Главная » 2021 » Май » 26
 
11:00

Обзор новой военной доктрины Великобритании

Во втором номере журнала «Экспорт вооружений» за 2021 год опубликована статья заместителя директора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Максима Шеповаленко, представляющая собой обзор новой военной доктрины Великобритании. Представляем вашему вниманию полный текст статьи.

Министерство обороны Великобритании 22 марта 2021 г. опубликовало новую редакцию военной доктрины, получившую название «Оборона в эпоху соперничества» (Defence in a Competitive Age). Этот документ был принят в развитие обнародованного неделей ранее, 16 марта, комплексной стратегии в области национальной безопасности, обороны, экономического развития и внешней политики с близким по смыслу названием «Глобальная Британия в эпоху соперничества» (Global Britain in a Competitive Age). Новая редакция военной доктрины призвана отразить существенные изменения во внешней и внутренней политике страны за минувшее пятилетие, включая выход Великобритании из состава Европейского Союза, социально-экономические последствия пандемии коронавируса, новации в системе государственного управления, смену вектора угроз оборонной безопасности государства, а также уточнить задачи, стоящие перед вооруженными силами в условиях трансформации глобального военно-политического контекста. Новая редакция военной доктрины определяет целью военной организации британского государства содействие выполнению четырех главных задач вышеозначенной комплексной стратегии: удержание стратегического преимущества через опережающее развитие науки и техники; формирование открытой архитектуры будущего мирового порядка; укрепление национальной безопасности и обороноспособности внутри страны и за ее пределами; повышение устойчивости к воздействию поражающих факторов источников чрезвычайных ситуаций внутри страны и за ее пределами.

Структурно документ состоит из вступительного слова министра обороны и девяти тематических разделов. В своем вступительном слове глава военного ведомства определяет место и значение документа в национальной системе стратегического планирования. Наиболее примечательным в этом разделе является указание о возврате к методологии развития системы вооружения эпохи холодной войны. В начале 1990-х гг. большинство развитых в военном отношении государств мира, включая Великобританию, перешли с методологии, ориентированной на противостояние конкретным угрозам (threat-based planning) на обеспечивающую решение основных военных задач (capability-based planning), что отражало превалирование экономической целесообразности над военной на том этапе военного строительства и обеспечивающей его закупочной деятельности. Обновленная редакция военной доктрины вновь провозглашает примат военных угроз в развитии военной организации государства: словосочетание, обозначающее ориентацию на угрозы (threat-oriented/threat-focused organisation) встречается во вступительном слове министра обороны дважды. При этом по прочтении всего документа складывается впечатление, что он, как и предшествующие редакции военной доктрины, исходит в большей степени из финансовых возможностей государства, нежели из конкретного набора опасностей и угроз.

Первая глава новой военной доктрины посвящена оценке международной обстановки и содержит описание основных военных и иных опасностей и угроз. В третьем десятилетии нынешнего века к таковым отнесены: геополитический и геоэкономический сдвиги в сторону Индо-Тихоокеанского региона, возвышение Китая и растущая роль региональных держав; системное соперничество между государствами, между демократической и авторитарной системами ценностей и формами правления; высокие темпы технического прогресса, с одной стороны, преображающего экономику и социальную среду, открывающего для них новые возможности, а с другой стороны, чреватого обострением геополитического соперничества; трансграничные угрозы, требующие совместных ответных действий: изменение климата, биологические риски, терроризм, особо опасная и организованная преступность. Здесь принципиально важным представляется переориентирование Великобритании на системное противостояние Китаю и ряду неназванных региональных держав на ценностной основе со смещением фокуса из Евро-Атлантического региона в Индо-Тихоокеанский.

Вторая глава описывает произошедшие изменения в характере вооруженной борьбы, отмечая особенности современных военных конфликтов. Ключевым тезисом этой главы является подготовление военной организации государства к противоборству в военной сфере на фоне активного соперничества в сферах невоенных как с государственными, так и с негосударственными акторами преимущественно на грани конфронтационного противостояния и вооруженной борьбы, но с готовностью в любой момент эту грань перешагнуть. Кроме того, подчеркнуто качественное изменение характера вооруженной борьбы в трех традиционных сферах противоборства — наземной, морской и воздушной — в силу все более широкого распространения высокоточного оружия большой дальности и сверхвысокой скорости, дальнейшей автоматизации процессов управления силами и средствами, внедрения искусственного интеллекта, а также появление двух новых важных и самостоятельных сфер противоборства — космической и информационной.

Третья глава формулирует задачи военной политики британского государства, предназначение и основные задачи его вооруженных сил. Военная организация призвана обеспечить защиту трех ключевых национальных интересов, обозначенных в комплексной стратегии: суверенитета, безопасности и экономического роста. Для этого вооруженные силы Великобритании должны быть в состоянии выполнить следующие задачи: обеспечить превосходство над потенциальным противником; оказывать воздействие на развитие военно-политической обстановки; поддерживать военно-политическое и военно-техническое сотрудничество с союзниками и партнерами; осуществлять сдерживание агрессии и при необходимости ее отражение с применением военной силы в защиту территориальной целостности страны и национальных интересов. В качестве приоритетов военной политики британского государства указаны: всемерное укрепление связей с союзниками и партнерами; адаптация системы отбора и подготовки кадров к условиям научно-технической революции; обеспечение инновационной и экспериментальной деятельности в рамках государственно-частного партнерства; дальнейшее совершенствование информационно-аналитической деятельности в направлении интеграции физической, виртуальной и когнитивной сред; переориентирование военной организации с готовности к действиям в кризисных ситуациях, чреватых вооруженным конфликтом и войной, к непреходящему и неослабевающему вооруженному противоборству в глобальном измерении. Чтобы реализовать указанные приоритеты, развитие военной организации британского государства должно быть ориентировано на: использование синергетического эффекта интеграции всех пяти сфер вооруженного противоборства — наземной, морской, воздушной, космической и информационной; межведомственную и межвидовую унификацию (сопряжение); укрепление международной системы коллективной безопасности; демонстрацию большей решительности в готовности применить военную силу с использованием оружия летального и нелетального действия; всемерную информатизацию военной деятельности, обеспечивающую упреждение противоборствующей стороны. При этом развитие системы вооружения будет переориентировано на исследования и разработки с более высокой степенью научно-технического риска, призванные обеспечить поколенческий скачок в создании образцов вооружения, военной и специальной техники, обеспечивающих их гибкое и сопряженное использование в едином информационном пространстве.

Четвертая глава определяет формы и способы применения вооруженных сил Великобритании на новом этапе развития военного дела. Акцентирован переход к вооруженному противоборству вне пределов национальной территории в «серой зоне» между миром и войной. Речь идет о развертывании группировок войск (сил) в Восточной Европе, Евро-Атлантическом и Индо-Тихоокеанском регионах, в Африке и Средиземноморье, Южной и Западной Атлантике с опорой на существующую сеть военных баз: Кипр, Гибралтар, Оман, Диего-Гарсия, Германия. Сохраняют свою актуальность действия в кризисной ситуации на грани или за гранью вооруженного конфликта, ведение военных действий в полноценной коалиционной войне, вооруженная защита государства, целостности и неприкосновенности его территории, а также стратегическое сдерживание с опорой на ядерное оружие.

Пятая глава раскрывает место и роль вооруженных сил Великобритании в достижении целей внешней политики и обеспечении военной безопасности государства, формулирует задачи военно-политического и военно-технического сотрудничества с иностранными государствами. Ключевой тезис главы — интеграция в многосторонние и двусторонние альянсы как залог сохранения стратегического преимущества в глобальном масштабе. В основании политики альянсов лежат обязательства, вытекающие из участия Великобритании в Североатлантическом договоре и договоре о взаимной обороне с Соединенными Штатами Америки. Большое внимание уделяется развитию партнерства на многосторонней и двусторонней основе в обеспечение провозглашенного сдвига в сторону Индо-Тихоокеанского региона, в том числе в рамках разведывательного альянса «Пять пар глаз» (Five Eyes), включающего, помимо Великобритании, США, Канаду, Австралию и Новую Зеландию; в рамках пятисторонних договоренностей о коллективной обороне (Five Power Defence Arrangements, FPDA) с участием Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, Малайзии и Сингапура; в рамках Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН); в рамках межправительственных соглашений с Японией, Кореей, Индией, Пакистаном, Афганистаном и Оманом. Подчеркнуто, что военно-политическое и военно-техническое сотрудничество является ключевым элементом комплексного предложения Великобритании государствам Индо-Тихоокеанского региона. По-прежнему актуальным является двусторонний формат партнерства с европейскими грандами — Францией, Германией и Италией; обозначены опорные союзники в других регионах мира — Украина, Турция, Саудовская Аравия, Катар, Ирак, Кения, Сомали, Нигерия и Гана.

Шестая глава посвящена совершенствованию системы комплектования и военного образования, повышению социальных гарантий военнослужащим, членам их семей и ветеранам военной службы. Подчеркнута важность отбора наиболее одаренных кандидатов для прохождения действительной военной службы и военной службы в резерве, их профессиональной ориентации, снятия барьеров между военным и гражданским образованием, военной службой и гражданской профессиональной деятельностью. Планируется пересмотреть место и роль организованного резерва в военной организации в направлении повышения эффективности его использования в интересах выполнения основных задач вооруженных сил. Предусмотрены дополнительные ассигнования на реализацию комплекса мер по повышению социальной защищенности военнослужащих, членов их семей и ветеранов военной службы. Подтверждена приверженность военного ведомства политике многообразия и инклюзивности.

Седьмая глава определяет направления строительства и развития вооруженных сил. В области военно-прикладных научных исследований и конструкторских разработок приоритет будет отдан созданию: комплексных систем разведки; межвидовых систем управления, связи и автоматизации; образцов вооружения, военной и специальной техники, обеспечивающих преимущества в вооруженном противоборстве на грани военного конфликта; оружия асимметричного ответа; средств, обеспечивающих свободу развертывания в район предназначения и маневра в его пределах. Стратегическое командование (включая его информационную, космическую и специальную составляющие) призвано играть главную роль в вопросе цифровой трансформации вооруженных сил, направленной на повышение эффективности обмена данными и их использования с целью выполнения задач по предназначению. Военно-морские силы призваны стать главным инструментом глобализации военного присутствия Великобритании в ключевых регионах мира на постоянной основе с задачей защиты морских коммуникаций и обеспечения свободы мореплавания. На них же возложено выполнение задачи вооруженной защиты государства, целостности и неприкосновенности его территории, включая заморские владения, а также обеспечения безопасности морской деятельности Великобритании. Сухопутные войска получат дальнейшее развитие в направлении повышения гибкости использования, усиления межвидового взаимодействия, наращивания огневых и экспедиционных возможностей. Запланированные организационно-штатные мероприятия имеют целью подготовить типовые формирования этого вида вооруженных сил к регулярному развертыванию в районы предназначения по всему миру. Самодостаточная бригадная тактическая группа призвана стать основной тактической единицей. Военно-воздушные силы подвергнутся коренной реорганизации и перевооружению с ускоренным выводом из эксплуатации образцов вооружения, военной и специальной техники, не отвечающих требованиям эпохи цифровых технологий и характеру вооруженной борьбы в будущем.

Восьмая глава раскрывает содержание военно-экономического и военно-технического обеспечения обороны, определяет направление развития оборонно-промышленного комплекса. Военная организация Великобритании ориентирована на установление государственно-частного партнерства с промышленностью в интересах сохранения национального оборонно-промышленного комплекса и укрепления его экспортного потенциала. Отдавая должное механизму конкуренции как гаранту эффективного расходования бюджетных средств, британское военное ведомство ориентирует свои закупочные органы на большую гибкость в отношениях с подрядчиками в интересах дальнейшего развития национального научно-технического и производственного потенциалов, а также на более активное вовлечение в систему научно-производственной кооперации малых и средних предприятий. При этом сохраняют свою актуальность и совместные разработки перспективных образцов вооружения, военной и специальной техники, но исключительно с проверенными партнерами; и наоборот, участие британских компаний в сомнительных, с точки зрения интересов национальной безопасности, кооперативных связях, равно как и инвестиции потенциально враждебных государств в их капитал — будь то в сфере военного производства или в области технологий двойного назначения — всячески демотивируется.

Заключительная девятая глава посвящена основным приоритетам развития военной организации, совершенствованию механизма военного планирования. Важная роль в вопросе военного планирования отводится двум управлениям министерства обороны — существующему разведывательному (Defence Intelligence, DI) и вновь создаваемому комплексных оценок (SONAC). Обе структуры призваны оценивать деятельность военного ведомства с точки зрения адекватности актуальным и потенциальным угрозам и опасностям. Особый акцент сделан на информационно-аналитическое обеспечение военного планирования, использующее возможности средств автоматизации и искусственного интеллекта при работе с открытыми источниками информации. Военная организация ориентирована также на решение комплекса проблем, связанных с изменением климата и устойчивым развитием, оптимизацию инфраструктуры и поддержание финансовой стабильности при выполнении мероприятий, реализующих цели военного строительства.

Оценка доклада

Британские эксперты в очередной раз продемонстрировали свое умение презентовать не проработанные в полной мере идеи и концепции; при всей внутренней логике новой редакции военной доктрины с самых первых ее строк не покидает мысль о том, что положения документа в большей степени продиктованы финансовыми соображениями, нежели реальным осмыслением угроз и опасностей. Но и финансовая сторона вопроса, что примечательно, не раскрыта: не вполне понятно, за счет каких ресурсов будет реализован весь запланированный комплекс мероприятий по перестройке военной организации государства. И в этом смысле новая редакция военной доктрины продолжает традицию всех ее предшествующих версий.

Критики отмечают, что документ по своему содержанию весьма сходен с концепцией «Нового облика» (New Look) военной организации США в период президентства Дуайта Эйзенхауэра с той лишь разницей, что инструментом массированного возмездия в случае Великобритании призвана стать морская составляющая стратегических ядерных сил, а не авиационная. Ставка на ядерное оружие, в свою очередь, лишний раз свидетельствует о том, что Соединенное Королевство серьезно ограничено в финансовых средствах. Согласно статистическим данным Всемирного банка, население Великобритании за два десятилетия с 1999 по 2019 гг. неуклонно росло — с 58,6 млн человек до 66,8 млн человек , а темпы роста валового внутреннего продукта столь же неуклонно снижались — с 3,42 % на рубеже веков до 1,95 % на рубеже первого и второго десятилетий века нынешнего и далее до 1,46 % по итогам 2019 г.  Британская экономика оказалась слабейшей в группе G7. Сообразно падению темпов роста экономики снижалась и доля военных расходов в валовом внутреннем продукте — с 2,19 % в 1999 г. до 1,74 % в 2019 г.  Очевидно, что вооруженные силы Великобритании приближаются к статусу аутсайдера в высшей лиге военной мощи государств мира.

На этом фоне поражает обилие обязательств, возлагаемых новой редакцией военной доктрины Великобритании на вооруженные силы — как перед собственной страной и народом, так и перед союзниками и партнерами. Причем рост обязательств не сопровождается установлением четкой иерархии приоритетов в их исполнении. Сомнительным выглядит и акцент на вооруженном противоборстве на заморских театрах в «серой зоне» между миром и войной, на грани военного конфликта: это может со временем привести к атрофии тех компонентов военной организации, которые призваны выполнять задачи по предназначению в условиях военных действий высокой интенсивности и большой продолжительности. Традиционно проблемным вопросом для британского военного ведомства является несбалансированный бюджет и периодически возникающий существенный его дефицит, особенно в части капитальных расходов. Это, в свою очередь, ведет к неритмичности закупок вооружения, военной и специальной техники, а то и вовсе к отказу от изрядной их доли. И если в последующем вопрос вновь актуализируется, требуемые изделия закупаются уже по завышенной ценам в силу инфляционных ожиданий промышленности. Наконец, есть еще один камень преткновения: насколько вписываются планы британского военного ведомства в планы союзников и партнеров? Что важнее для Североатлантического альянса — более мощная группировка сухопутных войск Великобритании на Европейском театре войны или усиление военно-морского присутствия страны на Тихоокеанском театре? Будут ли в состоянии вооруженные силы Великобритании исполнить в полном объеме уже существующие обязательства в рамках НАТО, если возложат на себя новые перед участниками других альянсов и договоров. И вписываются ли планы британских военных в планы их партнеров вне зависимости от региона присутствия.

В целом, у критиков документа складывается впечатление, что на горизонте в 10-15 лет вооруженные силы Великобритании смогут выполнять далеко не все задачи из числа тех, которые они выполняют в настоящее время. И это при условии, что в военно-технической политике не случится промахов и сбоев; если же в исходные данные для планирования закралась ошибка, национальная безопасность и обороноспособность могут оказаться под угрозой.



Источник

Просмотров: 78 | Добавил: kravcov_ivan | Теги: Великобритания, журнал Экспорт вооружений, ЦАСТ, Доктрина, аналитика | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Видеоподборка




00:08:20

Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх