Главная » 2021 » Февраль » 10
 
20:00

"Свободные" радикалы

                        Герберт   Маркузе (1898-1979)

         Во  многих   статьях,   посвященных      перестройке   мира  по  концепции глобалистов,  важное  место  занимает  ослабление  роли  государства  и  раскол  общества   на  группы  по  этническому,  религиозному,  гендерному  и   иным  признакам.   В  последнее время  мы  видим, что  значительная   часть  действий  по  расшатыванию   консервативных   устоев   государства   возлагается  на  леворадикальные   группировки.    В   тех  же   США  очень распространено  использование   по  отношению  к  этим   группам   терминов  « марксисты» и «большевики».   Существуют    достаточно   подробные   разборы  «методички  госдепа»  по   свержению  легитимной  власти. В   то  же   время   практически   не   упоминаются  причины, которые  заложены   в  основу  этой  методики.  Я   попробую  кратко рассмотреть   проблему    с   точки   зрения    немецких  философов  XX  века.  

      Начнем   с  терминологии.     Радикализм  современности    получил  описание  в  трудах    философов,  которых   принято  относить   к   Франкфуртской   школе – Теодор  Адорно,  Эрих   Фромм   и   Герберт  Маркузе.   Это  представители   одного  поколения,    с   очень  похожей  судьбой  (с  приходом   Гитлера  к  власти  они, как  евреи, были  вынуждены  эмигрировать  из   Германии  в  США).  В  своих   работах   они    критиковали    современное   капиталистическое   индустриальное  общество. С  их  точки зрения,   автоматизация  и  акционирование   не   изменили   суть  отношения   к средствам  производства:  конечные   бенефециары, распоряжающиеся  средствами   производства, по –прежнему  относятся   к   капиталистам.  Но  в  целом,  по  мере  замене   тяжелого  физического   труда  рабочих   трудом  машин,  пролетариат   утратил  свою революционную роль в  преобразовании   общества.  Его  функции   непосредственного   участника  процесса  с  ростом   автоматизации  трансформировались  в    контрольные.  Профсоюзы  крупных  компаний   наряду  с  их  владельцами   лоббируют  получение   выгодных    оборонных   заказов, игнорируя  то, что   на   эти   деньги   создается   оружие, с    использованием   которого   будут    ущемляться  интересы  населения ( следовательно   и   рабочих)   других   стран.  По  мнению   Г.Маркузе,   революционная  роль  пролетариата  стала  мифом, а  учение Маркса – фантазией.  Поэтому  использование    термина   неомарксизм    применительно  к   данному   направлению   достаточно    условно  и  скорее  вызвано тем, что   теория Маркса  использована  как  отправная  точка   последующих  трансформаций  общества.

      Ключевая  идея  философов  Франкфуртской  школы -  буржуазное  классовое  общество   превратилось  в  монолитную  тоталитарную  систему, в   которой  ввиду   отсутствия   пролетариата   революционная   роль   преобразования общества   переходит   к   интеллигенции   и    аутсайдерам.  Современное   общество  технократично  и  существует  за  счёт  распространения  ложного сознания   посредством   средств   массовой   информации,  масс-культуры  и  навязываемым  культом  потребления.   Акцент   сделан  на  утрату  политических  прав  и  свобод  основной  частью населения   в  обмен  на  материальное  благополучие.

     Эти  выводы  были   сделаны   минимум  полвека   назад.  Э.  Фромм  в    книге  «Бегство  от   свободы» (1941)  проводит   серьезный   психоанализ   и   исследование  путей  развития  в  личности  интеллектуальной   зрелости   и   психологической   полноценности.  В   противном   случае   с  его  точки  зрения   неизбежно    превращение   человека  в   раба   своих  потребительских   инстинктов.

    Т. Адорно  оказал   очень существенное  влияние  на  формирование  новой  левой  повестки.  Он  провел  серьезное  исследование  студенческой  среды  в  Калифорнийском  университете  («Авторитарная  личность», 1950). Его  семинары  посещала   небезызвестная   старшему   поколению  Анжела Дэвис.

          Фромм  с  началом   маккартизма   переехал  в  Мексику (в   конце  жизни – в   Швейцарию),   Адорно    в  1949 году    вернулся   во  Франкфурт-на –Майне. Оба  до конца   жизни   продолжали  заниматься   преподавательской  и   научной  деятельностью.   Судьба   Маркузе  более   интересна.  В   годы   второй   мировой   войны   он  работал  в  Управлении   военной  информации   США,  затем  - в   отделе  исследований   и  анализа  Управления  стратегических  служб  (OSS,  предтече ЦРУ).  После  1945  года  Маркузе   работал   в   Германии   в   качестве  эксперта   американской   разведки по денацификации  и   получил   доступ   к   огромному   количеству   документов. С   началом   холодной    войны   Маркузе    уходит  из  разведки   и   занимается  преподавательской   деятельностью  в   качестве  политического  теоретика   в  Колумбийском,  Гарвардском,  Брандейском  и  Калифорнийском   университетах. Именно  Маркузе  получил  в   СМИ  прозвище   «Отец   новых  левых». 

       В  своей  основной  работе  «Одномерный  человек» (1964 г.)  Г.Маркузе  подвергает  жесткой   критике   современное   индустриальное общество (как   капиталистическое, так  и   социалистическое).  Он считает, что технология  становится  инструментом  легитимизации  и  удержания  господства  и  служит  установлению новых, более   эффективных  и   приятных  форм  социального  контроля  за индивидом  ( я  акцентирую    внимание  на  этой  фразе,  упомянув  отслеживание  постов и предпочтений  в  социальных сетях, отслеживании   геопозиционирования,   расходов,  распознавание  лиц, базу    для   которого   большинство   старательно   наполняет  сотнями   фотографий).      СМИ   выдают  частные   интересы   за    интересы   всех   разумных людей.  Машины  используются  для  получения   и   удержания власти.  Мирное    сосуществование   держится   на    постоянной   угрозе   войны.   

      Современное  общество   сдерживает   качественные  социальные  перемены, вследствие   которых  могут   утвердиться   новые  институты   власти, новое   направление   производственного  процесса  и новые  формы   человеческого  существования. Буржуазия  и  пролетариат настолько  изменились  в  ходе   капиталистического  развития, что перестали   быть   агентами   исторических  преобразований.   

       Система  сформировала  ложные  потребности:  развлекаться,  вести  себя  в соответствии   с   рекламой, любить  или   ненавидеть   то, что любят и  ненавидят  другие. Информационная    индустрия   вместо   фактов  несет  предписываемые  отношения   и   привычки.

       Борьба  против   истории   является  частью  борьбы  против  опасных исторических   аналогий   борьбы  человека  за  свои  идеалы,  память  о  прошлом  считается   иррациональной.

        Господствующий  аппарат  в   качестве   непременного  условия прогресса  выдвигает   идею  разрушения   прежних  ценностей. 

      Высокая  культура, стремление к  прекрасному остались. Но  они  являются  дотехнологическими.    Это    культура   привилегированного  меньшинства. Ещё  один  аспект –  по  своему  духу  понимания   прекрасного, героизма   и   романтическому   духу    она   неприемлема   для  сферы  бизнеса,  основанной   на  расчете   и  прибыли.   Её  вытеснила   масс-культура,  соответствующая  социальной  обстановке:  уходу от действительности,  приемлемости  насилия  и  асоциального  поведения.   Её  героями   стали  авантюристы,  рок-музыканты,  гангстеры,  домохозяйки  бесконечных   сериалов, биржевые  магнаты.   Искусство,  политика,  религия  и  философия   смешиваются   в  одном  флаконе  для  приведения  к  товарной   форме.  Основным   критерием становится   не   гармония,  а  меновая  стоимость, произведения   культуры  приобрели   форму  знакомых  товаров.

         Очень   интересным  является  эссе  Г.Маркузе  «Репрессивная толерантность» (1965).  Автор    считает, что  под   предлогом   толерантности   продвигается    инструмент     насилия    и   подавления  консервативных мнений  и  правил. Толерантность   стала   формой  обязательного  поведения  по  отношению  к официальной    политике    власти.  Толерантность   по   отношению  к   порокам  и  злу   считается   добром.  Толерантность   к   псевдоискусству   разрушительна  и  несет  истребление  гармонии  и   морали.

        В  случае  невозможности    скрыть  негативную  информацию    в   СМИ  используется  принцип    нейтрализации   противоположностей –   сообщение   о   противоправной    деятельности      чиновника   разбивается  на   отдельные   факты   и  рассеивается  среди   яркой  рекламы  или   новостей   позитивного  толка.  Поскольку  вся  информация  в СМИ  является  элементами   индоктринации   поддержки       официальных  властей,   человек   должен   научиться   априори   сопротивляться   предложенной   информации  для   умения   самостоятельно  разбираться  между   истиной   и   ложью.

     Вполне    закономерен   вывод:  тоталитарная   демократия    ничем   не   отличается  от   диктатуры  в   самых  худших   её  проявлениях.

       Далее    Г.Маркузе  делает   очень   значимое    заключение - для  свержения  власти, противостоящей    большинству  народа, могут   быть  использованы «внешне недемократические   средства».  Для   этого  следует отказаться от толерантности   по   отношению  к   группам, осуществляющим противодействие  свободе   слова,  расовой   и  религиозной   дискриминации,   общественной  безопасности  или   развитию   здравоохранения, введение ограничений  в  образовательных    учреждениях,   которые   способствуют   «порабощению   сознания». Вам   это  ничего  не  напоминает? Все   с  точностью  до  наоборот – именно  такими методами   сейчас   официальные    власти   выкорчевывают  трампизм   в  США.

       Сама   допустимость   подобных   действий   закладывает  под  общество  колоссальную   бомбу.  Первое:       кто   устанавливает   различия  между   свободой   и   справедливостью  и   неравенством  и  репрессией? Второе – кто определяет,  что предлагаемые меры  поддерживает  большинство народа, если   демократические   институты  не   работают, то   есть    результаты   голосования   (даже  если  оно  проводилось)  необъективны?  И   самое  главное  -  где  грань  между  переходом  от мирного   протеста  (бойкота,  забастовки, митинга)    к   насилию? 

       Но  после  этого  следует  ещё   более  радикальное  заключение: поскольку  в  развитых  странах   применение   насилия   повсеместно   и  узаконено, то критерием  оправданности   насилия   должно   служить   количество  жертв.  Если   пассивное  сопротивление   ведет   к   большему  количеству  жертв,  то  продолжать  его использование   означает   стать  на  сторону  угнетателей.  При  этом   Маркузе  пытается  смягчить формулировки  фразой  о  том, что   насилие  бесчеловечно, но  история  вершится   не   по   этическим нормам.    Он   подчеркивает, что в  самом  протесте  снизу  есть   неравенство,  и  следует  проявлять  толерантность  по  отношению  к   левому  радикализму, и   нетерпимость – к   правому.

    Поскольку  общество   находится  в   критическом   состоянии, истинное  умиротворение  ( то есть  преобразование   общества) требует   отказа  от   толерантности ещё  до   начала   действий.  Освобождение   обездоленных   представителей  человечества  предполагает  лишение  гражданских  прав  и   подавление   тех, кто   этому   препятствует.  Угнетенные и  подавляемые  властью  меньшинства имеют естественное   право  на   незаконные  средства,  если   законные   средства  не работают   или  неадекватны.

       Самая    главная   идея,    взятая    левыми  радикалами   из    неомарксизма:  текущий    уровень  индустриального   развития   достаточен  для  обеспечения   всех  потребностей   индивидуума.   Необходимо  только   перераспределить   его    от   богатых   к   бедным.  При   этом  моральные  заповеди  и  запреты   больше  не актуальны. Применение   насилия  и   лишение  гражданских   прав  оппонентов является нормой.      Поэтому   радикалы     хотят  «всё  и  сейчас»,  не   исключая  насилие   и   кровопролитие  как   инструмент  ликвидации    «несправедливого   мироустройства».  Факт   систематического   труда   расценивается      как   несвобода.    Более  того –  значительная часть  из   них  не  имеет  опыта  практической   созидательной   деятельности,   и  вне  зависимости  от  возраста      глубоко  инфантильна.  Они   не понимают   элементарной    вещи-    на   каком  основании    должны   присвоить   часть  создаваемых  обществом  материальных благ, не  имея  к  их созданию никакого отношения? Что будет, если такую позицию займут   все  члены  общества? Классическое    булгаковское   «разруха  не   в  клозетах, а  в  головах».  Игнорируется  непременное   условие, выдвинутое   Г.Маркузе -  до  начала  таких действий    индивид  должен   освободиться  от  негативного  потенциала - агрессии, невежества,  жестокости, обиды.

        Существенное  отличие  от   теории  заключается   в   том,  что   движущей  силой   протеста    являются    не   интеллектуалы,  а   маргиналы,  не   понимающие    истинного  положения  вещей   и   ведомые   внушенными   лозунгами.  Их  свобода  в  первую  и последнюю  очередь -  это свобода  от   знаний   и разума, свобода  быть  манипулируемым   и  получать   штрафы,  аресты   и   прочие   репрессивные меры,  в    то  время  как   плодами   протестов   пользуются  совершенно  другие  люди.    

        Кого   задерживали   на   протестных  акциях  в   Москве  как   наиболее   активных  и  агрессивных   участников?  Преимущественно    аутсайдеров – безработных, охранников,  великовозрастных   «маменькиных  сынков». Кто   в   России  занимался  информационной    поддержкой   протестов    в   открытых   письмах-обращениях и соцсетях?    Люди, относящие   себя    к  научному  сообществу (правда,  с   весьма сомнительным   вкладом   в  науку  и   проживающие  в   основном  за  пределами страны)  и  «творческая»   интеллигенция.

       Каковы   с  моей  точки   зрения   причины  использования  левых  радикалов  в  развитых   западных   странах? 

Объективные  причины :

  1. Продолжающееся   расслоение  уровня  жизни  населения  и  увеличение  количества  молодежи,  живущей  хуже,  чем  их  родители, отсутствие   перспектив  получения  достойного образования, стабильной   работы, своего жилья.  
  2. Наличие  постоянного  конфликта  интересов  практически во всех  связях общества  (работник  и   работодатель, потребитель   и  производитель, население  и   официальные  власти).
  3. Обесценивание    понятия   представительной  демократии. 
  4. Высокая    пассионарность   и    манипулируемость   маргинальных  слоев.

    Субъективные  причины:

  1. Уничтожение  индустриального производства  в  развитых  капиталистических странах.  Использование   ложных  (необъективных, искусственных)  критериев   для   оценки  состояния    экономики.
  2.  Снижение  качества  образования,    уровня  применения  логики  и  анализа.
  3. Некорректные   социальные лифты  и  фильтры  в   карьерном  росте.  В настоящее время  созданы  искусственное  квотирование  в  образовании,  искусстве, государственной  службе  (афроамериканцы,  ЛГБТ и трансгендеры, женщины), принижающие    роль   факторов,  ранее   бывших  ключевыми (уровень знаний и навыков, профессионализм)  для   развития  общества.

4.  Деспотизм,  выраженный   в    запрете   свободы   слова   и   преследовании   даже   за    пассивное    неприятие    политики   официальной    власти.  Подчинение интересов   консервативного   большинства   агрессивным  меньшинствам.

5. Монополизация  СМИ и превращение  их   в  инструмент власти, тотальная цензура, отсутствие   общественных  дискуссий  по  ключевым   вопросам.

6. Умышленное   насаждение   индивидуализма  и   потребительства  и  отказ  от  глобальных  интересов  общества   под   предлогом  равенства  и  свободы   личности.

7. Ложное представление  свободы  как полной  свободы  от  общественных обязательств   с   предоставлением   полных  прав.

         Итоговый   вывод: методики   свержения   легитимной   власти  и   дестабилизации  государств   возникли  не   на  ровном   месте  как  грибы  после  дождя.Они  имеют  вполне  научное   философское  и   психологическое   обоснование. Здесь   следует   вспомнить   слова   одного   из   теоретиков   глобализма  Ж. Аттали.  Он   говорил, что   глобалисты  (в   отличие   от нынешних   «марксистов») прекрасно   изучили   научные  труды , но   используют их   для   проведения   революций   в   своих   интересах.  Для этого   готовится   благоприятная   почва и в   нужный   момент в   качестве   инструмента задействуются   левые  радикалы.  Во многих   развитых  странах дискуссии остались исключительно   в   парламентах.  Общественные дискуссии   вытеснены   из   СМИ, основным   инструментом   протеста   против   существующего   порядка   стали   агрессивные   разрушительные   действия .

      Для предотвращения подобных сценариев в России государству предстоит долгая и серьезная работа, в первую очередь – в информационном поле и совершенствовании образования.  Непременным   условием   является   сохранение   площадок  широкой   общественной  дискуссии  для   обсуждения  средств   и  способов  развития  общества.



Источник

Просмотров: 71 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Реклама





Видеоподборка
00:53:01

00:10:26

00:38:32

00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх