Главная » 2021 » Март » 25
 
18:00

Щит и меч из Европы, или как Китай блокирует санкции США

Китай вводит новые механизмы защиты от экстратерриториальных санкций, обязывая компании сообщать об угрозе со стороны третьих государств. Можно предположить, что правила будут направлены на наиболее принципиальные для Китая отрасли экономики.

Пока Китай и США продолжают планомерно исчерпывать потенциал взаимных торговых отношений, КНР решила подстраховаться от возможных новых атак на экономику и принять «Правила по противодействию необоснованного экстерриториального применения иностранного законодательства и иных мер», или так называемые «Блокирующие правила».

Блокирующие правила были введены Министерством коммерции КНР 9 января 2021 г. Они на нормативном уровне нейтрализуют неблагоприятное воздействие иностранных экстерриториальных санкций и иных мер, оказывающих влияние на коммерческие отношения с Китаем.

Министерство коммерции поспешило опубликовать Блокирующие правила на фоне залпа новых торговых и инвестиционных ограничений, подготовленных уходящей администрацией Трампа. С 11 января 2021 г. вводится запрет на совершение любых сделок с ценными бумагами компаний, как-либо связанных с китайской военной промышленностью. В список компаний, на которые наложен запрет, входят крупные государственные аэрокосмические и строительные компании, а также технологические и коммуникационные компании, такие как Inspur Group, Huawei и China Telecommunications Corp. Вместе с этим пока не известно, какую позицию займет вновь прибывшая команда Байдена и как в дальнейшем будут развиваться американо-китайские торговые отношения.

Опыт Европейского Союза

Из текста принятых в КНР новых правил явно следует, что Китай вдохновлялся опытом Европейского Союза (ЕС), а именно Блокирующим статутом, принятым в 1996 г., чтобы смягчить эффект от экстерриториальных санкций США против Кубы, Ирана и Ливии. Хотя конфликт удалось разрешить и введенные ЕС меры оказались невостребованными, сам документ не канул в лету.


После обострения ирано-американских отношений 8 мая 2018 года последовал выход США из соглашения по иранской ядерной программе, несмотря на заверения МАГАТЭ о выполнении Ираном своих обязательств, а затем и восстановление санкций в полном объеме. ЕС был вынужден снова вспомнить о Блокирующем статуте 1996 г. На тот момент Европа наряду Китаем и Объединенными Арабскими Эмиратами вела активную торговлю с Ираном, который стратегически был нужен, чтобы ослабить нефтяную и газовую зависимость от России. Более того, к 2018 г. экспорт из Европейского Союза в Иран увеличился примерно на треть по сравнению с предыдущими периодами и составил 10,8 миллиардов евро, или около 12,8 миллиардов долларов.

После ввода санкций Брюссель недвусмысленно призвал европейские фирмы углублять деловые связи с Ираном, определив девять направлений для нормализации торгово-экономических отношений. Однако экономических субъектов было очень сложно стимулировать заниматься коммерческой деятельностью с Ираном, учитывая тень американских санкций и перспективы исключения из гораздо более важного американского рынка. Именно в таких условиях родилась новая редакция Блокирующего статута, которая послужила основой для «Правил по противодействию необоснованного экстерриториального применения иностранного законодательства и иных мер» КНР.

В чем суть китайских Блокирующих правил?

Новый документ ставит своей задачей в случае «необоснованного экстерриториального применения» отразить негативные экономические последствия посредством трех основных механизмов:

 

Запретительный приказ. Правила предусматривают создание межведомственного института, который под руководством Министерства коммерции будет выдавать «запретительные приказы» об освобождении от соблюдения иностранного законодательства и иных мер.
Взыскание убытков по решению суда. Если лицо продолжает соблюдать иностранные санкции, несмотря на их отмену выданным запретительным приказом, и тем самым причиняет вред гражданину КНР, юридическому лицу или какой-либо иной организации, то пострадавшая сторона вправе обратиться в народный суд с требованием о возмещении вреда. А также если лицо соблюдает решение иностранного суда, вынесенное в соответствии с законом, на который выдан запретительный приказ, и также наносит вред субъекту из Китая.

Подход был воспринят из Блокирующего статута ЕС, который также позволяет европейскому оператору, торгующему с Ираном, требовать от европейских же компаний, которые подчиняются американским санкциям, возместить нанесенный ей ущерб. К примеру, если в процессе производства или в поставках участвуют две европейские компании, одна из них подчиняется санкциям и вторая в связи с этим терпит убытки, то она в соответствии с Блокирующим статутом может подать иски против европейских партнеров, чьи действия вынудили ее нарушить контракт с Ираном.

Поддержка правительства. Пожалуй, это самое неоднозначное положение в правилах. В случае, если субъект из Китая несет убытки в результате исполнения запретительного приказа и несоблюдения иностранного законодательства, государственные институты могут оказать необходимую поддержку с учетом конкретных обстоятельств.

Подобные страховочные механизмы и пространные обещания поддержки, в совокупности с обязанностью китайской стороны «правдиво сообщать» о любых угрозах или запретах со стороны третьих государств, наталкивают на вопрос о степени директивности всех блокирующих мер. Не превратится ли это в инструмент манипуляции и точечного воздействия на отдельные компании? К сожалению, на этот вопрос сейчас сложно ответить, ведь даже сами правила выглядят пока достаточно пространно и декларативно.
Блокирующие правила оформляют свободу действия государственных органов

В правилах используются открытые формулировки для обозначения цели их применения: «противодействие воздействию на Китай, посредством необоснованного экстерриториального применения иностранного законодательства и иных мер». Для определения того, является ли экстерриториальное применение иностранного закона или меры «необоснованным», будут приняты во внимание следующие факторы:
  • нарушается ли международное право или основные принципы международных отношений;
  • потенциальное воздействие на национальный суверенитет, безопасность и интересы развития Китая;
  • потенциальное воздействие на законные права и интересы китайских сторон;
  • другие (неуказанные) релевантные факторы.


В отличие от Блокирующего статута ЕС, содержащего в приложении конкретный перечень иностранного законодательства, подлежащего блокировке, китайские правила сформулированы широко, что фактически предоставляет властям свободу действий при определении того, какие иностранные законы и меры блокировать. Китай уже неоднократно становился объектом вторичных санкций, так что такой подход для него оправдан. Правила никак не повлияют на выполнение КНР своих международных обязательств, об этом сделана специальная оговорка. Стоит отметить, что, хотя правила и обязывают сообщать о любой угрозе «вторичных санкций», из текста логически следует, что они не предполагают обязательную блокировку и решение остается за государственными органами.

Угроза полупроводниковому гиганту

Китайское законодательство сейчас развивается крайне стремительно. Изменения в экономике, геополитике, амбициозные взгляды лидеров КНР на 14-ю пятилетку (2021–2025) — все это придало инерции к обновлению нормативной базы. При этом законодатель не ограничивается бездумной рецепцией, нормы пишутся аккуратно, с необходимой степенью детализации. Блокирующие правила выглядят открытыми и не вполне конкретными; глядя на них сейчас, очень сложно сказать, как эти механизмы будут работать на практике. Такой подход избран не случайно: он оформляет свободу действий государственных органов.
Однако правила не предусматривают, что будет, если субъекты из третьих государств станут игнорировать китайский запретительный приказ. Можно лишь предположить, что в таких ситуациях иностранные компании могут быть добавлены в «список ненадежных субъектов», который был введен в действие Министерством коммерции в сентябре 2020 г. Этот «дамоклов меч» может побудить стороны третьего государства добровольно соблюдать китайский запретительный приказ, чтобы сохранить свои активы и репутацию в Китае. Однако угроза включения в список будет работать только в тех случаях, когда у компании вся основная деятельность сосредоточена в КНР.
Можно предположить, что такие запреты будут направлены в первую очередь на компании в наиболее принципиальных для Китая секторах, к примеру, в высоких технологиях. В ноябре 2020 г. тайваньский гигант по производству чипов Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC) полностью прекратил поставки для Huawei, находящейся под американскими санкциями. Это нанесло огромный удар по китайской компании. Вместе с этим TSMC имеет несколько предприятий на территории КНР, что делает его вполне уязвимым для китайского законодательства. Есть вероятность, что Huawei может в ближайшее время воспользоваться новым механизмом и обратиться к TSMC с требованием о возобновлении сотрудничества и взысканием многомиллиардных убытков, что в условиях полупроводникового кризиса и общего дефицита чипов на мировом рынке может обострить ситуацию. Напомним также, что наложение санкционных ограничений на китайского производителя чипов Semiconductor Manufacturing International (SMIC) привело к снижению доли китайских полупроводников на рынке и частичному перенаправлению заказов TSMC.

Остается открытым вопрос: как быть тем компаниям, которые могут оказаться под перекрестным огнем? Будут вынуждены соблюдать американские санкции, но в то же время окажутся субъектами блокирующих правил. Боюсь, на данном этапе им придется выбирать, какой рынок для них важнее.

Источник



Просмотров: 104 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Реклама





Видеоподборка

00:10:26


00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх