Главная » 2021 » Ноябрь » 9
 
05:16

По законам военного времени: в России растет избыточная смертность

По законам военного времени: в России растет избыточная смертность

Рискуя быть в очередной раз подвергнутым общественному осуждению на портале «Военное обозрение», в начале статьи приведу позитивные данные Росстата за последние 19 лет. В этот период, начиная с 2002 года, в России наблюдались позитивные тенденции снижения смертности и роста ожидаемой продолжительности жизни. Если верить государственной статистике, с каждым годом россиянам жилось все лучше – число умерших планомерно снижалось. Если в начала периода в 2002 году в России умерли более 2,3 млн человек, то уже к 2019 году этот печальный показатель снизился до 1,8 млн. Кто-то справедливо заметит, что и население страны уменьшалось, а значит – и число умерших в абсолютных цифрах должно падать. Для этого существует параметр общего коэффициента смертности, измеряемый в промилле (одна десятая процента или одна тысячная доля). Так вот, с 2002 по 2019 годы этот коэффициент снизился с 16,2 до 12,3. Причин такой динамики очень много. Здесь и рост ВВП, и повышение уровня жизни россиян, и борьба с пьянством, и более эффективная работа правоохранительных органов – убивать и попадать в смертельные ДТП стали реже. И да, медицина не подвела. Несмотря на все увещевания скептиков, медицинское обслуживание россиян за последние годы стало лучше. Конечно, этого все еще не достаточно, чтобы соответствовать мировым стандартам, но, в сравнении с Россией начала XXI века, лечат сейчас лучше. Косвенным показателем прогресса здравоохранения выступает ожидаемая продолжительность жизни, которую зафиксировали в 2019 года – 73,34 года. Это не много – 96-е место в мировом рейтинге. Дольше россиян обычно живут, например, в Венесуэле, Бангладеш, Белоруссии и Колумбии. Не говоря уже о странах «золотого миллиарда» с ожидаемой продолжительностью жизни в 80 с лишним лет. Тем не менее в 2002 году россияне жили еще меньше – в среднем 65 лет. Рост более чем в восемь лет воображение не поражает, но это хотя бы позитивная динамика. Все вышесказанное ни в коем случае не идеализирует состояние социальной сферы современной России, но позволяет понять, с каким запасом мы подошли к пандемии COVID-19.

Упрямая статистика

Стихийное бедствие

С числами погибших от коронавируса все очень непросто. Мы за полтора года привыкли к официальной статистике портала «Стопкоронавирус.ру», которая предоставляет оперативные данные каждый день. Данные для сайта формирует Роспотребнадзор и здесь он очень сильно расходится с подсчетами Росстата. Как показал последний статистический отчет, количество умерших на «Стопкоронавирус.ру» в 2,2 раза меньше, чем в реальности. И здесь, судя по всему, нет злого умысла – далеко не всегда есть возможность точно определить причину смерти человека. Поэтому в России регистрируют смерти от коронавируса только в самых явных случаях. При этом в мире так и не появилась четко обозначенная стратегия – кого считать жертвой COVID-19, а кого – нет. В части стран все, кто умерли с положительным тестом на коронавирус, считаются погибшими от новой инфекции. В Соединенных Штатах, например, сложилась очень интересная ситуация, когда за 2020 год снизилось количество жертв гриппа и сердечно-сосудистых заболеваний. При этом гораздо больше стало умерших от коронавируса.Американцы стали меньше болеть простудой и сердечными недугами? Конечно, нет, просто под одну коронавирусную гребенку теперь регистрируют смерти с похожими на COVID-19 симптомами. В итоге в медицине США настоящая «идиллия» – на конец 2020 года от коронавируса умерло 352,5 тыс. граждан, а избыточная смертность составляет 334 тыс. Правда, New York Times летом 2021 года опровергает и эти числа, указывая на 482 тыс. жертв избыточной смертности в Соединенных Штатах. Кому в итоге верить –не до конца понятно. Если ориентироваться на доступные данные, в России в прошлом году умерло 2 млн 124,5 тыс. человек. И это серьезное падение относительно 2019 года. В общей сложности избыточная смертность унесла в 2020 году 324 тыс. граждан – на 18% больше, чем в предыдущем. По этому параметру страна скатилась на двенадцать лет назад, а ожидаемая продолжительность жизни снизилась с 73,34 до 71,5 лет. Если не знать о коронавирусной причине такой смертности, можно подумать, что Россия вступила в кровопролитнейшую войну. К сожалению, в текущем году эта война только ожесточается – за девять месяцев мы видим избыточную смертность почти в 250 тыс. человек. Итого с начала пандемии мы потеряли 574 тыс. человек. И нет никаких оснований утверждать, что осенью-зимой 2021 года пандемия снизит темпы распространения. Хуже всего, что с января по август превышение числа смертей над рождениями составило гигантские 675,7 тыс.! В условиях пандемии граждане не только быстрее умирают, но и не решаются заводить детей. По этому демографическому параметру Россия вернулась на позиции 2002 года. Росстат уверяет, что до 76 % всей избыточных смертей в 2020–2021 годах приходится на коронавирус и связанные с ним осложнения. Прямо сейчас мы стоим на краю очередной демографической ямы, последствия которой будут влиять на российское общество еще десятки лет.Масла в огонь подлили из-за океана. На днях пришла новость от Financial Times об избыточной смертности в России за всю пандемию в 753 тыс. человек. Якобы по этому показателю наша страна на печальном втором месте в мире после США. Очень сомнительные расчеты американцев, учитывая неразбериху с подсчетом собственных граждан. Тем не менее Financial Times призывает не верить данным Росстата, а ориентироваться на американское мнение. Видимо, из-за океана виднее. Региональные особенности смертности от COVID-19 также представляют немалый интерес. В 2020 году самые высокие относительные показатели смертности регистрировались в Республике Башкортостан, Чечне, Липецкой и Ленинградской областях. Примечательно, что в Чеченской республике, известной своими жесткими антиковидными мерами, так и не смогли побороть высокую смертность. Причины этого парадокса, как и чрезвычайно высокой смертности в Башкирии, до сих пор не найдены. Характерны примеры Москвы и Санкт-Петербурга, на которые в прошлом году приходится 26 % всех безвозвратных потерь от коронавируса. Однако в этих городах не зафиксировали всплеска смертности от других заболеваний, не связанных с COVID-19. Это говорит о высокой организованности местной медицины, не ушедшей в перманентный шок. Большие числа смертности в России – это очень любопытные данные для масштабных статистических исследований. Ученые из Москвы попытались найти факторы, объясняющие различные показатели смертности от COVID-19 в 85 регионах страны. Оказалось, что плотность железных дорог и уровень урбанизации напрямую влияют на количество умерших от коронавируса в субъекте РФ. Надо сказать, вполне ожидаемый результат. Сюрпризом стало отсутствие прямой связи между обеспеченностью больничными койками, врачами, средним медицинским персоналом и смертностью от новой инфекции. Причина здесь в высокой мобильности государства, которое успевало вовремя перебрасывать в «горячие точки» необходимые ресурсы и специалистов, во многом выравнивая шансы регионов на выживание.Как это уже ни банально звучит, основные причины таких высоких темпов роста смертности – в новом, гораздо более опасном штамме «Дельта», а также в низкой доле вакцинированных. Коллективному иммунитету большая часть наших соотечественников предпочла жесткие правила естественного отбора. О том, к чему это в итоге может привести, можно почитать у дядюшки Дарвина.



Источник

 
Просмотров: 179 | Добавил: Dmitrij | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 1
avatar

0
1
Да уж!
avatar


Учётная карточка

Видеоподборка
00:46:50


00:37:01



Новости партнёров

Популярное




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх