Главная » 2020 » Сентябрь » 1 »

Тропинка над пропастью


17:15
Тропинка над пропастью


Август завершается сравнительно мирно. Если разумеется не считать различные бунты, массовые протесты. А иногда и военные перевороты. Да, на фоне процессов мирового масштаба и вряд ли можно считать чем-то уникальным. В конце концов ни переворот в Мали, ни затухающие протесты в Белоруссии, ни периодически разгорающиеся тлеющие угли будущего пожара в США не могут считаться пока что событиями определяющими, скорее подготовительными, когда под ковром глобальных событий разворачиваются процессы подготовки к более значительным и масштабным явлениям.

Начинающаяся осень будет не в пример более горячей. Точнее, она не может не стать горячей, а с поправками на особенности 2020 года просто обязана стать такой. Причин этому множество, как экономического, так и политического характера. Можно говорить о четырех основных трендах, которые будут играть принципиальную роль в «Большом переделе мира».

Первое – это безусловно экономика. Экономика всего мира, подорванная потрясающим по своей глубине падением экономических показателей во втором квартале 2020 года (одно только падение американской экономики на 33 % в квартальном измерении чего стоит) в третьем с очень большой вероятностью не покажет столь позитивной динамики, как ожидали некоторые экономисты. И если июль и август можно рассматривать как месяцы небыстрого восстановления, то сентябрь рискует «обнулись» эти успехи, ну а четвертый квартал вполне может стать близким по разрушительности второму кварталу.

Второе – это внутриполитические процессы в ряде ведущих стран мира. В первую очередь я имею ввиду США и Россию. Россия в сентябре-октябре в полной мере ощутит на себе последствия принятия поправок в Конституцию, которые пока что за малым исключением (например, вопросами административной ответственности за призывы к нарушению территориальной целостности России) законопроектами (возможно до единого дня голосования 13 сентября). В США же все взоры устремлены к ноябрю, когда страна переживет поистине самые драматичные выборы в своей истории. Даже, если на фоне них в штатах не разразится гражданский конфликт высокой интенсивности, столкновений на политической почве избежать не удастся.

Третье – это процессы борьбы за геополитическое влияние в центральных узлах современного мира. Речь идет о конфликте в Восточном Средиземноморье, а также противостоянии между США и Китаем.


Четвертое – формирование новой глобальной идеи в общемировой повестке, которая, вероятно, получит серьезную прокачку именно осенью 2020 года, а, возможно, и внешнеполитическое наполнение.

Экономика тотального падения

В этом году мы все уже привыкли, что стрелки экономического барометра могут прыгать как белка в колесе и это будет восприниматься мировой экономической общественностью хоть и с некоторым удивлением, но без истерики катастрофы, хотя ранее такая историка частенько пробивалась в мировой экономической риторике. Дело в том, что сейчас ситуация действительно катастрофическая. А это значит, что не нужно кричать и привлекать внимание, а наоборот, говорить тихо и вкрадчиво, потому что присутствие «полярного зверька» в мировой экономике очевидно, а крик не способствует взвешенным решениям.

Кризис мировой экономики очевиден. Первый удар мир ощутил уже во втором квартале этого года. Но впереди вторая, более серьезная волна. Дело в том, что повод у кризиса остался тот же (вторая волна пандемии короновируса), а причины, породившие сам кризис по-прежнему остались не устранёнными и даже наросли новыми отягчающими аспектами.

Второй волне мирового кризиса, как представляется, будет соответствовать четыре «черных лебедя» одновременно оказывающих влияние на мировую экономику.

Первый это, разумеется короновирус (вторая волна). Многие страны мира отмечают вторую волну данной пандемии и уже предсказывают негативные последствия этой волны. Но на этот раз реакция государств не будет столь резкой и масштабной как в первой волне. многие страны предпочтут «не заметить» рост числа заболевших, лишь бы не подорвать еще сильнее собственную экономику. Но такие попытки бессмысленны, поскольку мировой экономике хватит даже многократно меньших мер по ограничению, чтобы дать кумулятивный эффект с последствиями первой волны вируса. Вероятно, именно минимизацией эффекта второй волны (в первую очередь психологического) объясняется стремление России к быстрому запуску в производство вакцины от короновируса. При этом, данную вакцину совершенно зря обвиняют в незавершенности и не исследованности. В основе данной вакцины лежит разработка вакцин российских исследователей по двум другим вирусам – SARS и MERS, которые испытываются уже почти 10 лет и показывают свою эффективность и безопасность.

Второй аспект кризиса – это безусловно кризис государственных финансов (бюджетные дефициты). Рост дефицита бюджета - это сейчас данность практически для любого государства. Ни один государственный бюджет на 2020 год не был запрограммирован на борьбу с вирусом и предотвращение обвала экономики вследствие мирового экономического кризиса. Финансовые ресурсы государств подорваны, государственный долг растет, дефицит бюджетов беспрецедентен. Везет тем странам у которых была подушка безопасности (в том числе и России) остальным же в скором времени придется столкнуться с пред дефолтным состоянием и необходимостью секвестрования бюджета. Только в некоторых странах (в том числе и в России) это идет по мягкому сценарию (Минфин подрезает сейчас некоторые хвосты по отдельным госпрограммам), а в некоторых будет просто катастрофическим. Представляется в частности, что премьер Японии Синдзе Або ушел в отставку вовсе не в связи с состоянием здоровья, а, вероятно, дабы не запятнать свое доброе имя (а оно у него действительно есть) участием в процессе разрушения японской экономики. Причины для Японии четыре – 1. рост дефицита бюджета при отсутствии возможностей его покрытия; 2 грядущее резкое падение экспорта японской продукции; 3. связанность йены с курсовой динамикой доллара США и китайского юаня, способная выбить японскую валюту из состояния стабильности, 4. размещение японских резервов в американских долговых обязательствах, неустойчивость в политике и экономике США грозит серьезным потерям в ЗВП Японии. Преодолеть этот кризис Японии не под силу при любом премьер министре. Так зачем это брать на себя почтенному Синдзе Або?

Третий аспект – резкое повышение спроса на внешние кредиты при фактическом отсутствии предложения. Наличие серьезного дефицита бюджета требует быстрых мер его устранения. Кто-то залезет в кубышку (например, ОАЭ, Норвегия, Россия), кто-то попытается продать ценный и дорогой ресурс (Саудовская Аравия может пойти на акционирование своей нефтяной компании и привлечь более триллиона долларов США) а кто-то попытается занять на внешних рынках и не сможет этого сделать, поскольку занимать будет не у кого.

Четвертый аспект – нарастание волны банкротств в корпоративном и публичном секторах. Нужно готовится к тому, что о своем банкротстве объявят многие компании и публичные образования (вплоть до отдельных государств). Это неизбежно проистекает из первых трех аспектов. Стимулирующие пакеты, которые щедро раздавали весной не бесконечны. Их нельзя раздавать безразмерно. Осенью многие страны столкнутся с тем, что не смогут предложить своей экономике стимулирующих пакетов, а компании и публичные образования столкнутся с невозможностью привлечения зарубежных кредитов. А это оставить для них только один путь – объявление дефолта и ожидания помощи от государства (которое само нуждается в помощи). Вероятно, это станет самым большим вопросом на ближайшей встрече лидеров стран G20.


При любых обстоятельствах экономика осени 2020 – это экономика глобальной экономической катастрофы, избежать которую уже не получится, а минимизировать с очень большим трудом. Нас ждет новая экономическая реальность.

Внутриполитические пожары

На фоне экономической катастрофы будет развиваться не менее эпохальная битва на внутриполитическом фронте. При этом такая внутриполитическая битва в США, как и события в России, безусловно вызовут серьезные глобальные последствия.

Американская ситуация наглядна и показательна. Прошли съезды партий. Выдвинуты престарелые кандидаты в президенты США Д. трамп и Д. Байден, определены кандидаты в вице-президенты. Казалось бы, все идет своим чередом. Но на этот раз выборы сопровождаются небывалой турбулентностью. Если прошлые выборы между Трампом и Клинтон хотя и проходили громко, но не перерастали в гражданские конфликты (по большому счету), то сейчас провал в экономике и масштабный внутриполитический кризис, связанный с активизацией действий движения BLM против системных государственных институтов (полиции, национальной гвардии и т.д.) может привести к катастрофе, первые раскаты которой мы увидели на этой неделе. Перестрелки в маленьком городке штата Висконсин – это зеркало будущего Америки.

На выборах с очень большой вероятностью победит Трамп, но ни демократическая партия, ни большая часть истеблишмента с этим не смирится (письмо сенаторов республиканцев против международной политики Трампа – символ серьезного кризиса даже не в элитах, а фактически в американском госаппарате). В результате США гарантированы массовые акции недовольства в связи с результатами выборов. Как это может быть уже показали нам прошедшие месяцы, молниеносно разукрасившие американскую карту сотнями очагов гражданского конфликта. В ноябре и будут уже тысячи, этих точек напряжения. С толпами протестующих, лозунгами, оружием, поджогами полицейских участков и захватом административных зданий. И одновременно, с ослабленной полицией (которой сейчас урезают бюджеты и штаты), самоустранившейся национальной гвардией и растерянной армией. Будет жарко и жар этот способен затронуть и другие страны. Такова участь гегемона.

В России все проще и мягче. Завершение конституционной реформы требует созидание новых институтов власти, в частности нового формата Государственного Совета. Занятие мест в этих новых институтах потребует кадровых решений, в которых заинтересованы многие участники российской политической арены. В результате острая и напряжённая политическая борьба вполне возможно проявится не только под публичным политическим ковром, но и в открытую. Некоторые аспекты уже проявляются. Критика О. Дерипаской ЦБ РФ, попытки обострения социальных конфликтов в некоторых регионах, намеки на трудности ВЭБ и т.д. все это отголоски будущей битвы за Государственный Совет.

Эта битва притягивает и сторонних игроков, которые полагают, что в такой ситуации вполне могут как-то повлиять на Россию, заручиться поддержкой некоторых внутренних сил, получить точки влияния во внутрироссийском дискурсе.

Вполне возможно, что «отравление» А. Навального и последующий его выезд в Германию по просьбе представителей фонда Зиминых (фактически одной из групп политического влияния в России) как раз и связан с попытками некоторых игроков вклинится во внутрироссийский процесс.

Посудите сами, российской власти травить Навального сейчас – совершенно бессмысленно. Никаких бонусов это не принесет, а сам Навальный был скорее вредителем в кругу российской внесистемной оппозиции, нежели чем объединяющим фактором. Тем более, что, если бы вопросом устранения Навального занялись российские специалисты, выжить ему бы не удалось. В мире есть масса ядов, убивающая гарантированно. Тем более человека, летящего в самолете и претендующего на квалифицированную помощь только после приземления. А это порядка часа времени. Времени для того, чтобы отравиться гарантированно более чем достаточно.

Вряд ли устранением Навального занялся кто-то из его окружения. Да, между несистемной оппозицией есть конкуренция за ресурсы, идущие от внешних заказчиков. Вот только реальная перспектива отправиться за такое за решетку кого угодно лишит мотивации. Тем более, что профессиональных химиков или врачей более-менее серьёзного уровня в этой оппозиции нет (Васильеву не предлагать - это просто смешно). А применяемое средство было не самым распространенным, по крайней мере настолько, что его не зафиксировали лаборатории в Омске.

Вероятность, что произошла естественная реакция организма на какой-то раздражитель так же вряд ли возможна. Аллерген не выявлен, диабет себя так не проявляет.

Как результат с учетом последующих шагов мы можем предположить, что имел место «лютик Джульетты», средство которое дается для того чтобы не убить, а отключить человека на время, которое будет достаточным для той или иной политической комбинации. Вероятно, к ситуации с Навальным причастны немецкие спецслужбы (а если судить по картежу, его встречавшему в Берлине в этом не остается сомнений), а клиника «Шарите» лишь констатировала очевидное, зная, чем именно временно вывели из строя А. Навального. Ничего личного просто борьбы за власть. Группа Зиминых претендует на большие места в новой конструкции власти в России, немецкие покровители данной группы - на последующие бонусы от такого усиления.


Внутренняя политика, таким образом продолжает влиять и на внешнюю, причем крайне многозначно и системно.

Противостояние с видом открывающемся в будущее

Еще одним ракурсом будущей осени становится два геополитических конфликта, способных в будущем перекроить карту глобальной геополитической игры. Это противостояние США-Китай, в водах морей Тихого океана и противостояние в Восточном Средиземноморье, обрастающее новыми потрясающими нюансами.

На самом деле конфликт США и Китая, сейчас обрастающий действиями ВВС и ВМФ обеих сторон это вопрос после выборного будущего в США. Сейчас американская сторона будет работать в данном вопросе с оглядкой на ноябрьские выборы. И делать только то, что понравится избирателю. Давить на Китай, но не перегибать палку. Собственно, ломание палки – вопрос следующего периода.

Сейчас США снова активизировали темы Тибета, Гонконга, уйгуров, Тайваня, «файлунгун» то есть весь джентельменский набор давления на Китай. Но это для Китая не помеха. Кроме прочего, США начали плотно отрабатывать концепт морской блокады Китая. И если вопрос с морями Тихого океана решается ими через размещение в регионе нескольких авианосных ударных групп, и стратегическими бомбардировщиками на Гуаме, то перекрытие Северного Морского Пути – это новая задача, которую решает США в контексте противостояния с Китаем. Почему именно СМП и Китай? Дело в том, что в случае блокировки морских путей в Азии Китай будет вынужден искать обходные пути для поставки своих товаров в Европу. И одним из наиболее вероятных путей является Северный Морской Путь. США не может контролировать его полностью. Это и не нужно. Достаточно перекрыть выход из СМП в Северную Атлантику, что собственно и отрабатывает флот стран НАТО и американские стратегические бомбардировщики с баз в Великобритании.

Но это лишь подготовка к будущему глобальному противостоянию. Если, разумеется внутриполитический процесс в США позволит перейти к жесткому противостоянию с Китаем.

Еще одна, наверное, даже более острая тема – это конфликт в Восточном Средиземноморье. И речь тут не только о готовности Турции к добыче природного газа на шельфе средиземного моря, но и о глобальном контроле транспортных коммуникаций в Восточном Средиземноморье (газовый транзит). Сейчас все стороны потенциального конфликта к нему активно готовятся и это становится не просто заметно, но и показательно.

Израиль готовится к противостоянию вокруг Восточного Средиземноморья фактически закрывая конфликтные направления совей политики. Отказ от участия в аннексии территорий Западного берега р. Иордан, взаимное признание с ОАЭ, в том числе снятие взаимных экономических ограничений и санкций. Далее, предполагается аналогичный процесс с другими арабскими странами. Все это позволит Израилю переключить имеющиеся ресурсы на активную борьбу в Восточном Средиземноморье. С другой стороны страны Персидского залива получают мощный блок против усиления Турции, как одного из конкурентов этих стран в борьбе за гегемонию в суннитском мире. И превращение Святой Софии в мечеть, а равно и продвижение идеи перестройки других некогда христианских святынь в мечети, которую сейчас активно проводит Турция. Сама идея безусловно хорошая, показать суннитскому миру, что Турция готова быть лидером исламского мира и даже оттеснять христианство во имя блага мусульман. Но вряд ли Турции позволят так вольготно паразитировать на идее исламского возрождения, что, собственно, мы обязательно увидим.

Направленной на ту же цель – подготовке к средиземноморской битве являются события в Ливане, связанные с отставкой правительства в Ливане и попытки исключить из активной игры проиранское шиитское движение Хэзбалла, которое пытаются обвинить в организации памятного взрыва в Бейруте. Это крайне сложно, учитывая какова роль и влияние данного движения в Ливане. Но по крайней мере иранская партия в игре в восточном средиземноморье, опирающаяся в первую очередь на Хэзбалла будет связана вопросами внутреннего самосохранения.

Греция укрепляет свое военно-политическое и территориальное значение в восточном средиземноморье. Идут переговоры с Францией (кровно заинтересованной в ситуации в Ливии и Ливане), решается вопрос о расширении территориального моря на некоторых участках Восточного Средиземноморья, заключено соглашение с Египтом о разграничении морских границ в Средиземном море прямо противопоставляющее их тем границам, которые нарисовали Турция и временное правительство Ливии.

Наконец Россия укрепляет свое присутствие в форпосте на ближнем востоке – в Сирии. Те, кто критиковал российское руководство за участие в сирийских событиях не понимают, что Сирия является для России плацдармом к участию в крупнейшем геополитическом событии начала XXI века «восточно-средиземноморском противостоянии». Расширение российской базы в Тартусе, появление у сирийских берегов российской эскадры, насчитывающей более 10 вымпелов, активные перелеты российской военно-транспортной авиации с грузами в Хмейним свидетельствует, что участие России в событиях будут активными, что вероятно приведет как к установлению контроля Дамаска над Идлибом, так и к российскому присутствия в Восточном Средиземноморье.


Сентябрь-ноябрь обещают стать периодом развязки в длительном противостоянии вокруг проблемы Восточного Средиземноморья, которое, безусловно внесет свой вклад в развитие всех процессов сразу на трех театрах действий на ближнем востоке, в Северной Африке и в Южной Европе. А это в свою очередь триггер более масштабных событий.

Идеи правят миром

Все ранее указанное и экономические проблемы и внутриполитические преобразования и геополитические конфликты разной степени интенсивности требуют, по большому счету, формирования нового идеологического порядка в мире. При этом, с учетом возросшего влияния общества на события в мире, этот идеологический порядок должен одновременно быть и геополитической доктриной развития мира, и социально-политической парадигмой в рамках общественного консенсуса. То есть на него должны опираться и государства, и общества.

В предыдущие периоды такими парадигмами являлись, например, социально-политическая доктрина «возрождения» и последовавшая за ним череда конфликтов (войны «гвельфов и гибеллинов» в Италии и Германии, гугенотские войны во Франции), затем это была политическая доктрина, строившаяся вокруг представления о «гражданском обществе», «духе законов», «концепции естественных прав» в произведениях Ж.Ж. Руссо и Ш.Л. Монтескье, которую сопровождали революции, война за независимость США и наполеоновские войны, в рамках глобального переустройства мира.

Сейчас мир находится в состоянии ожидания новой идеологии, соединяющей социально-политическое учение и глобальную политическую доктрину. Активное проявление в США движения BLM, обозначение в исламском мире движений, основанных на новых социальных принципах (еще тридцать лет назад появление движения типа ИГИЛ (не с точки зрения террористической направленности, этого хватало всегда, а с точки зрения идеологического наполнения) было в принципе невозможным) свидетельствует о том, что мир уже ушел с прошлых точек идеологической опоры, но не пришел пока еще к новым. Та сила в мировой политике, которая первой сформирует и донесет этот новый концепт до масс станет доминантой в геополитических процесса десятилетия (2021-2030 гг.). что это может быть? Возможно это неоконсерватизм, которые пытаются продвигать Трамп в США и высшее политическое руководство России (он заключается одновременно в признании свободы личности и сохранения категорических морально-нравственных императивов – Семья, Родина, Вера и т.д.). Возможно, это глобальный персонализм, который продвигают страны Западной Европы в котором каждый человек самостоятелен в выборе своего места в мире, но при этом структурирован в социальные форматы нового типа, основанного, например, на виртуализации социальных пространств. Возможно это метаморфизованный социально-религиозный традиционализм, который сейчас происходит в исламском мире.


Я не могу сказать, что это будет, но мир ждет появления и доминирования новой идеологии, которая будет способная определить будущее направление развитие всего человечества на следующее десятилетия. Мир ждет. Мир в предвкушении.

 

Источник



Просмотров: 101 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:
 

Другие материалы по теме:

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
 
 

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Реклама

Видеоподборка
00:20:58

00:04:14

00:37:01

00:01:39

00:43:40

Новости партнёров





Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
Яндекс.Метрика
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх