Главная » 2020 » Октябрь » 1 »

Сбитый Су-25 ВВС Армении оставил больше вопросов, чем ответов


14:30
Сбитый Су-25 ВВС Армении оставил больше вопросов, чем ответов

История со штурмовиком ВВС Армении, якобы сбитым турецким истребителем, больше всего напоминает попытку Еревана подготовить почву для втягивания Москвы в армяно-азербайджанский конфликт через не применимые в данном случае положения ОДКБ.

К такому выводу пришел обозреватель ФАН, проанализировав имеющуюся информацию о гибели армянского самолета.

«Турция совершила агрессию»?

К вечеру третьих суток активных боевых действий на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе Минобороны Армении озвучило новость, которая немедленно стала сенсацией. Согласно информации армянских военных, штурмовик ВВС Армении Су-25 был сбит турецким истребителем F-16. Пилот армянской машины погиб. В момент атаки истребитель ВВС Турции якобы находился на высоте 8200 метров и на удалении 60 км от Су-25.

По словам пресс-секретаря министра обороны Армении Шушан Степанян, турецкий истребитель поднялся в воздух с аэродрома Гянджи и прикрывал действия азербайджанской авиации, а также беспилотников, наносивших удары по армянским населенным пунктам Варденис, Мец-Масрик и Сотк.

Позже представители Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики (НКР) уточнили, что атака F-16 была зафиксирована в воздушном пространстве Нагорного Карабаха.

Турция совершает прямую агрессию по отношению к Армении, заявил в своем паблике представитель министерства обороны Армении Арцрун Ованнисян.

«Это уже факт, состоявшийся факт», — подтвердил подлинность этой информации премьер-министр Армении Никол Пашинян.

Сообщение о трагедии по понятным причинам вызвало бурное негодование в Ереване. Особых сомнений в гибели своего Су-25 от ракет турецкого F-16 у армянской общественности не было. Ведь о случившемся объявили высокопоставленные лица страны. Опять же из истории с резкой разморозкой армяно-азербайджанского конфликта явственно торчали уши Анкары. Наконец, совсем недавно глава турецкого МИД заявил, что Турция готова поддержать Азербайджан как за столом переговоров, так и на поле боя.

Ну как тут не поверить?!

Просто бизнес, ничего личного

Надо ли говорить, что инцидент был способен серьезно изменить ситуацию в зоне боевых действий.

Конечно, с одной стороны, НКР не просто так именуется непризнанной республикой. Ее государственность не признана не только в Баку и Москве, но даже в Ереване. Проще говоря, НКР не могла юридически считаться территорией Армении, являющейся членом Организации Договора о коллективной безопасности. Нагорный Карабах превратился в некую «серую зону», где азербайджанцы могли воевать с армянами и при этом формально не нарушать статью 4 договора, обязывающую членов ОДКБ, после соответствующей просьбы Еревана, оказать военную помощь Армении в случае совершения против нее агрессии. Поэтому совсем не факт, что гибель армянского Су-25 над территорией НКР могла повлечь за собой активизацию четвертой статьи.

Озвученная Степанян информация об азербайджанских атаках с воздуха по армянским населенным пунктам ясности в вопрос обязательного задействования упомянутой статьи тоже не вносила. В конце концов, армянская сторона уже неоднократно заявляла об обстрелах азербайджанцами того же Вардениса, но при этом ни разу не использовала это обстоятельство для обращения за помощью в ОДКБ.

С другой стороны, армянские военные сообщили, что их штурмовик был сбит мало того, что турецким истребителем, так еще и поднявшимся в небо с азербайджанской ВПП. Этот факт Москва вполне могла бы расценить как кардинальное нарушение оговоренных и устоявшихся в регионе «правил игры». Не завуалированное (в виде присутствия в ВС Азербайджана турецких операторов БПЛА и военных инструкторов), а явное задействование в армяно-азербайджанском конфликте турецких ВВС на стороне Баку выглядело как открытое вторжение Анкары в зону жизненно важных интересов России.

Тут становилось бы уже не до юридических тонкостей толкования статей Договора о коллективной безопасности. Ради сохранения реноме, да и просто из чувства самосохранения Москва должна была бы жестко ответить Анкаре и Баку, тем самым отказавшись от ранее старательно соблюдаемой позиции «над конфликтом», позволявшей сохранять отношения как с Арменией, так и с Азербайджаном, а заодно, при случае, и жать руку Турции.

Разумеется, России отказываться от столь выгодной позиции не хотелось бы. Но закрыть глаза на вопиющую наглость Анкары Москва вряд ли бы смогла… К вящему удовольствию Никола Пашиняна, получающего возможность переложить обязанности по удержанию Нагорного Карабаха со своих плеч на российские. Как говорится, ничего личного, просто бизнес.

Получилось бы как в анекдоте про партизан: «а потом пришел лесник и всех разогнал». Сбитый турками армянский штурмовик превращался, по сути, в козырного туза, которым военно-политическое руководство Армении могло побить любую карту Баку и Анкары в НКР. С учетом этого неудивительно, что почти сразу после обнародования информации о погибшем Су-25 и Баку, и Анкара наперебой стали отрицать факт присутствия турецких военных самолетов в небе Азербайджана и Нагорного Карабаха.

«А был ли мальчик?»

В общем, все было понятно, кроме одного — а был ли мальчик? В смысле, действительно ли ВВС Армении потеряли борт над НКР и действительно ли этот Су-25 был сбит турецким истребителем?

На первый взгляд, такая постановка вопроса может показаться парадоксальной, ведь за эту версию «вписались» высокопоставленные лица в Армении и НКР. Но не будем принимать их слова на веру, поскольку цена ошибки тут очень велика. Лучше обратим внимание вот на какие моменты.

В конце июля — начале августа, во время совместных с Баку учений TurAz Qartalı-2020, Анкара действительно перебросила на аэродром города Гянджа несколько своих F-16. После окончания учений этих истребителей в Азербайджане никто не видел. Может ли быть так, что после учений какая-нибудь пара турецких F-16 больше месяца простояла на ВПП Гянджа никем не замеченная и не сфотографированная, чтобы 29 сентября подняться, наконец, в небо и сбить армянский Су-25?

Сомнительно, честно говоря. Не говоря уже о том, что вообще непонятен смысл задействования Анкарой своих истребителей с азербайджанской территории против армянского штурмовика. Во-первых, Баку располагает собственными истребителями МиГ-29 в количестве 15 единиц. Во-вторых и в главных, фокус «Турецкие истребители с азербайджанской ВПП воюют против армянских ВВС» — это такая красная тряпка для Москвы, что краснее не бывает.

Спровоцировать Россию на силовой ответ — это последнее, о чем мечтал бы президент Турции, немало сделавший для перезапуска армяно-азербайджанского конфликта. Тем более что однажды Реджеп Эрдоган уже «одними помидорами не отделался». Таких «тем более» можно указать еще штук десять, и все они будут не в пользу решения Эрдогана побоксировать с Кремлем.

Надо понимать, что боевые порядки армян и азербайджанцев столь насыщены средствами ПВО, что обе стороны с начала новой эскалации конфликта воздерживаются от использования над Нагорным Карабахом военных самолетов, предпочитая делать ставку на беспилотники. Почему вдруг на третий день боев армяне решили отправить свои штурмовики туда, где их шансы нарваться не только на азербайджанские, но и на свои собственные ракеты и снаряды, равнялись практически 100%?

Заметим, что штурмовики обычно применяются как минимум парами. Если один был сбит, то куда делся второй? Штурмовики к тому же обычно прикрываются собственными истребителями. Почему в данном случае у армянского Су-25 не было истребительного сопровождения, а если было, то почему оно ничего не сделало для защиты своего подопечного?

С момента заявления армянской стороны о гибели их Су-25 прошла уже уйма времени — где доказательства случившегося? В районе 12:00 30 сентября в Интернете промелькнули вроде бы названное Ереваном имя сбитого пилота — Валерий Данелин — и фотографии самолетных обломков. Но где эти обломки сфотографированы? Где тело погибшего пилота? Где доказательства, что штурмовик сбили именно турки, а не азербайджанские самолеты или системы ПВО? Может быть, Су-25 вообще по ошибке сбили сами армяне либо самолет упал из-за ошибки пилота или технической неисправности?

И где, в конце концов, официальное обращение Еревана в ОДКБ с просьбой об оказании военной помощи в противостоянии с Азербайджаном и Турцией?

После сообщения о сбитом турками Су-25 премьер-министр Армении связывался по телефону с президентом РФ Владимиром Путиным. Однако нет никаких свидетельств того, что в ходе этой беседы затрагивалась тема сбитого самолета.

И еще одно. О присутствии в Азербайджане турецких истребителей, равно как и о факте атаки ими армянского борта, ничего до сих пор не сказали российские военные. А ведь имеющиеся у них средства объективного контроля наверняка зафиксировали бы как F-16 и выпущенные ими ракеты, так и рухнувший Су-25.

Внятных ответов нет

Повторимся — а был ли мальчик? Если был, то где доказательства, что штурмовик был сбит именно турками?

Пока внятных ответов на эти вопросы Армения в публичном поле не озвучила. Что закономерно ставит под сомнение заявления Еревана о прямой агрессии Турции против Армении. Таким образом, действия армянской стороны пока больше напоминают попытку подготовить почву для втягивания России в армяно-азербайджанский конфликт через апелляцию к положениям ОДКБ, которые в данном случае невозможно применить.

Автор: Михаил Большаков



Просмотров: 323 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:
 


Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
 
 

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Реклама

Видеоподборка
00:09:31

00:05:19

00:04:03

00:01:39

00:43:40

Новости партнёров





Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2020 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz
Наверх