Главная » 2021 » Август » 10
 
14:00

Разгул контрреволюции в Тунисе

О том, как и почему в Тунисе был уничтожен политическим режим порожденный Арабской весной в 2011-м году. В отношении "Арабской весны", то что сейчас происходит в Тунисе это конечно же чистейшая контрреволюция, которая не имеет ничего общего с демократией, но отражает серьезную подковерную борьбу различных групп стран за влияние в Северной Африке. В случае с Тунисом, удачный переворот является победой ОАЭ и Саудовской Аравии и поражением Турции и Катара. Разумеется, данный переворот попутно уничтожил расхожий аргумент "посмотрите на Тунис, вот же страна, где в отличие от Египта, Ливии, Сирии и Йемена, Арабаская весна и "цветная революция" установила стабильный политический режим". Проект с горем пополам протянул 10 лет и закончился традиционным для Африки переворотом, который произошел несколько позже, чем в Египте и практически без крови, в отличие от того же Египта. Тоже своего рода достижение.

Разгул контрреволюции в Тунисе

Каис Саид на днях сделал поразительное заявление в монаршем стиле: президент, победивший на свободных выборах в 2019 (всего второй раз в истории Туниса) практически провозгласил, что совершает путч, уволив премьер-министра и приостановив работу парламента.
Саид был избран девять лет спустя после свержения президента Бен Али, который в 1987 будучи главой службы безопасности, устроил путч против Хабиба Бургиба –первого президента Туниса. Путч 1987 года в арабской политической терминологии называют «медицинским путчем», потому, что Бен Али заявил, что Бургиба невменяем и не может продолжать исполнять свои обязанности. Как хорошо известно, протесты против коррупции и репрессий Бен Али (любимчика западных правительств и кредитных учреждений) вызвали восстания в арабских странах в декабре 2010 года.

Неожиданная победа

Каис Саид неожиданно победил на президентских выборах 2019 года. Он был профессором конституционного права, не принадлежал ни к одной партии и не был связан с какой-либо политической идеологией. Он добился поддержки в результате телевизионных дебатов, в значительной мере из-за своего отличного владения классическим арабским языком в стране, где сильно французское влияние.
Более того, Сауд выделялся твердым и безоговорочным осуждением любой нормализации отношений с Израилем. Его ответы на вопросы о правах палестинцев и неприятие Израиля произвели фурор в социальных сетях и способствовали его победе. Саид привлек поддержку молодежи Туниса, потому, что он представлял новый тип политиков, не запятнанных коррумпированной системой.
Политическая система, сменившая режим Бен Али, имела множество слабых мест: раскол между исламистами и светскими только усугубился, и региональные политические войны между ОАИ и Саудовской Аравией, с одной стороны, и Катаром и Турцией с другой, бушевали и в Тунисе, как Ливии и других местах.

ОАЭ против Братьев-мусульман

Режим ОАЭ сейчас ведет войну против Братьев-мусульман по всему арабскому миру, даже в Палестине, например, где марионетка ОАЭ Далан, бывшая шишка ФАТХ, поддерживает интересы своего начальника – наследного принца Абу Даби Мухаммада бен Заида.
Братья-мусульмане были, вероятно, крупнейшей оппозиционной группой в нескольких странах Персидского залива много лет, пока 11 сентября 2001 года не убедило правителей, что уничтожение Братьев-мусульман необходимо для улучшения отношений с США (а потом с Израилем). Саудовский министр внутренних дел принц Наиф (которые сомневался в версии правительства США об 11 сентября) во всеуслышание винил Братьев-мусульман в саудовских проблемах.

Когда Гамаль Абдель Насер запретил Братьев-мусульман после 1954 года за попытку его убить, вожаки и активисты Братьев-мусульман искали убежища в странах Персидского залива, где им дали важные посты в образовании, религии и благотворительных фондах. ОАЭ даже привлекли суданского исламиста Насана Тураби к составлению своей конституции. Если Насер представлял секуляризм и социализм, то режимы Персидского залива представляли религиозный консерватизм и мракобесие (естественно, США и все западные правительства были на стороне режимов Персидского залива – и до сих пор на их стороне).

После восстания в 2010 году у Туниса был шанс создать новое демократическое правительство. Тунис стал известен как вторая арабская демократия после Ливана (Ливан остается самой свободной арабской страной в сфере свободы слова, но его политическая система поражена кошмарной коррупцией и сектантским распределением постов в правительстве).

В ответ на восстание 2010 года ОАЭ возглавили контрреволюцию – точнее, одну ее сторону, Катар и Турция вели другую контрреволюцию, с целью установить власть Братьев-мусульман по возможности во всех арабских странах. Режимы ОАЭ и саудовцев (вероятно, с благословления Израиля и США) объединили усилия с целью:

Предотвратить установление реальной демократии где бы то ни было в арабском мире
Подорвать успехи Братьев-мусульман в любой арабской стране

Путем финансирования и прямого вмешательства разных отделов государства, Саудовская Аравия и ОАЭ из кожи вон лезли, чтобы восстановить старый режим в Тунисе. Этот альянс (не без участия Запада) стремился предотвратить создание любого исламистского правительства в регионе.

Исламисты успокаивают Запад

Но исламисты быстро приспособились и уверяли Запад в своей безобидности, особенно в отношении Израиля. Египетские Братья-мусульмане внезапно отказались от своих призывов отменить мирный договор с Израилем, и тунисская партия Ан-Нахда послала своего лидера Рашида Гануши, успокоить AIPAC (в речи в WINEP), что Нахда не поддерживает требование тунисских масс объявить преступлением нормализацию отношений с Израилем.
И Братья-мусульмане выполнили обещание – с 2011 года они приглушили свою риторику о Палестине, и в Сирии Братья-мусульмане стали частью оппозиции, которая не испытывала враждебности к израильской оккупации.

Однако, как ни старались Братья-мусульмане угодить Израилю и Западу, ОАЭ и Сауды отказалось принять само существование исламистских правительств. Одной причиной было то, что политическое влияние Братьев-мусульман отражало влияние Турции/Катара, которые поддерживали и финансировали Братьев-мусульман в регионе.

В Тунисе местная Нахда победила на выборах и ее власть оказалась не слишком компетентной и добросовестной в государственном управлении. Но ОАЭ об этом не беспокоились, они просто хотели свергнуть власть Братьев-мусульман, силой ли (как в Ливии) или вмешательством в выборы, как в Тунисе. ОАЭ и Саудовская Аравия финансировали самые реакционные (и якобы светские) группы и личности, и продвигали последышей старого режима Бен Али и даже Бургиба.

Победа Саида в 2019 году была ударом по Нахде. Его победа также совпала с экономическим кризисом, который усугубился эпидемией ковида. Режимы Персидского залива прекратили финансовую помощь, кроме помощи тем правительствам, которые нормализировали отношения с Израилем, как Судан. (В прошлом месяце ОАЭ и Саудовская Аравия объявили о прощении 60% долга Судана, и пообещали по 3 миллиарда помощи Судану).
Суданом правит военная хунта, и США и Израиль приказали странам Персидского залива наградить режимы, которые нормализовали отношения с Израилем. Тунис был демократической страной, и, как и народы всех арабских стран (согласно достоверным опросам общественного мнения) отвергают любую нормализацию с Израилем.

Бои с переменным успехом

Союз ОАЭ с Израилем сейчас, возможно, самый прочный союз на БВ. И скандал с новыми разоблачениями о слежке с помощью «Пегаса» показал, насколько широко сотрудничество ОАЭ с Израилем в сфере военной, политической и безопасности.
Бои с переменным успехом в Тунисе между парламентом под контролем исламистской Нахды и независимым президентом продолжались целый год. Коронавирус еще больше подорвал экономику Туниса, которая традиционно опирается на туризм и иностранную помощь. Режимы ОАЭ и Саудовской Аравии прекратили финансовую помощь, кроме как тем режимам (как в Египте) которые прислуживают Израилю.

Президент Саид общался с главами ОАЭ и Саудовской Аравии всего за несколько дней до путча, который он отказывается признать путчем, потому, что статья 80 конституции Туниса позволяет роспуск парламента и кабинета министров в случае угрозы государству и миру. Президент не предъявил доказательств такой угрозы.
Сначала было не ясно, поддерживают ли путч иностранные силы. Но практически невозможно, что Саид осмелился нанести удар по парламенту и правительству без поддержки режимов ОАЭ и Саудовской Аравии (а возможно, и США).

Уже через несколько часов после провозглашения путча, СМИ режимов ОАЭ и Саудовской Аравии в самом лестном свете изобразили путч и яростно нападали на Нахду как на «охвостье Ихвана (Братьев-мусульман)».
Госдепартамент США не торопился реагировать на путч и рассматривал его только с точки зрения политологии, с привлечением экспертов-юристов для решения – путч это или нет. Когда дело идет об угрозе режимам-лакеям США, официальные лица США тут же клеймят и осуждают это как путч.

Этот путч также поддержали некоторые секуляристы в Тунисе (включая левые профсоюзы), но секулярные прогрессисты издавна были орудиями репрессивных режимов, как Сиси в Египте или МБС в Саудовской Аравии и МБЗ в ОАЭ.

В Тунисе внезапно образовался молодежный совет, поддержавший путч, совсем как египетская молодежная группа Тамарруд, которая потом оказалась орудием ОАЭ для поддержки путча Сиси. ОАЭ, Саудовская Аравия, Израиль и США попросту не желают демократии в арабском мире. Репрессивные режимы куда удобнее для них.

(с) Асад АбуХалил

Перевод с английского

https://consortiumnews.com



 
Просмотров: 102 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Видеоподборка
00:20:30


00:37:24



Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх