы бы увидели в нем правду истории.»

Иных источников, повествующих о некоем гобелене с рассказом о Завоевании, вплоть до XV века обнаружено не было. Но зато в 1476 году была составлена опись имущества Байёского собора, в которой написано, что собору принадлежит «

Вот он какой – собор Пресвятой Богородицы в Байё, памятник архитектуры XI-XV веков
Служба в соборе. Обратите внимание на исключительно высокий готический свод!

». Документы подтверждают, что каждым летом эту вышивку использовали для украшения нефа собора во время религиозных праздников. Так что гусиные перья, как вы видите, и труды англо-норманнских и французских монахов поведали нам о том времени много всего интересного, а также о том, что в 1476 году гобелен этот уже существовал, использовался клиром Байёского собора и находился именно там!В 1562 году Байёский собор в ходе «войн за веру» разорили гугеноты. Они уничтожили подарок Вильгельма Завоевателя — позолоченную корону, и по крайней мере ещё один гобелен, оставшийся безымянным. Но монахи узнали о предстоящем нападении на собор и самые ценные свои сокровища передали местным властям. Во всяком случае, гибели гобелена тогда удалось избежать. Что же касается «открытия» гобелена для исторической науки, то её следует начать с Николя-Джозефа Фокольта, наместника Нормандии с 1689 по 1694 год. Человек он был образованный, так что после смерти в 1721 году его бумаги передали в библиотеку Парижа. И вот среди них и обнаружились стилизованные рисунки из первой части гобелена. Возможно, что сделала их дочь Фокольта, о которой говорили, как о девушке, славившейся своим умением рисовать. Как бы там ни было, но уже в 1724 году исследователь Энтони Ланселот (1675-1740) воспроизвёл их в академическом журнале, и таким вот образом изображения с гобелена из Байё впервые увидели свет в печати. Вот только никто тогда не знал, что это за рисунки и откуда. К счастью, Ланселот понял, что перед ним выдающееся произведение средневекового искусства, хотя понятия не имел, что же это такое: барельеф, фигурная композиция на хорах церкви или на надгробии, возможно фреска, мозаика, а может быть и гобелен. Причём он определил, что это лишь малая часть большого произведения, хотя не мог себе даже представить, каким может быть оно в длину.

Гобелен очень информативен даже в мелочах. Вот, например, сцена 43: Епископ Одо благословляет первый пир, который герцог Уильям (это уже английское воспроизведение имени Завоевателя) и нормандские бароны проводят на английской земле. Епископа можно узнать по выстриженной тонзуре, а также по рыбе, что лежит перед ним. Нет ни вилок, ни ложек – одни ножи. Тарелок тоже нет, вместо них перед пирующими круглые хлебные лепёшки. Над ними надпись: ET HIC EPISCOPUS CIBU [M] ET POTU [M] BENEDICIT (Здесь епископ благословляет еду и питьё)
Рисунки Бернара де Монфокона

Правду, относительно того, что это были за рисунки, открыл историк монах-бенедиктинец Бернар де Монфокон (1655-1741). Будучи знаком с работой Ланселота, он поставил себе задачу найти этот загадочный шедевр и… нашёл. В октябре 1728 года он встретился с настоятелем аббатства Святого Вигора в Байё, и тот, будучи местным жителем, ему рассказал, что рисунки сделаны со старинной вышивки, которая хранится в Байёском соборе. Вот так гобелен и стал достоянием всего человечества и предметом интереса… хотя подчас не всегда научного. Ну а о том, какая судьба его постигла в дальнейшем, будет рассказано в одном из следующих материалов.

А ещё на кайме гобелена изображено множество совершенно фантастических зверей и птиц… Например, вот такой синий зверёк непонятной породы. Вот вышить такого, вставить в рамку, повесить у себя в квартире на стене, и любоваться… кусочком «настоящей Байёской вышивки!»


Источник

 
Просмотров: 187 | Добавил: Dmitrij | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Общение
Загрузка…
Развернуть чат АНТИМАЙДАН

Видеоподборка
00:58:52


00:38:24


00:11:34

Новости партнёров

Популярное


work PriStaV © 2012-2022 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх