Наша цель – привлечь внимание всех заинтересованных инстанций к данной проблеме, которая сама по себе не решится и требует многостороннего системного подхода. Тут нужен не ведомственный, а общегосударственный взгляд на проблему, если мы не хотим проиграть ментальную войну, тем более горячую.

Читая в соцсетях отклики, понимаешь, что затронута весьма серьезная проблема, требующая немедленного решения. Нынешнее состояние военной печати волнует как ветеранов, так и людей сугубо гражданских. «Удивительно точная для МО РФ в целом и ГВПУ ВС РФ в частности картина», – так отозвался о статье один из читателей, при этом упрекнув автора, что тот ни словом не обмолвился о состоянии военной печати в других странах.

Военная печать в США

Будучи военкором, а потом уже человеком сугубо гражданским, убедился: в США принципиально по-иному функционирует система печати по военным вопросам. Достаточно сказать, что выходит более 1850 периодических военных изданий, в том числе 366 журналов и 1038 военных газет. Практически каждая 12-я газета в США военная, каждое 20-е издание относится к разряду военных. Пентагон регулярно поставляет пропагандистские материалы для 1700 из 1838 ежедневных гражданских СМИ. В штате Минобороны содержатся более трех тысяч специалистов (журналистов, психологов, социологов, лингвистов), занимающихся разработкой вопросов повышения эффективности воздействия СМИ. Самые распространенные издания по видам вооруженных сил можно найти на любой военной базе. Примерно половина офицерского и сержантского состава подписывается на них. Подчеркнем, не директивным указанием, как бывало у нас на «Красную звезду», а по личному желанию.

Руководству МО РФ вполне комфортно в нынешней ситуации. В руках есть самое массовое из СМИ – телевидение. А газеты и журналы – вчерашний день

Одна из популярнейших газет предназначена для американских военнослужащих, находящихся за рубежом. В состав управления по связям с общественностью Минобороны США входит отдел военной информации, состоящий из секций новостей о жизни вооруженных сил, новостей Министерства обороны, радио и телевещания. На это управление замыкаются службы общественных отношений (информации) и информационные центры видов ВС, пресс-служба МО, служба радио и телевидения ВС. Целый ряд изданий выпускается военно-учебными заведениями ВС США. Свои издания имеют и добровольные ассоциации видов ВС и родов войск, объединяющие в своих рядах как кадровых военнослужащих, так и всех когда-либо служивших в ВС граждан. Еще целый ряд военных изданий выпускается по контракту с МО США гражданскими издательствами.

Американская система неидеальна – и у Пентагона есть рычаги влияния на военные СМИ. Но рычаги, приемлемые для самих СМИ. На тех же военных базах выходят многотиражки, отражающие только местные события (несколько сот экземпляров – не чаще раза в неделю). Их готовят работники пресс-центров, используя местные коммерческие производственные силы. А главное – работники американских военных СМИ свободны в выборе средств и методов сбора информации, для них бог – читатель. У главредов тесные контакты с руководством силовых структур, что тоже крайне важно, но в своих действиях для них незыблем принцип свободы изложения фактов.

Рекомендации сверху

А вот какие рекомендации ныне выдаются для всех российских военных газет Департаментом информации и массовых коммуникаций МО РФ. Как сообщил один из бывших сотрудников ДИМК, предписано на первой полосе размещать начальные части наиболее важных по тематике материалов номера с переходом на другие полосы. При этом не использовать крупные фотографии (портреты) военнослужащих в передовицах. На три колонки надо ставить репортажный снимок по тематике главного материала (размер горизонтальный), и этот материал посвящать актуальным вопросам деятельности округа, ВС (вакцинирование, проведение учений, мероприятия с участием командующего войсками военного округа, министра обороны и т. д.). Фотографии первых лиц МО РФ согласовывать. Детализация, как видим, жесточайшая.

Дальше – больше. На 2–3-й полосах использовать снимки в размере не более трех колонок, по два-три снимка. Новостная информация – в колонку по высоте, можно подвалом, но не более трети полосы. По тематике – боевая подготовка, событийные и репортажные материалы на актуальные темы. На 4–5-й полосах – зарисовки о командирах, военнослужащих с передовым опытом, инфографика.

Воспитатель или воспеватель
Коллаж Юлия Нежинского

6-я полоса – социальные вопросы, культура, военное образование, военный спорт. Исторические материалы (7-я полоса) – объем не более полосы, авторские, без перепечаток, посвященные актуальным вопросам военной истории.

Литературные и художественные материалы (стихи, зарисовки о природе, фото лесов, озер и т. п.) из номеров исключаются. Плохой пример – «Суворовский натиск».

По работе с заголовками, наборными шрифтами (гарнитурой), межстрочными интервалами предлагается руководствоваться схемой «Военного вестника Юга России» и «Стража Балтики». Особое внимание газетам «Флаг Родины» и «Боевая вахта».

И наконец, изюминка на торте: рекомендуется доработать макеты и содержание газет с использованием данных рекомендаций. Для внесения оперативных изменений – верстку газет предоставить для утверждения.

Вот такие директивные указания. Какая уж тут свобода редактора, какое уж соблюдение Закона о СМИ.

«Ныне время не профессионалов, а эффективных менеджеров, умеющих четко стучать каблуками и угождать начальству», – с горечью поведал мне один из офицеров ДИМК.

Поют, что видят

Но вернемся к откликам. Есть короткие: «Подписываюсь под каждым словом», – капитан 1-го ранга в отставке Александр Корецкий, бывший редактор газеты «Страж Балтики». «Суть материала отражена в заголовке и подзаголовке. Необходимо созывать Всеармейское совещание!» – подполковник запаса Владимир Котляров.

«Правду начинают любить и осознавать тогда, когда вражеский сапог переступил госграницу, и то ради собственного самосохранения», – подполковник запаса Константин Лазуткин.

«Нас уже дети не понимают, а внуки пинают, даже если ты Герой Советского Союза. Увы, терпим сокрушительное поражение», – Борис Обазюк, ЦТРС МО.

Один из читателей назвал статью гласом, вопиющего в пустыне. На что тут же получил ответ сразу от нескольких человек. Полковник в отставке Александр Злаин: «Не спешите с похоронами военной печати. Она еще не израсходовала свой потенциал». Полковник запаса Сергей Князьков: «Да, сегодня в основном СМИ ушли в Интернет. Но полагаю, что у военной прессы свой неизменный путь, обусловленный ее аудиторией. Она прежде всего призвана влиять на личный состав воинских частей, давать пищу для ума солдатам и офицерам. А они не должны ее получать в силу профессии из помойки Инета».

Есть и более развернутые мнения. Военный обозреватель Виктор Литовкин написал: «Статья хорошая. Но проблема в том, что эти вопросы волнуют только журналистов и писателей. Руководству МО РФ вполне комфортно в нынешней ситуации. В руках есть самое массовое из СМИ – телевидение. А газеты и журналы для них – вчерашний день. Они даже не думают о будущем – потому у нас нет грамотных и профессионально подготовленных военных журналистов в возрасте 30–35 лет, которые понимают, что такое армия и зачем она нужна. А то, что самое высокое звание в «Красной звезде» майор, свидетельствует о том, какой уровень понимания и освещения военных проблем устраивает руководство Минобороны. Я уж не говорю, что попасть в войска, прожить неделю-другую журналисту в подразделении (например, в Сирии, Арктике, на военной базе в Таджикистане, на корабле, в частях ПВО или РВСН) для того, чтобы написать нормальный репортаж или очерк, как было когда-то, остается только заоблачной мечтой».

Ему вторит мой однокурсник подполковник запаса Павел Береговский: «Под большинством утверждений подпишусь. Но ты забыл другое. Идеологии как таковой ни в армии, ни в государстве нет. В Занзибаре – есть, у нас – нет. На этом в свое время настояли забугорные советники. И второе: в советское время ГлавПУР работал на правах отдела ЦК КПСС, начальник ГлавПУРа не замыкался по должности на министра обороны. А сегодня начальник ГВПУ ВС РФ генерал-полковник Андрей Картаполов является одним из заместителей Сергея Шойгу. И ему военная печать нужна, как зайцу стоп-сигналы. Поэтому газеты будут печатать то, что радует глаз руководства МО РФ. И еще одно: безвозвратно утерян многолетний опыт именно военной журналистики, который по крупицам собирался, обобщался и анализировался в стенах ЛВВПУ и Военно-политической академии им. В. И. Ленина. Нас учили не только думать и писать о том, что видим, но и анализировать события, давать им оценку. Скажите, много ли сегодня журналистов, ведущих репортажи из горячих точек, в состоянии это делать профессионально? «Пупкин стрельнул – Пупкин попал» – это не журналистика. В последние несколько лет мне пришлось общаться с журналистами-скороспелками. Они не умеют думать, но гоняются за жареными фактами. Не понимая сути происходящего, поют о том, что видят. Работать по-другому не хотят. Как их научили – так и работают. Но коли такой труд востребован, значит, это кому-то нужно».

Нужна новая идеология

Солидарен с Береговским и Александр Злаин: «ГлавПУР был глыбой, с ним нельзя было не считаться даже тем, кому он не нравился. А сейчас Главное военно-политическое управление представляет собой аморфную структуру с непонятными функциями. Где уж его работникам вникать в специфику военной печати, если они сами никак не разберутся кто они: политработники – не политработники, командиры – не командиры».

Откликнулся на статью заслуженный работник культуры РФ, выпускник ЛВВПУ 1976 года Аркадий Рязанов: «Могу открыть еще одну ветку о более трагичной судьбе армейской и флотской культуры. Сейчас ни армия, ни флот фактически не имеют ни кузницы кадров, ни зданий и соответствующей инфраструктуры, да и перспектив. Но если журналист талантлив, интересен и востребован у читателей, он может работать и получать моральное да и материальное удовлетворение в любом СМИ, даже в электронном. Бывшим служивым сложнее, но не безнадега, хотя после окончания службы в гражданскую культуру вливаются единицы. Верю в то, что здравый смысл когда-нибудь восторжествует, кузница наших кадров будет восстановлена. Этого требует жизнь!».

Многие из тех, кто откликнулся на статью, едины во мнении: только на основе государственной идеологии можно будет создавать систему воспитания в ВС. И предлагают новое воспитательное управление вывести из подчинения Минобороны. Оно должно работать на правах управления администрации президента РФ. Начальник управления должен подчиняться непосредственно президенту. В этом управлении создать Департамент печати ВС, руководить которым будут опытные офицеры-журналисты, имеющие соответствующую подготовку. Должна быть создана структура, которая занимается подготовкой именно военных журналистов. Пока не создана такая структура с разветвленными возможностями воспитательных органов в армии, все разговоры об изменении в лучшую сторону работы военных СМИ так и останутся разговорами.

Откликов много, опубликовать все не хватит газетной полосы. Но основная часть участников разговора склоняется к мнению: военной журналистике пора возвращаться в старые окопы. Воевать на первых порах будет очень трудно. Мы дисквалифицировались и утратили многие навыки. Поэтому тревога советника министра обороны России, действительного государственного советника третьего класса Андрея Ильницкого о том, что мы можем проиграть ментальную войну, вполне обоснованна. Он считает, что живая сила и инфраструктура в холодной войне подлежат восстановлению, а «ход эволюции сознания повернуть вспять невозможно».

К мерам сопротивления ментальной войне, развязанной против нас Западом, Ильницкий относит суверенизацию Интернета, подготовку кадров для информационного противодействия в военной и гражданской сферах, перезагрузку молодежной политики, а также возобновление активного и широкого диалога с «консервативным большинством».

От редакции

Как нам сказал начальник Департамента информации и массовых коммуникаций Министерства обороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков, в 2019 году возобновился набор в Военном университете на отделение журналистики, многое сделано в совершенствовании внешнего вида военных газет и журналов. Это шаг в правильном направлении. Следующим, возможно, должно стать возрождение Совета ветеранов газеты «Красная звезда», который не работает уже более 15 лет. Стоит, на наш взгляд, также заняться улучшением содержания и аналитической составляющей военных СМИ.

Валерий Громак,
капитан 1-го ранга в отставке