Главная » 2021 » Март » 26
 
14:30

Новая «холодная»

Ситуация с заявлением Байдена о том, что он считает Путина «киллером» обошла все информационные и аналитические ресурсы мира. Высказались на этот счет все. Кто-то шутливо, кто-то серьезно. Большинство в духе «Байден – стар, у него не все в порядке с мыслительной деятельностью, что от него ожидать». И комментарий В. Путина «желаю здоровья» является, как бы пожеланием, но и одновременно намеком на те же обстоятельства.

Но спустить ситуацию на тормозах вряд ли можно. Не только потому, что такие заявления выходит за рамки дипломатических правил и обычаев и в принципе являются недопустимыми. В первую очередь потому, что это заявление было продумано, запланировано и исполненным в полном соответствии с планом. Это подтверждает и тот факт, что администрация президента США не дезавуировала заявление, а лишь заявила о том, что Байден будет разговаривать с Путиным жестко.

Ответными мерами стал отзыв посла (Антонова) в Москву для консультаций. В дипломатическом ранжире – это одна из наиболее жестких реакций на возможный дипломатически конфликт – далее следует лишь понижение дипломатических отношений и разрыв дипломатических отношений. Этого пока не будет, слишком важно, чтобы у двух ядерных держав было как можно больше каналов для переговоров и какой-либо координации по экстренным вопросам. Даже в разгар холодной войны СССР и США сохраняли дипломатические отношения. Сохраняли, не смотря на провокации, заявления. Взаимные обвинения и прочее. Потому что было нужно, ради «мира на земле», как пелось в известной песне.

Сейчас руководство США пошло на демонстративное ухудшение отношений с Россией. Безусловно понимая, какие последствия это вызовет. Собственно, провокационная манера американской политики, когда ухудшение отношений с Россией является разменной монетой во внутриполитическом процессе, как демонстрация возможностей того или иного американского президента не нова. Помнится, выходки Обамы с российскими консульствами и дипломатической собственностью, заявления и действия Трампа в различных аспектах российско-американских отношений были сопряжены с попыткой на внутриполитической арене продемонстрировать готовность американских президентов говорить с Россией «с позиции силы». Это нравится американскому избирателю, а значит это будет использоваться.

Но провокация, которую осуществила администрация президента США была рассчитана не только на внутреннее пользование. Она была как бы стартовой точкой для объявления новой «холодной войны» России.

Проблема России

По большому счету Россия не является в настоящее время в рациональном измерении стратегическим противником США. Практически нет ни одной проблемы которую США стремились бы решить за счет ослабления России, и разрешение которой могло бы действительно привести к существенному улучшению состояния американской экономики, или политики. По сути единственным реальным противником в экономическом (борьба за глобальные рынки) и политическом (доминирование в Азиатско-Тихоокеанском регионе) является Китай.

Однако Россия занимала немалое место в стратегии Трампа и еще большее место в стратегии текущей администрации Байдена. По большому счету трения с администрацией Трампа (кроме, разумеется, вопросов игры на публику) состояли разве что в отдельных экономических противоречиях. Так, США пытались конкурировать с Россией в вопросе нефтегазовых поставок (в том числе по вопросам поставки газа по газопроводу «Северный поток – 2») и поставок оружия третьим странам (известная проблема С-400 для Турции).

Для демократов Россия имеет в большей мере значение как экзистенциальный, фантомный противник. Этот противник в первую очередь представляет собой удобный образец демонстрации противоречия в ценностном измерении. Права человека, поддержка секс меньшинств и иных сообществ, взгляд на деятельность транснациональных корпораций, да и попросту нежелание признавать американскую исключительность – темы достаточные, чтобы выставлять Россию и ее руководство в качестве своего основного противника.

Однако, такое выставление не имеет логики и по большому счету смысла, поскольку основную проблему – экономического отставания в контроле над рынками и политической просадки в АТР от Китая она не решает совершенно, да и в потенциальном даже плане не сулит скорой победы. Даже заядлые «русофобы» и «демократизаторы» прекрасно понимают, что российский кейс не решается минимум до 2024 года (года президентских выборов), а вероятней и еще дальше. В таком случае концентрация усилий на России не только не рациональна, но и крайне губительна для самих соединенных штатов.

Однако остановиться нельзя по нескольким причинам. Во-первых, в связи с тем, что это приведет к необратимым внутриполитическим процессам – демократы проиграли – демократам не место в Конгрессе. Во-вторых, в связи с тем, что Россия, хотя и не представляет для гегемонии США угрозы в глобальном смысле (ну не способен рубль в ближайшее время (5-7 лет) глобально заменить в расчетах доллар) вполне может повлиять на расстановку сил в отдельных локальных секторах. Например, в рамках ситуации на Ближнем Востоке, в Африке и т.д. А этого бы руководство США не хотело.

Формы войны

Американцы любят мыслить рационально. И в рациональном измерении любая форма войны с Россией (за исключением холодной войны) сопряжена с практически неразрешимыми проблемами – затрат на такую войну.

Гипотетически можно говорить лишь о четырех формах войны – милитаризованной (известной нам в форме ведения боевых действий и вооруженного противостояния без ведения боевых действий – демонстрации силы), экономической (то есть попытки задавить экономику противника, сделать ее зависимой), политической (опирающейся либо на противодействии внешней политики государства, либо на вмешательстве во внутреннюю политику) и холодной, или идеологической (которая должна показать всем критическое превосходство идеологии одного государства над другим).

Надеюсь почему между США и Россией невозможна милитаризованная война всем понятно, потому что для США такая война – как минимум неприемлемые потери и разрушения от российского оружия. А этого США себе позволить не могут.

Экономическая война с Россией также чрезвычайно проблематична. По-хорошему, Россия практически не зависит от США ни в одной из ключевых сфер экономики. Имевшаяся некогда зависимость в банковской сфере отработана уже как в 2014-2015 году и новых результатов не принесет. Нет ни критического импорта, ни критического экспорта. А давление на третьи страны чреваты ухудшением отношений с ними. Достаточно вспомнить давление на «Северный поток-2» вызывающий напряженность в отношениях с Германией, или тему комплексов «С-400» портящих диалог с Турцией. Так что экономическая война подобная той, которую США ведет с Китаем не просто нецелесообразна, но и практически невозможна. Нет конечно, против России вводят санкции в виде запрета на продажу России военных товаров США. Но абсурдность такой меры осознают и сами американцы.

Политическая война и без того ведется против России на протяжении многих лет и не дает никакого существенного результата. Собираемые по случаю коалиции. Обвинения во всем от темы «новичка», до вопросов Крыма. Громкие заявления не дают результата, при этом периодически дискредитируют сами Соединенные Штаты. Внутриполитическая война также весьма проблематична. Для нее нужна либо конкурирующая сила внутри страны, либо реальная оппозиция с соответствующими силами и масштабированием. Как все прекрасно понимают реальной конкурирующей силы у В. Путина нет и создать ее не получится (тема Медведева уже в прошлом), да и с оппозицией как-то все не очень хорошо, не считать же право слово за таковую бедлам темы Навального. Это просто смешно.

Вот и получается, что единственной формой войны сейчас является война холодная.

Привлекательность холодной войны

Невозможность начать любую другую форму войны приводит к констатации факта потребности в использовании доступного. Холодной, или идеологической войны. Тем более, что американцы, мыслящие категориями шаблонных алгоритмов, имеют весьма привлекательный опыт прошлой холодной войны. Которую вели против СССР. Если тогда холодная война (помноженная на внутриполитическое предательство) помогла привести к власти в СССР разрушительные силы, почему бы это не повторить второй раз.

Прошлая холодная война, начавшаяся с Фултонской речи и подарившая миру «железный занавес» и кучу других стереотипов, была основана на генерации совокупности идеологических представлений (клеше) о «советском строе» и «американском образе жизни». До сих пор, пресловутый «совок» портит лексикон даже тех, кто в СССР не только не жил, но и даже в проекте не числился. Таким образом, бытовавшие тогда штампы оказались весьма живучими, что говорит об эффективности ведшейся холодной войны. Причем эти штампы были как относительно советской реальности, так и американской.

Кроме собственно идеологических штампов в ход шли и средства их насаждения от многочисленных «Голосов Америки» и «Радио Свобод», до кинематографии, музыкального искусства и прочих культурных аспектов. Тем более и советское руководство подбрасывало немало дров. Ограничение для советских граждан посещения зарубежных государств, приводило к созданию мифологии о западной жизни, шаблонные формы кооперации граждан внутри страны (типа партсобраний, официальных организаций по тем или иным формам социальной активности и т.д.) укореняли веру в справедливость и обоснованность обвинений в адрес СССР. Запреты на издание отдельных произведений литературы, музыкальное творчество (пусть даже и сомнительное) играло на руку США.

Совмещение идеологических штампов и средств их донесения, подкрашенное притягательными образами зарубежного, становились действительно серьезными проблемами, когда представители отдельных союзных республик стали полагать, что, избавившись от СССР они чуть ли не моментально заживут «как на Западе». При этом, собственно, не понимая, что такое – зажить «как на Западе» и с какими тяготами и лишениями это будет связано. Вуаль холодной войны, сотканная из лижи и пропаганды прекрасно окутывала взор людей из стран «развитого социализма» нанося не в пример больший ущерб основному противнику США чем военная сила, или экономическое давление.

Таким образом, вероятно, эта победа прошлого сейчас рассматривается в качестве основного аргумента в выборе стратегии будущего. Тем более, что она прекрасно сочетается с базовой установкой демократов, для которых идеология – основа.

Обреченность

Между тем, объявленная фактически заявлением Байдена холодная война России начинается совсем в других исходных позициях. Если ранее основой было определение американского общества как некоего образца социальных свобод и уровня жизни, то сейчас вряд ли и то и другое применимо к данному государству.

Посудите сами, какой идеологический капитал могут дать соединенные штаты? Толерантность, переходящую в маниакальную цензуру? Расовую десегрегацию, через вставание на колени перед чернокожим населением, а точнее перед питаемыми мифами по поводу давно ликвидированной сегрегации? Свободу слова, выраженную в возможности говорить только то, что навязывают? Свободу выбора без выбора и в рамках избирательной системы, открытой для подлога? Свободу самоопределения в виде пропаганды гомосексуализма и трансгендерности, чуть ли не с пеленок? И все это обильно припудренное штампами ложных новостей, которые опровергаются с ходу …

Американский уровень жизни? Но в принципе сейчас у любого есть возможность побывать за рубежом и самостоятельно посмотреть, что представляет собой этот самый уровень жизни. А также уровень медицинского обслуживания, уровень образования и прочие социальные блага.

Да и со средствами донесения как-то все не очень благоприятно. Американские СМИ уже настолько продемонстрировали свою неспособность к реальной свободе слова, и свою ангажированность, что не походят для донесения чего-либо до аудитории. Социальные сети многими воспринимается чуть ли не как самое масштабное зло на планете. Американский кинематограф не дает образов и представлений, которые были бы желательными для жителей России (как и других стран мира). Сейчас он в первую очередь сосредоточен на двух вопросах, соблюдены ли квоты на количество негров в фильмах и не было ли у кого-то из актеров обвинения в сексуальных домогательствах. Тут уж не до выпуска кинопродукции для нужд холодной войны.

Вот и получается, что фактически нет ни витрины, на которую кто-то мог бы любоваться, ни средств, чтобы ее демонстрировать. Есть, конечно, попытки использовать новые направления, например, тему экологизации и борьбы с потеплением. Вот только Россия видимо ее уже перехватывает с идеями, типа водородного топлива. Да и подойдет она не всем, а только группе экзальтированных экологов-активистов, которых в общем-то не очень и много.

Таким образом, США умудрились начать холодную войну будучи практически безоружными и внутренне расколотыми. Представьте на секунду, что США - это поздний Советский Союз, года так 1987, только с Брежневым во главе. И во этот поздний Советский Союз, с разваливающейся идеологией и системой управления, объявляет идеологическую войну тогдашним США. Представили. Очевидно – абсурд. Вот и эта холодная война Байдена, официально объявленная с «Он киллер? Да» - абсурд. Причем абсолютный.



Источник

Просмотров: 55 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

 

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar
Другие материалы по теме:


Учётная карточка

Реклама





Видеоподборка

00:10:26


00:01:39

00:08:20

Новости партнёров

Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх