Главная » 2021 » Сентябрь » 22
 
05:24

О результативности стрельбы главных сил японцев в бою при Шантунге

Перед финальной статьей, завершающей мой «цусимский» цикл, посвященный эффективности стрельбы русских и японских сил, я полагаю правильным немного отвлечься и попытаться сравнить эффективность русского и японского огня в Цусиме и при Шантунге. Разумеется, сравнивать нужно подобное с подобным. И, конечно, перестрелки в 1-й фазе боя при Шантунге, которые велись в основном на дистанции от 60 кабельтов и более, совершенно неэквивалентны цусимским. Но вот 2-я фаза боя 28 июля 1904 года началась на 40–45 кабельтовых и постепенно сокращалась до 24, а в случае с «Ретвизаном» – так даже и до 17. Следовательно, можно говорить о том, что условия во 2-й фазе боя 28 июля 1904 года были до известной степени схожи с теми, в которых сражались эскадры З. П. Рожественского и Х. Того в 1-й фазе Цусимы, в которой бой начался на дистанции не более 37 кабельтов. Разумеется, были и существенные отличия, и я их еще коснусь в дальнейшем. Но начнем мы с определения количества снарядов, поразивших русские корабли в бою главных сил в Желтом море. Увы, вопрос о количестве и времени попаданий в русские корабли в бою в Желтом море, да и в других боях Русско-японской войны, до сих пор остается открытым. Чтобы расставить здесь все точки над «и», нужно как следует поработать в архивах, но, к сожалению, такой возможности у меня нет: по каким-то неясным для меня обстоятельствам военно-морские архивы имеются далеко не в каждом российском городе. Таким образом, мне остается только анализировать имеющиеся данные, иначе говоря, официальную историю, рапорты и показания офицеров 1-й Тихоокеанской эскадры, труды очевидцев, а также работы современных историков. За основу я беру монографию В. Поломошнова «Бой 28 июля 1904 года (сражение в Желтом море (сражение у мыса Шантунг). Уважаемый автор проделал огромную работу по систематизации и анализу повреждений русских и японских кораблей в этом бою, за что я и другие любители военно-морской истории благодарны ему от всей души. Но все же, по моему мнению, в некоторых случаях данные, представленные уважаемым В. Поломошновым, нуждаются в уточнении и дальнейшей проработке. Перед тем, как приступить к анализу, я представляю данные В. Поломошнова без каких-либо моих правок:

О результативности стрельбы главных сил японцев в бою при Шантунге

В. Поломошнов поделил попадания в русские корабли на те, которые произошли до начала 2-й фазы сражения, то есть до 16:30, и после ее начала. Это не совсем та группировка, которая мне нужна, поскольку после 16:30 русские корабли участвовали в нескольких отдельных боестолкновениях, включая прорыв крейсеров и ночные атаки миноносцев. Меня же интересуют лишь те попадания, которые получили русские корабли во 2-й фазе боя главных сил, соответственно, их нужно будет вычленить из общей статистики.

«Цесаревич»

К статистике попаданий во флагман контр-адмирала В. К. Витгефта, представленной В. Поломошновым, я хотел бы сделать лишь одно уточнение. Уважаемый автор отнес одно из двух попаданий 305-мм снарядов во вторую дымовую трубу «Цесаревича» в период 2-й фазы боя. В то же время у нас есть свидетельства очевидцев, что это попадание было получено до начала этой фазы. Об этом сообщали командир «Цесаревича» Иванов 1-й и лейтенант Кнорринг. В силу вышесказанного, я переношу одно попадание снаряда в «Цесаревич» из 2-й фазы в 1-ю.

«Ретвизан»

По «Ретвизану» все довольно запутано, уже хотя бы потому, что его командир Щенснович указывал разное количество попаданий в корабль. Так, в донесении временно командующему эскадрой Тихого океана Щенснович сообщил о 21 попадании 28 июля, но далее он указывал уже 23. Вероятно, последние данные правильны, тем более что по ним Щенснович привел хорошую детализацию.

Обращает на себя внимание, что подобное деление боя 28 июля сильно отличается от общепринятого. Впрочем, вполне очевидно, что только последние 9 снарядов попали в «Ретвизан» после 16:30, то есть после того, как Х. Того догнал русскую эскадру, и бой возобновился. Соответственно, я уменьшаю данные В. Поломошнова по 2-й фазе с 11 до 9 попаданий. Что до статистики крупнокалиберных снарядов, поразивших «Ретвизан», то здесь непросто разобраться: пояснений по отдельным попаданиям мало, имеющиеся сведения противоречивы. Начну поэтому с тех из них, по которым расхождений в источниках нет. Таковых имеется три: два – в 1-й фазе и одно – во 2-й. По всем трем попаданиям мнение И. В. Поломошнова подтверждается описанием повреждений, данных Щенсновичем, и у меня нет иных документов, которые могли бы опровергнуть это. К 1-й фазе отнесено попадание крупнокалиберного снаряда, разбившего каюту командира и еще две каюты. Калибр снаряда Щенснович не указывает, но, с учетом пробоины 2*2 м, следует предполагать, что это был 305-мм снаряд. То же указывает и Н. Н. Кутейников, и у меня нет повода возражать. Также в 1-й фазе 305-мм снаряд поразил «Ретвизан» в палубу по корме, отчего она была пробита, при этом осколками была пробита и следующая палуба. Вероятно, это взято у Н. Н. Кутейникова, утверждавшего, что попадание было 305-мм. Во 2-й фазе сражения (после 16:30) тяжелый снаряд попал в носовую 305-мм башню: по характеру повреждений это был не менее чем 254-мм, но, скорее всего, все же двенадцатидюймовый снаряд. По остальным попаданиям, к сожалению, подобной ясности не имеется. Возьмем, например, крупнокалиберный снаряд, повредивший 51 мм бронеплиту, защищавшую ватерлинию в носу броненосца, и открывший доступ воде в лазарет и кают-компанию кондукторов. В описании повреждений «Ретвизана» Щенснович указывает, что этот снаряд попал в 1-й фазе боя, но в своем донесении временно командующему эскадрой Тихого океана – что попадание было после 17:10. По В. Поломошнову, это повреждение «Ретвизан» получил в 1-й фазе, и я считаю так же, потому что рапорт писался «по горячим следам», он датирован 29 июля 1904 года, а повреждения описывались в документе, составленном 5 августа того же года, то есть «на холодную голову». Еще один 305-мм снаряд угодил в нижний каземат 152-мм орудия. Броня 127 мм дала 2 трещины, одна из них – сквозная. По мнению Н. Н. Кутейникова, снаряд был 305-мм, что едва ли можно подвергнуть сомнению. Согласно описанию В. Поломошнова, осколки снаряда вывели из строя приборы управления огнем по правому борту. Если это так, то это попадание «Ретвизан» получил во 2-й фазе, так как по Щенсновичу эти приборы вышли из строя во 2-й фазе сражения. Но я не нашел данных, которые позволили бы подтвердить или опровергнуть утверждение, что приборы были разбиты осколками именно этого снаряда. Так что – оставляю его во 2-й фазе, но ручаться за это не могу. Еще один тяжелый снаряд 305-мм калибра поразил первую дымовую трубу «Ретвизана». В. Поломошнов указывал, что это попадание произошло во 2-й фазе сражения, но Щенснович указывает, что обе дымовых труды получили повреждения в 1-й фазе боя, а не во второй. Итого: В. Поломошнов указал 12 попаданий в «Ретвизан» во 2-й фазе, из них 3 калибром 305-мм, я же прихожу к выводу, что эти цифры скромнее – 9 попаданий, из которых 2 было 305-мм.

«Победа»

Описания повреждений данного корабля В. Поломошнов, по его же словам, брал у Р. М. Мельникова: по его данным, в этот броненосец попало 11 снарядов, включая 4 калибром 305-мм. Из них один 305-мм угодил в корабль в первой фазе боя, остальные – во второй. К сожалению, в рапорте командира корабля Зацаренного подробно описано только 9 попаданий. Однако из контекста следует, что командир «Победы» описал в рапорте лишь те японские попадания, которые привели к образованию пробоин в корпусе или палубе. Но были и другие, о них Зацаренный говорил так:

«Наружный борт закрытых батарей, в местах, защищенных бронею, не был пробит нигде; только несколько лучистых пятен сожженной окраски указывали места удара и разрыва снарядов».

Соответственно, канонические 11 попаданий можно поставить под сомнение: по девяти из них мы имеем подробное описание, а «несколько» в русском языке обычно не эквивалентно «двум». Можно предположить, что попаданий в «Победу» было 12–13 или даже больше. С другой стороны, совершенно не исключено, что Р. М. Мельников, пользуясь архивными данными, установил, что часть из этих попаданий были осколочными, и поэтому не засчитал их. Посмотрим теперь на количество попавших в корабль тяжелых снарядов. Два из них, на мой взгляд, совершенно достоверны – один снаряд выбил семипудовую пробку из 229-мм броневого пояса, второй – пробил 102-мм броню верхнего бронепояса. На такое способны были только 305-мм японские снаряды. Но вот насчет остальных попаданий – имеются сомнения. В. Поломошнов считает, что снаряд, угодивший в небронированный корпус броненосца в районе жилой палубы в носу и вызвавший подтопление помещения носового минного аппарата, имел калибр 305-мм. Я сильно сомневаюсь, что это так: снаряд оставил пробоину всего только 25*32 дюйма, то есть 64*81 см, а из внутренних повреждений упоминается только вдавленная переборка между двумя каютами и осколочные повреждения двух вентиляционных труб. На мой взгляд, это свидетельствует, скорее, о 152-мм снаряде. Четвертое и последнее попадание 305-мм снарядом, по В. Поломошнову, корабль получил в корму. Вот описание этого попадания:

«Снаряд калибром 12" ударил в борт между верхней и батарейной палубами, пробил обшивку и разорвался в каюте флаг-капитана. В месте разрыва вся мебель, белье, одежда уничтожены, и куски тканей занесены на противоположный борт, где частью попали в вентиляционную коробчатую трубу. Большой осколок пробил две гофрированные легкие переборки, вентиляционную трубу, щит бортовой обшивки и упал, долетев до противоположного борта. Другой осколок снаряда (по-видимому, донышко) упал при разрыве вниз, пробил настилку батарейной палубы и попал в соседнюю офицерскую каюту».

По всей видимости, указанное описание взято из книги Н. Н. Кутейникова, так как вышеприведенный отрывок цитируется по ней почти дословно. Как можно видеть, описание очень детальное и изобилует множеством подробностей, но есть один нюанс – в описании повреждений Зацаренного нет ни слова об этом попадании. Соответственно, тут уже одно из двух. Возможно, Н. Н. Кутейников допустил какую-то ошибку, скажем, указал попадание в другой корабль, что, на мой взгляд, весьма сомнительно. С другой стороны, версия о том, что Зацаренный упустил это повреждение, так же маловероятна: его «Описание» представлено 12 августа 1904 года, то есть оно, во всей видимости, написано отнюдь не в горячке боя, а на холодную голову, по результатам послебоевого осмотра «Победы». Все же я склонен считать это ошибкой Зацаренного, так как у командира после неудачного боя было множество хлопот, и написание пояснительных записок «наверх» могло им восприниматься как ненужная нагрузка. Мы же из вышесказанного можем сделать вывод, что даже самые подробные документы прошлого, сколь бы официальными они ни были, иногда не являются совершенно достоверными и нуждаются в перекрестной перепроверке. Таким образом, из 4 попаданий 305-мм, которые указывает В. Поломошнов, я совершенно уверен в трех. Но есть еще одно попадание, которое я склонен считать 305-мм, это № 3 в описании Зацаренного. Снаряд попал в заднюю дымовую трубу, пробил и трубу, и кожух, причем размеры пробоины в трубе составили 12*9 футов или 2,75*3,65 м. На мой взгляд, указанные размеры соответствуют именно двенадцатидюймовому снаряду. Таким образом, я склонен считать, что «Победа» получила в бою не менее (но, возможно, что и более) 11 попаданий, из которых 4 было 305-мм, хотя это и не те попадания, которые указал В. Поломошнов. И также я сомневаюсь в их распределении по фазам боя. Согласно В. Поломошнову, в 1-й фазе боя в «Победу» попал 305-мм снаряд, выбивший пробку из 229 мм броневого пояса корабля и вызвавший затопления угольной ямы и трех отсеков, а все остальные попадания произошли уже в ходе 2-й фазы. Однако описание Зацаренного прямо сообщает, что попадание в главный броневой пояс произошло не в 1-й, а во 2-й фазе сражения. С другой стороны, Зацаренный в своем рапорте контр-адмиралу Лощинскому указывает, что в 1-й фазе боя были повреждены осколками 75-мм орудия № 9 и 11. Так вот, согласно описанию повреждений, выполненному Зацаренным, указанные орудия упоминаются лишь единожды, при описании попадания № 5. Правда, там речь идет о повреждениях полупортиков этих орудий, но все-таки можно предположить, что и сами орудия были повреждены этим попаданием. Однако, едва ли попадание № 5 было 305-мм: пробоина от этого снаряда сравнительно невелика, 66 на 48 дюймов или 167*122 см, что, скорее, свойственно 203 мм, возможно, 254-мм снаряду, но вряд ли больше. Поэтому в моем распределении попаданий я учитываю одно попадание в «Победу» калибром «от 203-мм и выше» до начала 2-й фазы, а остальные попадания – в ходе нее. В силу вышесказанного я считаю, что количество попаданий во 2-й фазе сражения В. Поломошнов указал верно – 10, но из них было 4 калибром 254–305-мм, а, по В. Поломошнову – только 3. Конечно, уважаемый читатель вправе сделать иные выводы.

«Пересвет»

Каноничными можно считать 37 попаданий, перечисленных в копии из вырезки артиллерийского формуляра броненосца, и оттуда уже попавших в работу исторической комиссии по описанию действий флота в войну 1904–1905 годов. Тем не менее я принимаю в расчет только 34 попадания. Поскольку одно из перечисленных (в числе 37-ми) было осколочным, от разорвавшегося рядом с кораблем снаряда, а два других добились японские миноносцы в ходе ночных атак. Следовательно, на долю тяжелых кораблей Того остается 34 прямых попадания. Еще один нюанс – В. Поломошнов полагал, что 305-мм снаряд, попавший в фок-мачту выше штурманской рубки и уничтоживший дальномер Барра и Струда, угодил в «Пересвет» до начала 2-й фазы. Я не уверен в этом, потому что в артиллерийском формуляре за подписью Черкасова прямо указано, что в первой фазе в броненосец попал только один снаряд. С другой стороны, далее тот же Черкасов указывает, что дальномер был уничтожен «в начале боя», то есть противоречит сам себе. Я допускаю, что «в начале боя», возможно, относится к началу второй фазы, когда бой возобновился, но вполне допускаю, что в этом вопросе я могу быть неправ. Все же я полагаю правомерным уменьшить количество попаданий в «Пересвет» в 1-й фазе сражения с двух до одного, перенеся его во 2-ю фазу. В этом случае во 2-й фазе в корабль попали 33 снаряда из них – 12 калибром 254–305-мм.

«Севастополь»

Совершенно достоверно известно одно – в 1-й фазе сражения «Севастополь» получил попадание 305-мм снарядов в броневой пояс. Все остальное, увы, вызывает вопросы. При анализе повреждений «Севастополя» В. Поломошнов, к сожалению, противоречил сам себе: в одном месте он утверждал, что всего в корабль попало 17 снарядов, из них – 7 тяжелых (один – 305-мм, остальные – калибром 254–305-мм), причем шесть 254–305-мм поразили броненосец во 2-й фазе. Однако далее он же писал о том, что попаданий в «Севастополь» было до 20, из которых 305-мм было 10. Впрочем, возможно, это просто опечатка, так как буквально в следующем же предложении он пишет: «Из девяти попаданий калибром 12-дм один был бронебойный». Фон Эссен, командир «Севастополя», прямо указал всего только на 3 попадания крупнокалиберными снарядами. Однако это нельзя считать исчерпывающим перечнем, так как фон Эссен, как и Щенснович, делал упор на описание повреждений, а не на калибры вызвавших их снарядов – по большей части он вообще не конкретизирует калибр снаряда, которым было вызвано то или иное повреждение. Таким образом, сведения фон Эссена следует дополнять иными источниками, такими как Н. Н. Кутейников, например. Последний все же имел возможность лично наблюдать места попадания снарядов. Так вот, помимо самого первого попадания калибром 305-мм, фон Эссен указывает еще на два попадания в вертикальные плиты бронепояса: одно – впереди 152-мм башни, второе – позади другой башни. При этом фон Эссен указывает, что попадание «позади» было крупнокалиберным снарядом, а второе откололо верхний угол 5-дюмовой плиты. В то же время Н. Н. Кутейников сообщает о том, что в указанную плиту было попадание двух 305-мм снарядов, которые разорвались о верхнюю кромку плиты, вдавили ее, отломили часть и посекли осколками небронированный борт. Безусловно, нелегко поверить в попадание двух снарядов в одну плиту: но описания повреждений таковы, что по ним действительно можно было диагностировать попадания двух снарядов. Еще один снаряд большого калибра (по фон Эссену) попал около ватерлинии и разрушил кают-компанию. В. Поломошнов засчитал его за 305-мм, и я совершенно с этим согласен. Итого получается 5 вполне достоверных попаданий калибром 305-мм, а вот дальше начинаются вопросы. В. Поломошнов утверждает, что по результатам обследования «Севастополя» в Порт-Артуре было обнаружено еще 3 попадания в его броневой пояс ниже ватерлинии, в результате которых были погнуты шпангоуты и потекли броневые болты. В принципе, подобные повреждения вполне соответствуют попаданиям 305-мм фугасных снарядов. Еще одно 12-дюймовое попадание по В. Поломошнову – это рикошет от крыши носовой башни главного калибра, в результате которого на башне осталась «борозда» глубиною в дюйм и длиной около 6 дюймов. Но это, скорее всего, банальная ошибка – дело в том, что в книге Н. Н. Кутейникова, которой пользовался уважаемый автор, этот снаряд указан как 12-сантиметровый (12 c/m), а не 12-дюймовый (12 дм). Или же, возможно, В. Поломошнов сделал это сознательно, заподозрив опечатку у Н. Н. Кутейникова. Я склонен отнести этот снаряд к неустановленному калибру. Итого набирается 9 попаданий калибром 305-мм. На самом деле их могло быть и больше, поскольку некоторые другие попадания в корабль отличаются обширностью повреждений, которые наводят мысль о крупнокалиберных снарядах. А, может быть, их было и меньше, если какие-то из четырех перечисленных последними попаданий были менее чем 305-мм. С учетом вышесказанного, я остановился на 20 попаданиях, в том числе по меньшей мере 5 – крупнокалиберными снарядами.

«Полтава»

Про этот корабль к данным, представленным В. Поломошновым, я ничего добавить не могу.

«Аскольд»

По сведениям В. Поломошнова, корабль получил 10 прямых попаданий, не считая близких разрывов. Но 8 из них он получил в ходе прорыва крейсеров, то есть вне боя главных сил, а значит – нас они не интересуют. Но первые два попадания в «Аскольд» случились до начала 2-й фазы, и у В. Поломошнова они определены как один 305-мм снаряд (в дымовую трубу) и одно попадание неопределенного калибра. Рейценштейн в рапорте наместнику от 1 сентября 1904 года указывал, что и второй снаряд был 305-мм, и того же мнения придерживался мичман Медведев, мотивируя это тем, что другие калибры из-за большой дальности не достали бы до крейсера. Также есть свидетельства, что 152-мм орудия «Аскольда» в этот период боя не могли достать до неприятеля.Попадание снаряда полностью разрушило каюту старшего штурмана (ящик с хронометрами чудом уцелел), но и только. Таким образом, это, конечно, мог быть 305-мм снаряд, но мог быть и 203–254-мм. Я отнесу его в попадания «203-мм или выше», так как очевидно, что снаряд этот был тяжелым.

«Диана»

Крейсер получил 2 попадания. Один снаряд неустановленного калибра попал в стрелу Темперлея в 17:20, второй же, крупного калибра (по В. Поломошнову – 254-мм), поразил корабль в 19:20–19:40. Таким образом, первое попадание относится ко 2-й фазе сражения, второй же снаряд поразил корабль уже по завершении боя главных сил, и я его не учитываю.

«Новик»

Этот крейсер получил повреждения от двух снарядов, но они попали в него в ходе прорыва крейсеров Рейценштейна, то есть к бою главных сил не относятся.

Выводы

После всех внесенных изменений попадания в русские корабли, полученные ими в бою главных сил, распределились вот так:

В 1-й фазе сражения японцы добились сравнительно небольшого числа попаданий, но большинство из них были калибром 254–305-мм, что и неудивительно с учетом больших расстояний в этой фазе. Во 2-й же фазе японцы, как говорится, пошли ва-банк. Обгоняя строй русских броненосцев на сравнительно короткой дистанции, Х. Того поставил себя в крайне невыгодное тактическое положение, но у него уже просто не оставалось другого способа остановить русскую эскадру до наступления темноты. Ставка на мастерство японских комендоров вполне себя оправдала – количество попаданий калибром 254–305-мм в сравнении с 1-й фазой выросло в 1,65, а всех попаданий – в 2,81. Всего же комендоры 1-го боевого отряда и «Якумо» во 2-й фазе сражения всадили в наши корабли 104 снаряда. Указанная цифра не претендует на абсолютную точность. Возможно, пара или тройка из указанных 104 снарядов попала в русские корабли из орудий 5-го боевого отряда или «Асама» добился попадания, тогда результативность главных сил японцев окажется чуть ниже. С другой стороны, возможно, что в «Победу» попало больше снарядов, чем принято считать, поэтому я полагаю 104 попадания во 2-й фазе очень близкой к истине цифрой. Чем ответили русские артиллеристы?



Источник

 
Просмотров: 113 | Добавил: Dmitrij | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Видеоподборка
00:20:30


00:37:24



Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх