Главная » 2021 » Октябрь » 23
 
04:14

Сообщения Советского Информбюро о потерях в боевой технике

Сообщения Советского Информбюро о потерях в боевой технике

Однако самый интересный источник почему-то долгое время у нас игнорировался. Что же за источник? Да вот, совершенно официальный и очень авторитетный в свое время: орган пропаганды ЦК ВКП(б) газета «Правда». В ней практически с самого начала войны появились сообщения Совинформбюро. Его материалы передавались также в новостях по радио, ну а уж всеми газетами страны перепечатывались регулярно.

То есть, какую бы вы газету ни открыли, в ней обязательно было бы сообщение от Советского Информбюро…
В газетах печатались очень важные с точки зрения визуализации информации фотографии, хотя их явно следовало давать больше!

Тут нужно решить очень важный вопрос: а можно ли им доверять, ведь пропаганда, она и есть пропаганда?Однако прежде, чем с ходу отметать достоверность этого источника, следует все-таки газету «Правда» почитать. Причем даже не с 22 июня 1941 года, а, скажем, с начала гражданской войны в Испании. При прочтении невозможно не заметить особенностей подачи материала: тут разбили автоколонну, здесь – в плен сдались 200 франкистов, а еще захвачено столько-то винтовок и пулемет. А потом, как ушат холодной воды: войска республиканцев оставили Сантандер.

Танки «Матильда» под Москвой. Крупное фото на первой странице. Смысл: «Мы сражаемся не одни, нам помогают даже англичане»

Совинформбюро также постоянно информировало о том, что Красная армия бьет немцев то тут, то там, о немцах, сдавшихся или захваченных в плен в самые первые дни войны, захваченных трофеях, и лишь потом сообщалось: «наши войска оставили Киев». Вот пример одного такого сообщения: «За 22 и 23 июня нами взято в плен около пяти тысяч германских солдат и офицеров» («Известия», 24 июня 1941 года, № 147, С. 1). Однако тут невольно у наших людей возникали вопросы: ведь если мы их там бьем и тут бьем, и там они сдались, перелетели к нам на самолете, то почему же мы отступаем? Хотя, разумеется, вслух такие вопросы задавать никто не решался. Ну что поделать, если наши журналисты тогда еще не умели, да и сейчас умеют далеко не всегда, «и невинность соблюсти, и удовольствие получить», и либо их этому не учили, либо и они сами (да и «наверху») тогда считали, что в основной своей массе нашим людям сойдет и так.

Не только танки, но и самолеты нам они присылают, и самолеты хорошие!
Сообщения Советского Информбюро о потерях в боевой техникеА вот и потери. Наши… Пылает «тридцатьчетверка». Кто-то любит писать, что дизельные танки «не горели». Горели, да еще как…

Другое дело цифры. Тут врать было опасно, так как на больших преувеличениях тебя вполне могли поймать германские газеты, и издания нейтралов (и союзников!), что дало бы им возможность писать о… «недостоверности советской пропаганды» вообще. И совсем одно дело написать про бой, закончившийся нашей победой, выдуманной одним досужим журналистом – боев-то были тысячи, кто будет его проверять? И другое – сообщать неверное количество потерянных в боях танков и самолетов. Журналы потерь есть и у нас, и у них. И хотя, разумеется, расхождения будут неизбежны, цифры есть самое достоверное, что в то время публиковалось в наших газетах.

Тяжелый танк КВ, который снаряд врага превратил в настоящий крематорий

Ведь роль цифр очень даже понятна. Недаром же 10 июля в газете «Правда» так яро накинулась на гитлеровцев в своей статье: «Арабские сказки немецкого верховного командования или шестинедельные итоги войны» («Правда», № 218, С. 1). Вы, мол, сообщаете о 895 000 убитых, раненых и пленных… Откуда это?! Какие такие 13 145 тыс. танков, 10 380 орудий и 9 082 самолета потеряла наша армия? Вы, немцы, вообще-то потеряли 6 000 танков, а мы – только лишь всего 4 000!

И это тоже наш «танк», и это тоже наши сгоревшие танкисты… То есть «это» в 41-ом было еще в ходу и на «этом» еще даже успехи повоевать! Хотя, скорее всего, и воевали очень недолго…

Между тем не надо было такое вообще писать. Нельзя, категорически нельзя давать сравнительную информацию и уж тем более спорить с цифрами, которые дает враг. Враг всегда однозначно лжет! Такая логика пропаганды должна была присутствовать у журналистов. Элементарно же, разве не так? Только вот «Правда» с упорством, достойным явно лучшего применения, все также и дальше «обличала немцев» и давала сравнительную информацию – это у нас, а это у них. Например, в субботу 23 августа в № 233 на самой первой своей странице она сообщала, что немцы, мол, пишут, что потери РККА составили: 14 000 пушек, 14 008 танков, 11 000 самолетов, 5 млн солдат убитыми и ранеными и 1 млн пленными. На самом деле потери наши такие: 150 тыс. убитых, 440 тысяч раненых, 110 тысяч пропало без вести (такого писать нельзя было, потому что открывало путь для самых негативных домыслов), то есть всего около 700 тысяч выбывших из строя, а еще потеряно 5 500 танков, 7 500 орудий и 4 500 самолетов. Вот, мол, как они врут! Между тем после шапкозакидательских статей и лозунгов 30-х годов и эти цифры казались просто чудовищными.

А вот этот танкист воевал на ленд-лизовском танке М3 «Стюарт». Хотел из него спастись, но не успел…
А вот это догорает немецкий танкист. Ну да ведь никто же его к нам в гости не приглашал!

В начале войны появилось и несколько материалов о перелетевших к нам немецких летчиках, которые называли даже… свои адреса. А про гестапо они что, все позабыли?

Такими из сгоревших машин извлекали германских танкистов англичане в Северной Африке. Впрочем, подобную работу по очистке уничтоженных машин приходилось делать и нам, и нашим союзникам, и нашим противникам.

Принимая во внимание превратности войны, глупо было писать, что «Киев есть и будет советским», что наша «Одесса – неприступная крепость», то есть, опять же, характер воздействия информации в стиле «позитив, а затем негатив» нашими журналистами не учитывался. Но вот цифры потерь, причем именно по дням, давать следовало. Вот это было совершенно правильно. А там пусть сами люди считают! И понятно, что потери свои можно и нужно было немного занижать, а вот потери противника, опять же, немного, но увеличивать. Но так ведь получалось, само собой. Кто-то честный давал с фронта правдивую информацию, кто-то – преуменьшал или преувеличивал. А в среднем получалось что-то близкое к истине.

А вот так мы влепили «чеху»…

И было так, что еще в 1989 году, в рамках НИРС мои студенты провели работу с материалами газеты «Правда» за все 1 418 дней войны, и все данные Совинформбюро выписали. Есть итоговые цифры, есть промежуточные, есть «день за днем», которые тоже очень интересны, но которых слишком уж много. Поэтому остановимся лишь на данных за месяц.

«Расковырянная» снарядами «трешка»…

Итак, цифры потерь германской армии за первый месяц войны у нас получаются такие: 296 самолетов и 360 танков. Июль: 1 577 самолетов и 918 танков. Август: 580 самолетов и 658 танков. В сентябре: самолетов ими потеряно 1 033, а танков – 156. В октябре: самолетов – 725, а танков – 855. В ноябре: 566 самолетов, а вот танков уже 1 262. Наконец декабрь: 603 уничтоженных самолета и 982 танка. То есть, по данным Совинформбюро, с 22 июня и по конец декабря 1941 года потери вермахта составили соответственно 5 380 самолетов и 5 191 танк. В том же году была издана книга Л. Гоголева про боевые автомобили, и там были другие цифры: 2 656 танков и 970 БТР, уничтоженных за это же время.

Этому фрицу повезло хотя бы в том, что он не врезался в землю, а сел на нее!

В январе 1942 года: самолетов противника было сбито 817, а потери в танках составили 680 машин. Февраль – 599 самолетов и 303 танка. В марте – 927 и 200; в апреле – 975 и 156; в мае – 1 311 и 857; в июне – 346 и 1 071; в июле – 1 407 и 1 997. В августе цифры потерь составили соответственно: 641 и 755; в сентябре (по 3 октября) 1 648 и 378; в октябре – 569 и 217; в ноябре – 401 и 178. И декабрь завершился итогом – 756 и 312. Всего за 1942 год у немцев было уничтожено: 10 401 самолет и танков – 7 024.

Армия пополнялась танками и таким вот образом…

Январь 1943 года: 719/114. Февраль: 614/555. Март: 818/531. Апрель: 1 205/638. Май: 1 058/602. Июнь: 1 864/835. Июль: 812/1 318. Август: 2 727/2 736. Сентябрь: 1 432/1 642. Октябрь: 1 806/2 762. Ноябрь: 654/2 979. Декабрь: 621/2 077. Как видите, за 1943 год показатели значительно выросли: самолетов было уничтожено 12 330, а танков – 16 789 единиц.

А таким она их теряла…

Январь 1944 года: самолеты – 1 124, танки – 2 792, февраль – 982 и 2 383, март – 1 295 и 1 456, апрель – 1 416 и 1 349, май – 1 229 и 1 081, июнь – 967 и 1 912, июль – 1 265 и 2 177, август (оказался весьма урожайным на танки) – 1 907 и 3 426 танков (!), сентябрь – 928 и 1 413, октябрь – 1 137 и 2 529, ноябрь – 344 и 761, декабрь – 665 и 1 316. Всего же за 1944 год вермахт потерял: самолетов – 13 259 и танков – 22 595.

Германская «четверка» под Москвой.

Январь 1945 года: самолетов уничтожено 976, танков – 2 818, февраль – 1 085 и 3 712 (!), март – 1 561 и 3 644, апрель – 1 595 и 2 388.Наконец, пришел победный май, но и в мае мы продолжали уничтожать технику врага: самолетов – 34, танков 146! Всего за 1945 год было уничтожено 5 251 самолет и 12 608 танков!

А вот этот танк не спасли даже броневые экраны! Советский солдат осматривает брошенный немецкий танк Pz.III Ausf. J. 1943 год

Самое интересное, что никто не заставляет никого этим цифрам доверять. Но можно взять и самостоятельно сопоставить их с цифрами из открытых источников, включая мемуары и ресурсы Интернета. Важно, какое эта информация в годы войны имела значение. С другой стороны, надо было все эти цифры уже после войны посчитать еще раз и выдать итоговые данные по потерям. А если бы в них нашлось сильное расхождение с газетным материалом, просто сказать – «Тяжелая война была. Ну кто-то ошибся, кто-то сосчитал дважды или… не сосчитал!» «Да, нам далась Победа нелегко, тем больше наша слава». И все!

Вот страницы из тетрадки, где приведены были данные по уничтоженным германским танкам и самолетам, взятые из сообщений Советского Информбюро, записанные день за днем. Не надо теперь все 1 418 газет «лопатить»!

А вот теперь настало время и для сравнительной информации. Когда я готовил к изданию книгу «Танки эпохи тотальных войн 1914–1945» (издательство «Полигон», 2003 г.), то, естественно, привел на ее страницах официальные цифры наших потерь в танках за годы войны. И вот, по этим официальным данным, в 1941 году (с 22 июня по 31 декабря) РККА было потеряно 20 500 единиц бронетанковой техники; в 1942 – 15 тыс.; 1943 – 22,4 тыс.; 1944 – 16,9 тыс.; 1945 (с 1 января по 10 мая) – 8,7 тыс. Сравним их с данными Советского Информбюро, которому вряд ли имело смысл занижать данные немецких потерь. С 22 июня по 31 декабря 1941 года – 5 191 танк и САУ; за 1942 – 7 024; 1943 – 16 789; 1944 – 22 595; 1945 (с января по май) – 12 608! Таким образом, мы только в 1944 году уничтожили у немцев танков больше, чем потеряли сами, и этот факт говорит очень о многом. Не танков у нас было меньше, чем у гитлеровцев, как об этом не раз заявлял наш Верховный главнокомандующий И. В. Сталин. Больше их было все-таки именно у нас. А вот умение ими пользоваться пришло к нашим военным далеко не сразу.

world pristav -  военно-политическое обозрение


Источник

 
Просмотров: 137 | Добавил: Dmitrij | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 1
avatar

0
1
Статистика не упрямая вещь. Доверять цифрам никак нельзя. Сегодня танк потеряли, а завтра его отремонтировали.
avatar


Учётная карточка

Видеоподборка
00:46:50


00:37:01



Новости партнёров

Популярное




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх