Главная » 2020 » Март » 3
 
12:22

Наследие Порты

Наследие Порты

Сложившаяся в настоящее время ситуация вокруг Сирийской Арабской Республики становится все более и более напряженной. Первого марта, то есть уже сегодня истекает «ультиматум», который президент Турции Эрдоган выдвинул Сирийской арабской армии (официальные вооруженные силы Сирийской арабской республики) для отхода в Идлибе на позиции, которые армия занимала два месяца назад. Это Турция называет возвращением к сочинским соглашениям. Хотя по заявлению России сама же нарушает их, поскольку не добилась сепарации террористических групп в зоне Идлиба, открытия для транспорта шоссе М4 и М5, не обеспечила режим безопасности в соответствующей зоне.

Турция демонстрирует серьезность и готовность идти на решительные меры. В чем-чем, а уж в громких заявлениях точно никогда у официальной Анкары недостачи. Более того, за последние месяцы произошло резкое нарастание демонстративной поддержки со стороны Турции оппозиционных (а зачастую и террористических групп). Турки передавали боевикам транспортные средства, в том числе бронированные, некоторое количество танков, реактивные гранатометы, переносные зенитно-ракетные комплекса, средства связи, беспилотные летательные аппараты Т есть стали полновесными и открытыми спонсорами данных оппозиционно-террористических группа.

При этом Турция наращивает и воинственную риторику не просто заявляя о стремлении решения гуманитарных вопросов в Сирии (Идлиб и зона турецкой оккупации), но и вспоминая историческое прошлое и заявляя, что якобы Османская Империя имеет право на претензии в отношение отдельных территорий в Сирии. Это уже в принципе выходит за рамки не только добрососедства, но и принципа нерушимости государственных границ, являющегося одним из базовых принципов ООН в котором Турция, естественно, состоит. Такая претензия со всей очевидностью не может нравится никому. Ни официальному Дамаску (Идлиб это часть Сирии и получит вторые Голанские высоты Сирия не желает), ни Тегерану (Иран всецело поддерживает САР), ни России (действия Турции угрожают перечеркнуть многие завоевания России в части борьбы с терроризмом в САР), ни европейским странам (любое обострение в Идлибе может стать основанием для нового потока беженцев, который сейчас Европе совсем не нужен). Эта претензия гипотетически интересна США, Великобритании и Израилю. Первым благодаря возможности усложнить жизнь оппонентам (России, Ирану и той же Турции), последним, как отвлечение внимания от вопросов деятельности Израиля в отношение Голанских высот в пользу другого более горячего участка политического пространства.

Эрдоган повышает ставки. Более того в последнее время это самое повышение ставок стало не просто осязаемым, но и серьезно выходящим за пределы политических, экономических и военных возможностей Турции. Амбиции Анкары оказываются сейчас сопоставимыми с амбициями Османской Империи и как минимум приближаются к стремлениям глобальных геополитических игроков. Поставив цель одновременно контролировать север Сирии, Ливию и газоносную часть Средиземного моря, не упуская при этом из внимания и ситуацию в Ираке (иракский Курдистан) и в Закавказье. От такого обилия в целях может стать плохо и любой глобальной державе, что уж говорить о региональной Турции.

Однако сеанс одновременной игры на нескольких досках необходим Эрдогану. И необходим по нескольким причинам.

Во-первых, Турция переживает экономический кризис, курс лиры к доллару падет, экономика растет не самыми оптимистичными темпами и какого-либо серьезного изменения в этой ситуации ждать не приходится. Есть, разумеется проекты по газодобыче в Средиземном море, которые могут стать очень весомым подспорьем в экономике. Но это будет не скоро. А сейчас Эрдогану нечего дать обществу на экономическом фронте.

Во-вторых, Турция находится в серьезном политическом кризисе. Потеряв на выборах Стамбул партия Эрдогана (а он в свое время был мэром именно этого города) ощутила приближение нового политического тренда. Эрдоган, длительное время возглавляющий Турцию и успевший поссорится практически со всеми как соседями, так и державами из числа членов СБ ООН (с Россией по поводу сбитого в свое время самолета, с США по вопросам поддержки курдов, с Германией, Францией и в меньшей степени Великобританией по вопросам беженцев, пожалуй, только с Китаем еще не успел поссорится Эрдоган). Эрдоган пережил несколько волн общественного протеста и военный переворот. Все это в совокупности говорит, что на фоне имеющихся трудностей Эрдоган нуждается в том, чтобы представить обществу тему, в рамках которой вокруг него может сплотиться все общество. И такой темой для Эрдогана стал неосманизм, возрождение памяти об Османской Империи, порой в весьма гротескных формах. Например, свое вмешательство в ливийские события Эрдоган определил в контексте того, что в Ливии живут потомки османских военных в свое время находившихся в Ливии. Это потворствует активной части турецкого общества, стремящегося к большей политической активности Турции. Однако в случае, если такая риторика не подтверждается успехами в экономике и социальной сфере, она становится хромающей.

Третьим фактором, является недовольства Эрдоганом в армии. Проведя несколько кадровых чисток и выбив из армии значительную часть командных кадров Эрдоган фактически противопоставил себя широким армейским кругам. Военный переворот, несколько лет назад, наглядное тому подтверждение. Лучшим способом обезопасить себя от армии – дать армии реальную войну, параллельно с которой армия не сможет заниматься внутренними делами.


В большей степени проблемой Эрдогана является то, что текущий конфликт в Сирии может вызвать серьезные последствия в части взаимодействия с Россией и Ираном, благодаря которым туркам, например, удалось установить контроль над действиями курдских боевиков в северной Сирии. Разрушение этого чревато большими проблемами.

Идлиб

В чем заключается «сакральность» Идлиба в настоящий момент? Лишь в том, что это единственная оставшаяся на территории Сирии зона которая контролируется не представителями какого-либо государства, а боевиками различных сирийских антиправительственных группировок, значительная часть из которых официально признана террористическими. Если по другим зонам есть хотя бы с кем разговаривать, по Идлибу разговаривать не с кем. Хотя Турция и говорит о том, что она берет ответственность за безопасность данного района, такую безопасность обеспечить по большому счету не может.

При этом для Сирии вернуть Идлиб важно сразу по нескольким причинам.

Во-первых, возвращение Идлиба сразу же снимает вопрос последнего очага антиправительственного мятежа. Ни курды, ни зоны под контролем Турции на севере не претендуют по большому счету на альтернативность сирийской власти, а готовы говорить лишь о некоторой автономности. Именно в Идлибе собраны все те, кто продолжает тихо повторять «Ассад должен уйти». Опять же это последняя точка, которую можно использовать как альтернативу правящим кругам Дамаска, а значит, при условии зачистки Идлиба у противников официального Дамаска останется лишь две возможности. Либо использовать «неудобных» курдов (их нельзя использовать, не получив последствия в Турции, Ираке, Иране, а это чревато более серьезным конфликтом), либо зарубежною оппозицию Ассаду (что фактически представляется в качестве замороженного кейса возможностей, но не боле).

Во-вторых, безопасность в Идлибе это и безопансоть окрестных провинций Алеппо, Латакии и Хамы. А это ключ к серьезному восстановлению экономики Сирии, разблокировке дорог, железнодорожных магистралей, притоку инвестиций. Да уже сейчас Сирии занимается восстановлением разрушенного хозяйства, но с ликвидацией идлибского террористического гнезда этот процесс пойдет гораздо активнее.

В-третьих, Идлиб это непрекращающаяся террористическая угроза. Обстрелы Алеппо уносили человеческие жизни, запуски беспилотных летательных аппаратов в сторону Латакии беспокоили российскую военную базу в Сирии. Безопасность должна была быть восстановлена, и она будет восстановлена.


Все это говорит о том, что контроль Дамаска над Идлибом будет установлен. Когда? Скорее всего не позднее нынешней осени. Оставлять этот очаг до периода «большой турбулентности в мире» не желает никто и в наибольше степени это относится к России, которая желает избавиться от лишних поводов к обострению ситуации в ненужные периоды времени.

Действия Турции

Турция, если говорить без обиняков уже вступила в войну с Сирией. Пока что необъявленную войну нас стороне боевиков, но уже плохо скрываемую войну. Турецкое руководство заявляет о поражении сирийских военных объектов. Но при этом войны не объявляет. Пока что турки хоть как-то пытаются использовать аргумент – огонь открывается в ответ на угрозу безопасности турецких военных. Но и этому есть предел.

Сейчас Турция поставила ультиматум сирийскому государству о том, чтобы САА отошла к границам с которых начиналась операция в Идлибе пару месяцев назад. Данное требование, разумеется совершенно неприемлемо. Это и посягательство на суверенитет Сирии и разжигание региональной войны одновременно.

Более того, угрозы Турции были не пустым звуком. Обстрелы позиций сирийских воск были объективно. Был удар по лагерю движения Хэзбалла в Сирии, что потребовало от Тегерана жесткого заявления по турецко-иранским отношениям. Было участие турецкого спецназа во взятии сирийского города Саракиб и некоторых сел на юге Идлиба. В зону Идлиб введено большое количество турецких военнослужащих (порядка 10 тысяч), значительное количество танков и бронемашин. Все это факты.

Ровно как и факты – потери турецкой армии. Только официально признанных потерь со стороны турок под 50 убитых солдат за последнюю неделю. Сколько на практике доподлинно неизвестно. Наблюдаются потери беспилотных летательных аппаратов. Счет пошел уже на десятки.

Параллельно Турция активизирует действия на дипломатическом фронте и использует вторичные методы шантажа и убеждения. В диалоге с Россией пытается обращать внимание на совместные экономические проекты (газопровод «Турецкий поток», АЭС Аккую и т.д.). Во влиянии на ЕС Эрдоган активно использует тему беженцев, устраивая фарс на границе с попыткой отправить в страны ЕС десятки тысяч сирийских «беженцев».

Турция пытается обращаться к НАТО за помощью в части противодействия угрозам, главная из которых – российская авиация. Однако НАТО уже фактически отказало в помощи, благодаря тому, что вечный «друг» Турции Греция заблокировала даже заявление НАТО о солидарности с Турцией, не говоря о какой-то реальной помощи. США разумеется обещали подумать о возможности поставки «Пэтриотов», но вряд ли американцы всерьез согласны поставить свои зенитные комплексы под удар российских «калибров».

При этом Турция имеет два серьезных ограничения в своих действиях. Это экономика и гражданская реакция. Эрдогану нельзя допустить серьезного удара по экономике Турции. А она уже находится в разбалансированном состоянии. Биржи падают, курс национальной валюты падает и длительную войну с потерями и провалами экономических проектов Турция не потянет. Тот же газопровод «Турецкий поток» это карта не только в игре Турции против России, но и наоборот. Так что Турция если и готова на войну, то только маленькую и победоносную, не затратную и без потерь экономических проектов. Не более.

Что касается гражданской реакции, то это реакции на военные потери. Даже десятки убитых турецких военных вызывают в Турции активную реакцию, заявления политических партий, статьи в СМИ, гражданские акции протеста. Что будет если таких потерь будут сотни и тысячи? А устроить такое вполне может и сирийская авиация, не говоря уже о Военно-космических войсках России, способных превратить в металлолом турецкие танковые колонны.


При всей решительности Эрдогана серьезной войны не будет. Турция не готова к тому, чтобы одновременно воевать с Сирией, Россией и Ираном. Для Турции это стало бы геополитической катастрофой и, возможно, исчезновением с географической карты. На 5 статью Устава НАТО Турция не может рассчитывать даже гипотетически, т.к. Сирия - это не территории Турции и мандата НТО на операцию в Сирии у Эрдогана нет. Попытка убедить Россию в том, чтобы не вмешиваться в турецко-сирийский конфликт, смехотворная сама по себе, уже не нашла понимания в Кремле. Турции было отказано в войне с Сирией.

Действия России

Россия действует сейчас по сирийскому вопросу спокойно и размеренно. Отбивает атаки на дипломатическом фронте, в частности в Совете Безопасности ООН, демонстрирует решимость в поддержке с официальным Дамаском, демонстрирует готовность к активному противостоянию турецким планам в виде целой эскадры военных кораблей у побережья Сирии, увеличение числа военных самолетов на авиабазе в Хмейниме, запрос к Ирану на пролеты стратегических Ту-22. Все это должно показать решимость России. Но большого желания воевать с Турцией у России нет.

Россия и Турция сейчас связаны многими интересными экономическими проектами, это и газопроводы, и строительство АЭС, и торговые связи, и инвестиции, и множество иных различных аспектов экономического взаимодействия. Потери в экономическом сотрудничестве, очевидно России не нужны. Но не в случае выбора позиции по сирийскому вопросу.

Эрдоган в одном из заявлений выразил непонимание, зачем России Сирия? С точки зрения обывательской, основанной на выгоде, запечатленной в цифрах. Да, объем торговли России с Турцией намного больше, чем торговли России с Сирией. Да стратегических экономических проектов с Турцией больше, чем с Сирией, нет у нас с Сирией, пока что ни АЭС ни газопроводов. Геополитическая роль Турции в рамках «тюркского мира» бесспорно выше, чем роль Сирии на Ближнем Востоке. Наконец влияние Турции на ряд общественных движений на Северном Кавказе, в Поволжье и в Крыму существенно выше чем внутрироссийское влияние Сирии. Но это если судить с «насеста» локальных, или в крайнем случае региональных интересов. Но Россия страна, мыслящая себя в глобальных координатах. А это значит, что логика лавочника все измеряющего рублем или лирой тут не проходит. В прошлом уже были периода торможения российско-турецких отношений. Никаких катастрофических последствий это не вызвало.

На самом деле, чтобы понять, что нужно России (и ответить на вопрос Эрдогана) нужно осмотреться гораздо шире. Итак, в чем е приоритет Сирии перед Турцией, не позволяющей оставить их один на один друг с другом. Ответов несколько.

Во-первых, как и сказал Эрдоган военные базы. Хмейним, Тартус - это точки геополитического влияния России, дающие возможность действовать не в пределах Черного моря, которое благодаря Крыму и без того полностью контролируется Россией, а в средиземноморской зоне. А за это право Россия сражалась триста лет в многочисленных войнах и конфликтах. Хотя в данном случае Эрдоган «щедро» обещает оставить данные объекты за Россией, очевидно, что в таком вопросе лучше опираться не на Анкару, а на Дамаск. Так надежнее.

Во-вторых, уступка Турции приведет к фактическому обнулению результатов в Сирии. В Сирии останется «заповедник терроризма», вечная угроза не только для Сирии, но и для России с учетом потенциально возможного экспорта терроризма. Ликвидация банд-групп Идлиба придаст завершенность борьбе России с международным терроризмом в Сирии. Оставшиеся вопросы с Сирией и США по контролю за отдельными территориями находится уже, скорее, в глобальном геополитическом дискурсе, а не в вопросе борьбы с терроризмом. Завершение операции в Идлибе это полное выполнение одной из двух составляющих пятилетней Российской миссии в Сирии.

В-третьих, общественная реакция. Любые уступки Турции в части оккупации сирийских территорий и сохранения террористических групп приведет к росту внутрироссийского протеста на фоне референдума по поправкам в Конституцию и выборов осени 2020 года. И дело не только в текущем рейтинге Путина, или Единой России. Это как раз дело наживное и не самое важное. Выборы в конце концов не прямо сейчас. Дело в том, что уступка Турции положит начало новым дискурсам в восприятии действий российских властей. Поставит новые вопросы. Зачем проводилась дорогостоящая программа военно-технического перевооружения, если мы уступаем позиции даже Турции? Зачем были все затраты на 5 лет пребывания в Сирии, если террористы не добиты и неизвестно, когда еще будут добиты? К чему были потери, гвардии капитан Филипов и еще 114 человек? Зачем были затраты на поставку техники и вооружению Сирии? Все эти вопросы могут стать долгосрочными, отравляющими трендами. В то время, как завершение идлибской операции полностью снимут любые такие вопросы. Победителей не судят.

В-четвертых, Сирия, на самом деле в перспективе более выгодный экономический партнер, чем Турция. Хотя Турция и имеет гораздо лучшие экономические показатели и не разрушена войной, она никогда не предоставит России столь широкие перспективы для сотрудничества. Строительство, железнодорожные работы, восстановление экономических объектов, рудники и разрезы, передающиеся в концессию России, торговый порт в Тартусе. Фактически Сирия может стать территорией, вписанной в российское экономическое пространство и более того, неизбежно таковой станет, благодаря степени участия России в экономической жизни страны в купе с военными силами, находящимися там. Уже в перспективе 10 лет товарооборот между Россией и Сирией может превысить российско-турецкий. А дальнейшее использование Сирии как логистического хаба для Ближнего Востока может принести еще большие результаты. Да и та же нефть, которую опять же упомянул Эрдоган и долгое время воровали в Сирии турки немаловажный фактор, хотя конечно же и не первостепенный. Да и перспектива появления Сирии в ЕАЭС является тоже немаловажным фактором.

В-пятых, геополитическое влияние на Ближнем Востоке. Именно благодаря успешной работе в Сирии России удается налаживать диалог с окружающими государствами. Это и потенциальная работа в Ираке. Ливан, который с экономической точки зрения крайне вписан в сирийский кейс и по большому счету обречен на то, чтобы экономически включаться в сирийскую экономическую зону. Страны Аравийского полуострова, готовые с большей охотой взаимодействовать со страной, играющей активную роль на Ближнем востоке, нежели чем с теми, кто идет на поводу у кого-то вроде Эрдогана. Жесткий ответ на турецкие претензии открывают очень широкие перспективы в работе со странами Персидского залива и сулят большие экономические и политические выгоды. Таким образом, на чаше весов реноме России, которое зарабатывалось десятилетия.

Наконец, в-шестых. Россия не может пойти на уступки Турции дабы обезопасить Турцию и регион от дальнейшей турецкой экспансии. Увы, туркам свойственно мало сдерживать свою фантазию. Удачный шаг порождает у них стремление сделать новый шаг, еще и еще. Окрыленный успехами в Сирии, Эрдоган может на фоне патриотической истерии нарастить мощь удара в Ливии. При удачном стечении обстоятельств решение в сою пользу ливийского кейса вероятно разожжет аппетит Эрдогана и его сподвижников из числа турецких националистов и тогда политический интерес Турции вполне может выплеснуться и в те точки, которые для России являются очень чувствительными. В том числе возможны претензии на Крым, Кубань, Закавказье. Вы можете сказать, что это необоснованно? Нынешние претензии на пребывание в Сирии обоснованы ровно столько же. А выдумать «приглашение народа» не составляет особого труда.


Все это говорит о том, что Россия не имеет ни желания, ни возможности каких-либо уступок в части Идлиба. Более того, даже временная пауза может стать серьезной проблемой в политическом дискурсе России. Таким образом Россия использует все возможные средства чтобы убедить Турцию отказаться от попыток спасти «заповедник терроризма в Идлибе» в ответ пообещав обеспечить контроль границы (возможно совместный), а также возможность гражданских наблюдательных миссий в Идлибе, следить за соблюдением прав человека. Только без оружия, танков и беспилотных ударных аппаратов.

Участие других игроков

Текущие события затронули и интересы других стран, каждый из которых заслуживает своего анализа.

Самый серьезный конфликт, вероятно связан с турецко-иранскими отношениями. Удар по базе движения Хэзбалла в Сирии (данное движение поддерживает Иран) сделало необходимым иранское вмешательство в конфликт и явно не на стороне Турции. Сейчас речь идет пока что только о жесткой риторике со стороны Ирана. Но в принципе возможно и появление собственно бойцов КУДС в Сирии в гораздо большем масштабе. России - это не нужно. Сирия сама способна очистить Идлиб с помощью ВКС без большой военной операции Ирана. В то же время Иранская операция сразу же породит американскую истерику по этому поводу (вероятно, как следствие израильской истерики). Это ухудшит ситуацию вокруг Сирии и потребует дополнительных усилий. Но иранские вербальные угрозы могут стать убедительным аргументом для Турции. Перспектива воевать с Сирией, Россией и Ираном одновременно является даже для фантазий турок слишком большой проблемой. Если Россия хотя бы не имеет общих границ с Сирией и Турция пытается играть словами по теме черноморских проливов (хотя и очень топорно), то с Ираном все куда хуже. Наличие прямой турецко-иранской границы делает конфликт крайне опасным для Турции. Даже появление на границе между станами иранского усиления может потребовать перебросить к этой границе турецкие войска. Откуда? Сил сразу на все у Турции не хватит, держать контингенты в Сирии и Ливии и на Кипре, вдоль сирийской границы, на границах с Грецией, Арменией, Ираном и Ираком одновременно проблема для любой армии, в том числе турецкой.

Вторым игроком является Европа. Эрдоган начал шантаж на тему беженцев и вроде бы уже отправил порядка 18 тысяч человек из них, на штурм болгарской и греческой границ. Этот посыл обращен в первую очередь к Германии и Франции. Но Германия из темы самоустранилась. Меркель в преддверие партийных выборов председателя христианских демократов не нужно обострение турецкой темы. Ни вопли миллионов немецких турок, ни вопросы от местных националистов с вопросом, почему Германия пляшет под дудку Турции. Берлин молчит и будет молчать.

За Евросоюз отдувается Макрон. Именно он стал своеобразным мостом для разговоров Москвы и Анкары. Не очень, разумеется изобретательным (да и что тут можно изобрести?). Его просьба к Москве не бомбить на севере Сирии вообще представляется верхом политического бреда. Но что уж поделать, вызвался быть курьером, будь им до конца. Пусть это и бессмысленно. Хотя может придется площадку предоставить, все дело.

Заявления США на этом фоне показательны. Они на словах и с трибуны ООН поддерживают Турцию, но войска отправлять не будут, а о предоставлении систем ПВО подумают. Собственно, для США размолвка между Россией и Турцией на руку. Дружественных отношений нет ни с той ни с другой стороной. Американцам еще памятно изгнание их турками из приграничной зоны, так что особого трепета они не испытывают. А вот попытаться набрать политические очки вполне могут. Почему? Потому что политическая борьба вечна.


Таким образе можно констатироваться, что обещанного Турцией обострения вероятнее всего не будет. Идлиб будет зачищен, причем сделать это лучше в самое ближайшее время, желательно к середине апреля. Тогда Россия получит оперативное и стратегическое преимущество для формирования новых дискурсов по Сирии, в том числе для переговоров с США, по выводу американских войск, а также по целому ряду других направлений.

 

Источник



 
Просмотров: 379 | Добавил: kravcov_ivan | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка

Видеоподборка
00:33:59


00:03:54



Новости партнёров

Реклама




Мини-чат
Загрузка…
work PriStaV © 2021 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх