Они способны лишь убивать да убегать.Часть 4 - 26 Ноября 2018 - world pristav - военный информатор


Военные события и политические новости

Главная » 2018 » Ноябрь » 26 » Они способны лишь убивать да убегать.Часть 4
20:12
Они способны лишь убивать да убегать.Часть 4

 Они способны только убивать и убегать: Владимир Тулин о геройствах «джи-ай»

Участие в Первой мировой: победа чужими руками
После победы над Испанией американские власти открыто объявили лозунг «Америка для американцев», который фактически означал, что США могут делать в Западном полушарии все, что им вздумается. Например, отказалась Колумбия передать США в аренду на 100 лет полосу земли, где они хотели достроить Панамский канал, и в результате при помощи американского флота и морской пехоты в 1903 году провинция Панама отделяется от Колумбии и провозглашается независимым государством. Первое, что делает новое государство, — отдает США нужную им землю.

В Центральной Америки практически не осталось государств, куда в XX веке не вторгалась бы американская армия. Причем в большинство из них она вторгалась по нескольку раз. Причин для вторжения всегда было ровно две.

Первая: если президент страны проводит проамериканскую политику. Такая политика везде сопровождается тотальной коррупцией и падением жизненного уровня подавляющего большинства населения. Это часто приводит к вооруженной борьбе против правящего американофила-антипатриота. Если он не в силах удержать власть, но устраивает США, то к нему на помощь приходит американская армия.

И вторая: если президент ставит национальные интересы выше американских. Тогда США применяют против страны экономические репрессии и финансово поддерживают оппозицию, а если это не помогает, то и вооружают ее. Если же проамериканские силы не могут взять власть силой, то следует американское вторжение под лозунгом «помощи народу в свержении тирана» или «ради защиты проживающих в стране американцев».

Как известно, 1 августа 1914 года в Европе началась Первая мировая война. До этого США всегда с гордостью заявляли, что они не вмешиваются в европейские дела, и на основании этого требовали, чтобы европейцы не вмешивались в дела американские. Первые два с половиной года войны Вашингтон продолжил политику невмешательства, так как она позволяла получать выгоду от торговли со странами обоих воюющих блоков. Однако к началу 1917 года блок Центральных держав был уже предельно измотан войной на два фронта; в случае вступления США в войну на стороне Антанты, победа последней была неизбежна. И США стали искать повод для вступления в войну.

Тут им неоценимую, а может, наоборот, тайно щедро оцененную помощь оказал статс-секретарь (министр) иностранных дел Германской империи Артур Циммерман. Вначале он отправил телеграмму с предложением к правительству Мексики начать войну против США, если те вступят в войну на стороне врагов Германии. За это мексиканцам была обещана финансовая помощь на закупку оружия и, в случае победы, возвращение всех земель, потерянных в 1848 году. Предложение практического значения не имело, так как в Мексике уже седьмой год шла гражданская война, экономика страны и армия находились в разрухе. Да и оружия закупить было негде — в Европе все воевали, а США не продали бы оружия Мексике за не известно откуда взявшиеся деньги, так как нетрудно было догадаться, что оно будет использовано против самих американцев.

Англичане перехватили телеграмму и опубликовали ее в американской прессе, разразился скандал. Впрочем, многие были уверены, что это английская фальшивка с целью вовлечения США в войну на их стороне. И тут Циммерман оказал еще одну услугу американским властям, публично подтвердив подлинность телеграммы. Здесь американцам очень кстати напомнили о гибели 128 соотечественников на британском лайнере «Лузитания», потопленном немецкой подводной лодкой. Правда, с тех пор прошло уже два года, да и немецкое посольство в США через американские газеты предостерегало американцев от плавания на лайнере перед его отплытием, но кто это помнил. В итоге Конгресс США проголосовал за вступление страны в войну на стороне Антанты в апреле 1917 года.

Но даже тут США ждал неприятный сюрприз: вскоре после их вступления в войну начался развал бывшей Русской императорской армии, затем почти прекратились военные действия на ее фронте, а в марте 1918 года был заключен Брестский мир. В результате американским войскам, которые прибыли на линию фронта только в октябре 1917 года, пришлось воевать значительно больше и дольше, чем рассчитывало американское руководство. Да и потери сильно превзошли ожидаемые — домой не вернулось 116.516 американцев.

 Интервенция в Россию: концлагеря для «врагов демократии»
В августе 1918 года на Севере нашей страны случилось то, о чем мечтает сегодня едва ли не вся так называемая «оппозиционно-либеральная общественность»: туда пришла демократия. Причем ни какая-то доморощенная, недоделанная, а самая что ни на есть классическая, в виде власти самых демократических государств в мире — Великобритании, Франции и США. В Россию войска этих держав традиционно пришли якобы не из-за своих интересов, а исключительно чтобы помочь. На сей раз они «помогали» Советской власти защитить от немецких войск, высадившихся в Финляндии, военное имущество на складах в Мурманске и Архангельске, полученное от Антанты во время Первой мировой войны.

Однако уже через несколько дней после высадки интервенты свергли власть Советов и создали марионеточное белогвардейское правительство, которое не могло себя не только защитить, но даже прокормить. Оккупантов ждало разочарование: все военные грузы со складов большевики успели вывести в Вологду и в центр страны. Таким образом, отпала сама причина их высадки, которую они первоначально объявили. Но это их не смутило: Антанта начала строить на Русском Севере демократию и распространять ее силой оружия в направлении Вологды, где рассчитывала соединиться с войсками адмирала Колчака.

Первым результатом западного управления на нашей земле стало максимальное заполнение всех местных тюрем и, как следствие этого, открытие множества новых мест заключения. Англичане проявляли большую фантазию. Под тюрьму они приспособили линкор «Чесма» и даже Печенгский монастырь, потеснив там монахов, которые сильно возмущались тем, что в святую обитель пригнали пленных безбожников-коммунистов.

Большевик В. Колосов в своих воспоминаниях «По тюрьмам белоинтервентов» описывает, что охрану в монастыре несли англичане и сербы. При этом английские солдаты, когда рядом не было офицеров, подкармливали заключенных со своего пайка, а сербы, наоборот, избивали их при каждом удобном случае. Он же вспоминает архангельского часовщика Мальцева-Николаенко, который отказался продать английскому полковнику картину «Лунная ночь в окрестностях Петербурга». Через час он был арестован по обвинению в том, что демонстративно повернулся спиной к английскому флагу в общественном месте и тем самым вел антианглийскую пропаганду, которой оказывал поддержку большевикам. Часовщик объяснял, что он, как и все, проходил по центральной улице, где был установлен флагшток с английским флагом, и действительно в какой-то момент тот оказался за его спиной, но то же самое происходило с любым прохожим на этой улице. Однако это ему не помогло, и по приговору белогвардейского суда он был расстрелян. Такой была западная демократия на нашей земле.

Французы держали своих пленников в концентрационном лагере, который они открыли на острове Мудьюг и который почему-то всегда приписывают американцам. Там активно уничтожали заключенных тяжелой работой и голодом. То, что там происходило, описал бывший узник Петр Рассказов в «Записках заключенного»: «Омерзительные сцены творились под окнами дома, где жили французы. Там выливались помои и проходившие мимо заключенные бросались под окна и, ползая на четвереньках в помойной яме, хватали все, что могли найти мало-мальски съедобного: кости, куски грязного сала, кожуру картофеля. Интервенты, проживавшие в доме, выбирали момент и выливали на несчастных ведра помоев. Но забывшие все, кроме голода, люди старались и в этих, вылитых на их голову помоях найти отбросы пищи, а сверху звучал сытый пьяный смех». Зимой провинившихся французы запирали на ночь в леднике и на утро вытаскивали их обмороженные трупы.

Ну а что же светочи свободы? Американцы боролись с врагами демократии bolo — так они называли большевиков — в лагере Березники, который представлял собой просто участок земли, огороженный колючей проволокой. Кроме того, они оборудовали тюрьму в подвале самого большого дома в селе Емецк. Зимой 1918–19 годов смертность в американской неволе была выше, чем у англичан и французов в их местах лишения свободы.

Об этом оставил воспоминания врач Маршавин: «Измученных, полуголодных, нас повели под конвоем англичан и американцев. Посадили в камеру не более 30 квадратных метров. А сидело в ней более 50 человек. Кормили исключительно плохо, многие умирали с голоду. Работать заставляли с 5 часов утра до 11 часов ночи. Сгруппированных по 4 человека, нас заставляли впрягаться в сани и возить дрова. Медицинская помощь совершенно не оказывалась. От избиений, холода, голода и непосильной 18–20-часовой работы ежедневно умирало 15–20 человек».

Страны Запада не только создали первые в нашей стране концентрационные лагеря, но и достигли в них уровня смертности, который многократно превышает показатели ГУЛАГа, о котором они так любят вспоминать. Всего через тюрьмы и лагеря интервентов прошли более 52 тысяч жителей Русского Севера, что составляет 11% взрослого мужского населения. Из них по приговорам белогвардейских судов было расстреляно более 4000 человек, а количество умерших от побоев, голода и болезней, по разным оценкам, достигает 32 тысячи человек. И это всего за 13 месяцев интервенции на небольшой слабо населенной тогда части России.

Этому изуверству Рассказов посвятил следующие слова: «Эпидемия арестов, которая приняла чудовищные размеры, те массовые расстрелы, которые унесли в могилу тысячи молодых жизней, это то, чем мы обязаны той подлой, низкой и продажной работе, которую вел контрразведывательный отряд штаба главковерха союзных войск. Это объединенное учреждение великих держав «культурного» Запада. Террор страшный, жестокий, напоминающий времена средневековой инквизиции, поддерживался и зверски проводился в жизнь союзнической контрразведкой».

Есть воспоминания и с другой стороны. В 1922 году бывший министр внутренних дел марионеточного правительства Русского Севера Игнатьев написал в письме к первому главе этого правительства Николаю Чайковскому: «Вспомните тюрьму на острове Мудьюг в Белом море, основанную союзниками, где содержались «военнопленные», т.е. все, кто подозревался союзной военной властью в сочувствии к большевикам. В этой тюрьме начальство — комендант и его помощник — были офицеры французского командования. Что там творилось? 30% смертей арестованных за пять месяцев от цинги и тифа, держали арестованных впроголодь, избиения, холодный карцер в погребе и мерзлой земле».

Сказать, что американцы и их союзники только убивали, было бы неправдой. Они еще и грабили — тоже с большим размахом. Вывозили буквально все: от леса и льна до пушнины и антиквариата. За время интервенции было вывезено 2.385.818 пудов груза на сумму 150 миллионов 144 тысячи золотых рублей.

Если в тылу американцы массово уничтожали своих врагов, то на фронте этого не происходило. 339-й полк из штата Мичиган вместе с инженерными и вспомогательными частями 85-й пехотной дивизии в течение трех месяцев успешно наступал на юг, пользуясь тем, что Красная Армия не ожидала появления нового фронта и поэтому вначале с интервентами бились наспех созданные отряды из местных коммунистов и комсомольцев. Местные жители вспоминают, что американцы не любили ходить пешком: в деревнях они заставляли жителей запрягать лошадей и ехали дальше на телегах или санях, в зависимости от сезона. Как всегда, американские войска не забывали о грабежах и мародерстве.

11 ноября 1918 года интервенты провели парад в Архангельске в честь своей победы в Первой мировой войне, но наши войска испортили праздник американцам и выбили их в этот же день из села Тулгас. Американцы потеряли 30 человек убитыми и более 100 ранеными, был захвачен их госпиталь. При этом красноармейцы не тронули не только раненых, но и военных медиков. Чтобы как-то объяснить этот факт, американское командование придумало историю о том, что большевики хотели всех убить, но сержант медицинской службы (фамилия нигде не указывается) угостил их едой и ромом и так выиграл время. На другой день американская армия снова взяла село и, выгнав жителей, сожгло его.

Это был их последний успех. Время победных маршей для интервентов закончилось. Боевой дух американских солдат резко упал. Они начали возмущаться тем, что остальные американские войска возвращаются домой из Европы, а они вынуждены воевать дальше неопределенное время. Солдаты и их родственники забрасывали Конгресс и Белый дом петициями с требованием вывода войск с северной России. С другой стороны, видя кровавые «демократические реформы», все больше людей включалось в борьбу с интервентами. Также солдатам американских войск стали подбрасывать коммунистические листовки.

Единственное крупное боевое столкновение между нашими и американскими войсками произошло 19–25 января 1919 года, получив в истории название «Шенкурская операция». В ходе нее войска 6-й армии РККА разгромили американцев на Шенкурском выступе и освободили одноименный город. На рассвете 19 января Красная Армия атаковала американцев в деревне Нижняя Гора. Интервенты были потрясены тем, что красноармейцы атаковали их, идя по пояс в снегу при температуре –37 градусов. Их командир, лейтенант Гарри Мид, сразу приказал отступать.

Позже он напишет в своих воспоминаниях: «Чтобы уйти, мы вынуждены были спуститься по склону холма в долину длиной 800 ярдов в снегу и под огнем врага. Бежать было невозможно, идти было еще хуже, и поэтому ничего не оставалось, кроме как нырнуть в снег в безумном отчаянии с молитвой на губах, чтобы в конце концов доползти до наших укрепленных позиций». Из 47 американцев до своих доползли только семеро, позже приползли еще двое.

Однако долго находиться на новых позициях в деревне Верхняя Гора лейтенанту Миду и его выжившим подчиненным не пришлось. Несмотря на то, что для остановки наступления Красной Армии туда были переброшены 16 орудий, 22 января американцы бросили свои позиции и отошли в Шенкурск. При этом 4 орудия были уничтожены, 12 были захвачены красноармейцами, а командир артиллеристов капитан Оскар Моаут был убит.

В ночь на 25 января из захваченных американских орудий Красная Армия открыла огонь по Шенкурску и стала окружать город. Пользуясь тем, что в его окрестностях много лесов, американцы боя не приняли, а в страшной панике разбежались во все стороны. О том, что американцы в темноте бежали куда глаза глядят, свидетельствует такой факт: в 1929–34 годах там работала специальная американская комиссия по поиску тел погибших соотечественников и возвращению их на родину, но даже за такой долгий период она не смогла найти тела 30 погибших американцев. Об этом же свидетельствует и то, что трофеями Красной Армии стали 60 пулеметов, в том числе новейшие — системы Льюиса, и почти 2000 винтовок.

После разгрома под Шенкурском американская армия откатывалась на север и мечтала только о том, чтобы продержаться до момента, когда Белое море освободится от льда и можно будет уплыть в Штаты. О создании на севере России «демократического государства, следующего в русле американской политики», у них уже и мыслей не было. Вот показания взятого в плен американского офицера Ноэля Ньюнена от февраля 1919 года: «К весне все союзные войска очистят Россию, так как удержаться в России сопряжено со страшными трудностями. Уверен, что союзникам подавить большевизм не удастся. Также сильно сомневаюсь, чтобы союзники были способны бросить большие силы на Россию весной. Нужно знать состояние наших войск после мира с Германией, чтобы понять всю рискованность такого предприятия».

А вот что написал после возвращения в США рядовой 339-го пехотного полка Пол Тоттен: «Я уверен, что все мы могли бы легко погибнуть в той местности на севере России, где нам пришлось быть. Все, что нас спасло, — это слабость недавно сформировавшихся большевистских сил и их правительства. Мы могли идти вперед и наступать на них до той поры, пока боло нам это позволяли. И при первой возможности пнули нас в зад. Небольшой работенкой при отступлении была подготовка некоторых деревень к уничтожению. Мы размещали в домах и зданиях горючие материалы так, чтобы все гарантированно полыхнуло в один момент. Мы должны были физически разрушать целые поселения. Этот вандализм был нужен нам для передышки при отступлении. Не очень порядочно, но необходимо. Так нам это все объяснил лейтенант, и мы готовили этот вред достаточно энергично».

При этом Тоттен почему-то нигде не пишет, что стало с жителями сожженных сел той лютой зимой.

Большевистская агитация вместе с победами РККА стала приносить результаты. В марте 1919 года в Архангельске одна из американских рот отказалась от возвращения на фронт. На передовой американские солдаты прямо говорили офицерам, что лучше принять предложение красноармейцев о братании, так как тогда больше шансов выжить, чем воевать с ними. Обстановка в американских частях становилась все хуже, и лейтенант Том Эдвардсон в письме домой сообщал: «У меня больше шансов умереть от рук наших солдат, чем от красных». Даже командующий американцами Джордж Стюарт заявлял тогда: «Если мы задержимся тут, то в Штаты вернется не американская армия, а американская Красная Армия».

Уже в апреле 1919 года начался вывод американских войск с Севера, а в июне он был закончен. Американцы потеряли убитыми 224 человека, 305 раненных, и еще 4 американца попали в плен. США также бросили своих союзников — англичан и французов. По этому поводу Тоттен заметил: «Вскоре после того, как мы уехали домой, и британцев выставили в Белое море и дальше на север, а Россия накрылась серпом и молотом».

Другим регионом, где американцы «помогали» нашей стране, был Дальний Восток. Здесь в августе 1918 года высадились 27-й и 31-й пехотные полки под командование генерала  Уильяма Грейвса. Американцы сразу заявили Колчаку и японцам, что на фронт они войска не пошлют, а будут охранять участок Транссибирской магистрали. Таким образом, американские войска воевали здесь даже не с Красной Армией, а с партизанами. Тем не менее, к моменту своего вывода в начале 1920 года они потеряли 189 человек убитыми.

В ответ на действия партизан американцы осуществляли карательные акции в близлежащих деревнях, производили показательные казни местного населения, брали заложников. Также янки приняли участие в подавлении забастовки шахтеров в долине реки Сучан, где расстреляли 25 горняков. В качестве возмездия партизаны уничтожили пост в деревне Романовка в июне 1919 года, где погибло 24 американца. Не забывали американцы и о грабеже Дальнего Востока. Так, по данным американских историков, только фирма Эйрингтона отправила из Владивостока в США 15.730 пудов шерсти, 20.407 овечьих шкур и 10.200 крупных сухих кож.

Интервенция в Россию закончилась для американской армии полным разгромом. Президент США Уоррен Гардинг назвал ее трагической ошибкой, обвинив в ней своего предшественника Вудро Вильсона.

Сегодня об интервенции в Россию напоминает братское кладбище в американском городе Троя, штат Мичиган. В его центре стоит памятник белому медведю, поскольку операция на Русском Севере называлась «Полярный медведь», а на гербе 339-го полка появилась надпись на русском языке «Штык решает». Правда, после возвращения из России полк был расформирован — скорее всего, из-за политической неблагонадежности.

Источник:

Система Orphus Просмотров: 193 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Loading...

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar



Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Видеоподборка
00:06:25

00:05:17

00:04:01

00:39:01

00:44:09

Новости партнёров



Новости партнёров
Loading...


Мини-чат
Загрузка…
Яндекс.Метрика
work PriStaV © 2019 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz

▲ Вверх