– Сергей Юрьевич, рубль уже не плавно, а достаточно чувствительно катится вниз, идет его обесценивание. Вы, будучи сторонником новой индустриализации и промышленной политики, как объясняете подобный обвал? Это новая попытка наших монетаристов повысить капитализацию путем девальвации или нечто другое?

– Не чем иным, как манипулированием рынком это не объяснишь, потому что наши денежные власти сквозь пальцы смотрят на подобные действия некоторых финансовых групп. Фактически мы сейчас отпустили рубль в свободное плавание, отдав его на откуп спекулянтам, которые могут без всякого страха и риска (как показал опыт группы «Открытие» в 2014 году) обвалить курс в полтора раза и ничего не опасаться. Они на этом, что называется, срубают миллиарды долларов и уезжают за границу.

– А куда смотрят контролирующие органы?

– Наши контролирующие органы постфактум через три-четыре года вдруг спохватываются и возбуждают против таких спекулянтов уголовные дела. Но почему-то уже после их отъезда за рубеж. Так было с группой «Открытие», которая оказалась напрямую причастна к обвалу рубля в 2014 году и наварила на этом 30 миллиардов. То была чистая манипуляция рынком. Можно даже по фамилиям назвать, кто в этом участвовал. Компетентные органы были своевременно поставлены в известность. Но, повторю, почему-то людям дали возможность покинуть пределы страны, а уголовное дело против них возбудили только спустя четыре года.

Именно поэтому современные остапы бендеры чувствуют себя вольготно в России. Наш финансовый регулятор дает возможность манипулировать рынком, как кому заблагорассудится. Среди мошенников и пройдох на первом месте (по объему валютных операций) находятся американские хедж-фонды. Они даже создали себе на Чикагской бирже некое «зеркало», в которое регулярно заглядывают некоторые представители российской биржи и знающие брокеры в Чикаго, чтобы понять, какая будет динамика курса.

– Но какие мотивы у американцев? Зачем резать курицу, несущую золотые яйца или корову, которую они и так успешно доят?

– Об этом можно только догадываться. Частично это может быть связано с тем, что сегодня доходность по российским ценным бумагам из-за снижения процентной ставки не такая высокая, как хотелось бы.

Вторая причина – политическая установка на подрыв имиджа России после провалившейся ставки наших западных «партнеров» на госпереворот в Белоруссии. Поскольку мы им помешали, то они решили обвалить рубль в продолжение американских финансовых санкций.

Что касается российских манипуляторов… Ранее упомянутая финансовая группа «Открытие», к сожалению, уже «растворилась» в Лондоне и взять с них как бы нечего. Но есть другие структуры, в том числе государственные, которые сегодня продолжают активно играть на валютном рынке. Вместо того чтобы вкладывать деньги в производство, кредитование заводов, они, включая госбанки, неплохо наживаются на манипулировании курсом рубля. Вот конкретный пример.

Наши контролирующие органы через три-четыре года вдруг спохватываются и возбуждают против таких спекулянтов уголовные дела. Но почему-то уже после их отъезда за рубеж

Государство предприняло немало усилий в борьбе с последствиями пандемии COVID-19. В марте была дана команда оказать содействие многочисленным должникам банковского сектора. Государство пошло на реструктуризацию кредитов в отраслях, где упала экономическая активность из-за социальной изоляции. Банки для этого получили ни много ни мало около четырех триллионов рублей дополнительных вливаний. Но вместо того чтобы направить их по прямому назначению, использовали эти деньги на валютном рынке.

Более того, мы это наблюдаем уже три раза подряд. В 2009 году также была дана команда помочь банкам, которые получили кредитных ресурсов на триллионы рублей. Но большая их часть ушла на валютный рынок, а не в реальный сектор экономики. Так произошло и в 2015 году. Причем большей частью это были государственные банки. И вот полное повторение ситуации в 2020 году.

Это говорит о том, что в России сформировалась устойчивая тенденция рефинансирования банков по льготным ставкам. Но они, мягко говоря, по-прежнему не учитывают эту роль государства. Наоборот, работают на понижение курса рубля, как и валютные активы коммерческих банков. Вместо того чтобы помогать производственной сфере, используют дешевые госкредиты для получения сверхприбыли на обвале курса рубля.

Удивительная картина. Центральный банк России дает им кредиты на льготных условиях, а они играют на рынке против него. Госчиновники это видят, прекрасно понимают, но никто делать ничего не хочет.

– Если Кремль этого тоже «не видит», то не может не понимать, что оказался, образно говоря, между молотом и наковальней – между возможным крушением экономики и недовольством населения. Это уже социально-политические игры с неизвестным концом. Вы всегда говорили, что в силу нашей импортозависимости обвал курса рубля на 70 процентов определяет инфляцию, рост цен. А тут еще введение новых налогов, уже не только на корпорации. Речь идет о самых тяжелых для населения косвенных налогах в виде акцизов на целую группу товаров повседневного спроса. Случайное совпадение?

– Наши денежные власти в качестве главной цели своей деятельности реально реализуют интересы финансовых спекулянтов, прежде всего валютных. Если задаться вопросом: какая целевая функция у Центрального банка (ЦБ) России, то получим удивительный ответ. Она совсем не в кредитовании нашей промышленности, как может показаться. Его функция – обеспечить прибыльность западным спекулянтам, привлекая их вложения. Хотя по закону они должны отвечать за стабильность курса рубля. Экономическая наука подсказывает, что главной задачей Центрального банка должно быть повышение инвестиционной активности в экономике.

Но Центральный банк является еще и регулятором финансовых рынков. У него гигантские полномочия, которые даже больше, чем у правительства Российской Федерации. А ресурсов еще больше, чем возможностей у правительства. Но что от этого для народа? Ничего.

ЦБ исключен из стратегического планирования и ни за что не отвечает. Сам себе рисует цели и планы. Грубейшим образом нарушает конституционные обязанности по сохранению стабильности курса валюты, сквозь пальцы смотрит на манипулирование курсом рубля, позволяет из страны вывозить ежегодно до 80 миллиардов долларов.

Правительство на антикризисные меры с трудом наскребло около четырех процентов ВВП. А ЦБ допустил за это же время вывоз валюты из страны на шесть процентов ВВП. Вот и судите – наш это ЦБ или наших дорогих в прямом и переносном смысле этого слова западных «партнеров». Это все похоже на большое решето. Правительство пытается поддержать экономическую активность страны, но сквозь дыры валютного регулирования капитал уходит за границу.

Получается, еще раз отметим, главной целью наших денежных властей является обслуживание валютных спекулянтов, прежде всего иностранных.

– Как же в таком случае работает система банковского регулирования и контроля страны?

– Формально в любом коммерческом банке у нас сидит комиссар, который присматривает за ним, имея полномочия ЦБ. Но система эта абсолютно коррумпирована. Вместо того чтобы создать автоматизированную систему цифровизации рублей, мы сажаем в каждый коммерческий банк комиссара, которому приносят платежки и он, упрощенно говоря, решает, разрешить их проводку или нет. Хотя человек этот не семи пядей во лбу и не силах вникнуть в сущность тысяч операций. Получается, все это настоящая профанация, которая ведет к тотальной коррупции всей системы банковского регулирования и контроля.

– Если звезды не зажигаются, то это, получается, тоже кому-то надо? Кому и как это отражается на благополучии людей?

– Мы за это платим не только вывозом капитала. Последствием такой, с позволения сказать, денежно-кредитной политики является прекращение инвестиций в страну и внутри ее, несмотря на то, что президент многократно призывал к решительным шагам по подъему инвестиционной активности.

В 2012 году была установка вывести норму накопления до 27 процентов. Но вместо роста она сейчас опустилась у нас до 16 процентов и является одной из самых низких в мире. Хотя в том же Китае составляет 45 процентов. Все это, повторю, прямой результат проводимой у нас денежно-кредитной политики. Вовлеченные в спекуляции банкиры, в том числе государственные, не желают вкладывать деньги и брать на себя риски кредитования, делать инвестиции. Вот вам еще один яркий посыл на примере Сбербанка.

Сегодня он является самым дорогим банком в мире с точки зрения проводимых операций. Даже если мы платим с вами с карточки Сбербанка в его же отделении, скажем, за ребенка, который учится в вузе, то за это с нас удерживают один процент комиссии. Разве это не обдираловка? Такого нет нигде в мире, чтобы банк свои внутренние операции облагал однопроцентным налогом.

А ведь таких операций проходят триллионы в масштабе страны. И вот ничего не делая, не принося государству никаких инвестпроектов, Сбербанк просто наживается на этом, обложив все население страны однопроцентным налогом. Однопроцентный налог на все транзакции в государственном банке – это грабеж среди белого дня.

 

Беседовал Олег Фаличев