Главная » 2021 » Март » 30
 
15:00

Страдания взлетающего дракона


Китая стал одним из главных участников большинства самых громких и серьезны событий последних недель. Именно Китай фактически столкнулся с единым фронтом противодействия, где против него выступили не только американские конкуренты, но и Великобритания, страны ЕС, Канада, Япония, Индия и более малозначительные игроки. Китай стал своеобразной мишенью на поражение которого работает весь коллективный «Запад».

После выборов в США Пекин откровенно ликовал. Его противник Дональд Трамп лишился президентского кресла, а значит период жесткой торговой конфронтации между США и Китаем должен был бы пройти. Демократ традиционно относи лилось к Китаю лучше, чем республиканцы, хотя бы в силу того, что в свое время близкие к демократам круги серьёзным образом вложились в экономику Китая. Но ожидания не оправдались. Администрация Байдена. Хотя и сняла некоторую часть претензий чисто экономического характера к Китаю, не разблокировала ряд других направлений (связанных с тем же присутствием китайских высокотехнологических компаний на американском рынке) и ужесточила риторику по проблемам, связанным с правами человека (непальской, уйгурской, гонконгской и обще либеральной).

И дело тут в трех аспектах. Во-первых, Китай продолжает оставаться главным геоэкономическим противником США и в первую очередь не в поставках каких-то товаров или услуг, а в гегемонии американского доллара. США удавалось некоторое время не пускать юань в валютный пул МВФ, удавалось ограничивать долю Китая в нем, но рост оборота сделок в юанях – факт реальной деятельности и очень болезненный для доллара США тренд. Во-вторых, проблема прав человека ,традиционная фишка демократов. Которую они не собираются терять, и которая очень нервирует китайское руководство. В-третьих, это то, что Китай изменился. После конституционной реформы 2018 года в рамках которой председатель Сит Цзиньпин перенастроил систему управления Китаем под себя, став фактически бессменным руководителем Китая и оттеснив от власти «южный клан» интересы демократов (серьезно сотрудничавших и с южанами) оказались ущемлены, а значит, хорошее отношение к Китаю как к площадке для инвестиций оказалось не когерентно хорошему отношению к председателю Си Цзиньпину и его окружению.

В результате все серьезнее разворачивается маховик противостояния между Китаем и организованным «Западом» в рамках которого обе стороны фактически обречены на недоброжелательный симбиоз, поскольку друг без друга в экономическом плане прямо сейчас существовать не могут. Обмен санкциями между Китаем, странами ЕС и Великобританией открыл новую страницу в мировом противостоянии.

Сказки заснеженного Анкориджа

Тем временем для США обострение конфликта с Китаем (в первую очередь на риторическом фронте прав человека) стало хорошим прикрытием переговоров, которые ведутся в городе Анкоридж в самом северном штате США – Аляске.

Главный вопрос переговоров сугубо экономический, это торговая политика, инвестиции, валютные отношения. Все то, что на самом деле тревожит США в Китае. По большому счету и республиканцы и демократы едины в одном. Вытеснение юанем доллара даже с 10 % в объеме мировых коммерческих операций станут непомерной ношей для США, которые будут вынуждены абсорбировать излишнюю долларовую массу, либо разгонять инфляцию внутри страны. Ни то, ни другое США очевидно не нужно. Но Китай. Окрыленный своими экономическими успехами последних десятилетий стремится играть более важную роль в эконмических процессах всего мира. Уйдя от осознания себя как региональной державы Китай включился в активную работу на рынках третьих стран. И если раньше (еще 10 лет назад) основным торговым партнером большей части земного шара были США, то сейчас на эту позицию успешно зашел Китай, а продвигаемые Китаем проекты, типа знаменитых «пояса и пути», фактически должны привести к еще большему отрыву Китая от США в качестве ведущей торговой державы. При этом, Китай стал все больше отходить в своих торговых операциях от использования доллара и активнее использовать китайский юань. А это уже критично для США.

Поднимая вопросы прав человека США фактически пытается играть на нервах у китайского руководства подразумевая, при этом, что нападки могут прекратиться (ну откровенно, политика Пекина к тем же уйгурам или тибетцам сейчас мало чем отличается от их же политики 10, 20 или 30 лет назад, но внимание этому уделяется гораздо больше, а тональность становится уже откровенно хамской и агрессивной). Одновременно ведутся переговоры с Великобританией организовать торговые проекты аналогичные поясу и пути, но без участия Китая. Это конечно же из разряда фантазий руководства США. Но опять же заставляет серьезно задуматься.

Более чем уверен, стоит Китаю дать слабину, согласиться на финансовые проводки торговых операций через американские институты (пусть даже и расположенные, например, в Гонконге) и в долларе США и обращение внимания на уйгурскую и какие-либо иные проблемы прекратятся, так как США победит в борьбе. О Пекин держится, поскольку председатель Си понимает, что поражение Китая станет его личным поражением, его последним часом в самом высоком кресле китайского государства.

Переговоры в Анкоридже обречены на провал. Стороны не могут прийти к взаимопониманию, но это лишь первый шаг, будут и другие площадки.

Неблагодарная Европа

Интереснее обстоит дело с Европой. Великобритания, а за ней и страны континентальной Европы начали активную либеральную атаку на Пекин. Практически одновременно с США поднят вопрос о правах человека и об ограничении активности Китая на европейском рынке. При этом многие в ЕС понимают, что без взаимодействия с Китаем в экономическом плане очень скоро Европа уйдет в зависимое от США положение и начнет проигрывать в уровне жизни и других важнейших показателях.

Однако американское влияние на европейские элиты огромно. Проамериканская группировка в Великобритании бросилась в «крестовый поход» на Китай, тем более, что есть еще две большие трещины в британо-китайских отношениях. Первая связана с фактическим уничтожением старых британских закладок в ее бывшей колонии, в виде разнообразных британских НКО. Вторая с тем, что британские элиты имели теснейшие связи с деловыми кругами юга Китая и тихая революция, устроенная Си Цзиньпином фактически оставила без власти те круги в китайском обществе с которыми Британия работала в наиболее приоритетном порядке.

Другие страны Европы, в первую очередь члены ЕС либо поддались давлению США (с учетом наличия серьезны рычагов давления на них со стороны заокеанского партнера), либо прибывают в парах либерального дурмана, который не позволяет трезво оценить обстановку. ЕС крайне зависима от торговых связей с Китаем. С другой стороны ЕС крайне подвержено давлению со стороны США. Это могла оценить Германия по делу о «Северном потоке-2» и ряд других стран ЕС. Когда США что-то добиваются они, как правило, не сдерживают себя в орудиях реализации своего интереса. При этом Европа должна осознавать, что, давя на китайские политические мозоли может получить серьёзные экономические последствия. Свеж в памяти пример Австралии, которую США выставили на передний фланг конфронтации с Китаем, надеясь, что можно будет безболезненно давить на Китай из-за того, что Австралия являлась одним из главных поставщиком руды для Китая. В результате, отказ КНР от австралийских руд, перепрофилирование поставок на других поставщиков и многомиллиардные убытки для австралийских компаний. Такова цена – быть американским орудием в борьбе с Китаем.

Пока перепалка ЕС и Китая идет в духе словесной дуэли и обмена секционными списками, но, видимо, все еще впереди. Европа сейчас крепко сидит на крючке у администрации президента США и вряд ли свернет с пути противодействия Китаю, при этом не имея реальных рычагов воздействия на Китай.

Этот фронт, однако пока еще не дошел до наиболее серьезной фазы противостояния. Пока не началась экономическая война. Но запах такой войны уже висит в воздухе.

Украинские приключения

В наибольшей степени экономическая составляющая войны против Китая проявилась в деятельности Украины, которую иначе чем идиотской, как, впрочем, и во все последующие событиям майдана годы, не назовешь. Однако сейчас Киев, часто «стреляющий в свои ноги», наверное, переплюнул сам себя.

Продажа Китаю ключевого предприятия Украины – компании «Мотор Сич» была хотя и негативным, но все же имеющим экономические основания действием. Самой Украине по экономическим причинам эту компанию не потянуть (нет сейчас на Украине соответствующего производства авиатехники), экспорт толком не наладить (экспорт ведь главным образом был в Россию), западным партнерам эта компания не нужна. Есть «Ролс-Ройс», «Пратт и Уитли» и другие собственные двигателестроители, а продать России не позволяла «карма» майдана.

В результате предприятие получил Китай. И даже заплатил за свою покупку. Но тут о ситуации наконец то узнали в США и отделавшись от президентской гонки отреагировали, заставив Киев пойти на беспрецедентный шаг – национализацию предприятия у китайского собственника, который при этом уже произвел оплату. Нет конечно, национализации иногда случаются, в Латинской Америке, в Африке. Но такого рода шаги всегда воспринимаются негативно игроками, пострадавшими от недружественной активности национализирующей стороной.

Китай умеет отвечать болезненно. В Крым вылетела делегация китайских бизнесменов, намекая на то, что Пекину ничего не стоит посчитать Крым российским и начать там деловую активность. Если что. В ответ Киев пошел еще дальше и ответил таким образом, за которым вполне может последовать комплексный украино-китайский разлад. Киев заявил, что поддерживает Японию в территориальном споре с Китаем вокруг архипелага Дяоюйтао. То, что это совершенно неуместно, Киев, очевидно, не понимает. И то, что ответом на такой шаг может считать комплексное снижение деловой активности Пекина на Украине. А это порядка двадцати миллиардов долларов инвестиций, участие китайского капитала в ряде проектов, понижение торговых отношений, вплоть до блокировки покупки украинской продукции китайскими компаниями.

Противоречия Китая и Украины безусловно такими не являются, это сигнал, посланный Пекину США руками марионеточного киевского режима, забывающего национальные интересы в угоду заокеанскому хозяину. Но серьезный сигнал. Он сводится к тому, что США гарантируют Пекину неприятности везде, где у них есть политическое влияние, независимо от того, сколько Пекин вложил экономически, или что поддержал политически.

Лунная станция и другие китайские предложения

Своеобразной контригрой со стороны Китая стало демонстративное сближение с Россией. Не в первый раз, впрочем. Предыдущие демонстративные сближения не препятствовали Пекину в работе на геополитическом пространстве России, в том числе и против проектов, продвигаемых Россией. А также к срыву того, что уже вроде как было давно согласовано.

Формирование сопротивления со стороны Душанбе вступлению в ЕАЭС, поддержка противоположных продвигаемым Россией сил в Киргизии, установление плотных контактов с раскольниками на Украине, предоставление кредитов Белоруссии в период попыток Москвы сыграть на финансовой зависимости Минска, срыв программы развития нефтехимического кластера в Поволжье, волокита по вопросу строительства высокоскоростной магистрали, попытка выкручивания рук в вопросах цены за газ по «Силе Сибири», срыв проекта совместного широкофюзеляжного самолета. Китай любит говорить о сотрудничестве и взаимной выгоде, расточаться в комплиментах, заявлять чуть ли не о стратегическом союзе, но не соблюдает дистанцию в работе на поле «партнера» и не брезгует пытаться задавить «партнера» в отстаивании своих интересов. Примерно то же и на международной арене. Где, например, Пекином тормозились и тормозятся некоторые решения БРИКС.

Собственно, практически все вопросы, которые обсуждались во время визита Лаврова в Пекин из этой же серии. Просто, сторонам надо показать всему миру, что гипотетически возможен союз Москвы и Пекина и он будет для всех остальных болезненным. Это в интересах обеих стран и этой возможностью пользуются. Да, некоторые договорённости последнего времени интересы. Например, меморандум о лунной базе. Но увы, эта тема практически моментально уйдет в «отвалы» не обретя наполнения, как только Китай выберется из жесткого политического клинча с США. Китай готов к сотрудничеству только по тем вопросам, которые выгодны Китаю, либо по тем, в которых Китаю не приходится выбирать с кем сотрудничать.

Так что тем, кто задумал проекты длительного сотрудничества России и Китая следовало бы поостеречься. Китай наш ситуативный политический партнер, Китай наш сосед, с которым сняты практически все двусторонние противоречия и в военно-политическом плане – партнер, закупающий оружие и проводящий совместные учения. Но ни при каких обстоятельствах не союзник, скорее конкурент, который при этом не нацелен на устранение России, разрушение ее экономики, или расшатывание политического строя. А это уже не мало.

Высшее политическое руководство России прекрасно знает и осознает тонкости политической игры Пекина и его политический и экономический менталитет. Знает оно и о том, что верить китайскому слову нельзя, можно же верить лишь вложенному китайскому юаню. И, представляется, это должно быть использовано. Например, сразу же, «не отходя от кассы», еще до строительства «Силы Сибири - 2» подписать контракты на поставку по нему газа в будущих периодах по обязывающей формуле с жестко установленной ценой. Потом Пекин будет торговаться и даже пытаться поддержать себя в этом торге политическим давлением на Россию. Проверено. Не раз.



Источник

Просмотров: 98 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 1
avatar

0
1
Китайцы с пиндосами ещё пободаются - всему миру мало будет...
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Реклама





Видеоподборка

00:10:26


00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх