Главная » 2021 » Февраль » 19
 
21:30

Про разные виды государств, или что такое эксплуатация

В последние дни стал участником обсуждений на форуме касательно классового деления общества, а также соотношения таких понятий как государство, Родина, Отечество.

Решил изложить свои мысли на этот счет.

Начнем с государства, Родины и Отечества.

В моем представлении Родина и Отечество это одно и то же (интересно, что в английском Родина это земля матерей, а Отечество - земля отцов). Это земля (территория), народ (генетическое родство, разросшийся род), его традиции, культура, язык, менталитет, устои. При этом Отечество дополнительно несет патриархальные смыслы, характеризует преемственность именно мужских поколений, землю отцов (т.е. всех мужчин-предков).

Государство же это система управления на этой земле и в этом народе: правила игры (право), способы их выработки (власть) и механизмы обеспечения соблюдения этих правил (аппарат принуждения).

Разумеется, Родина (Отечество) и государство это не одно и то же, т.к. народ, к которому относишься, и землю, на которой родился и вырос, поменять нельзя (как нельзя поменять родителей), а вот правила управления на этой земле и в этом народе выбирать (менять) очень даже можно.

Поэтому вполне возможна ситуация, когда можно выступать за сохранение Родины и Отечества (т.е. за сохранение территории, народа и т.д.), но за уничтожение (изменение) государства на их территории (т.е. за отмену определенной системы управления). Например, если такое государство антинародное и не отвечает интересам большинства.

И наоборот, можно быть предателем Родины, выступая против собственного народа, но при этом быть за государство, в рамках которого эта самая Родина существует. Опять же, если государство антинародное, а ты его возглавляешь, например.

Почему некоторые смешивают эти понятия? Потому что это может быть выгодно. Кому это может быть выгодно? Ну, например, эксплуататорам.

Эксплуататорам, разумеется, выгодно смешивать Родину и государство, чтобы придать возглавляемой ими системе управления некий сакральный, священный, нерушимый смысл. Чтобы даже мысль об изменении системы не могла возникнуть.

А эксплуатируемым никакого смысла смешивать данные понятия нет, наоборот, им нужно четко уметь отделять мух от котлет, смотреть в суть вещей, не поддаваться манипуляциям.

Теперь перейдем к известной фразе Ленина о том, что у пролетариев нет Отечества.

Что он имел в виду?

Прежде всего, надо понять, кто такой пролетарий.

При любой частновладельческой системе по отношению к распределению результатов труда люди могут быть поделены на три группы: эксплуататоры, эксплуатируемые и остальные. В марксистской терминологии применительно к капитализму им соответствуют капиталисты (буржуи), пролетарии и самозанятые.

Вопреки распространенному заблуждению, пролетарий это не только алкаш с завода маргинального типа, но и любой наемный работник на частном предприятии: топ-менеджер Амазона, программист в Гугле, кассир в Макдональдсе, врач в частной клинике, любой офисный планктон и т.д. Размер зарплаты значения не имеет. Поэтому пролетарий и капиталист это не про богатство и бедность, это про другое, конкретный пролетарий вполне может быть богаче конкретного капиталиста.

Если часть результатов вашего труда присваивает себе частник, то в марксисткой терминологии вы пролетарий, где бы вы не трудились и сколько бы не получали. Я, признаться, в этой терминологии не вижу особого смысла, т.к. смысл этих слов (буржуй и пролетарий) интуитивно не понятен неподготовленному человеку. Начинают путать с бедными и богатыми, с пьяными и трезвыми или еще с кем попало. А надо объяснять так, чтобы любому было понятно.

Поэтому я бы использовал термины: эксплуататор, эксплуатируемый и остальные. Можно и еще проще, в улично-криминальных терминах, чтобы уж совсем понятно было: воры (т.е. те, кто присваивает чужое), их жертвы и те, кто сам по себе.

Дальше я поясню, почему это важно, т.к. в марксизме на самом деле (с) пролетарий понимается  Уже чем вообще эксплуатируемый.

Важное замечание.

Надо понимать, что марксистские классы это не строгое деление людей на черных и белых, это всего лишь социальные роли. Иными словами один и тот же человек одновременно может быть и буржуа (эксплуататором), и пролетарием (эксплуатируемым). Пример: топ-менеджер Амазона. Одной рукой он получает з/п как наемный работник, другой рукой он владеет акциями компании и получает нетрудовой доход от эксплуатации трудящихся. На n % он пролетарий, на m % он буржуй.

А еще есть самозанятые - третий класс... И прикол в том, что наш пролетарий-буржуй еще и самозанятым может быть одновременно. Например, разводить щенков и продавать их. Три в одном - бинго!

Из этого вытекает следствие, что нет в обществе той дихотомии, которую нам пытаются внушить марксисты. Классы это абстракция, упрощение, а не объективная реальность в смысле деления реальных людей на какие-то группы.

А раз классы это социальные роли, то невозможно строгое противопоставление пролетариев и буржуа, иначе это будет шизофрения, когда мы одного и того же человека должны записать в разные лагеря. 

Поэтому такое деление просто теряет практический смысл, а имеет сугубо научный, академический характер.

А что имеет практический смысл?

Если мы боремся за устранение эксплуатации человека человеком в обществе, за устранение частной собственности, за установление общественной собственности (т.е. за переход от частновладения к общевладению), то практический смысл имеет не то, как люди делятся по отношению к распределению результатов труда, а то, как они относятся к текущей частновладельческой системе, которую мы хотим устранить, и как они относятся к общевладельческой системе, которую мы предлагаем установить. То есть говоря по-простому, как они относятся к тому, чтобы устранить эксплуатацию человека человеком жить без воровства, чтобы ни воров, ни жертв не было, а были лишь те, кто сам по себе. Они за или против. Вот те, кто за, они и есть актив, сторонники изменения системы, вне зависимости от их классовой принадлежности.

Почему так? Да потому что против частновладения и за общевладение может выступать и буржуй (Энгельс, например), а против общевладения и за частновладение может выступать и пролетарий (немалая часть форума на этом сайте, насколько я понимаю). Да, вор может выступать за устранение воровства, а жертва вора может мечтать сама когда-нибудь стать вором, ну или выступать за смягчение правил воровства, но не за его устранение.

Возвращаемся к пролетариям и Отечеству.

При вышеизложенных исходных данных довольно очевидно, что частновладельческие государства это система правил и власти воров эксплуататоров на определенной территории. Так как общая поляна конечна (планета Земля с ее ресурсами), то совершенно естественно, что между разными группировками "реальных пацанов" периодически возникает конкуренция за место на этой поляне. Умным языком это называется геополитическое противостояние. Время от времени конкуренция перерастает в столкновения, которые называются войнами. Надо ли говорить, кто выступает топливом для таких столкновений... По результатам этих столкновений соотношение сил меняется, меняется и окучиваемая часть поляны, удачные группировки расширяют свое влияние, неуспешные освобождают им место.

А что пролетариат, эксплуатируемые, жертвы? А им, как нетрудно догадаться, совершенно безразлично, кто именно их обворовывает, одной ли крови они с ними или разной, на одном языке с ними они говорят или нет, одной они веры или нет, и т.д. Результаты труда точно так же утекают сквозь пальцы.

Именно поэтому у пролетариата нет Отечества, т.к. в рамках всемирной частновладельческой системы принадлежность пролетария к какому-либо народу не имеет для него никакого практического значения с точки зрения распределения результатов труда. При любом раскладе он остается жертвой, меняется только группировка, которая его окучивает.

А вот эксплуататорам очень выгодно, очень нужно, чтобы жертва не чувствовала так уж сильно свою отчужденность от них, чтобы не противопоставляла себя им. Первое правило успеха паразита – чтобы паразитируемый не осознавал, что ты вообще присосался к нему.

И вот начинают появляться разные смешные концепции, которые замыливают, отодвигают на второй план сущностные различия между паразитами и их жертвами.

Я вор, ты жертва, но зато мы одной крови.

Я вор, ты жертва, но зато мы одной религии.

Я вор, ты жертва, но зато мы вместе с тобой за демократию.

Я вор, ты жертва, но зато у нас с тобой общая история.

Я вор, ты жертва, но зато мы вместе любим слушать джазз.

И т.д. и т.п.

Современное положение вещей.

Стоит отметить, что прогресс не стоит на месте и фразу «у пролетария нет Отечества», можно было бы дополнить следующим образом: «и у буржуя тоже нет Отечества».

Действительно, сегодня эксплуататору совершенно безразлично кого эксплуатировать – своего соотечественника или чужеземца. Глобализация свела паразитов и жертв по всему миру на расстояние вытянутой руки. Вы купили акцию Apple на бирже, не будучи в США? Поздравляю, вы начали эксплуатировать десятки тысяч людей по всему миру, на вас пашут пролетарии США.

А что происходит при устранении на определенной территории частновладельческой системы и ее замене на общевладельческую?

А вот тут при определенных условиях (об этом ниже) воры (эксплуататоры) и обворовываемые (эксплуатируемые) пропадают и остаются только люди (по «криминальной» классификации, это те, кто сам по себе), для которых Отечество не пустой звук, т.к. именно принадлежность к Отечеству позволяет им жить вне системы воров и обворовываемых.

Коммунистическое Отечество.

В самом простом изложении в таком государстве наемный труд исчезает, нет воров, пропадают и обворовываемые. Возникает кооператив в масштабах страны, где каждый трудящийся работает сам на себя и где результаты коллективного труда распределяются среди всех кооператоров по труду (по вкладу в общее дело). И первейшая задача такого государства – оградить себя от частновладельческих систем, от воров, которые с планеты-то никуда не делись, мы расчистили от них только свою территорию, только на своей земле поменяли правила игры; защитить свою систему от обратного превращения в систему воров и обворовываемых. Вот при таком раскладе интересы государства совпадают с интересами большинства.

Был ли СССР таким государством?

На мой взгляд, не был. Почему?

Тут мы снова возвращаемся к марксисткой терминологии. Согласно ней, пролетарий это наемный работник на частном предприятии. Убираем наемный труд, пролетарии пропадают. Но пропадает ли автоматически эксплуатация? Автоматически – нет. Дело в том, что эксплуатация (обворовывание) может осуществляться не только через наемный труд. Наемный труд это только один из способов эксплуатации. Есть и другие. Например, до наемного труда эксплуататоры тупо силой отнимали свою долю (грабеж в прямом смысле).  

То есть и без наемного труда можно эксплуатировать людей. Как?

Например, распределяя результаты труда в кооперативе-стране не по труду, не по вкладу в общее дело, а как-то иначе. То есть пашут все, совсем уж трутней нет, это хорошо, но вот коврижки мы почему-то делим не по вкладу в итоговый результат, а по-другому. Например, тому, кто внес вклад меньше, даем коврижек больше, а тому, кто внес вклад больше, даем коврижек меньше. Наемного труда нет, а эксплуатация (обворовывание) на лицо.

О чем это я?

Лучше всего ситуацию проиллюстрируют несколько советских анекдотов:

- У меня есть 4 сына: инженер, ученый, философ и вор.
- Так почему ты не выгонишь вора из дому?
- Не могу, он единственный кто нормально зарабатывает.


— Вам инженеры нужны?
— Инженеры нужны.
— И работа есть?!
— Работа есть.
— И хорошую зарплату платят?!
— Зарплату платят.
— Можно завтра выходить на работу?!
— Завтра выходить на работу.
— Какое отзывчивое эхо!

- Американец спрашивает: "Может ли в СССР инженер купить машину?" Радио молчало
три дня, потом ответило с пафосом: "А у вас негров линчуют".

Инженер Петров в день получки всегда заходит в квартиру, зажмурившись и держа в вытянутой руке зарплату  - несколько мелких купюр. Удар скалкой по голове, сковородой по лицу и ногой в промежность в очередной раз подтверждают безмерную любовь жены и детей к кормильцу семьи.

Инженер, который получает меньше шофера или рабочего, эксплуатируется своим кооперативом-страной точно так же, как если бы он был наемным работником. Лаборант, который получает меньше официанта, нещадно обворовывается, как если бы он пахал на частника.

В СССР эксплуатация никуда не делась, а просто приобрела иные формы.

Да, пролетариата и буржуев (т.е. совсем уж явного обворовывания) не было, но было несправедливое (т.е. не соответствующее вкладу) распределение результатов труда. Как следствие, это приводило к низкой производительности труда, отсутствию мотивации, перекосу в престижности профессий и много чему еще. Самое трагичное, что при таком раскладе высококлассный специалист получал меньше, как если бы он жил и трудился в рамках системы «воры-обворовываемые».

Поэтому, когда пришло время, особых возражений против сворачивания такой системы у белых воротничков не наблюдалось, у них появилась возможность свалить из системы, превратиться, как минимум, в обворовываемых, но при этом получать более достойное вознаграждение.

Таким образом, нетрудовой доход это не только такой доход, который мы получаем, вообще не трудясь, но и такой, которые неадекватен нашему труду, нашему вкладу в итоговый результат. Исходя из такой трактовки можно сказать, что в СССР одна часть населения (номенклатура, говорящие головы + работники низкой квалификации) эксплуатировали другую часть населения (работников высокой квалификации).

Поэтому пролетарий не равно эксплуатируемый, является лишь частным примером эксплуатируемого. Эксплуатацию надо рассматривать во всех ее формах, не зацикливаться только на наемном труде.

Поэтому работники государственных организаций пролетариями не являются (т.к. работают не на частника, а на государство), но эксплуатируемыми являются, т.к. их зарплата, как правило, не отражает их трудовую полезность и вклад.

Поэтому, как ни прискорбно это констатировать, подлинно коммунистического общества со справедливым распределением результатов труда в СССР не было, это была та же эксплуатация, только в другой форме.

А как надо?

А надо вот как.

Если мы говорим про распределение общедоступных благ, то тут, конечно, никакой привязки к вкладу в общее дело быть не может. Всем воздуха и солнечного света в равной мере по потребности с поправкой на возраст, пол и т.д.

А вот если мы говорим про распределение ограниченных благ, то тут справедливым может быть только распределение по вкладу в общее дело, по пользе. Сколько поработал, столько и полопал. Любой другой вариант будет эксплуатацией.

Поэтому, на мой взгляд, марксистам надо не за пролетариат топить и не за отмену наемного труда (это только часть проблемы), а за устранение любой эксплуатации человека человеком, повышая количество людей, выступающих за переход от частновладения к общевладению, к какому классу бы они не относились.

И на мой взгляд, можно сделать такой переход мирным способом, без всяких революций и насилия, если набрать необходимое большинство, выиграть выборы, легально получить власть и поменять систему. Производственные отношения, правила игры - они в головах.



Источник

Просмотров: 93 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Реклама





Видеоподборка
01:27:12

00:10:26

00:03:50

00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх