Главная » 2021 » Декабрь » 14

Сайт wpristav.ru предлагает сотрудничество!

Предлагаем  размещать ссылки на новости своего интернет-проекта у нас (сайт военной тематики, с тематическим трафиком и кругом постоянных посетителей), что привлечёт новых посетителей на Ваш сайт.  Как добавлять        

Пример получаемого результата - 1, 2, 3, 4, 5

Для совсем ленивых добавляем блок агрегатор  (новости размещённые там не попадают в ленту групп соцсетей)

Лучше публиковать новости на главной - расходится в соцсети + открытие сайта по ссылке. В статьи есть смысл публиковать аналитику, обзоры техники, книги - т.е. не новости, а то, что будет актуально долго.

 
18:02

Португалия во Второй мировой войне

Португалия во Второй мировой войне

Португалия была официально нейтральной во Второй мировой войне, но показало ли ее поведение нейтральность? При обсуждении роли различных стран в конфликтах на протяжении истории термин «нейтралитет» подразумевает беспристрастность и отсутствие какой-либо предвзятости по отношению к любой из воюющих сторон. Однако, как мы видели на примере других стран во время Второй мировой войны, провозглашение нейтралитета часто было осуществить намного сложнее, чем просто избегать принятия чьей-либо стороны.

Португалия во Второй мировой войнеПортугальцы

Когда осенью 1939 года разразилась Вторая мировая война, Португалия была одной из многих европейских стран, заявивших о своем нейтралитете. В начале конфликта Португалия находилась в весьма деликатном положении, а это означает, что объявление нейтралитета отвечало интересам страны – по крайней мере, на тот момент. Это заявление о нейтралитете позволило бы Португалии сохранить свою внешнюю политику и воспользоваться различными возможностями, которые предоставила война, для процветания.Была ли Португалия действительно нейтральной во Второй мировой войне? Начнем с начала...

Возвышение Estado Novo

Будущий португальский диктатор Антонио Салазар родился в 1899 году в Бейра-Альто, в Португалии. Родители Салазара отправили его учиться в семинарию, когда ему было 9 лет. Однако, проведя несколько лет в семинарии, он решил, что хочет продолжить свое образование, и поступил в самый престижный университет Португалии – Университет Коимбры (Universidade de Coimbra). После его окончания со степенью в области экономики, где его работа заслужила одобрение, он остался в университете профессором, где он стал известен своими выступлениями и статьями по политической экономии. Его популярность продолжала расти, и в 1921 году он был избран в национальный законодательный орган Португалии.В 1926 году в Португалии произошел государственный переворот, и его лидеры предложили Салазару должность министра финансов, которую он принял с условием, что он получит почти полный контроль над правительством. Это предложение было отклонено, и через пять дней он ушел в отставку, чтобы вернуться к преподаванию. Два года спустя, в 1928, лидер правительства снова попросил Салазара стать министром финансов и выполнил условия, которые изначально потребовал экономист.

Антонио Салазар
Салазар и генерал Оскар Кармона

В качестве министра финансов ему быстро удалось сбалансировать бюджет страны и добиться финансового успеха правительства Португалии. Положение Салазара еще больше укрепилось, когда он возглавил правящий Совет министров Португалии в 1932 году.Год спустя он формально создал Estado Novo или «Новое государство», корпоративистское государство с фашистской ориентацией. Хотя ее часто сравнивали с современными режимами Италии, Испании и Германии, салазаровская Португалия отличалась от других фашистских государств сравнительно умеренным применением государственного насилия. Салазар был католиком-традиционалистом, который твердо верил в использование экономической модернизации для защиты католических, национальных и сельских ценностей Португалии.

Антонио Салазар в своем рабочем кабинете

Когда речь заходит о диктатурах и диктаторах, всегда есть соблазн свести сложные явления к стереотипам. Например, стереотип диктатора предполагает, что в контексте Второй мировой войны диктатор всегда находится на стороне зла – стран «оси», проводящих антисемитскую политику. На практике же такой стереотип игнорирует национальные культуры и геополитические интересы.Сын небогатого сельского фермера, неудачливый семинарист и бывший университетский профессор экономики, Салазар управлял страной из скудно обставленного и неотапливаемого офиса. Он был человеком, который поставил Португалию и ее империю превыше всего. В британских отчетах отмечается, что он обладал «проницательностью и скупостью крестьянина» и «холодным отстраненным взглядом школьного церковника», но при этом был самым «физически красивым из всех европейских диктаторов». По крайней мере, поначалу он был поклонником Муссолини, фотографию которого он хранил на своем столе до тех пор, пока, разочаровавшись, он не заменил ее одним из римских пап.Антонио Салазар, португальский диктатор, прекрасно осознавал силу идеологических идей и логических стереотипов, поэтому он старался подчеркнуть разницу между внутренними характеристиками его режима и его внешней политикой. В октябре 1941 года на встрече с послом Великобритании он четко заявил:

«В посольстве думают, что, поскольку Англия демократична, либеральна и имеет свободный парламент, а португальский режим антидемократический, антилиберальный и антипарламентский, то Португалия никак не может быть настоящим другом Англии и автоматически переходит в стан ее врагов».

Несмотря на то, что Салазар находился у власти почти 40 лет (1932–1968), он наименее известен из всех европейских диктаторов. В Португалии его хорошо помнят за подавление демократии, репрессивную тайную полицию и преследование коммунистов, но у него действительно была очень хорошая политика во время Второй мировой войны.В соответствии с другими фашистскими диктаторами, Салазара обычно считали антисемитом, особенно после того, как он жестко обошелся со своим консулом в Бордо, который в июне 1940 года пошел вразрез с четкими инструкциями Лиссабона и подписал тысячи виз для евреев, отчаявшихся покинуть Францию. Для Антонио Салазара это был очень неловкий момент: помимо нетерпимости к неповиновению, он все же старался сохранить милость нацистов и соседнего диктатора Франко. Это правда, что мало кто из евреев подвергся преследованиям, когда они попали в Португалию, но не менее верно и то, что Салазар знал об обращении нацистов с евреями на протяжении всей войны и решил рассматривать это как «внутреннюю проблему» Третьего рейха.

Виндзорский договор о вечном союзе

Холодные головы убедили Черчилля исчерпать дипломатические подходы, прежде чем приступить к вооруженному вторжению. Их стратегия заключалась в том, чтобы призвать к англо-португальскому договору 1373 года о «взаимной дружбе и защите», подписанному Эдуардом III, королем Англии и Франции, и Доном Фернандо, королем Португалии, и королевой Элеонорой, чтобы выступить в поддержку базы союзников. Виндзорский договор, старейший в своем роде, все еще действующий между любыми двумя странами сегодня, призывал любую из сторон помогать другой в случае войны, если такая помощь может быть предоставлена без большого ущерба для страны подписавшего. К нему неоднократно прибегали в прошлом, особенно во время войн на полуострове, когда Наполеон вторгся в Португалию и Испанию только для того, чтобы потерпеть поражение от британской армии под командованием герцога Веллингтона, и ранее, в елизаветинские времена, когда британские «пираты возмездия» атаковали испанские галеоны, якобы чтобы отомстить Испании за захват трона Португалии в 1570 году.

Лояльность в конфликте

Начало Второй мировой войны поставило Португалию в шаткое положение. С момента подписания Виндзорского договора в 1386 году Португалия всегда поддерживала тесные связи с Великобританией, которая гарантировала неприкосновенность ее колоний. Однако в то же самое время Португалия также наладила тесные связи со своим крупным восточным соседом – франкистской Испанией. Салазар поддерживал режим Франко во время гражданской войны в Испании, и это в сочетании с фашистскими качествами его правительства снискало ему уважение Гитлера и Муссолини.

Португальская армия на параде

После начала Второй мировой войны в сентябре 1939 года Салазар официально объявил о нейтралитете Португалии. Он также заявил, что старый союзный договор Португалии с Великобританией не означает автоматически, что Португалия должна начать войну в поддержку союзников. Это было обсуждено с Великобританией заранее, и британцы указали, что в грядущей войне они не нуждаются в помощи Португалии.Во время конфликта у него были три основные цели: не допустить участия Португалии в боевых действиях, избежать вторжения Германии или Испании (перспектива править в изгнании с Азорских островов, португальского форпоста в центре Атлантики, была одним из его кошмаров) и заработать на этой войне как можно больше денег.Заявленный нейтралитет Португалии позволял сотрудничать и торговать с двумя конфликтующими блоками в игре компромисса и сопротивления, которая адаптировалась к развитию событий, население – в основной своей массе обычно бедное и не обращающее внимания на главные мировые события, хотя и часто становилось свидетелем или участником событий.Аргумент Салазара в пользу нейтралитета состоял еще и в том, что в мае 1941 года британцы признали свою неспособность помочь защищать материковую часть Португалии в случае нападения Германии, и он опасался вторжений Германии или ее потенциального союзника – Испании. Если страна вступит в войну на стороне Великобритании, то немецкие войска, дислоцировавшиеся примерно в 260 км от португальских границ, немедленно оккупируют страну. В результате этого Салазар решил держаться подальше от разгорающегося конфликта, но полагал, что может использовать это в интересах своей страны, поддерживая открытую торговлю, как с союзниками, так и с лагерем стран «оси», на протяжении всех лет войны. Однако при рассмотрении вопроса о нейтралитете Португалии важно изучить два ключевых фактора, которые сыграли важную роль во взаимоотношениях Португалии с воюющими странами.

Фактор первый. Вопрос вольфрама

Вольфрам является основным сырьем для легирования стали и используется при производстве таких важных предметов, как станки, бронебойные снаряды, детали танков и самолетов, а также детали двигателей. За пределами Португалии союзные державы не хотели, чтобы у Германии был доступ к этому невероятно ценному ресурсу, в то время как внутри Салазар рассматривал это как вопрос суверенитета Португалии, поскольку минерал принадлежал стране. Он решил удовлетворить обе стороны, Союзников и страны «оси», предпочитая не отчуждать ни один лагерь, чтобы сохранить нейтралитет Португалии.

Во время войны вольфрам был дороже золота!

Однако так называемая «Война Вольфрама» серьезно повредила притязаниям Португалии на нейтралитет, поскольку это было определенным выражением прогерманских настроений внутри страны – германская промышленность получала примерно 75 % экспорта вольфрама Португалии, в то время как Великобритания получала только 25 %, несмотря на союз и громкие протесты. Великобритания действительно имела одно преимущество в этой ситуации – из-за их давних отношений Великобритания могла платить в кредит, в то время как Германия должна была платить наличными. Это позволило Британии получить ценный ресурс при нехватке наличных денег.С другой стороны, Португалия также позволила державам «оси» брать на себя значительные долги по своим клиринговым соглашениям, даже авансируя им значительные суммы частных и государственных контрактов. Кроме того, португальские купцы были важным источником жизненно важных контрабандных товаров, таких как алмазы и платина, в страны «оси».Португалия заключила секретные соглашения с Германией об отправке в среднем более 2 000 тонн вольфрама ежегодно в период с 1941 по середину 1944 года, что составляло примерно 60 процентов минимальных промышленных потребностей нацистской Германии. Острая конкуренция за вольфрам способствовала росту португальской экономики и принесла огромные прибыли банкам и предприятиям. Португалия так много заработала на продаже вольфрама, что продолжала делать это, несмотря на угрозы со стороны союзников.В январе 1944 года союзники пытались заставить Португалию ввести эмбарго на все продажи вольфрама, но этому сопротивлялась сама Португалия, которая защищала свое право, как нейтральная страна, продавать все и кому угодно, а также ввиду опасений нападения Германии, если они остановятся. Падение торговли вольфрамом, наконец, закончилось накануне вторжения в день «Д» в июне 1944 года, когда Португалия ввела полное эмбарго на поставки обеим сторонам войны после того, как союзники пригрозили серьезными экономическими санкциями.Несмотря на это, Португалия смогла получить огромную прибыль от торговли вольфрамом и добиться значительного экономического роста.

Фактор второй. Азорские острова

Помимо вольфрама, у Португалии был еще один ресурс, востребованный как союзными державами, так и державами «оси»: стратегически важные Азорские острова. Расположенные посреди Атлантического океана эти острова стали идеальной базой для начала наступательных операций. Для союзников владение Азорскими островами было очень важно для защиты маршрутов снабжения конвоев в Центральной Атлантике. Неспособность контролировать их оставила брешь в защите конвоев, в которой они могли попасть в решающее сражение между кораблями Союзников и «оси». Кроме того, контроль над Азорскими островами окажется жизненно важным для потенциального плана союзников по вторжению в Европу, поскольку они могут использоваться в качестве авиабазы для прикрытия вторгающихся армий.

Пиренеи и Азорские острова

Для стран «оси» Азорские острова означали идеальную базу подводных лодок плюс авиабазы, необходимые для проекта «Америка» – бомбардировочной кампании люфтваффе на восточном побережье США. База на Азорских островах в центре Атлантики значительно повысила бы эффективность работы немецких подводных лодок, сократив время, необходимое для возвращения в порты Франции для дозаправки, а это означало, что они могли бы проводить гораздо больше времени в полевых условиях.И снова Салазар был разорван – если он уступит контроль над Азорскими островами союзникам, он опасается немецкого вторжения в Португалию через Испанию. И все-таки, несмотря на отказ Салазара отдать острова, Черчилль и Рузвельт совместно решили оккупировать острова в 1943 году, но согласились, что это будет делаться деликатно. Черчилль выступал за дипломатический подход и ссылался на Виндзорский договор 1386 года, который одобрил Салазар. Один из аэродромов был быстро построен в секрете: первыми туда вошли британцы, а за ними – американцы, с новыми планами по открытию новых аэродромов. Однако Салазар оговорил, что в то время как британцы приветствуются по Виндзорскому договору, то американцы – нет и, если немцы будут оказывать давление, он не может использовать оправдание дипломатической необходимостью, как в случае с британцами. Салазар угрожал силой сопротивляться высадке американских войск на островах, но все-таки отступил.Несмотря на отказ Португалии, в августе 1941 года, еще до того, как Америка вступила в войну, Черчилль и Рузвельт на исторической конференции в Ньюфаундленде решили построить авиабазу на Азорских островах любыми средствами, включая вооруженное вторжение. Утвержденная на конференции операция «Пилигрим» должна была нейтрализовать немецкие угрозы атлантическому судоходству и Пиренейскому полуострову. Британцы захватят Канарские острова, а американцы обеспечат «защитную оккупацию» Азорских островов. Американское оправдание таких действий, как якобы нейтральной державы – это доктрина Монро, на которую ссылался Рузвельт после того, как твердо поместил Азорские острова в Западное полушарие, что вызвало сожаление у его географов.В мае 1943 года Рузвельт и Черчилль встретились в Вашингтоне, чтобы обсудить военную стратегию. Было принято решение оккупировать Азорские острова с разрешения Португалии или без него во время Второй мировой войны. Операцию предполагалось провести максимально аккуратно.

Рузвельт и Черчилль во время конференции

На Вашингтонской конференции союзники договорились, что британцы первыми войдут на Азорские острова, а через две недели за ними последуют и американские войска. Британцы могут присоединиться к договору 1386 года, а американцы последуют за ними в соответствии с положением договора, согласно которому Великобритания и Португалия будут «друзьями для друзей». Американское инженерное ноу-хау было необходимо для строительства аэродрома, способного выдержать интенсивное движение транспорта, ожидаемого в связи с приближающимся освобождением Европы, и, что более важно, для увеличения количества патрулей подводных лодок дальними бомбардировщиками.Какими бы разумными ни казались союзникам эти аргументы, Салазар ни на один из них не покупался. Америка не подписывала договор 1386 года, поэтому у него не было оправдания дипломатической необходимости отступить, если немцы будут настаивать на его объяснении этого действия. Несмотря на то, что шансов на нападение почти не было – немецкие войска были изгнаны из Северной Африки и оборонялись в Италии и России – португальский диктатор все еще опасался какого-то возмездия со стороны Гитлера. Неограниченная подводная война против португальских торговых судов или воздушная бомбардировка его городов все еще оставались возможными. Салазар угрожал силой сопротивляться любой высадке американских войск на Азорских островах.Тем не менее Салазара убедили, что американцы будут находиться под британским командованием, и поэтому их следует рассматривать как часть британских войск на острове. Португальские войска остались в своих казармах, и начался весомый вклад Америки в операцию «Ревность».Генерал Гастингс Исмей, советник Черчилля, сообщал:

«Объединенный комитет начальников штабов без труда смог прийти к соглашению по ряду вопросов, таких как ведение войны с подводными лодками, бомбардировки Германии и оккупация Германии. Но вот Азорские острова были деликатной проблемой. И американцы, и мы очень хотели иметь базу на этом острове для управления самолетами дальнего действия, которые использовались бы для прикрытия наших конвоев и борьбы с германскими подводными лодками, но казалось мало надежды на то, что Португалия предоставит эту уступку по ее собственному желанию. Поэтому было решено, что британцы должны организовать небольшую экспедицию, чтобы захватить остров в ближайшее время, при том понимании, что это должно быть сделано без применения насилия. Высокому авторитету легко сделать такое условие, но несчастный командир может легко обнаружить, что его попытки соблазнения безуспешны, и будет вынужден прибегнуть к изнасилованию».

12 октября 1943 года Уинстон Черчилль сообщил в Палате общин, что он призвал к Виндзорскому договору о вечном союзе с Португалией, чтобы санкционировать операцию по защите Азорских островов. По словам Черчилля, договор был заключен с одобрения Салазара, и началась операция «Рывок». Черчилль наслаждался каждым моментом исторического события, с большим удовольствием обрушивая на удивленный парламент договор, о существовании которого мало кто даже знал, и говорил о местах, о которых никто никогда не слышал.Для сохранения секретности операции была сформирована новая оперативная группа – 247-я авиагруппа ВВС Великобритании под командованием вице-маршала авиации Г. Бромета, отправившаяся в три небольших конвоя из Ливерпуля 30 сентября и прибывшая на остров Терсейра на Азорских островах 8 октября, за четыре дня до того, как Черчилль сделал свое поразительное откровение британскому парламенту. Оперативная группа, насчитывающая около 3 000 военнослужащих, набранных из армейских саперов (Королевских инженеров), ВВС Великобритании и Королевского флота, немедленно приступила к строительству авиабазы.

Самолет британских Королевских ВВС на португальских Азорских островах во время Второй мировой войны

Британцы быстро построили временную взлетно-посадочную полосу, а уже 9 ноября было зарегистрировано первое поражение германской субмарины U-707 бомбардировщиком Королевских ВВС, базировавшимся на новом аэродроме.Через неделю американские инженеры высадились без угрозы сопротивления, но, к сожалению, в сопровождении шторма, который сломал якорную цепь и выбил их десантный корабль на каменистый берег. Оборудование и припасы были испорчены, и их пришлось пополнить в следующем конвое.Американские войска построили портовые сооружения, в том числе службы по разгрузке авиационного топлива, всепогодные взлетно-посадочные полосы, дороги, здания, резервуары для хранения воды и топлива; и вообще Лагенс Филд (Lagens Field) был готов теперь справиться с любым увеличивающимся воздушным движением. Объединенный комитет начальников штабов был доволен быстрым прогрессом и тем, что поле было полностью готово к работе за короткий период времени. Однако на Азорских островах не было явно американского аэродрома.

Раненые лежат возле взлетно-посадочной полосы на Лагенс-Филд в ожидании транспортировки с Азорских островов в больницы США. На заднем плане показан транспортный самолет Curtiss-Wright C-46 Commando

Другой аэродром был нужен по двум важным причинам. Во-первых, Лагенс был разделен с британцами, которые были официальными арендодателями базы, а во-вторых, потребуется резервная база для более интенсивного движения, ожидаемого во время вторжения в Европу, и для ускорения движения к Тихоокеанскому театру. Переговоры с Салазаром о получении такой базы велись интенсивно и привели к компромиссу: американцы могли построить гражданское поле, якобы управляемое гражданской компанией Pan American World Airways, в первую очередь для гражданского использования. Он будет передан Португалии в конце войны. Прежде, чем соглашение было достигнуто, группа американских инженеров была собрана в Лагенсе для начала изыскательских работ. Было очевидно, что и время, и терпение Объединенного комитета начальников комиссий закончились: американская авиабаза будет построена, что бы ни делали дипломаты. Были выданы паспорта, удостоверяющие, что эти люди были инженерами, нанятыми Pan American World Airways, и команда должна была отправиться на остров Санта-Мария, чтобы начать строительство американского аэродрома.Инструкторская группа разведки армии США была доставлена на Азорские острова из Вашингтона. Члены команды предупредили инженеров, что они должны строго соблюдать свое гражданское прикрытие, и предупредили: если обнаружится, что они являются американскими военными, португальцы могут посчитать их шпионами.В августе 1944 года команда отплыла на португальском межостровном пароме Impresa Insulana de Navigacao из Терсейры в Санта-Марию. Инженеры и нанятые местные рабочие, за считанные недели проложили временную земляную аварийную посадочную полосу. Запланированная постоянная взлетно-посадочная полоса длиной 11 000 футов, которая должна была стать самой длинной в Атлантическом океане, и сооружения, необходимые для аэродрома, были разбиты. Фактическое строительство аэродрома теоретически состоится, когда Салазар даст свое согласие. 28 ноября, вскоре после получения разрешения, авиабаза Санта-Мария стала законной и полностью работоспособной. Лагенс-Филд, ныне именуемый Лажешем, стал важным звеном в сетях обороны США и НАТО. Он принимал участие во многих зарубежных операциях, начиная с периода холодной войны с берлинским воздушным транспортом и в том числе в Персидском заливе.В заключительном «Докладе о военно-морских объектах США на Азорских островах» говорится:

«Приобретение союзниками Азорских островов в качестве базы было решающим ударом по немецкой подводной войне. Эта небольшая группа португальских островов, расположенная на двух третях пути между нашими портами на восточном побережье и Гибралтаром, вместе с Бермудскими островами и Ньюфаундлендом делает маршрут конвоя в Северной Атлантике в пределах досягаемости наземных бомбардировщиков на протяжении всего трансокеанского путешествия. Самолеты наземного базирования в борьбе с подводными лодками подвергались угрозе только со стороны противостоящей авиации... и, что самое важное, количество самолетов, которые можно было отправить в воздух с нашего нового посадочного поля в центре океана, намного превышало то, которое могло быть отправлено от любой группы операторов связи».

Аэродромы Азорских островов использовались для переброски бомбардировщиков на Тихоокеанский театр военных действий и сыграли ключевую роль в победе союзников в войне в Атлантике. Это позволило запустить больше самолетов, чем любая группа из имеющихся авианосцев, пробить брешь в линиях снабжения немецких подводных лодок и сделать конвойные линии союзников в пределах досягаемости наземных бомбардировщиков, что позволило доставлять важные грузы с провизией невредимыми.

Контроль над Азорскими островами дал союзникам преимущество в борьбе с угрозой немецких подводных лодок в Атлантике

Подводный флот адмирала Деница тоже использовал Азорские острова для снабжения своих субмарин. За несколько лет до войны немецкая разведка организовала фиктивную всемирную морскую службу снабжения Etappendienst, специально предназначенную для обслуживания военных кораблей, которые они планировали оставить в море в предстоящем конфликте. Одна из основных станций сети находилась в порту Орта, на острове Файал на Азорских островах, где германские агенты под видом морских чиновников, якобы работали на немецкую судоходную линию. Но, поскольку теперь Азорские острова были перекрыты новой авиабазой британских ВВС, отчаянно требовалось другое место для встречи подводных лодок, однако, с учетом того, что Атлантический океан теперь прикрыт патрулями союзников, это окажется невозможным.

А что же немцы?

Авиация Португалии

В Португалии в начале войны не существовало ни одной национальной или государственной компании, однако два частных предприятия предоставляли авиационные услуги: Servicos Aereos Portugueses (Portuguese Air Services – SAP), основанная в 1927 году, и Aero Portuguesa, созданная в 1934 году, они работали с 1939 по 1945 год. Первая – выполняла функции представителя Lufthansa в Лиссабоне, а вторая – выполняла рейсы между Лиссабоном, Танжером и Касабланкой.Столица Португалии также использовалась гражданскими рейсами из Европы и США. Сначала в Синтре, а затем – с 1942 года – в Лиссабоне приземлялись самолеты из Германии, Италии, Испании или Англии. А на реку Тежу прибыли гидросамолеты из Англии и США.С военной точки зрения, и армия, и флот имели авиационное подразделение, а именно Aeronautica Militar (армия) и Aviacao Naval (военно-морской флот), у которых в начале Второй мировой войны были самолеты, которые, как правило, были устаревшие и непригодные для современного конфликта. Ситуация улучшилась в ходе войны с высадкой нескольких самолетов, а именно американских и британских истребителей и бомбардировщиков, которые усилили слабые португальские эскадрильи.В 1943 году база Лагенс на Азорских островах была передана британцам, и они предоставили несколько более современных самолетов, что позволило перестроить две ветви, которые в 1952 году объединились и стали португальскими ВВС.Поскольку страна находилась посреди маршрутов военных самолетов, следовавших из Англии в Африку и на Ближний Восток, и наоборот, более сотни из них закончили свои путешествия здесь.

Флот Португалии

В стране было несколько судоходных компаний, которые соединяли Лиссабон с атлантическими островами (Мадейрой и Азорскими островами), колониями в Атлантическом океане (Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи, Гвинеей-Бисау и Анголой) и в Индийском океане – Мозамбиком. В Индии все еще были территории – Гоа, Даман и Диу, Макао и Восточный Тимор, но они обычно обслуживались местным флотом и реже кораблями, прибывающими из столицы.Большая часть торгового флота была старой и маленькой для нужд страны, но в любом случае он смог обеспечить поставки в страну во время войны, и некоторые из его кораблей стали спасательными судами для тысяч беженцев, бежавших от нацизма.В отличие от торгового флота, ВМФ располагал набором кораблей – эсминцами и подводными лодками – вполне современными и сопоставимыми с кораблями других стран. Не было крупных подразделений в виде крейсеров и тем более линейных кораблей, но существующий флот обеспечивал патрулирование Атлантики и присутствие в колониях.

Лиссабон – столица интриг и развлечений

Интересна атмосфера столицы Португалии во время Второй мировой войны – интриги с высокими ставками, предательство, двурушничество и выживание. Лиссабон сыграл ключевую роль в истории Второй мировой войны, хотя там и не стреляли. Это был единственный европейский город, в котором открыто действовали и союзники, и державы «оси», он был временным домом для большей части изгнанных королевских семей Европы, для более миллиона беженцев, ищущих дорогу в США, и множества шпионов, агентов секретной полиции, лидеров промышленности, банкиров, известных евреев, писателей и художников, беглых военнопленных и участников черного рынка. Действующий офицер в 1944 году описал повседневную сцену в аэропорту Лиссабона как фильм «Касабланка», умноженный на двадцать («Касабланка» – фильм, снятый в 1942 году об одном циничном американце, владевшем казино в Касабланке, где собирались проститутки, нацисты, вишисты и контрабандисты).

Немецкая пропагандистская витрина в торговом районе Лиссабона Шиаду

Вот что пишет историк из Шотландии Нил Локери о том времени:

«Обветшавший, обшарпанный и отчаянно нуждающийся в переосмыслении, Лиссабон в сентябре 1939 года был заброшенной спящей красавицей и недавно был спасен от финансовых бедствий, хотя слава его империи и пришла в упадок, но трамваи все еще грохотали по мощеным улицам Лиссабона. И когда огни улиц начали гаснуть по всей Европе, Лиссабон оставался ярко освещенным, и в течение следующих пяти лет был центром вселенной для беженцев, спасающихся от войны».

Нил Локери умело описывает переживания богатых и гламурных, а также менее удачливых и даже зловещих людей, прибывших в город во время войны. Из его записей мы узнаем, как герцог и герцогиня Виндзорские провели свое время в Лиссабоне – обедали и играли в гольф с банкиром Рикардо Эспирито Санто и оказались в центре внимания нацистской СД, где небезызвестному Вальтеру Шелленбергу высшее нацистское руководство поручило похитить отрекшегося от престола короля и использовать его для своей пропаганды.Через Лиссабон прошли более миллиона беженцев, заполняя дорогие отели города, включая Пегги Гуггенхайма, Макса Эрнста, Марка Шагала, Артура Кестлера и Галуста Гюльбенкяна – нефтяного магната, известного как «мистер пять процентов» за его долю от сделок, в которых он участвовал. Устроившись в отеле Aviz в Лиссабоне, он посвятил себя скупке коллекции произведений искусства беженца Генри Ротшильда.В городе было полно шпионов: среди них такие известные, как Ян Флеминг, Грэм Грин, Ким Филби и Малкольм Маггеридж. В течение нескольких месяцев после начала войны британцы и немцы активизировали свою разведывательную деятельность под бдительным присмотром португальской тайной полиции. Местные жители выступили в роли информаторов: сотрудники отелей рассказывали сплетни, а проститутки использовали разговоры на подушках, чтобы узнать о судоходстве у пьяных моряков. Ходили разные слухи, а на улицах царила паранойя...Страна была воротами для беженцев, шпионов, специальных посланников и всевозможных личностей, более или менее неизвестных, что превратило Лиссабон в важное место для всех параллельных событий, связанных с войной.Тем не менее этот транзитный город спас жизни тысячам людей. Это был своего рода запасной выход для преследуемых в Европе евреев. Лиссабон был их последним шансом на лучшую жизнь! Это была дверь, которая могла привести их в Америку в надежде на выздоровление после травмы, нанесенной войной. Многие люди, например, Аристидес де Соуза Мендес, сыграли ключевую роль в спасении человеческих жизней. Но также и другие герои, такие как Виктор Рейнольдс, укрывавшие многих беженцев в Кинта-ду-Карму во время войны. Когда еврейские беженцы прибывали в Португалию, они наслаждались чувством свободы от политических преследований. Для многих эмигрантов Португалия была первой страной, в которой они чувствовали себя в безопасности.

Еврейские беженцы готовятся к посадке на борт SS Serpa Pinto в порту Лиссабона. Сентябрь 1941 г.

Вопрос о том, была ли Португалия действительно нейтральной, сложен. Страну можно считать по-настоящему нейтральной, только если она не проявляет предубеждений по отношению к другим воюющим нациям. Изучая отношения Португалии с державами «оси» и союзниками, Португалия действительно проявляла предвзятость, хотя и по-разному к каждой из противоборствующих сторон. Она продала гораздо больший процент ценного минерала вольфрама державам «оси», сделав жизненно важный вклад в их военные усилия, но также внесла и свой вклад в поражение стран «оси», позволив строить авиабазы на Азорских островах и отказавшись от своего традиционного отношения к Британии.В конечном итоге Португалию можно считать нейтральной во время Второй мировой войны. В соответствии с традиционным определением нейтралитета, Португалия явно не отдавала предпочтение той или иной стороне конфликта, вместо этого предпочитая настраивать обе стороны друг против друга, стремясь получить экономическую выгоду прежде всего. Нейтралитет Португалии оставался полезным для обеих сторон на протяжении всей войны, и таким образом, оказывая различные услуги всем участникам конфликта, Салазар смог эффективно купить возможность для своей страны не участвовать во Второй мировой войне. Итак, Португалия все же оставалась нейтральной на протяжении Второй мировой войны: даже когда в декабре 1942 года японская армия оккупировала португальскую территорию Восточного Тимора в Тихом океане, Салазар отказался объявить войну Японии.

Заключение



Источник

 
Просмотров: 148 | Добавил: Dmitrij | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Общение
Загрузка…
Развернуть чат АНТИМАЙДАН

Видеоподборка
00:58:52


00:38:29


00:11:34

Новости партнёров

Популярное


work PriStaV © 2012-2022 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх