Главная » 2013 » Сентябрь » 28
 
21:03

Тактика штурмовых групп в городском бою


Тактика мелких групп

Термин "боевая группа" не вошел пока в действующие боевые уставы. Но практика всегда вносит свои коррективы в теорию: под влиянием различных факторов появляются новые формы и способы действия войск. О некоторых из них и рассказывается в предлагаемой статье. Ее автор генерал-майор в отставке Иван Николаевич Воробьев - доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ родился в 1922 г. служил в Советской Армии. В войну командовал взводом, ротой, мотострелковым батальоном. Длительное время работал в Министерстве обороны. Имеет ряд научных трудов по проблемам тактики и оперативного искусства.

      Обратимся для начала к опыту боевых действий в Афганистане. Известно, что эта война преподнесла немало сюрпризов. Нам пришлось решительно ломать сложившиеся тактические стереотипы, действовать не по классическим канонам позитивного противоборства, как это было в двух мировых войнах, а в условиях, когда боевые столкновения с противником эпизодически возникали то в одном, то в другом месте и так же неожиданно прекращались, как и начинались.

      В этой обстановке (когда "повсюду фронт") и была выработана нестереотипная тактика "отрядных действий". Суть ее в том, что для решения каждой конкретной боевой задачи тактического плана создавалась своя группировка сил и средств, основу которой чаще всего составлял усиленный мотострелковый батальон с приданными танками, артиллерией и снайперами. Это был либо обходящий, либо рейдовый, либо ударно-штурмовой отряд целевого назначения.

      Как бы ни отличались приемы наших войск в Афганистане от боевых действий на Северном Кавказе, они во многом сходны по формам и способам решения боевых задач. Тот же "лоскутно-очаговый" характер боевых действий, то же нелинейное, расширенное поле боя с размытыми границами между фронтом и тылом, та же тактика "набегов" иррегулярных формирований, те же в основном и применяемые ими приемы партизанской борьбы - кинжальные огневые удары с близкого расстояния, бандитские нападения на воинские колонны, сторожевые заставы, гарнизоны, устройство засад на дорогах, массовое минирование, использование снайперов… Вполне естественно, что отрядная тактика и в первую, и во вторую чеченские компании стала применима для полковых (бригадных) и батальоных тактических групп.

      Но в отличие от Афганистана, в Чечне воскам пришлось решать более сложные и многообразные тактические задачи в специфических условия. Изменились, усовершенствовались, стали более изощренными способы действий боевиков. Крупные, организационно оформленные в начале вторжения в Дагестан незаконные вооруженные формирования после нанесенного им поражения перешли к тактике "блошиных укусов", стали чаще всего действовать мелкими, разрозненными группами, применяющими в основном диверсионно-террористические акции - внезапные набеги по принципу "наскок - отход", огневые налеты, засадные действия, снайперский огонь, массовую установку мин - "сюрпризов".

      Групповая тактика, применяемая федеральным войсками в контртеррористической операции, явилась ответной реакцией на изменение условий оперативно-тактической обстановки и действий незаконный вооруженных формирований. Она нашла свое конкретное выражение в создании в составе мотострелковых и парашютно-десантных подразделений импровизированных боевых групп в виде "двоек", "троек" и более крупных образований, включающие различных специалистов - мотострелков-автоматчиков, пулеметчиков, гранатометчиков, которые усиливаются снайперами, а иногда огнеметчиками. Цель формирования таких групп - создать более гибкий, рассредоточенный боевой порядок подразделения, который был бы больше приспособлен для борьбы с мелкими банд группами, в том числе и в горах, населенных пунктах, обеспечивал наиболее эффективное использование боевых качеств каждого вида стрелкового оружия. В этом случае, естественно, повышается роль младших командиров и старших групп и вообще самостоятельность и ответственность каждого военнослужащего за выполнение задачи.

      Одной из предпосылок создания боевых групп явилось и то, что в ходе боевых действий в Чечне особое место заняло снайперское противоборство. В ряде случаев, особенно при действиях в городе, в горах, снайпер становиться, можно сказать, ключевым действующим лицом: поражая важные цели, он нередко во многом определяет успех подразделения.

      К сожалению, довольно длительное время использование снайперов (хотя в войсках их становиться все больше) не принесло должного эффекта, поскольку они действовали как обычные мотострелки: командиры не были обучены тактически грамотно определять их место в боевом порядке взвода, роты. Положение существенно изменилось, когда снайпера стали включать в состав группы и действующие в паре с ним автоматчики, пулеметчики, гранатометчики стали помогать ему в поисках цели, обеспечивать его охрану, выбор позиции, ее маскировку. В результате повысилась эффективность не только снайперов, но и самих боевых групп.

      Хотя командование Объединенной группировки войск (сил) довольно быстро оценило преимущество групповой тактики и в войска были направлены подробные рекомендации по их применению, освоить на практике эту, казалось бы, не столь сложную науку, оказалось делом непростым. Создание боевых пар, троек, групп (автоматчик-гранотаметчик, пулеметчик-автоматчик-снайпер) вначале носило формальный характер. Особенно было трудно добиться боевой слаженности, определенной синхронности действий групп, их взаимной поддержки, без чего терялся смысл их создания. Мотострелки нередко спешивались на большом расстоянии от позиций боевиков, группы продвигались разрозненно, несогласованно, не поддерживали огневой взаимосвязи, что облегчало отражение атаки.

      Сложно давалось взаимодействие боевых групп и с поддерживающими огневыми средствами. Так, боевые машины пехоты осуществляли огневую поддержку, следуя на удалении от атакующих групп на расстоянии до 1000 м, а танки еще дальше - до 1-4 км, что не позволяло достичь быстрого и эффективного подавления боевых точек боевиков, нарушалось тактическое взаимодействие в подразделении, и боевые группы по существу лишались боевой поддержки. Командование ОГВ(с) приняло действенные меры, чтобы ликвидировать указанные недостатки, научить офицеров, старших боевых групп рационально сочетать огонь, движение и маневр.

      Создание боевых групп в составе федеральных войск, по мнению специалистов, в целом себя оправдало. Практика показала, что при должной подготовке и всестороннем обеспечении они могут успешно действовать в наступлении и обороне в составе боевого охранения, сторожевых застав, при проведении блокирования, поиска, патрулирования, при штурмовых действиях в населенном пункте и в горах. Конечно, их применение - не панацея. Нельзя не учитывать того, что их создание вступает в определенное противоречие с основополагающим принципом ведения боя - сосредоточение сил и средств на важном направлении, да и не против каждого противника приемлема групповая тактика - она не заменяет, а лишь дополняет ударную тактику. К тому же, как отмечалось, тактически грамотное использование боевых групп требовало от командиров немалого искусства.

      Вместе с тем привнесение групповой тактики в войсковую тактику существенно изменило "лицо боя": он стал распадаться на более мелкие очаги, что во многом усложнило работу командиров взводов, рот, батальонов - стало труднее держать нити управления в своих руках, организовывать разведку, охранение. Пришлось вносить коррективы и в методы работы по подготовке боевых действий. Центр тяжести усилий командиров все более смещается в низовое тактическое звено - непосредственно во взводы, отделения, боевые группы, расчеты, экипажи, от умелых действий которых в решающей степени зависит исход боя.

      В ходе контртеррористической операции в ОГВ(с) накоплен немалый опыт организации действий боевых групп в различных условиях. Центральное место в работе командиров, как показала практика, должна занимать организация взаимодействия как внутри самих групп, так и между ними, а также с поддерживающими их огневыми средствами. Наиболее действенным методом является проведение тактико-строевой тренировки на местности, сходной с районами предстоящих действий. В ходе таких занятий легче предметно разъяснить каждому военнослужащему в отдельности и в группе в целом их место в боевом порядке взвода, роты, какую задачу и каким способом они должны выполнять, как им следует взаимодействовать с соседями, поддерживающими огневыми средствами, саперами, огнеметчиками. Особое внимание необходимо уделить тому, чтобы все четко уяснили сигналы оповещения, опознания, вызова, переноса и прекращения огня.

      С особыми трудностями командование ОГВ столкнулось при применении боевых групп в горных районах Чечни. Дело в том, что многие подразделения, прибывшие в состав группировки, не имели возможности на местах дислокации пройти горную подготовку. Если во время войны в Афганистане поступивший на пополнение 40-й армии личный состав 3-4 месяца обучали в специальных учебных центрах Туркменского военного округа и лишь после этого направляли в район боевых действий, то в ходе контртеррористической операции возможности для столь длительной подготовки войск не было. Осваивать способы действий в горах приходилось, к сожалению, в основном в ходе боев.

      Личный состав каждой боевой группы должен был пройти специальную горную подготовку, включающую физическую подготовку и тренировку в технике преодоления горных препятствий, обучение ориентированию в горах, особенно ночью, в туман, определению расстояний. Автоматчики, пулеметчики, снайперы учились вести огонь при больших углах места цели, в сложных метеорологических условиях, при резких изменениях температуры и атмосферного давления. Все военнослужащие осваивали инженерное дело, должны были уметь устанавливать мины, разминировать и производить взрывные работы, а также быстро и умело приспосабливать скалы, пещеры и другие естественные укрытия в горах для ведения боя, использовать их для защиты и маскировки.

      Особое внимание обращалось на согласование действий групп при овладении господствующими высотами, при продвижениях в долинах, ущельях, преодолении препятствий и заграждений. Здесь от каждого воина требовались взаимовыручка и взаимопомощь. Сигналы взаимодействия назначались наиболее простые, легко запоминающиеся и ясно отличающиеся друг от друга.

      Опыт убеждает также, что каждый военнослужащий, входящий в состав боевой группы, независимо от специальности, должен быть обучен приемам ведения разведки местности в горах, твердо знать тактику ведения боя противника. Старшие боевых групп должны уметь выбирать место для устройства засад - у дорог, троп, проходящих по карнизам и ущельям, на склонах высот, прилегающих к дороге (тропе) или образующий вход в ущелье, в населенных пунктах и т.д.

      При прочесывании местности важно, чтобы взаимодействие боевых групп обеспечивало чередование их продвижения от рубежа к рубежу. К примеру, в то время, когда одна группа осматривает местность, взаимодействующие группы располагаются на выгодном рубеже на расстоянии 25-30 метров от объекта (роща, овраг, здание) и держат его под прицелом. Особую сложность представляет обнаружение снайперов противника, которые тщательно маскируются. Для их выявления в состав боевых пар (троек) целесообразно иметь специальных наблюдателей.

      При подготовки к штурмовым действиям в населенных пунктах в ходе контртеррористической операции с боевыми группами отрабатывался порядок их взаимодействия при продвижении вдоль улиц, преодолении завалов, заграждений, при ведении боя внутри зданий, порядок использования дымов для обеспечения скрытности маневра, ослепления огневых точек боевиков, выбирались объекты для уничтожения их огнеметными средствами.

      Практика показала, что огневая поддержка боевых групп, особенно при действиях на закрытой, резко пересеченной местности, в населенном пункте, усложняется в силу того, что затрудняется наблюдение за их действиями. В этом случае требуется избирательность при поражении целей на направлении. В частности, приемлемым здесь может быть зонально-объектовый метод огневой поддержки, при котором командиры мотострелковых, танковых, парашютно-десантных подразделений получают более широкую возможность в управлении огнем артиллерии, согласовывать огонь и маневр боевых групп. Так, при осуществлении блокирующих действий бандгрупп в Чечне применялся метод огневого окаймления, а при проведении поиска - метод огневого прочесывания.

      Особые требования при групповой тактике - к системе управления. В частности, в ходе боевых действий в Чечне сложность составляла в том, что боевые группы не были обеспеченны радиосвязью и подача им команд командиром взвода, роты осуществлялась звуковыми или световыми сигналами, что в условиях боя особенно на пересеченной местности, весьма затруднительно. Ставка в такой обстановке делалась на самостоятельность, сообразительность, инициативу командиров отделений, расчетов, экипажей, старших боевых групп.

      Да и в целом опыт контртеррористической операции показал, что успех применения боевых групп во многом зависит от их способности действовать нестандартно, неожиданно для противника.


Тактика штурмовых групп в городском бою

Характер действий штурмовой группы в городском бою определяет его природа. Городской бой - ближний бои; городская атака-штурм укреплённых домов, зданий и других объектов, превращённых противником в опорные пункты и узлы сопротивления. Следовательно, удары штурмовых групп должны быть короткими, действия - быстрыми и дерзкими.

При этих требованиях исключается возможность использования больших подразделений, и на арену выходят мелкие группы пехоты, отдельные орудия и танки.

Условия действий штурмовых групп в разные периоды городского боя различны. Если противник только что ворвался в город и захватил часть его, естественно, что он ещё не сумел укрепить здания, организовать прочную оборону. В такой обстановке может действовать мелкая группа и притом самостоятельно, не имея органической связи со своим подразделением. Когда же враг находится в городе два-три месяца и его оборона обеспечена серьёзными инженерными сооружениями, хорошо продуманной системой огня, то шансы на успех самостоятельных действий мелкой группы уменьшаются, и она выступает лишь как остриё сильного отряда. В данной обстановке группа выполняет только часть намеченного плана.

Как мы увидим ниже, успех штурма сталинградского "Дома железнодорожника" решили три штурмующих группы, по 6-8 человек в каждой. Но с ними взаимодействовали 82 бойца различных военных специальностей. Таким образом, совершенно очевидно, что силу, состав и характер действий штурмовой группы определяют условия обстановки. В одних случаях, когда группа будет действовать самостоятельно, численность её может быть небольшой и состав более однородным; при иных обстоятельствах она вынуждена взаимодействовать с другими подразделениями, выполняя часть общей боевой задачи.  

Для штурма того или иного объекта части армии выделяли штурмующие (атакующие) группы, группы закрепления и резерв. Предназначенные для выполнения одной задачи, эти три боевых коллектива и составляли одно целое - штурмовую группу городского боя.

Сила и состав каждой группы зависели от объекта её действий. Командир определял их в процессе подготовки к штурму на основе разведывательных данных о характере объекта и численности гарнизона. При этом учитывались особенности действий каждой группы. Эти особенности сугубо принципиальны; не уяснив себе их, нельзя понять и тактику боя за укреплённые здания.

Основу всей штурмовой группы составляют атакующие группы, насчитывающие по 6-8 человек в каждой. Они первыми стремительно врываются в дома, дзоты и самостоятельно ведут бой внутри объекта. Каждая группа имеет свою частную задачу. Вооружение этих групп - лёгкое: автомат, граната, нож, лопата (последней иногда пользуются как топором). Руководство группами осуществляется одним командиром. Для этого он имеет сигнальные и осветительные ракеты, иногда телефон.

Группа закрепления обычно разбивается на несколько партий, которые врываются в дом одновременно с разных направлений, вслед за атакующими группами (как только командир подаст сигнал "ворвался"). Проникнув в здание и захватив огневые точки, они немедленно создают собственную, систему огня в сторону противника и пресекают все его попытки придти на помощь атакованному гарнизону. Вооружение группы закрепления - тяжёлое: станковые и ручные пулеметы, ПТ ружья, минометы, ПТ орудия, ломы, кирки, взрывчатое вещество. В состав каждой группы непременно входят сапёры, снайперы, а также бойцы других специальностей, могущие эффективно воздействовать на противника.

Группа закрепления подчинена командиру штурмовой группы. Резерв используется для пополнения и усиления атакующих групп, для ликвидации возможной контратаки противника с флангов, а также (в случае нужды) как блокирующая группа. Из резерва могут быть быстро сформированы и введены в бой новые, дополнительные атакующие группы. Так была построена штурмовая группа гвардии старшего лейтенанта Седельникова, овладевшая большим, хорошо укреплённым зданием, так называемым "Г-образным домом", представлявшим собой мощный узел сопротивления. Отсюда противник контролировал на важнейшем участке Волгу, просматривая на значительную глубину подходы к ней.

Практика убедила нас, что комплектовать штурмовые группы необходимо из состава одного подразделения. Ни о каких штатных группах в роте не может быть и речи. Уметь штурмовать обязаны каждый взвод, каждое отделение, каждый боец.

Время и внезапность - основа манёвра

Время и внезапность - два важнейших фактора успешного манёвра штурмовой группы. Покажем это на примерах. "Дом железнодорожника" был атакован в 10 часов утра. Для броска атакующие группы командира располагали 3 минутами. Это было время, оставшееся с момента последнего выстрела пушки и последней очереди пулемётов по огневым точкам противника до момента возможного оживления этих ОТ. Бойцы ворвались в дом ещё до того, как противник оправился от губительного огневого воздействия. Через 30 минут пали все очаги сопротивления этого опорного пункта, был взят первый пленный, а гарнизон, состоявший из двух рот пехоты и роты тяжёлого оружия, полностью уничтожен. Таково значение фактора времени.

Ночью бойцы гвардии старшего лейтенанта Седельникова атаковали "Г-образный дом" без предварительного огневого воздействия. Одна за другой штурмующие группы врывались в этот дом через окна, на ходу бросая туда гранаты. Противник не мог сделать ни одного выстрела. За 20 минут атакующие прошли треть шестиэтажного здания, занимавшего два квартала. Таково значение фактора внезапности.

Каждый командир, которому поставлена задача штурмовать опорный пункт или узел сопротивления противника, должен, прежде всего, завоевать фактор времени и фактор внезапности. В ближнем бою, а тем более в городском, это всегда имеет решающее значение.

Незаменимое оружие бойцов, идущих на штурм, - граната. Она часто предопределяет дистанцию штурма. Чем ближе к противнику исходная позиция для атаки, тем лучше. Если с этой точки зрения рассмотреть действия штурмовых групп частей 62-й армии, то станет ясным, что успех их в значительной мере основан на скрытом сближении с противником. Подразделение тов. Седельникова находилось в обороне в 180 м от "Г-обоазного дома", а атаку этого здания группы начали с исходного положения в 30 м. Стремление к такой дистанции для штурма стало нашим тактическим правилом.

Опыт учит: сближайся с противником траншеями; двигайся ползком, используй воронки и развалины; рой ночью траншеи, на день маскируй их; накапливайся для броска в атаку скрытно, без шума: автомат бери на шею, захвати 10-12 гранат, тогда время и внезапность будут на твоей стороне.

Пусть у командира будет геройская штурмовая группа, но если атака не подготовлена, напрасно ждать успешных результатов. Штурм должен быть подготовлен тщательно, все его детали необходимо рассчитать точно. В основе подготовки лежат два элемента: изучение объекта и разработка плана штурма.

В результате изучения объекта разведки командиру необходимо получить ответы на следующие вопросы: тип здания, толщина стен, перекрытий, наличие подвала, где находятся входы и выходы, характер укреплений, места скрытых амбразур, места заграждений и виды их, есть ли у гарнизона опорного пункта возможность скрытно (траншеями) общаться со своими подразделениями. Имея такие данные, командир скорее вскроет расположение вражеских огневых точек, их секторы обстрела и мёртвые пространства. Представление об объекте атаки всё же будет неполным, а пути, намеченные для подхода к нему, необоснованными, если при разведке не учесть поведение (быт) гарнизона противника и огневое: воздействие из соседних зданий. Полнота данных окажет, разумеется, влияние и на выбор времени, наиболее благоприятного для штурма.

Командир Елин, готовясь к штурму "Дома железнодорожника", имел все перечисленные данные. Это позволило ему разработать точный план действий и обмануть гитлеровцев. Демонстрируя атаку с юга, он подавил огонь большей части средств немцев, а главный удар нанёс с востока. Тщательное изучение объекта штурма дало возможность гвардии старшему лейтенанту Седельннкову нанести удар в ту часть "Г-образного дома", где фланкирующий огонь противника не мог причинить вреда, так как на пути подхода имелось мёртвое пространство.

План штурма разрабатывается на основе всестороннего изучения объекта. Это же позволяет командиру определить силу, состав и боевой порядок атакующих групп, групп закрепления, размер резерва, задачи групп по этапам боя, степень поддержки атаки из глубины огневыми средствами, связь и сигналы.

Тактические приёмы боя штурмовой группы

Бойцы гвардии старшего лейтенанта Драган штурмовали вокзал, гвоздильный завод,. Их действия учат: врывайся в дом вдвоём - ты да граната; оба будьте одеты легко - ты без вещевого мешка, граната без рубашки; врывайся так: граната впереди, а ты за ней; проходи весь дом опять же с гранатой - граната впереди, а ты следом.

На этот опыт можно положиться вполне.

Тактика штурмовой группы основана на быстроте действий, натиске, широкой инициативе и дерзости каждого бойца. Гибкость в тактике необходима этим группам потому, что, ворвавшись в укреплённое здание, попав в лабиринт занятых противником комнат, они встречаются с массой неожиданностей. Здесь вступает в силу неумолимое правило: успевай, поворачивайся! На каждом шагу бойца подстерегает опасность. Не беда - в каждый угол комнаты гранату, и вперёд! Очередь автомата по остаткам потолка; мало - гранату, и опять вперёд! Другая комната - гранату! Поворот - ещё гранату! Прочёсывай автоматом. И не медли!

Уже внутри самого объекта противник может перейти в контратаку. Не бойся! Ты уже взял инициативу, она в твоих руках. Действуй злее гранатой, автоматом, ножом и лопатой. Бой внутри дома - бешеный. Поэтому всегда будь готов к неожиданностям. Не зевай!

В одном доме случилось так. Командир предвидел борьбу в подвале, но оказалось, что стена в нём сбоку проломана на всю ширину здания. Чтобы проникнуть в другую половину подвала, надо было спуститься в первую, а она простреливалась немцами со значительной глубины. Вторая неожиданность - противник замуровал проходы в здании, оставив лишь лазы к огневым точкам через подпол. Третья неожиданность - мертвая стена разделила дом. За стеной притаился враг.

Тогда выступила группа закрепления. Были пущены в ход ломы, кирки, трубы, взрывчатка. В стенах сделали проломы, дающие возможность применить гранаты и с боем продвигаться дальше. На двадцать шестом часу ожесточённой схватки внутри "Г-образного дома" уцелевшим солдатам гарнизона, скрывшимся в подвале, было предложено сдаться. Гитлеровцы отклонили ультиматум. Тогда группа закрепления подорвала всё левое крыло дома, похоронив фашистов под его развалинами.

Группы закрепления выработали свои тактические приёмы, неоднократно проверенные на практике:

Наводчики пулемётов, миномётов и ПТ ружей с материальной частью врываются в здание первыми, их помощники несут следом боеприпасы и продовольствие на сутки боя.

Ворвавшись в здание, бойцы сразу же захватывают средние или верхние этажи и сооружения, чтобы простреливать окружающую местность и не дать резервам противника возможности подойти.

Заняв и оборудовав огневые точки в здании, бойцы группы сооружают дополнительные ОТ на подступах к объекту - впереди и на флангах (для обеспечения дальнейших активных действий).

Овладев домом, группа, не теряя времени, должна немедленно сооружать ходы сообщения, приспосабливать отвоёванные дзоты и строить новые. Засиживаться в здании незачем, надо упорно сближаться с противником.

Вопросы взаимодействия

В частях армии стало правилом, что если огневые средства врага сосредоточены только внутри здания или внутри нежилого объекта, превращенного в опорный пункт, штурм проводится с расчётом на внезапность, без артподготовки.

Однако в ряде случаев применение отдельных орудий на время штурма весьма целесообразно. Выдвинутая ночью или под прикрытием дыма малокалиберная пушка; усиленная ПТ ружьями, может оказать атакующим бойцам неоценимую помощь в подавлении вражеских огневых точек. Такая же пушка, внезапно выдвинутая на заранее избранную позицию, отсечным огнём парализует солдат противника, пытающихся помочь гарнизону атакованного объекта.

Умелая поддержка штурмовой группы отдельными танками, стреляющими прямой наводкой по амбразурам или разрушающими огнём здание, ускоряет штурм, делает его более мощным. С успехом, могут быть использованы и другие современные средства борьбы.

Некоторые командиры ставят вопрос: что лучше для маскировки действий в городском бою - темнота или дым? Хорошо и то и другое. Важно, чтобы, действуя под прикрытием темноты или дымовой завесы, командир обеспечил гибкое управление боем. При штурме "Дома железнодорожника" был применён дым. Завеса держалась 13 минут и скрыла от трёх немецких дзотов, вынесенных на фланг, действия нескольких групп, двигавшихся с юга. При этом дым не мешал управлению боем. Не помешала управлению и темнота при штурме "Г-образного дома". Для атаки здесь было избрано начало рассвета, а накапливание происходило в абсолютной темноте.

Большой эффект даёт и подземно-минная атака. Она применяется тогда, когда подход к объекту иным способом может вызвать большие потери. Поэтому боец-сапёр важная фигура в штурмовой группе.

Таков, в основном, круг тактических вопросов, связанных с действиями штурмовых групп в городском бою.

Захват объектов в условиях населённого пункта

Рассматриваемая тактическая ситуация является нехарактерной и подразумевает встречный одновременный захват объекта сложной внутренней структуры равными ограниченными силами противоборствующих сторон. Ситуация характеризуется очень высокой динамикой развития. Возможный сценарий: противодействие рекогносцировочных групп численностью до взвода при попытке овладения главным ключевым объектом на территории населенного пункта, ранее находящегося в нейтральной зоне.
Здесь и далее понятие "ключевой” подразумевает пункт, дающий возможности развития наступательных действий и (или) эффективной обороны, либо качественного контроля над прилегающей территорией и стратегически важными направлениями. Тактическая оценка ситуации производиться в рамках общей концепции вооруженного противодействия силами стандартных стрелковых подразделений на территории населенных пунктов.
Для данной тактической ситуации соблюдаются все общие правила ведения боевых действий силами стрелковых подразделений.

В целом операция делиться на следующие этапы:

1. продвижение и захват ключевых пунктов объекта;

2. перегруппировка сил и удержание занятых ранее позиций;

3. овладение ключевыми пунктами объекта, занятыми противником;

4. окончательный захват объекта в полном объеме - зачистка;

5. перегруппировка сил для удержания объекта;

6. обеспечение раннего предупреждения и формирование внешнего периметра обороны объекта.

В течение всей операции важно сохранять высокий темп продвижения подразделения в целом. При приближении к объекту захвата используются естественные укрытия рельефа. Продвижение осуществляется группами, поочередно, в режиме "перемещение – поддержка - перемещение ”. При достижении непосредственно объекта подразделение разделяется на группы, которые приступают к выполнению задач, поставленных ранее командиром подразделения. После проникновения в здание авангардные группы продолжают продвижение до контакта с противником, после чего закрепляются на ближайшей удобной позиции. Часть подразделения остается снаружи, в качестве резерва, осуществляя наблюдение и наружное прикрытие.

В случае наличия в составе подразделения пулеметного и (или) снайперского расчета, в к моменту проникновения в здание они выдвигаются на фланговую позицию, обеспечивающую удовлетворительный сектор обстрела с угла 45 - 60 градусов к направлению движения.

В течение первого этапа использование ручных гранат в здании требует особого внимания. Сложная внутренняя структура объекта несколько снижает эффективность использования гранаты и накладывает повышенные требования к точности броска особенно в случаях применения снизу-вверх на лестничных пролетах, в оконные проемы верхних этажей и т.д. Также следует помнить о большой вероятности поражения бросающего противником в момент броска. В некоторых случаях использования ручных гранат может быть эффективным использования рикошетов. Следует учитывать характеристики материалов внутренних помещений и внутреннюю структуру здания во избежание возникновения пожаров и поражения личного состава в результате возможных разрушений вследствие применения гранат.

Применение средств задымления одинаково затрудняет действие обоих сторон, однако, в отдельных случаях может быть использовано для снижения эффективность наружного огневого прикрытия противника.

Основные факторы, влияющие на развитие ситуации:

1. связь внутри подразделения;

2. степень информационного обеспечения (планы здания, силы противника);

3. координация действий частей подразделения;

4. степень обеспеченности боеприпасами;

5. время суток и погодные условия.

Специфика действий в значительной степени обусловлено внутренней структурой объекта. Так, к примеру, при захвате административных зданий различного назначения требуются во многом другие тактические приемы по сравнению с действиями в жилых многоэтажных комплексах.

При действиях внутри помещений следует учитывать значительное падение эффективности использования стрелкового оружия, как отдельной единицы личного состава, так и всего подразделения. Это связано с тем, что действия ведутся в условиях ограниченной видимости и дальности поражения, что требует более быстрой реакции на появление цели и уменьшает время, отпущенное на реализацию выстрела. Действие этого фактора справедливо для обеих противоборствующих сторон. Для примера - время пересечения коридора шириной 2 метра составляет менее 1 секунды. Для поражения такой цели на дистанции 7-10 метров, требуется специально тренированный навык стрельбы с упреждением. Вероятность поражения цели крайне низка и малочувствительна к увеличению плотности огня за счет участия дополнительных единиц стрелкового оружия. Все вышеизложенное справедливо для поражения целей при пересечении любых узких пространств, в том числе оконных и дверных проемов, люков и т.д. В общей сумме огневого воздействия стрелкового оружия подразделения возрастает доля превентивного и заградительного огня. Следствием этого является значительное увеличение расхода боеприпасов.

В процессе второго этапа операции подразделение разбивается на группы, которые реализуют цепочки специфических задач с различным приоритетом. Очередность выполнения определяется потерями, понесенными в ходе операции и степенью важности выполнения основной задачи. Например, для группы из 4 человек, реализующей запланированный захват намеченного пункта объекта, потеря половины состава означает немедленное прекращение продвижения, отход к удобной ближайшей позиции и организацию локальной обороны. Задачей подразделения является в данном случае максимум – захват и удержание ключевого пункта, минимум обеспечение безопасности динамического периметра проводимой операции от продвижения противника с данного направления. В том случае, если группе удается захватить ключевой пункт и обеспечить его безопасность с некритичными потерями, группа может переходить к решению второстепенной задачи, продолжая обеспечивать безопасность ключевого пункта.

В рамках рассматриваемой тактической ситуации максимальная эффективность действий группы достигается при численности 4 человека. Дальнейшее увеличение численности ведет к дублированию функций, и увеличению вероятности выполнения поставленной задачи даже при более значительных потерях группы. Повышенная концентрация может быть применена в отношении особо важных направлений атаки. В составе подразделения следует также выделить специальную группу, которая возьмет на себя обеспечение первой помощи тяжело раненым, транспортировку их из зон активных действий, охрану пункта, выделенного для их размещения.

На всех этапах операции надежная связь является основным фактором успешной координации действий частей подразделения. При отсутствии возможности обеспечить связь группы начинают действовать по своему усмотрению, меняя приоритеты целей к захвату и направление продвижения. Возникает ситуация когда действия на одних направлениях многократно дублируются, в то время как другие полностью лишены прикрытия. Это может привести к тяжелым потерям и воспрепятствовать успешному завершению операции. Поэтому одной из основных задач, стоящих перед командиром, является обеспечение связи внутри подразделения.

Существует некая тенденция, выражающаяся в стремлении сторон овладеть наиболее возвышенной позицией объекта - крышей.

Овладение крышей здания не обеспечивает преимущества в следующих случаях:

1. когда доступ на крышу осуществляется более чем из одной точки (наличие лестниц, чердачных окон и т.д.);

2. крыша объекта имеет любой не плоский рельеф;

3. когда здание не является господствующим по высоте;

4. при отсутствии необходимости в огневой поддержке дружественных подразделений в радиусе уверенного поражения стрелкового оружия, имеющегося в распоряжении.

При наличии какого-либо одного или комбинации этих условий крыша не является ключевым пунктом и представляет собой тактическую ловушку. Захват крыши в этом случае может привести к блокированию и последующему уничтожению группы, выполняющей эту задачу, уменьшению концентрации сил на важных направлениях и, в целом, к количественному преимуществу противника.

Захват подвальных помещений оправдан, если они имеют множественные выходы внутри объекта и (или) представляют собой сложное многоярусное сооружение. Группа противника, захватившая подвальные помещения такого типа должна быть незамедлительно блокирована либо, что предпочтительнее, уничтожена. В противном случае, немногочисленная группа противника может отвлекать значительные силы, имитируя попытки прорыва через подвальные выходы по всему захваченному участку объекта. В объектах с нарушенным электроснабжением подвальные помещения представляют собой удобную позицию для организации засад. Сторона лишенная, в силу больших потерь, возможности продолжать активные действия, но контролирующая подвальные помещения при наличии необходимых ресурсов времени, снаряжения и обладающая путями отхода, способна уничтожить объект путем дистанционного подрыва.

В некоторых случаях боевые действия внутри объекта могут принять позиционный характер. При возникновении подобной ситуации может быть эффективной атака извне части объекта, занятой противником. Даже если действия атакующих не достигнут прямого эффекта, они отвлекут внимание противника от ситуации внутри объекта.

При неотложной необходимости проведения операции в ночных условиях более эффективным является использование только двух небольших групп оснащенных приборами ночного видения и бесшумной стрельбы.



Читать продолжение

Видеоуроки по тактике зачистки помещений есть тут или ютуб



Просмотров: 4733 | Добавил: pristav_w | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Видеоподборка

00:10:26


00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх