Профессионал высокого класса с прекрасным послужным списком генерал Александр Михайлов, например, приводит убедительные факты недостаточной защищенности баз данных в нашей стране. Утечки уже были из Федеральной налоговой службы России, Сбербанка, других учреждений и ведомств. Причем эта проблема затрагивает не только простых граждан.

Примерно 13 тысяч сотрудников российских правоохранительных органов и спецслужб ежегодно становятся объектами нападения, в том числе из-за утечек сведений о месте жительства.

Один бывший соотечественник, обиженный на нашу страну, собрал на своем сайте фамилии около 400 российских граждан, разделив их на представителей власти и правоохранительных органов, пособников «режима», пропагандистов и т. п. Так можно дойти и до классификации по расовому, национальному, половому, гендерному и другим признакам. Что случится, если дополненные домашними адресами и другими данными сведения будут переданы криминальным группировкам?

Сегодня во всем мире берегут как зеницу ока свои базы данных, а разведслужбы настойчиво ищут ключи к чужим. Наш единый регистр – это подарок АНБ и ЦРУ

Чтобы этот страшный сон не стал явью, органы законодательной и исполнительной власти должны прислушаться к мнению не только общественности, но и представителей силового сообщества. В частности, таких как тот же генерал Михайлов, которого многие знают по ярким, убедительным публикациям, четкой гражданской позиции.

В чем политическая опасность принятых Госдумой решений в пандемический период? Они ведут к раскачке общественно-политической ситуации в стране, правовому закреплению фискального государства в противовес государству национальной безопасности, бюрократизации государственного управления.

Но и это не все. За этим подрыв доверия к руководству страны, дискредитация Госдумы как правового и партийного ядра гражданского общества России, формирование социально-психологической атмосферы беззащитности, бесправия и панических настроений.

Налицо перекладывание ответственности с бюрократии на силовые структуры, дискредитация и демотивация спецслужб, провоцирование противоестественной интеграции системной и антисистемной оппозиции. Что в итоге может взорвать общественно-политическую стабильность. Чем же и как можно объяснить отход федеральной власти от реальности?

Думаю, прежде всего ослабевшими в последние годы связями с избирателями и регионами, свидетельство чему – низкие рейтинги на фоне укрепления рейтингов глав регионов. Налицо неопределенность научного фундамента деятельности правительства и Госдумы в последние годы, дезориентация федеральной власти из-за уводящих в сторону решений многочисленных экономических форумов (по принципу «Посидели, поговорили – разошлись»). Отсюда и сохраняющаяся интеллектуальная зависимость от западных консалтинговых фирм. В этом же ряду и плохая информированность об опыте, например, американского государства национальной безопасности (National Security State) и его применении в Китае с тонкой настройкой общественных механизмов, опорой на мнение населения.

Подводя итог, отметим, что без спецслужб и правоохранительных органов не может быть обеспечена правовая и социальная стабильность в любой стране. Но для полноценной деятельности всей системы необходимы надежный тыл и стопроцентная уверенность в персональной защите каждой личности государством.

 

Сергей Першуткин,
действительный член Академии военных наук