Главная » 2021 » Июль » 20
 
18:00

Стратегия возрождения России

Отвечает ли требованиям современного развития страны и общества новая концепция национальной безопасности.

Указом президента Российской Федерации № 400 от 2 июля 2021 года введена в действие новая «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации». Несмотря на определенные недостатки, документ носит действительно прорывной характер, дающий надежду на начало реального возрождения страны. Однако если ожидания не оправдаются, то он может стать одним из детонаторов социального взрыва, что совершенно не нужно современной России.

В открытых источниках информации о ходе подготовки этого указа было крайне мало. Не случилось и широкого обсуждения, что, например, имело место в отношении «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации на период до 2020 года», введенной в действие в 2009-м. Тем не менее признаем, что данный документ достаточно сбалансирован и в большей степени отвечает требованиям современного развития нашей страны, условиям внутриполитической и международной обстановки, нежели предшествующий.

По оценкам экспертов, нынешнюю «Стратегию…» можно назвать революционной в связи с некоторыми положениями, ранее не отмечавшимися. Новая редакция, безусловно, имеет поворотное значение прежде всего в геополитическом смысле. Фактически Россия констатирует возникновение биполярного мира и объявляет стремление к закреплению этой конфигурации путем усиления единства континентального геополитического блока стран, альтернативного западному атлантическому.

Декларация биполярности

Москва демонстрирует разворот вектора внешнеполитического сотрудничества с западного на восточное направление. Приоритетом объявляются «всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие» с КНР, «привилегированное стратегическое партнерство» с Индией. Акцентируется сотрудничество со странами постсоветского пространства, Азии, Африки и Латинской Америки. При этом в указе ничего не сказано о сотрудничестве с США и странами Запада. Тем самым РФ фактически на уровне одного из главных руководящих документов, имеющих большое международное значение, дистанцируется от некоторых бывших ключевых партнеров. И хотя декларируется «многовекторность внешней политики», фактически новая редакция «Стратегии…» закрепляет приоритет, повторим, восточного направления развития российского сотрудничества.

На этом фоне странно выглядит то, что собственно внешнеполитические и геополитические интересы России в «Стратегии…» отражения не нашли. В разделах «Национальные интересы Российской Федерации и стратегические национальные приоритеты», «Стратегическая стабильность и взаимовыгодное международное сотрудничество» говорится о повышении устойчивости международно-правовой системы, совершенствовании механизмов обеспечения коллективной безопасности на разных уровнях, поддержании стратегической стабильности и иных частностях. Но концентрированной формулировки позиции относительно приверженности нашей страны варианту будущего мирового устройства нет. Хотя все угрозы со стороны ведущих глобальных центров силы имеют в своей основе стремление построить вполне конкретную мировую конструкцию, в которой России как суверенному субъекту места нет.

При этом руководители нашей страны, включая президента, неоднократно заявляли о приверженности к многополярной мировой конструкции. В точности такой же позиции придерживается руководство Китая и Индии. На этом фоне объявленное в «Стратегии…» приоритетом внешней политики «всеобъемлющее партнерство» с Китаем фактически означает, что в мире возникает (впервые после разрушения соцлагеря и СССР) противостояние двух крупнейших военно-политических блоков. Пусть пока не оформленных в явном политическом виде, но уже четко разделившихся по идеологическому основанию – модели будущего мирового устройства.

Первый – сообщество так называемых промышленно развитых стран, основу которого составляют государства западной цивилизации. Их духовные основы опираются на индивидуализм и материальное начало, порождающие власть денег. Они претендуют на роль мирового гегемона, контролирующего все мировые ресурсы, с уничтожением или существенным ослаблением геополитической субъектности остальных цивилизаций.

Эта группа стран отстаивает модель будущего мирового устройства, которую можно назвать сообразно ее сути как «мир цивилизационной иерархии», когда немногие избранные, определив себя как интеллектуальное ядро землян, сохраняют и увеличивают достигнутый уровень потребления благодаря жестокой эксплуатации остального человечества. В том числе за счет искусственного сокращения его численности, доведения до критически минимального уровня материального потребления и духовной деградации.

Второй блок – сообщество стран православной, исламской и других цивилизаций, ядром которых являются Россия, Китай, а также Индия, где духовное доминирует над материальным, общее над частным, индивидуальным. Они ориентируются на создание многополярного мирового порядка и стремятся к построению многополярного мира, который, исходя из провозглашаемых их лидерами принципов, можно назвать «миром цивилизационной взаимной поддержки» или «цивилизационной гармонии». В этом варианте цель мирового развития состоит в совершенствовании всех существующих цивилизаций с сохранением и расширением для каждого народа «поля развития», что составляет основу гармоничного существования каждого в отдельности и всех вместе.

В этих условиях объявление четких геополитических интересов России в виде желаемого облика будущего мироустройства было бы вполне уместным. Международное и внутриполитическое значение «Стратегии национальной безопасности…» существенно возросло бы, если бы в ней появилось несколько пунктов, в которых было объявлено, что Россия заинтересована в создании мира, базирующегося на принципах:

- межгосударственной взаимной поддержки, суть которой в том, что основой межцивилизационных отношений вместо конкуренции становится сотрудничество и взаимопомощь;

- равноправия в международных отношениях, где межгосударственная взаимоподдержка строится на основе равноправного и равноценного обмена материальными и духовными ценностями, исключается эксплуатация одних стран и цивилизаций другими;

- взаимной безопасности, когда одни государства не допускают ущемление возможностей развития других стран, создания им каких-либо угроз.

Важно было прямо объявить, что Россия заинтересована в многополюсном геополитическом мире, когда каждая из цивилизаций представлена достаточно самостоятельным и могущественным центром геополитической силы.

Имело бы исключительное международное значение заявление о том, что Россия заинтересована в сохранении государств как основных субъектов международного права, поскольку только они могут представлять, олицетворять и защищать все аспекты народной самобытности, права народов во всем их многообразии. При этом наша страна не заинтересована в превращении различных транснациональных образований, вне зависимости от их могущества, в субъекты международного права, поскольку те представляют собой клановые структуры, преследующие частные интересы преимущественно в материальной сфере.

Требуется идеология возрождения

Подобные положения способствовали бы усилению идеологической и морально-этической притягательности Российской Федерации для здоровых сил во многих странах мира, включая и входящих в западную цивилизацию. А это в свою очередь помогло нам обрести надежных союзников, поддерживающих Россию не из прагматических соображений, чреватых предательством при малейшем осложнении ситуации, а по идейным, которые останутся с нами даже в труднейшие времена. И здесь не стоит ссылаться на опыт СССР в период разрушения и его правопреемницы России. В то время ставшие на путь предательства руководители Союза и России преднамеренно отталкивали всех союзников, целенаправленно поддерживали антироссийские режимы.

При таких заявлениях граждане России сегодня вправе ожидать практических действий для дальнейшего освобождения страны от западного влияния, в частности свертывания вывода российских капиталов в западные финансовые структуры, скупки американских долговых обязательств и иных форм и способов экономической поддержки наших главных геополитических противников – США и глобальных транснациональных корпораций. О том, что «…сокращение вывода финансовых активов за границу» – один из приоритетов обеспечения безопасности страны, прямо говорится в п. 67 п/п 17 раздела «Экономическая безопасность».

Другим важным новшеством «Стратегии…» является констатация (п. 19, раздел «Россия в современном мире») положения: «Все более актуальным становится проблема морального лидерства и создания привлекательной идейной основы будущего мироустройства». Эта фраза знаменует значительный поворот в понимании ключевой роли идеологии в жизни общества и цивилизации в целом нашей правящей элиты. Данная тема в документе, к сожалению, не получила должного развития, но сам факт ее постановки означает многое. Стране дается надежда, что в обозримом будущем четкие идейные основы существования и развития нашего общества могут быть выработаны и приняты на официальном уровне как основа жизнедеятельности государства.

Удар по «эффективным менеджерам»

Вселяет надежду на пресечение разрушительной деятельности «эффективных менеджеров» всех уровней положение п. 47 п/п 14 раздела «Государственная и общественная безопасность». В нем говорится о «совершенствовании института ответственности должностных лиц за действия (бездействие), повлекшие за собой неэффективное использование бюджетных средств и не достижение общественно значимых результатов национального развития». Надеемся, что это положение найдет надлежащее отражение в соответствующих кодексах российского законодательства, прежде всего в Уголовном кодексе РФ. А суды, правоохранительные органы и спецслужбы России начнут претворять его в жизнь, невзирая на должности, звания и личные состояния виновных.

В этом же контексте можно расценивать как исключительно ценное положение п. 45, которое определяет важнейшей потребностью общества «…проведение не подверженной влиянию групповых и родственных интересов кадровой политики в органах публичной власти и организациях с государственным участием». Подобное положение впервые появилось в документе такого высокого уровня и дает основание надеяться, что «высокородным недорослям» и прочим «эффективным менеджерам», действующим в интересах отдельных, порой криминальных групп, а не государства, путь во власть будет перекрыт или как минимум серьезно затруднен.

Важным положением новой редакции «Стратегии…» является также п. 55 раздела «Информационная безопасность», где прямо указывается: «Использование в Российской Федерации иностранных информационных технологий и телекоммуникационного оборудования повышает уязвимость российских информационных ресурсов, включая объекты критической информационной инфраструктуры Российской Федерации, к воздействию из-за рубежа». Сказано откровенно мягко, ведь указанные факторы не просто «повышают», а в ряде случаев делают их подконтрольными управлению из-за рубежа. Особенно если речь о больших массивах данных, состоянии российского общества, что открывает огромные возможности иностранным акторам для манипулирования сознанием масс. Это положение дает основание более тщательно оценивать целесообразность масштабной «цифровизации» жизни и деятельности социума, ставит под сомнение необходимость проведения некоторых программ в этой области. Хочется надеяться, что появление этого положения в основополагающем для безопасности страны документе станет преградой на пути бездумной и крайне опасной «цифровизации», проводимой, похоже, по разным признакам в интересах частных лиц и организаций, а возможно, и стоящих за некоторыми из них иностранных спецслужб.

Важнейшим для экономического восстановления является положение из п. 64 раздела «Экономическая безопасность», которое гласит: «Для успешного проведения структурной трансформации российской экономики необходимо принять меры, направленные на… формирование самостоятельной финансово-банковской системы…» Из этого следует, что «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации» признает – страна не обладает самостоятельной финансово-банковской системой и суверенитет над ней еще надо устанавливать. С другой стороны, дает основания полагать, что в ближайшей перспективе последуют шаги по национализации нашей банковской системы, которая, как представляется логичным, должна начаться с национализации Центробанка России. Будем надеяться, что такие очень позитивные и жизненно необходимые шаги руководством нашей страны будут предприняты, несмотря на сопротивление Запада и глобальных финансовых структур, а также их «пятой колонны».

Надежды на отход от либеральных принципов регулирования российской экономики дает п. 59 раздела «Экономическая безопасность», в котором говорится: «Переходу к устойчивому развитию препятствуют… неэффективность ранее использовавшихся инструментов стимулирований экономики…»

Долой приватизацию и реформы образования

«Стратегия…» указывает на недопустимость приватизации стратегически значимых активов. В п. 67 п/п 32 раздела «Экономическая безопасность» прямо сказано о «сохранении в собственности Российской Федерации имущества предприятий и других организаций, имеющих стратегическое значение, в том числе пакетов акций». Это положение дает надежду на то, что приватизационные планы критически важных для обороны и безопасности страны предприятий и организаций, которые уже неоднократно становились достоянием общественности, осуществлены не будут. Это касается не только предприятий оборонного комплекса, но и организаций сферы образования и печати, играющих ключевую роль в информационной безопасности, обеспечении нормального обучения молодежи. А также здравоохранения, где регулярно пытаются приватизировать как отдельные организации, так и целые сферы услуг. «Реформа» здравоохранения, важнейшим элементом которой как раз была такая приватизация, нанесла тяжелый удар буквально за считаные месяцы до начала пандемии, когда уже начинал свое шествие по планете коронавирус.

Одним из важнейших аспектов новой редакции «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации», безусловно, является негативная оценка, данная наконец в документе столь высокого уровня «реформам» в сфере образования, культуры, близких к ним областях жизнедеятельности общества и государства. В п. 86 раздела «Защита традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти» сказано: «Насаждение чуждых идеалов и ценностей, осуществление без учета исторических традиций и опыта предшествующих поколений реформ в области образования, науки, культуры, религии, языка и информационной деятельности приводят к усилению разобщенности и поляризации национальных обществ, разрушают фундамент культурного суверенитета, подрывают основы политической стабильности и государственности». Об этом на протяжении почти 30 лет, буквально с самого начала так называемых реформ говорила и писала, обращаясь в самые разные инстанции, вплоть до президента страны, патриотическая оппозиция.

В этой связи есть все основания полагать, что лица, ответственные за инициирование, «научное» обоснование и проведение упомянутых реформ, будут наконец привлечены к ответственности. Те, кто сегодня занимает высокие посты, особенно в российских органах власти и иных организациях, как минимум будут отрешены от должностей и заменены людьми, готовыми восстановить разрушенное. Подобно тому, как генерал армии Шойгу восстанавливает разрушенное Сердюковым. Я уверен, что внимание активной части реальной патриотической общественности будет особенно пристальным именно к этой области.

Только перечисленных выше особенностей новой редакции «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» достаточно, чтобы признать ее исключительно важным для развития нашей Родины документом, в котором фактически обозначен крутой поворот в сторону возрождения страны по всем ключевым сферам.

Хочется, чтобы эти надежды оправдались. Ибо неоправдавшиеся надежды, как правило, оборачиваются отторжением существующего порядка и с большой вероятностью могут послужить детонатором социального взрыва, возможно, и революции, которые совершенно не нужны современной России.

В заключение отмечу наличие серьезных недостатков в «Стратегии…» Прежде всего нечеткие понятия и определения, допускающие многозначное толкование с неопределенной областью значений. Включение в документ, регламентирующий деятельность государства в области безопасности, вопросов, касающихся развития страны и соответственно не относящихся к его сфере применимости. Тем самым «Стратегия национальной безопасности…» вмешивается в область действия других руководящих документов, что практически неизбежно может породить противоречия и как следствие проблемы при реализации управленческих функций.

Нет в этом важнейшем указе и четкого понятия об организационных основах его исполнения на практике. А представленные несколько абзацев в разделе «Организационные основы и механизмы реализации настоящей стратегии» иным словом, как «отписка», охарактеризовать нельзя.

Тем не менее, несмотря на эти недостатки, новая «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации» действительно прорывная, дающая надежду на начало процессов реального возрождения страны. Но если вслед за заявленными положениями не последуют практические действия и чаяния российского общества окажутся обманутыми, страна может оказаться на пороге катастрофы.

Константин Сивков, заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

 

Источник



Просмотров: 100 | Добавил: АндрейК | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:

Учётная карточка

Видеоподборка





Новости партнёров

Реклама




work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх