Главная » 2021 » Май » 11
 
21:00

Потери в Великой Отечественной войне

Уникальность европейской истории всегда поражала меня тем, что даже самые феерические свои поражения Европа неизменно называла победами — а потом успешно навязывала эту бредятину всем окружающим. Даже победителям.
 

К примеру, на сегодня даже в нашей стране полно народу, твердо убежденного, что Россия потерпела поражения в Ливонской войне, в Крымской войне, в холодной войны — и многих других. И когда этих историков я тыкаю носом в факты — все они с беспримерной яростью начинаю доказывать русскую ничтожность.
 
Сегодня, 9 мая, я поинтересовался любимым вопросом многих таких исследователей — причинами гигантского превышения потерь Красной Армии над армией Гитлера. Каковое превышение составляет по самым скромным оценкам 1.3 раза.
Первым делом я открыл страничку в Википедии, посвященную потерям во ВМВ и уже во второй строчке прочитал, что Германия при собственном населении ~ в 70 млн. призвала в вермахт ~ 18 млн человек (четверть населения, между прочим). По окончании войны союзникам сдалось 8.5 млн солдат (это я сам знаю), еще 4 млн вернулось из плена.
Тот факт, что на начало войны вермахт уже составлял 4 млн солдат европейская статистика традиционно не учитывает — кому они интересны? Только расчеты портят. Забудьте.
Суммируем озвученные данные: 18 - 8.5 - 4 = 5.5
Получается, с войны не вернулось 5.5 млн немцев — против 8.5 млн русских.
Вроде бы все все правильно, согласны?
Но вот что странно. Насколько я помню, СССР с Германией не воевал. Он воевал с Третьим Рейхом! А это уже 110 млн населения при мобресурсе в 27.5 млн призывников!

 

К примеру, на той же странице Википедии можно найти строчку Австрии, каковая входила в состав Третьего Рейха и при собственном населении ~ в 6 млн призвала на службу ~ 1.5 млн мужчин — все ту же четверть населения, что и «арийские земли».
И вот что странно. Вроде бы как именно австрийцы составляли костяк горных егерей, воевавших на Кавказе со значками эдельвейсов на кепках, они воевали в элитной эскадрильи «Зеленое сердце» — но среди пополнения вермахта они, согласно статистики, почему-то не значатся.
Интересной особенностью австрийского призыва стала невероятно большая доля пленных, 2/3 от призыва, втрое больше, чем погибших. Злые языки утверждают, что австрийцами называли себя многие немцы, дабы смягчить себе пребывание в плену. Ведь излишне добренький Сталин признавал их призванными насильно — и, к примеру, распустил австрийских военнопленных сразу по окончании боевых действий. Таким образом большинство пленных австрийцев — на самом деле были самозванцами, в то время, как реальные призывники так и остались кормить червей в горах Кавказа.
А вот называть себя французами немцы не догадывались. И потому из призванных в вермахт 130 тыс жителей Эльзаса и Лотарингии в плен попало всего 22 тыс вояк, а вдвое больше — 42 тыс — погибли. Из выживших 70 тыс французов — 40 тысяч оказались инвалидами той или иной группы.
Весьма наглядная, на мой взгляд, статистическая выборка. Больше трети новобранцев — мертвы, каждый пятый — оказался в плену.
Кроме того, не секрет, что гитлеровцы отнюдь не стеснялись проводить призыв даже на оккупированных территориях, помимо арийцев и фольксдойч загребая в войска даже «рассово неполноценных» хиви, из которых менее надежных направляли в тыловые службы, более надежных — ставили в общий строй.
К примеру, 18-тысячная дивизия SS «Галичина» полностью набранная из украинцев — она формировалась отнюдь не из населения Германии. Но означает ли это, что истребленные бандеровцы не должны относится к потерям армии фашисткой Европы?
Впрочем, о чем это я? Согласно анализу демографического баланса — намотанные на гусеницы русских танков бандеровцы запросто могут оказаться в числе потерь СССР, как относятся к советским потерям прибалтийские ублюдки, воевавшие на стороне Гитлера, но до того успевшие разжиться советским гражданством.
Но вернемся к статистике. Даже при поверхностном взгляде, на основании общедоступных данных, получается, что в вермахт призвалось как минимум вдвое больше людей, нежели попало в официальную статистику. Ведь статистика учитывает призыв исключительно из Германии (18 млн), а в реальности он шел из всего Третьего Рейха + «хиви» с оккупированных территорий.
И это, замечу — без учета всякого рода «добровольческих формирований» со всей Европы и союзных вермахту армий, каковые составляли общим числом около полутора миллионов солдат и почти в полном составе оказались прикопаны на бескрайних русских просторах!
Допустим, что я сильно преувеличиваю и мимо статистики прошло не 9 млн «неучтенного призыва», а только 4.5 млн. Что с территории «большого рейха» удалось призвать сильно меньше новобранцев, чем в «исконной Германии». И что хиви было совсем мало — только-только для компенсации недобора в Рейхе. Но даже в этом случае потери вермахта удваиваются — ибо число новобранцев растет, а количество выживших солдат остается неизменным!

 

27.5 млн новобранцев для вермахта!
Возникает резонный вопрос — а как можно проверить достоверность моего утверждения?
На самом деле — легко!
Всем известно, что к концу войны вермахт испытывал столь острую нехватку стрелковки, что даже начал производить эрзац-оружие типа однозарядных винтовок и не стреляющих очередями пистолетов-пулеметов. Это значит, что в Третьем рейхе были еще возможны варианты, когда новобранец получал в зубы фаустпатрон и черенок от лопаты — и отправлялся в окоп под гусеницы танков.
Но вот возможность того, чтобы изготовленный в Германии «ствол» ушел не в войска, а на склад — такая ситуация находится далеко за пределами фантастики!
А значит, если мы узнаем количество стрелковки в Третьем Рейхе — то будем знать и нижний предел численности гитлеровских военнослужащих.

 

Берем в руки калькулятор и складываем. Самая популярная в вермахте винтовка — карабин Mauser 98k — с момента принятия на вооружение в 1935 году была выпущена в объеме, по разным оценкам... от 14 до 16.5 млн экземпляров.
Такой вот разброс данных!
Во избежание подозрений в предвзятости — возьмем нижнюю оценку.
Вторая по популярности винтовка Mauser Gewehr 98 изготовлена в количестве... вообще неизвестно сколько!
Сиречь — все источники дружно соглашаются, что ее делали аж до 1945 года, а всего за 50 лет нашлепали 24 млн. Но сколько из них сделано именно во времена Третьего Рейха — неизвестно. Предположим, что за 20% времени производства, причем в период тотальной войны — сделано всего 10% от общего количества. Сиречь — опять возьмем нижнюю оценку: 2.5 млн.
Пистолетов-пулеметов Германия изготовила 1.5 млн, еще по 0.5 млн — StG 44 и Gewehr 43
Малотиражную стрелковку, произведенную в количествах 50-100 тыс экземпляров на фоне миллионных допущений с винтовками можно, наверное, не учитывать.
Итого изготовлено: 14 млн + 2.5 млн + 1.5 млн + 0.5 млн + 0.5 млн = 19 млн шт «стрелковки»
Помимо «новья» в вермахте еще до 1935 года имелось 3 млн винтовок. Все вместе это составляет уже 22 млн штук.
Что чудесным образом идеально совпадает с числом военнослужащих-арийцев (18 млн призыв + забытый статистиками изначальный вермахт в 4 млн солдат).
Но дальше начинается самое интересное!
Вермахт был барахольщиком. И потому охотно прибирал на службу всё трофейное вооружение. Разгромил Францию — и тамошние винтовки MAS-36 пошли в вермахт под названием Gewehr 242(f). Прибрали Австрию — ее «Манлихеры» стали «Gewehr 306(g)» и «Gewehr 98 (ö)». Взяли Польшу — ее «Karabinek wz.29» и «WZ.38-M» стали «Gewehr 298 (р)» и G9-8 (р). Взяли Югославию — ее «Puska M-95» превратилась в немецкую «Kar 505 (J)».
200 тыщ из Бельгии, 200 тыщ из Греции, 300 тыщ из Польши, 1.5 млн из Чехословакии, 2 млн из Югославии, 2 млн из Австрии — по примерным оценкам, таким образом Третий Рейх прибрал себе на службу от 5 до 7 млн трофейных винтовок.

 

Таким образом, по самым минимальным оценкам в распоряжении вермахта имелось никак не менее 27 млн. стрелковых стволов разного происхождения!!!
По средневзвешенным оценкам — и вовсе 30-31 млн винтовок и пистолетов-пулеметов.
Что весьма наглядно доказывает, как нагло мухлюют западные статистик с историческими данными. Ибо на каждых двух официально признанных ими новобранцев для армии Гитлера приходится как минимум еще один, существование которого они не признают!

 

Теперь самая изюминка.
Возьмем две таблицы из той общепризнанной монографии Мюллера-Гиллебранда, посвященной истории вермахта.
Из первой мы узнаем, что только с территории Германии в вермахт в 1941-42 годах было призвано 6.5 миллионов новобранцев. Если же добавить сюда прошедший мимо статистики призыв с остальных доступных Гитлеру земель — общие объемы пополнения за эти 2 года составили никак не меньше 10 млн. человек. Из второй таблицы видим, что 1941 году вермахт насчитывал 7 млн солдат, а к началу 1943 — 9 млн. военнослужащих.
Ничего не замечаете?
Ага, правильно!
Поступление призывников в вермахт составило 10 млн тушек, а его численность выросла всего на 2 млн солдат!!!
Расхождение — 8 млн! За первые 2 года войны 8 млн фашистских военнослужащих исчезли неизвестно куда — что в полтора раза выше заявленных потерь гитлеровской армии за всю (!) войну!

 

А чтобы вы не сочли эти потери запредельными — напомню, что Красная армия потеряла за тот же период 6 млн. красноармейцев. То есть, ситуация есть самая обычная для наступательных действий — нападающих гибнет больше обороняющихся.
В ходе двухлетних тяжелейших оборонительных боев, сражаясь зачастую в полном окружении или в отрыве от главных сил, когда даже одинокие красноармейцы по собственной воле вступали в схватки с превосходящими силами и погибали, забирая с собой хотя бы нескольких агрессоров — благодаря этим бесчисленным маленьким подвигам, зачастую оставшимся неизвестными, за первые два года войны Красная армия полностью уничтожила изначальную армию вторжения, раз за разом выбивая ее личный состав после пополнений! Причем выбивая самый что ни на есть костяк — опытных участников прежних военных компаний.

 

Насколько правдоподобно это мое утверждение?
А давайте спросим об этом у самого Адольфа Гитлера?
И фюрер ответит вам, что именно в январе 1943 года он издал приказ о тотальной мобилизации, которой — «подлежали мужчины от 16 до 65 лет и женщины от 17 до 45 лет. Кроме того, из заключения освобождались преступники со сроками наказания до 12 лет, если они соглашались служить на "Восточном фронте"».
Тем самым бесноватый Адольф наглядно подтверждает, что к 1943 году фашистская Европа пережила масштабную демографическую катастрофу, после которой в армию пришлось призывать всех подряд – кривых, хромых, косых, старых, тощих и убогих.
Официально заявленные европейцами потери в 542 тыс человек за первые два года войны — к подобным последствиям совершенно точно не приводят. СССР, официально потеряв 6 млн, не только тотальной мобилизации не объявлял — но и начал ДЕмобилизацию старших возрастов и распустил дивизии народного ополчения!
Но вот восьмимиллионные потери (и это самая нижняя возможная оценка!) — тотальную мобилизацию уже оправдывают.
Теперь самое время подвести итог моему маленькому расследованию.

 

Реальный призыв в вермахт (включая фольксдойч и хиви) за время Отечественной войны составил никак не менее 27 млн человек, а скорее всего — 30-31 млн человек.
На начало войны состав вермахта насчитывал 4 млн солдат.
На момент окончания войны вермахт насчитывал 8.5 млн солдат, из плена вернулось еще 4 млн.
Резюме:
8.5 + 4 = 12.5 — это количество выживших солдат вермахта. 27 + 4 = 31 — общее число мобилизованных в вермахт. 31 - 12.5 = 18.5 — потери.
Сделаем скидку на тотальное дезертирство не отличающихся храбростью европейцев. Накануне капитуляции очень многие из солдат наверняка не стали честно сдаваться в плен, а просто скинули форму и разбежались по домам. Скажем, 20% «хитропопых» — сразу снижают число погибших до 16.5 млн.
К этим потерям нужно приплюсовать полтора миллиона мяса, истребленного в союзных Гитлеру армиях, однако тут же вычесть потери на западном фронте. Плюс и минус примерно сойдутся — а потому можно считать, что общая оценка потерь фашисткой Европы нами достигнута.

 

Расчеты показывают, что фашисты потеряли на восточном фронте никак не менее 16.5 млн солдат!

 

Вывод:
Позорное для СССР соотношение потерь в ВОВ достигнуто европейскими «историками» исключительно с помощью манипуляций со статистикой. Европейцы учитывают среди погибших со своей стороны только и исключительно «истинных арийцев» исконно германского происхождения, призванных из исторических Германии. Судьба всех прочих им безразлична.
В то время, как красноармейцам во время реальной войны приходилось проливать кровь в стычках с австрийцами и французами, тратить пули на прибалтийских выродков, а моторесурс танков на бандеровскую погань, рубить шашками венгров и румын, истреблять словаков, венгров, итальянцев, «фольксдойч» и «хиви». А не только «истинных арийцев».
Если же учитывать в числе потерь всех погибших в России европейцев, включая расово неполноценных, — то соотношение потерь изменится радикально, и составит 2:1 в пользу Красной армии.
За каждого погибшего красноармейца Европа заплатила двумя жизнями сторонников теории своего расового превосходства!
Что, впрочем, вполне естественно — учитывая двукратное превосходство Красной армии в танках, артиллерии и авиации, а так же значительно более высокие морально-волевые качества советских людей.

Вот и все. Теперь можно разъяснять, в чем именно я ошибаюсь на этот раз.



Источник

Просмотров: 165 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 1
avatar

0
1
Я никогда не доверял статистике. Она в угоду веяниям времени  выхолащивает любую цифру и делает её красивой для властьпредержащих.
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Видеоподборка




00:08:20

Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх